Битва за Францию

Десятого июня на стадионе «Стад де Франс», расположенном в пригороде Парижа Сен-Дени, состоялась церемония открытия чемпионата Европы по футболу. Опасения организаторов были связаны не только с террористической угрозой, но и с бушующими уже четвертый месяц во Франции протестами против реформы трудового законодательства. Профсоюзы не выступают против первенства как такового, но они полны решимости использовать это глобальное событие, чтобы “насолить” правительству. Что стало причиной такой беспрецедентно жёсткой по методам и длительной по срокам кампании протеста? Об этом пишет на страницах интернет-журнала «Социалист» Андрей ДЕМИДОВ, сопредседатель Межрегионального профсоюза «Учитель» (Россия).

Des employÈs de la santÈ de la FÈdÈration des Etablissements Hospitaliers et d'Aide ‡ la Personne (FEHAP) font face ‡ des gendarmes mobiles lors d'une manifestation le 07 octobre 2010 devant citÈ internationale des CongrËs ‡ Nantes o˘ se tient le congrËs national de la FEHAP. Les manifestants rÈpondaient ‡ un appel national ‡ la grËve lancÈ par les fÈdÈrations CGT et Sud des salariÈs de la branche associative sanitaire et sociale pour protester contre la renÈgociation depuis plusieurs mois de plusieurs des conventions collectives rÈgissant leur secteur. AFP PHOTO FRANK PERRY

Профсоюзы протестуют против поправок в трудовое законодательство — «закона эль-Хомри», названного по имени министра труда Мириам ЭЛЬ-ХОМРИ. В сентябре 2015 г., назначая её на должность, президент-социалист Франсуа ОЛЛАНД поставил перед министром и всем правительством в целом главную задачу — снизить безработицу. Последние три года уровень безработицы во Франции неуклонно растёт, достигая рекордных показателей, несмотря на постоянные инициативы правительства: от финансируемых государством рабочих мест до больших налоговых льгот для работодателей.

Что предлагает правительство?

Вторая статья закона разрешает предпринимателям заключать на предприятиях коллективные договоры, которые регулируют уровень зарплаты, организацию и продолжительность рабочего времени. Эти основополагающие элементы любого трудового процесса могут быть установлены на предприятии в обход норм, прописанных в Трудовом кодексе.

Также ослабляющей влияние профсоюзов является норма, разрешающая проведение на предприятии «корпоративного референдума» по важным вопросам организации труда, что позволит работодателям обходить мнение профсоюза. Предусмотрено также расширение поля маневра для работодателей при определении продолжительности рабочего времени. В настоящее время во Франции действует норма в 35 рабочих часов в неделю. Если изменения будут приняты, то работодатели смогут увеличивать рабочую неделю до 48 часов, а рабочий день – до 12 часов. В особых случаях рабочая неделя может быть увеличена до 60 часов. Предусмотрены послабления для бизнеса и при увольнении работника: снижение размеров выплат при увольнении и так далее.

Очевидно, что такие новшества не могли понравиться профсоюзам, и массовые протесты стали захлестывать страну ещё на стадии подготовки проекта. Противостояние стало особенно ожесточённым в мае этого года, когда правительство решило не проводить проект через парламент, а принять его в «чрезвычайном порядке» (законодательство страны такую возможность допускает).

paris1

Аргументы правительства просты. Последние три года уровень безработицы во Франции неуклонно растёт, достигая рекордных показателей. И это несмотря на постоянные инициативы правительства: от финансируемых государством рабочих мест до больших налоговых льгот для работодателей. На данный момент безработица во Франции составляет около 10%, что почти вдвое больше, чем в соседней Германии, а среди молодёжи безработным остается каждый четвертый.

Профсоюзы, не отрицая важности борьбы с безработицей, считают неприемлемыми меры, направленные на демонтаж системы социальных гарантий. Более того, по их мнению, проводимая реформа полностью меняет сложившуюся правовую систему в трудовой сфере.

«Во Франции, как и в России, действуют единые для всей страны правила дорожного движения. Позволить предприятиям легально обходить единый Трудовой кодекс равноценно тому, как позволить каждому субъекту Российской Федерации или каждому департаменту Франции иметь свои собственные правила дорожного движения», — так образно выразил суть претензий в интервью российской газете один из лидеров протеста.

Если закон пройдёт, то, как уверены профсоюзы, Трудовой кодекс станет не минимальным, а максимально возможным требованием к работодателям. Сейчас во Франции, как и в России, действует обратная система. Коллективный договор на предприятии может только улучшать положения Трудового кодекса, иначе он не является законным.

Причём профсоюзы четко связывают происходящее в стране с неолиберальной политикой, проводимой руководящими органами Европейского союза на протяжении всех последних лет.

Кто протестует? 

Закономерно, что роль основной протестной силы во Франции сыграли профсоюзы — в стране просто нет другой силы, способной организовать общенациональную кампанию такого масштаба. При этом единства среди многочисленных профсоюзных федераций не наблюдается.

Во Франции действуют три крупных профсоюза трудящихся: Всеобщая конфедерация труда (ВКТ; фр. Confédération générale du travail — CGT), Французская демократическая конфедерация труда (ФДКТ; фр. Confédération française démocratique du travail — CFDT) и «Рабочая сила» (фр. Confédération Générale du Travail — Force Ouvrière, CGT-FO). Наиболее крупное профобъединение — Всеобщая конфедерация труда — ведущее свою историю с 1895 года, объединяет около миллиона работников и действует в большинстве отраслей национальной экономики.

2331

И если ВКТ и «Рабочая сила» настроены резко против закона, то ФДКТ с оговорками, но поддерживает реформу, ссылаясь на то, что конкурентоспособность французской экономики действительно надо повышать, а ряд замечаний профсоюзов был учтен правительством при подготовке второй редакции закона.

Противники закона ссылаются на общественное мнение. Опросы показывают, что до 74% французов выступают против этого закона.

Кроме того, в движении сопротивления активно участвуют профсоюзы лицеистов (учащихся старшей ступени средней школы) и студентов. Этот факт противоречит аргументам правительства, заявлявшего, что предлагаемые им меры пойдут на пользу молодёжи и позволят бизнесу создать новые рабочие места. Среди студенческих лидеров действительно нет единого мнения, однако большинство будущих работников выступает против предлагаемых мер, понимая, что демонтаж трудовых гарантий если и создаст новые рабочие места, то гораздо худшего качества, чем те, которых смогли добиться предыдущие поколения французов.

Строго говоря, раскол в студенческих кругах идет также относительно методов противостояния этим правительственным мерам. Пока одни дисциплинированно протестуют вместе со «взрослыми» профсоюзами, другие создали круглосуточный протестный лагерь, мигрирующий по парижским площадям и своими радикальными формами создающий проблемы полиции и аполитичным обывателям.

Нон-стоп акция, получившая название «Ночь на ногах», по заявлениям её организаторов ставит задачи более глобальные, чем отпор «закону эль-Хомри». Радикальные студенты и примкнувшие к ним представители крайне левых намерены предъявить обществу альтернативу всей официозной политике, дискредитированной в глазах многих французов, после того, как «левое» правительство Мануэля ВАЛЬСА взялось проводить правую неолиберальную реформу.High-school-students-bloc-007

Впрочем, основные контуры этой «новой» политической повестки уже были сформулированы движением альтерглобалистов «Оккупай Уолл-стрит», с которого явно берёт пример нынешняя парижская «Ночь на ногах» — это отказ в поддержке традиционным партиям, приоритет прямой демократии, перенос тяжести «антикризисных» мер на класс богатых.

Тем не менее, глубину раскола между умеренными и радикалами не стоит преувеличивать. Как часто случается, именно правительство своими демонстративно жёсткими мерами подталкивает умеренных в сторону радикалов.

Первый общенациональный митинг против реформы прошёл ещё 9 марта, тогда профсоюзы хотели всего лишь «диалога». Не вышло. Правительство демонстративно проигнорировало требования протестующих. Особенно вырос градус протеста, после введения в действие закона без одобрения парламента.

В середине мая Франсуа ОЛЛАНД заявил, что за два месяца на митингах были задержаны «более тысячи человек», «60 из них осуждены», ранения на митингах получили «более трёхсот полицейских». Профсоюзы, в свою очередь, также подтверждают наличие нескольких десятков участников протестов, осужденных к различным срокам тюремного заключения, нескольких сотен раненых, один из которых до сих находится в коме.

Никто не намерен уступать. Забастовки охватывают всё больше отраслей. Эстафету железнодорожников подхватили атомщики. Одиннадцатого июня, прямо во время чемпионата Европы по футболу, забастовали работники основного национального авиаперевозчика Air France.

Кроме забастовок активно используется блокирование промышленных и торговых объектов. После блокирования транспортных узлов и нефтеперерабатывающих заводов активисты ВКТ заблокировали и работу коммунальных служб по вывозу мусора. В результате на улицах Парижа и ряда других крупных городов начали появляться стихийные свалки.

mv-6-10

Отдельные группы протестующих идут дальше и покушаются на свято соблюдаемое в обычной жизни уважение к частной жизни. Так, в Париже акция протеста против реформы труда прошла перед домом министра труда Мириам ЭЛЬ-ХОМРИ. Большинство французов такие методы не поддерживает, но уровень взаимного ожесточения они показывают чётко.

Перспективы

На сегодняшний день нет никаких признаков ослабления напряженности. Более того, премьер М. ВАЛЬС недавно пригрозил, что если профсоюзы не прекратят протесты на время чемпионата Европы, власти могут издать указ, обязывающий бастующих выйти на работу. По мнению большинства экспертов, эти угрозы способны ещё больше накалить обстановку.

В свою очередь профсоюзы обвиняют в лоббировании реформы МЕДЕФ – крупнейшее объединение французских предпринимателей (MEDEF — французская бизнес-ассоциация, в Беларуси её роль играют сразу несколько предпринимательских организаций, например, БСПБСПН и т.д. — Left.BY). Руководство МЕДЕФ действительно изначально поддержало проект, однако, по мнению журналистов и экспертов, корни нынешней реформы лежат за пределами французских границ.

Согласно этому мнению, нынешняя попытка демонтировать социальное государство тесно связана с готовящимся подписанием договора между ЕС и США о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве (ТТИП) и подравнивает права профсоюзов под американские стандарты. Как отмечают противники ТТИП, главная цель документа — поставить национальные европейские правительства под контроль транснациональных корпораций. Так, согласно одному из положений, такие корпорации смогут подавать на правительства в американские суды и добиваться преференций для себя.

Реакция в России

В лучших советских традициях российские СМИ, занятые кропотливым разыскиванием признаков «загнивания» Запада, конечно, не могли пройти мимо такой лакомой темы. Апофеозом стал прошедший 22 мая в программе “Вести недели” Дмитрия КИСЕЛЁВА сюжет о “французских евроскептиках”. Тенденциозно и избирательно используя слова участников акций протеста, а зачастую и выдавая за «перевод» собственные измышления, авторы сюжета полностью нивелируют социальную составляющую протестов, приписывая демонстрантам мигрантофобию и стремление выйти из ЕС. Публикация вызвала скандал в французском обществе и даже стала темой спецвыпуска одной из французских развлекательных программ.

sciopero-Fr

Гораздо более взвешенной публикацией отметились «Известия», разместив интервью с генеральным секретарем французской Всеобщей конфедерации труда Филиппом МАРТИНЕСОМ. В этом интервью профлидер, в частности, упоминает о полученной поддержке от двух самых крупных российских профсоюзных объединений – Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) и Конфедерация труда России (КТР).

Если поддержка со стороны КТР вполне объяснима, так как её членские организации неоднократно проводили забастовки и другие акции протеста, то позиция известной своим оппортунизмом ФНПР может вызывать удивление.

Позиция ФНПР может быть объяснена двумя факторами. Во-первых, в сложившихся условиях отказ столь крупного профобъединения от выражения своей позиции по такому значимому вопросу может вызвать недоумение в международном профсоюзном движении. А терять остатки авторитета на внешней арене ФНПР не желает. Во-вторых, в России усиливается давление на работников со стороны неолиберального крыла в правительстве. Достаточно вспомнить недавние заявления министра экономики Улюкаева о необходимости упростить процедуру увольнения работников. Возникающее снизу недовольство простых работников заставляет верхушку ФНПР как-то реагировать, хотя бы на уровне заявлений.

Взгляды российских профсоюзов, трудящихся сейчас обращены на Францию. От того, удастся ли французским протестующим отбить неолиберальную атаку на социальные права, зависит будущее социального государства не только во Франции, но и во всём мире.

Источник — «Социалист»

_______

Читать ещё:

Левый против левых: профлидер Филипп Мартинез стал вождем антиправительственной фронды

Во Франции готовится всеобщая стачка!


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


× 8 = семьдесят два

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Битва за Францию

zabastovki21 20/06/2016

Десятого июня на стадионе «Стад де Франс», расположенном в пригороде Парижа Сен-Дени, состоялась церемония открытия чемпионата Европы по футболу. Опасения организаторов были связаны не только с террористической угрозой, но и с бушующими уже четвертый месяц во Франции протестами против реформы трудового законодательства. Профсоюзы не выступают против первенства как такового, но они полны решимости использовать это глобальное событие, чтобы “насолить” правительству. Что стало причиной такой беспрецедентно жёсткой по методам и длительной по срокам кампании протеста? Об этом пишет на страницах интернет-журнала «Социалист» Андрей ДЕМИДОВ, сопредседатель Межрегионального профсоюза «Учитель» (Россия).

Des employÈs de la santÈ de la FÈdÈration des Etablissements Hospitaliers et d'Aide ‡ la Personne (FEHAP) font face ‡ des gendarmes mobiles lors d'une manifestation le 07 octobre 2010 devant citÈ internationale des CongrËs ‡ Nantes o˘ se tient le congrËs national de la FEHAP. Les manifestants rÈpondaient ‡ un appel national ‡ la grËve lancÈ par les fÈdÈrations CGT et Sud des salariÈs de la branche associative sanitaire et sociale pour protester contre la renÈgociation depuis plusieurs mois de plusieurs des conventions collectives rÈgissant leur secteur. AFP PHOTO FRANK PERRY

Профсоюзы протестуют против поправок в трудовое законодательство — «закона эль-Хомри», названного по имени министра труда Мириам ЭЛЬ-ХОМРИ. В сентябре 2015 г., назначая её на должность, президент-социалист Франсуа ОЛЛАНД поставил перед министром и всем правительством в целом главную задачу — снизить безработицу. Последние три года уровень безработицы во Франции неуклонно растёт, достигая рекордных показателей, несмотря на постоянные инициативы правительства: от финансируемых государством рабочих мест до больших налоговых льгот для работодателей.

Что предлагает правительство?

Вторая статья закона разрешает предпринимателям заключать на предприятиях коллективные договоры, которые регулируют уровень зарплаты, организацию и продолжительность рабочего времени. Эти основополагающие элементы любого трудового процесса могут быть установлены на предприятии в обход норм, прописанных в Трудовом кодексе.

Также ослабляющей влияние профсоюзов является норма, разрешающая проведение на предприятии «корпоративного референдума» по важным вопросам организации труда, что позволит работодателям обходить мнение профсоюза. Предусмотрено также расширение поля маневра для работодателей при определении продолжительности рабочего времени. В настоящее время во Франции действует норма в 35 рабочих часов в неделю. Если изменения будут приняты, то работодатели смогут увеличивать рабочую неделю до 48 часов, а рабочий день – до 12 часов. В особых случаях рабочая неделя может быть увеличена до 60 часов. Предусмотрены послабления для бизнеса и при увольнении работника: снижение размеров выплат при увольнении и так далее.

Очевидно, что такие новшества не могли понравиться профсоюзам, и массовые протесты стали захлестывать страну ещё на стадии подготовки проекта. Противостояние стало особенно ожесточённым в мае этого года, когда правительство решило не проводить проект через парламент, а принять его в «чрезвычайном порядке» (законодательство страны такую возможность допускает).

paris1

Аргументы правительства просты. Последние три года уровень безработицы во Франции неуклонно растёт, достигая рекордных показателей. И это несмотря на постоянные инициативы правительства: от финансируемых государством рабочих мест до больших налоговых льгот для работодателей. На данный момент безработица во Франции составляет около 10%, что почти вдвое больше, чем в соседней Германии, а среди молодёжи безработным остается каждый четвертый.

Профсоюзы, не отрицая важности борьбы с безработицей, считают неприемлемыми меры, направленные на демонтаж системы социальных гарантий. Более того, по их мнению, проводимая реформа полностью меняет сложившуюся правовую систему в трудовой сфере.

«Во Франции, как и в России, действуют единые для всей страны правила дорожного движения. Позволить предприятиям легально обходить единый Трудовой кодекс равноценно тому, как позволить каждому субъекту Российской Федерации или каждому департаменту Франции иметь свои собственные правила дорожного движения», — так образно выразил суть претензий в интервью российской газете один из лидеров протеста.

Если закон пройдёт, то, как уверены профсоюзы, Трудовой кодекс станет не минимальным, а максимально возможным требованием к работодателям. Сейчас во Франции, как и в России, действует обратная система. Коллективный договор на предприятии может только улучшать положения Трудового кодекса, иначе он не является законным.

Причём профсоюзы четко связывают происходящее в стране с неолиберальной политикой, проводимой руководящими органами Европейского союза на протяжении всех последних лет.

Кто протестует? 

Закономерно, что роль основной протестной силы во Франции сыграли профсоюзы — в стране просто нет другой силы, способной организовать общенациональную кампанию такого масштаба. При этом единства среди многочисленных профсоюзных федераций не наблюдается.

Во Франции действуют три крупных профсоюза трудящихся: Всеобщая конфедерация труда (ВКТ; фр. Confédération générale du travail — CGT), Французская демократическая конфедерация труда (ФДКТ; фр. Confédération française démocratique du travail — CFDT) и «Рабочая сила» (фр. Confédération Générale du Travail — Force Ouvrière, CGT-FO). Наиболее крупное профобъединение — Всеобщая конфедерация труда — ведущее свою историю с 1895 года, объединяет около миллиона работников и действует в большинстве отраслей национальной экономики.

2331

И если ВКТ и «Рабочая сила» настроены резко против закона, то ФДКТ с оговорками, но поддерживает реформу, ссылаясь на то, что конкурентоспособность французской экономики действительно надо повышать, а ряд замечаний профсоюзов был учтен правительством при подготовке второй редакции закона.

Противники закона ссылаются на общественное мнение. Опросы показывают, что до 74% французов выступают против этого закона.

Кроме того, в движении сопротивления активно участвуют профсоюзы лицеистов (учащихся старшей ступени средней школы) и студентов. Этот факт противоречит аргументам правительства, заявлявшего, что предлагаемые им меры пойдут на пользу молодёжи и позволят бизнесу создать новые рабочие места. Среди студенческих лидеров действительно нет единого мнения, однако большинство будущих работников выступает против предлагаемых мер, понимая, что демонтаж трудовых гарантий если и создаст новые рабочие места, то гораздо худшего качества, чем те, которых смогли добиться предыдущие поколения французов.

Строго говоря, раскол в студенческих кругах идет также относительно методов противостояния этим правительственным мерам. Пока одни дисциплинированно протестуют вместе со «взрослыми» профсоюзами, другие создали круглосуточный протестный лагерь, мигрирующий по парижским площадям и своими радикальными формами создающий проблемы полиции и аполитичным обывателям.

Нон-стоп акция, получившая название «Ночь на ногах», по заявлениям её организаторов ставит задачи более глобальные, чем отпор «закону эль-Хомри». Радикальные студенты и примкнувшие к ним представители крайне левых намерены предъявить обществу альтернативу всей официозной политике, дискредитированной в глазах многих французов, после того, как «левое» правительство Мануэля ВАЛЬСА взялось проводить правую неолиберальную реформу.High-school-students-bloc-007

Впрочем, основные контуры этой «новой» политической повестки уже были сформулированы движением альтерглобалистов «Оккупай Уолл-стрит», с которого явно берёт пример нынешняя парижская «Ночь на ногах» — это отказ в поддержке традиционным партиям, приоритет прямой демократии, перенос тяжести «антикризисных» мер на класс богатых.

Тем не менее, глубину раскола между умеренными и радикалами не стоит преувеличивать. Как часто случается, именно правительство своими демонстративно жёсткими мерами подталкивает умеренных в сторону радикалов.

Первый общенациональный митинг против реформы прошёл ещё 9 марта, тогда профсоюзы хотели всего лишь «диалога». Не вышло. Правительство демонстративно проигнорировало требования протестующих. Особенно вырос градус протеста, после введения в действие закона без одобрения парламента.

В середине мая Франсуа ОЛЛАНД заявил, что за два месяца на митингах были задержаны «более тысячи человек», «60 из них осуждены», ранения на митингах получили «более трёхсот полицейских». Профсоюзы, в свою очередь, также подтверждают наличие нескольких десятков участников протестов, осужденных к различным срокам тюремного заключения, нескольких сотен раненых, один из которых до сих находится в коме.

Никто не намерен уступать. Забастовки охватывают всё больше отраслей. Эстафету железнодорожников подхватили атомщики. Одиннадцатого июня, прямо во время чемпионата Европы по футболу, забастовали работники основного национального авиаперевозчика Air France.

Кроме забастовок активно используется блокирование промышленных и торговых объектов. После блокирования транспортных узлов и нефтеперерабатывающих заводов активисты ВКТ заблокировали и работу коммунальных служб по вывозу мусора. В результате на улицах Парижа и ряда других крупных городов начали появляться стихийные свалки.

mv-6-10

Отдельные группы протестующих идут дальше и покушаются на свято соблюдаемое в обычной жизни уважение к частной жизни. Так, в Париже акция протеста против реформы труда прошла перед домом министра труда Мириам ЭЛЬ-ХОМРИ. Большинство французов такие методы не поддерживает, но уровень взаимного ожесточения они показывают чётко.

Перспективы

На сегодняшний день нет никаких признаков ослабления напряженности. Более того, премьер М. ВАЛЬС недавно пригрозил, что если профсоюзы не прекратят протесты на время чемпионата Европы, власти могут издать указ, обязывающий бастующих выйти на работу. По мнению большинства экспертов, эти угрозы способны ещё больше накалить обстановку.

В свою очередь профсоюзы обвиняют в лоббировании реформы МЕДЕФ – крупнейшее объединение французских предпринимателей (MEDEF — французская бизнес-ассоциация, в Беларуси её роль играют сразу несколько предпринимательских организаций, например, БСПБСПН и т.д. — Left.BY). Руководство МЕДЕФ действительно изначально поддержало проект, однако, по мнению журналистов и экспертов, корни нынешней реформы лежат за пределами французских границ.

Согласно этому мнению, нынешняя попытка демонтировать социальное государство тесно связана с готовящимся подписанием договора между ЕС и США о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве (ТТИП) и подравнивает права профсоюзов под американские стандарты. Как отмечают противники ТТИП, главная цель документа — поставить национальные европейские правительства под контроль транснациональных корпораций. Так, согласно одному из положений, такие корпорации смогут подавать на правительства в американские суды и добиваться преференций для себя.

Реакция в России

В лучших советских традициях российские СМИ, занятые кропотливым разыскиванием признаков «загнивания» Запада, конечно, не могли пройти мимо такой лакомой темы. Апофеозом стал прошедший 22 мая в программе “Вести недели” Дмитрия КИСЕЛЁВА сюжет о “французских евроскептиках”. Тенденциозно и избирательно используя слова участников акций протеста, а зачастую и выдавая за «перевод» собственные измышления, авторы сюжета полностью нивелируют социальную составляющую протестов, приписывая демонстрантам мигрантофобию и стремление выйти из ЕС. Публикация вызвала скандал в французском обществе и даже стала темой спецвыпуска одной из французских развлекательных программ.

sciopero-Fr

Гораздо более взвешенной публикацией отметились «Известия», разместив интервью с генеральным секретарем французской Всеобщей конфедерации труда Филиппом МАРТИНЕСОМ. В этом интервью профлидер, в частности, упоминает о полученной поддержке от двух самых крупных российских профсоюзных объединений – Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) и Конфедерация труда России (КТР).

Если поддержка со стороны КТР вполне объяснима, так как её членские организации неоднократно проводили забастовки и другие акции протеста, то позиция известной своим оппортунизмом ФНПР может вызывать удивление.

Позиция ФНПР может быть объяснена двумя факторами. Во-первых, в сложившихся условиях отказ столь крупного профобъединения от выражения своей позиции по такому значимому вопросу может вызвать недоумение в международном профсоюзном движении. А терять остатки авторитета на внешней арене ФНПР не желает. Во-вторых, в России усиливается давление на работников со стороны неолиберального крыла в правительстве. Достаточно вспомнить недавние заявления министра экономики Улюкаева о необходимости упростить процедуру увольнения работников. Возникающее снизу недовольство простых работников заставляет верхушку ФНПР как-то реагировать, хотя бы на уровне заявлений.

Взгляды российских профсоюзов, трудящихся сейчас обращены на Францию. От того, удастся ли французским протестующим отбить неолиберальную атаку на социальные права, зависит будущее социального государства не только во Франции, но и во всём мире.

Источник — «Социалист»

_______

Читать ещё:

Левый против левых: профлидер Филипп Мартинез стал вождем антиправительственной фронды

Во Франции готовится всеобщая стачка!

By
@
backtotop