Лидия МИХЕЕВА: 8 Марта — это не День цветочника!


8 марта – пережиток советского прошлого или праздник, не теряющий своей актуальности? Каково влияние женщин в Беларуси? Не настала ли пора избрать в нашей стране женщину-президента? На вопросы «Беларусского журнала» ответила социолог и феминистка Лидия МИХЕЕВА.

dsc_0078

– 8 Марта мужская часть населения будет взахлеб рассказывать, какие женщины умные, красивые, добрые. Не обидно, что такое происходит лишь раз в год? Ведь даже анекдот существует: 8 Марта – день возмездия за подарки на 23 Февраля. Нужен ли такой праздник вообще?

– Мне кажется, праздник нужен, но не в той форме, в которой он существует сегодня. В принципе, я не вижу ничего плохого в том, чтобы был какой-то определенный день, в который и женщины, и мужчины вспоминали бы, как долго женщины боролись за свои политические права: за возможность голосовать, за возможность снизить продолжительность рабочего дня – это были первые требования, которые феминистки ставили на повестку дня. Поэтому необходимо напоминать, что раньше женщина очень много работала – и дома, и на своем основном месте занятости. Напоминать, что женщина была де-юре, а не только де-факто, собственностью мужчины. Сегодняшний же праздник уже давно превратился в день цветочника. Это такой праздник, когда ритуально поздравляют женщин с тем, что они слабый пол – такой подход мне кажется абсурдным и устаревшим.

– Какова, на ваш взгляд, роль женщины в современном беларусском обществе?

– Служебная и вторичная. К сожалению, той поддержки, оказание которой государство декларирует, практически нет. Кроме того, мы от первых лиц нашей страны слышим один и тот же дискурс: главная сфера самореализации женщины – это семья, забота о своем ребенке. Достаточно вспомнить сексистские высказывания о женщинах, вроде известного заявления главы Центризбиркома Лидии Ермошиной: «Этим «жанчынам» делать нечего! Сидели бы дома, борщ варили. А не по площадям шастали. Мне в голову это не придет. Это позор для женщины – участвовать в подобных мероприятиях». Якобы, у женщины нету даже права даже иметь и отстаивать свое мнение по элементарным политическим вопросам!

– Но многим мужчинам хотелось бы, чтобы женщина в первую очередь заботилась о семье. Но возможно ли такое?

– Желание женщин реализовываться в труде и творчестве остановить уже невозможно. Другое дело, что это не обязательно должно негативно сказываться на семье – да и семейных укладов может быть гораздо больше, чем считают наши «традиционалисты»! Но, к сожалению, как раз в традиционной семье муж (или, как это теперь принято называть, партнер), а также государство мало помогают женщине в заботе о ребенке и банально в быту. Она, по сути, остается один на один с этими обязанностями, которые ей вменяются и со стороны государства, и со стороны мужчины. Таким образом, государство накладывает на плечи женщины огромное патриархальное бремя и все меньше, даже если сравнивать с советскими временами, поддерживает ее.

– В чем это проявляется?

– Начну с проблем, которые связаны с материнством. У нас в стране у некоторых политических сил, которые принято относить к консерваторам, возникли вопросы: имеет ли право женщина делать аборт. Возникают предложения, что можно сделать эту процедуру исключительно платной или полностью запретить в Беларуси. Сам факт того, что эти вопросы стали подниматься, говорит о том, что женское тело, ее репродуктивные права, с точки зрения консерваторов, принадлежат не только самой женщине, или даже женщине и ее партнеру, а еще и государству.

– Наверное, это происходит и потому, что в стране существует проблема с рождаемостью.

– Тогда давайте решать и другие вопросы. Не меньше проблем существует с детскими пособиями, садиками… Зарплаты воспитателей и нянечек настолько малы, что родителям приходится постоянно заниматься дотациями, выкладывая деньги из своего кармана. Если даже эти деньги не собираются «насильно» или по какой-то разнарядке, мамы и папы стараются приплачивать, чтобы быть уверенным – ребенок будет досмотрен. Все матери, которые сталкиваются с этой проблемой, прекрасно ее знают. Однако почему-то многие из них считают, что государство ничего не должно делать для улучшения ситуации.

– Как это?

– Женщины думают, что надо заработать больше денег, чтобы отдать ребенка в платный садик. Или пожертвовать своей работой и самой сидеть с ребенком, так как лучше матери никто за ним не присмотрит. Женщина начинает перекладывать обязательства государства на шею своей семьи. То есть надо максимально зарабатывать и содержать ребенка на всем платном. Таким образом, начинается коммерциализация социальной сферы. Та «фишка», на которую делает ставку беларусское руководство – то есть иллюзия наличия социального государства, в действительности переводится в коммерческую область.

Можем также вспомнить, что женщин меньше хотят брать на работу, ведь они могут уйти в декретный отпуск. Даже во время собеседований к женщинам зачастую относятся предвзято. Материнские функции, которые в ней заложены, — это своеобразная «часовая бомба», которая может «взорваться», и она станет «неудобным» работником, поэтому работодатели ведут себя настороженно, принимая женщину на работу.

– В своем поздравлении с 8 Марта, президент Беларуси отметил, что «беларусские женщины сегодня реализуют свои лучшие качества и в профессиональной сфере, активно участвуя в политической, экономической, социальной и культурной жизни страны». Сразу вспомнились пресловутые квоты по местам в парламенте…

– Эти квоты являются индикатором очень сильного перекоса между влиянием мужчин и женщин в современной беларусской политике. Если бы не было абсолютного доминирования мужчин, то не нужно было бы вводить какие-то квоты. Равноправие обеспечивалось бы совершенно гармонично и самостоятельно как какой-то внутренний процесс в политической системе. Только в состоянии мужского доминирования и появились эти квоты. Они мне напоминают лимиты для еврейских детей в училищах в дореволюционной России. Это дикость! И расценивать их как положительный фактор неправильно. Тем более, что такое беларусский парламент, что там за люди (и не только женщины) заседают? Это, скорее всего, директора школ, главврачи поликлиник. Это функционеры, которые только создают видимость законотворческого процесса, а на самом деле голосуют за «генеральную линию». Поэтому никакие женские права они там не обсуждают и не защищают. В той же патриархальной системе находится их сознание и уровень понимания современной политической ситуации. Никто из них не будет отстаивать «женские» права женщин.

– Уже несколько лет приходится слышать мнение, что нашу многострадальную республику может спасти лишь женщина-президент.

– Я с пониманием отношусь к такой идее. Скорее всего, это «компенсация» в чисто психоаналитическом смысле слова. Настолько утомило это доминирование «отцовской фигуры», Бацькі, который постоянно руководствуется какой-то иррациональной, авторитарной волей, как альфа-самец честит на собраниях чиновников, демонстрируя не столько продуманные стратегии управления, сколько свое полновластное доминирование. В этой ситуации конечно «компенсаторно» хочется «материнской» мудрости, адекватности, выдержанность и прагматизма. Таковы примеры женского лидерства в политике — президента Литвы и канцлера Германии, которые представляются женщинами с чувством достоинства, выдержкой и в то же время с политической волей. Другое дело – будет ли женщина в политике отстаивать интересы женщин, или же просто станет «мужчиной в юбке», играя по мужским правилам и забывая о любой гендерной повестке. Дело тут не в поле президента или политика – дело ее/его осознанных политических установках. Та же Тетчер в Великобритании проводила явно анти-женскую политику, например, урезая социальные льготы, и ставя одиноких матерей в положение изгоев.

И, тем не менее, я считаю исключительно важным появление в беларусской политике женщин. Это даст позитивный пример политического участия всем женщинам и вернет веру в то, что политика – не мужское, или «грязное», неподобающее для женщины занятие, а главный механизм отстаивания свои прав, нужд, потребностей. Которым преступно не пользоваться.

– Вы видите в Беларуси такую Далю Грибаускайте или Ангелу Меркель?

– Я понимаю, некоторым людям хочется видеть женщину на посту президента. Но, увы, сегодня в беларусской политике я не вижу такой фигуры, которая могла бы претендовать на эту роль. Но хочется смотреть в будущее и когда-то такую фигуру увидеть.

Дмитрий ЯНЕНКО,  Белорусский журнал


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


3 × пять =

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Лидия МИХЕЕВА: 8 Марта — это не День цветочника!

dsc_0078 08/03/2014


8 марта – пережиток советского прошлого или праздник, не теряющий своей актуальности? Каково влияние женщин в Беларуси? Не настала ли пора избрать в нашей стране женщину-президента? На вопросы «Беларусского журнала» ответила социолог и феминистка Лидия МИХЕЕВА.

dsc_0078

– 8 Марта мужская часть населения будет взахлеб рассказывать, какие женщины умные, красивые, добрые. Не обидно, что такое происходит лишь раз в год? Ведь даже анекдот существует: 8 Марта – день возмездия за подарки на 23 Февраля. Нужен ли такой праздник вообще?

– Мне кажется, праздник нужен, но не в той форме, в которой он существует сегодня. В принципе, я не вижу ничего плохого в том, чтобы был какой-то определенный день, в который и женщины, и мужчины вспоминали бы, как долго женщины боролись за свои политические права: за возможность голосовать, за возможность снизить продолжительность рабочего дня – это были первые требования, которые феминистки ставили на повестку дня. Поэтому необходимо напоминать, что раньше женщина очень много работала – и дома, и на своем основном месте занятости. Напоминать, что женщина была де-юре, а не только де-факто, собственностью мужчины. Сегодняшний же праздник уже давно превратился в день цветочника. Это такой праздник, когда ритуально поздравляют женщин с тем, что они слабый пол – такой подход мне кажется абсурдным и устаревшим.

– Какова, на ваш взгляд, роль женщины в современном беларусском обществе?

– Служебная и вторичная. К сожалению, той поддержки, оказание которой государство декларирует, практически нет. Кроме того, мы от первых лиц нашей страны слышим один и тот же дискурс: главная сфера самореализации женщины – это семья, забота о своем ребенке. Достаточно вспомнить сексистские высказывания о женщинах, вроде известного заявления главы Центризбиркома Лидии Ермошиной: «Этим «жанчынам» делать нечего! Сидели бы дома, борщ варили. А не по площадям шастали. Мне в голову это не придет. Это позор для женщины – участвовать в подобных мероприятиях». Якобы, у женщины нету даже права даже иметь и отстаивать свое мнение по элементарным политическим вопросам!

– Но многим мужчинам хотелось бы, чтобы женщина в первую очередь заботилась о семье. Но возможно ли такое?

– Желание женщин реализовываться в труде и творчестве остановить уже невозможно. Другое дело, что это не обязательно должно негативно сказываться на семье – да и семейных укладов может быть гораздо больше, чем считают наши «традиционалисты»! Но, к сожалению, как раз в традиционной семье муж (или, как это теперь принято называть, партнер), а также государство мало помогают женщине в заботе о ребенке и банально в быту. Она, по сути, остается один на один с этими обязанностями, которые ей вменяются и со стороны государства, и со стороны мужчины. Таким образом, государство накладывает на плечи женщины огромное патриархальное бремя и все меньше, даже если сравнивать с советскими временами, поддерживает ее.

– В чем это проявляется?

– Начну с проблем, которые связаны с материнством. У нас в стране у некоторых политических сил, которые принято относить к консерваторам, возникли вопросы: имеет ли право женщина делать аборт. Возникают предложения, что можно сделать эту процедуру исключительно платной или полностью запретить в Беларуси. Сам факт того, что эти вопросы стали подниматься, говорит о том, что женское тело, ее репродуктивные права, с точки зрения консерваторов, принадлежат не только самой женщине, или даже женщине и ее партнеру, а еще и государству.

– Наверное, это происходит и потому, что в стране существует проблема с рождаемостью.

– Тогда давайте решать и другие вопросы. Не меньше проблем существует с детскими пособиями, садиками… Зарплаты воспитателей и нянечек настолько малы, что родителям приходится постоянно заниматься дотациями, выкладывая деньги из своего кармана. Если даже эти деньги не собираются «насильно» или по какой-то разнарядке, мамы и папы стараются приплачивать, чтобы быть уверенным – ребенок будет досмотрен. Все матери, которые сталкиваются с этой проблемой, прекрасно ее знают. Однако почему-то многие из них считают, что государство ничего не должно делать для улучшения ситуации.

– Как это?

– Женщины думают, что надо заработать больше денег, чтобы отдать ребенка в платный садик. Или пожертвовать своей работой и самой сидеть с ребенком, так как лучше матери никто за ним не присмотрит. Женщина начинает перекладывать обязательства государства на шею своей семьи. То есть надо максимально зарабатывать и содержать ребенка на всем платном. Таким образом, начинается коммерциализация социальной сферы. Та «фишка», на которую делает ставку беларусское руководство – то есть иллюзия наличия социального государства, в действительности переводится в коммерческую область.

Можем также вспомнить, что женщин меньше хотят брать на работу, ведь они могут уйти в декретный отпуск. Даже во время собеседований к женщинам зачастую относятся предвзято. Материнские функции, которые в ней заложены, — это своеобразная «часовая бомба», которая может «взорваться», и она станет «неудобным» работником, поэтому работодатели ведут себя настороженно, принимая женщину на работу.

– В своем поздравлении с 8 Марта, президент Беларуси отметил, что «беларусские женщины сегодня реализуют свои лучшие качества и в профессиональной сфере, активно участвуя в политической, экономической, социальной и культурной жизни страны». Сразу вспомнились пресловутые квоты по местам в парламенте…

– Эти квоты являются индикатором очень сильного перекоса между влиянием мужчин и женщин в современной беларусской политике. Если бы не было абсолютного доминирования мужчин, то не нужно было бы вводить какие-то квоты. Равноправие обеспечивалось бы совершенно гармонично и самостоятельно как какой-то внутренний процесс в политической системе. Только в состоянии мужского доминирования и появились эти квоты. Они мне напоминают лимиты для еврейских детей в училищах в дореволюционной России. Это дикость! И расценивать их как положительный фактор неправильно. Тем более, что такое беларусский парламент, что там за люди (и не только женщины) заседают? Это, скорее всего, директора школ, главврачи поликлиник. Это функционеры, которые только создают видимость законотворческого процесса, а на самом деле голосуют за «генеральную линию». Поэтому никакие женские права они там не обсуждают и не защищают. В той же патриархальной системе находится их сознание и уровень понимания современной политической ситуации. Никто из них не будет отстаивать «женские» права женщин.

– Уже несколько лет приходится слышать мнение, что нашу многострадальную республику может спасти лишь женщина-президент.

– Я с пониманием отношусь к такой идее. Скорее всего, это «компенсация» в чисто психоаналитическом смысле слова. Настолько утомило это доминирование «отцовской фигуры», Бацькі, который постоянно руководствуется какой-то иррациональной, авторитарной волей, как альфа-самец честит на собраниях чиновников, демонстрируя не столько продуманные стратегии управления, сколько свое полновластное доминирование. В этой ситуации конечно «компенсаторно» хочется «материнской» мудрости, адекватности, выдержанность и прагматизма. Таковы примеры женского лидерства в политике — президента Литвы и канцлера Германии, которые представляются женщинами с чувством достоинства, выдержкой и в то же время с политической волей. Другое дело – будет ли женщина в политике отстаивать интересы женщин, или же просто станет «мужчиной в юбке», играя по мужским правилам и забывая о любой гендерной повестке. Дело тут не в поле президента или политика – дело ее/его осознанных политических установках. Та же Тетчер в Великобритании проводила явно анти-женскую политику, например, урезая социальные льготы, и ставя одиноких матерей в положение изгоев.

И, тем не менее, я считаю исключительно важным появление в беларусской политике женщин. Это даст позитивный пример политического участия всем женщинам и вернет веру в то, что политика – не мужское, или «грязное», неподобающее для женщины занятие, а главный механизм отстаивания свои прав, нужд, потребностей. Которым преступно не пользоваться.

– Вы видите в Беларуси такую Далю Грибаускайте или Ангелу Меркель?

– Я понимаю, некоторым людям хочется видеть женщину на посту президента. Но, увы, сегодня в беларусской политике я не вижу такой фигуры, которая могла бы претендовать на эту роль. Но хочется смотреть в будущее и когда-то такую фигуру увидеть.

Дмитрий ЯНЕНКО,  Белорусский журнал

By
@
backtotop