Протесты во Франции: интервью с рабочим активистом Домиником ФЕРРЕ

31-го марта французские наёмные работники провели грандиозную национальную забастовку против изменений в трудовом законодательстве. Законопроект предусматривает, в частности, облегчение процедуры увольнения работников, а за сверхурочные работы планируется выплачивать не 25-процентную надбавку, а только 10-процентную. По данным опросов, более 70% французов выступают против изменений. О ситуации во Франции, кризисе капиталистической системы в странах мирового «ядра», тенденциях развития рабочего движения в Европе — читайте в интервью рабочего активиста, представителя «антикапиталистических левых» Доминика ФЕРРЕ, имеющего свою особую точку зрения на происходящее в стране и мире.

Интервью публикуется с необходимыми уточнениями и редакционными исправлениями и может не отражать мнения редакции.

lLsN0OCrVK8

— Расскажи немного о себе. Как ты пришёл в антикапиталистическое движение?

— … Когда мне было 14 лет, я вступил в молодёжную организацию Компартии Франции. Четыре года спустя, в 1991 году, накануне развала СССР и во время первой империалистической войны США в Ираке (так в оригинале; Доминик наверняка имеет в виду войну в Персидском заливе 1991 года. — Прим. ред.), я покинул ФКП и вступил в 4-й Интернационал (членов которого буржуазные СМИ называют «ламбэртисты» — от имени Пьера ЛАМБЕРА, одной из главных фигур троцкизма во Франции).

Я до сих пор активен в рамках рабочего и троцкистского движения…

После кризиса лета 2015 года в нашей Международной организации я участвовал в Италии в феврале в международной конференции с товарищами из 21-ой страны Америки, Африки, Азии и Европы, где был создан Оргкомитет за восстановление Четвёртого Интернационала (ОКВЧИ). Во Франции более 800 товарищей течения коммунистов-интернационалистов строят Демократическую независимую рабочую партию (Le Parti Ouvrier Indépendant Démocratique — POID; возглавляемый Даниэлем ГЛЮКШТЕЙНОМ «откол» от Независимой рабочей партииParti ouvrier indépendant, POI. — Прим. ред.) и распространяют еженедельную газету партии — «Трибуна трудящихся».

Извиняюсь, но мне кажется, лучше было бы говорить о «рабочем движении», чем об «антикапиталистическом движении»…

Рабочее движение — это с 1848 года сила, которая может изменить старый мир эксплуатации и угнетения. Рабочее движение — это профсоюзы, партии, это разные тенденции (включая его традиционные направления: социал-демократия, сталинизм и так далее). Даже если старые “школы” давным давно это забыли, историческая задача рабочего движения – взятие власти и экспроприация капитала во всём мире. А «антикапитализм» для меня ничего не означает. Кто «антикапиталист», а кто нет?

С 1938 года Четвёртый Интернационал является маленьким течением рабочего движения. Но я уверен, что его программа и опыт могут отвечать самым горячим проблемам человечества, и помогать авангарду преодолеть кризис рабочего движения.

— Ты довольно хорошо владеешь русским языком. Ты где-то специально учился? Откуда у тебя возникло желание учить русский?

— Я учил русский язык в школе, когда мне было 10 лет, как первый иностранный язык! Благодаря этому выбору, я имел возможность в 1985-м, в 1989-м и в 1990-м годах посещать Советский Союз до его развала. Мне кажется теперь, что это было огромное везение. Не потому, что я идеализирую СССР. Я в 1990 году встретился с молодыми людьми моего возраста, — из слоёв средней «номенклатуры«. Очевидно было, что прикрываясь речами о «марксизме-ленинизме» номенклатура уже давным давно ориентировалась в реставрацию капитализма (для молодого «коммуниста» это, конечно, был шок!). Благодаря такому опыту, мне легче понять, что такое завоевания Октября. И как «островки» таких завоеваний играют важную роль в классовой борьбе во всех сегодняшних бывших советских республиках после развала СССР.

— Что сейчас происходит во Франции? Российское телевидение подаёт проблему так, что любой протест за рубежом возникает из-за невыносимо плохой жизни. Каково на самом деле положение трудящихся во Франции? Каковы основные недостатки и преимущества вашего трудового законодательства? Каковы (примерно) зарплаты и пособия по безработице, особенно у тех, кто сегодня протестует, и хватает ли этого на жизнь?

— Давайте забудем на минуточку о том, что говорят СМИ, как во Франции, так и в России, и посмотрим на реальность.

Реальность – кризис международной системы частной собственности на средства производства. Выражает его разрушительный характер не только «прихватизация» в бывшем СССР, не только ситуация в странах полуколониалной периферии Африки, Азии и Латинской Америки. «Крах капитала», то есть империализм, о котором Ленин говорил 100 лет назад, сегодня выражается и в самых развитых странах Западной Европы и в самих США.

Демонстрация протеста против прекаризации. Суассон, Франция, 28 марта 2006 года.

Демонстрация протеста против прекаризации. Суассон, Франция, 28 марта 2006 года. Фото: Dominique Natanson / Wikimedia

Посетите Париж — вы будете в шоке от огромного количества бомжей, которые живут на улице. В 500-х метрах от Елисейских полей люди живут в палатках вдоль кольцевой дороги. Там живут не «маргиналы». Это — новая категория «бедных трудящихся» на «прекарной» работе, которые потеряли свою квартиру. Это часто семьи с детьми…

В стране господина президента Олланда (шестая экономика в мире), по официальным данным,  8,5 миллионов граждан живут за «чертой бедности» (а всё население — 65 миллионов). И это не означает, что другие нормально живут. В Парижском пригороде или на промышленном севере Франции возродились старые заразы и эпидемии XIX века, такие, как туберкулёз, например. Уровень безработицы среди молодёжи в пригородах уже такой же, как в Греции или в Испании (то есть более 50%).

Это результат политики Европейского союза, который требует от всех правительств принимать жестокие меры против всех социальных и демократических завоеваний. От «радикального левого» Ципраса в Греции, от «социалиста» Олланда во Франции, так и до «правого консерватора» Орбана в Венгрии, все в конце концов принимают более и менее такие же антирабочие меры. Мы с 1991 года, с момента создание ЕС, знаем, что такое ЕС, что эта структура никогда не имела прогрессивного характера. И поэтому мы сразу поняли в декабре 2013 года, когда на «Майдане незалежости» в Киеве людей агитировали под знамёнами ЕС, что украинский народ обманывали. И к сожалению, история показала, что точно так и призошло.

Вернёмся к современным событиям.

Во Франции есть рабочий класс. Есть профсоюзы. Есть островки социальных завоеваний, которые не были до сих пор разрушены, и которые до сих пор являются точкими опоры для классовой борьбы трудящихся…

Между прочим, наш Трудовой кодекс (ТК) — он уже был чуть-чуть «реформирован». Например в 1998 году, когда правительство «левой» коалиции СоцпартииКомпартииЗелёных по требованию ЕС решило удалить запрет женского ночного труда в промышленности. Запрет, который завоевал рабочий класс в 1892 году!

Сегодня, с точки зрения Евросоюза, с точки зрения MEDEF (французская бизнес-ассоциация, в Беларуси её роль играют сразу несколько предпринимательских организаций, например, БСП, БСПН и т.д. — Прим. ред.), а потому и с точки зрения президента Олланда, нужно полностью разрушать ТК, потому что он является препятствием для сверхэксплуатации трудящихся. В течение 6 месяцев наша партия агитировала (к сожалению, в одиночку) об этой угрозе «реформирования» ТК. Мы собрали 50 тыс. подписей в партийном заявлении «Руки прочь от трудового кодекса!». Но мы знаем, что наша партия маленькая, слабая… И что сопротивление рабочего класса требует единства его рядов, а поэтому речь идёт об ответственности крупных профцентров CGT, CGT-FO, FSU, Solidaires (за исключением «жёлтого» профцентра CFDT). Пусть и медленно, но профкомы (иногда благодаря нашим товарищам в них) начали принимать резолюции о защите ТК.

Когда два месяца тому назад правительство в конце концов представило его законопроект, верхушки профцентров впервые попробовали игнорировать волю трудящихся — идти на борьбу для защиты ТК. Но сопротивление внутри профорганизаций было сильнее, чем соглашательство «верхушек». И за исключением CFDT, все профцентры стали требовать немедленной «ОТМЕНЫ» законопроекта. Так началась борьба.

Впервые студенческие и молодёжные организации организовали 9-го марта первые массовые протесты. Но по всей стране трудящиеся (родители молодых манифестантов), профкомы задали вопрос: а почему только молодёжь? Почему не все вместе? Трудовой кодекс — это наше общее дело. 9-го марта сотни тысяч трудящихся, без какого-либо «заказа» «верхушек», устроили забастовку и вышли на улицы, вместе с молодёжью. Манифестации прошли и 17-го, и 24-го марта.

Молодёжь на улицах страны, без рабочего класса и его организации — это очень опасно. Провокации и полицейские репрессии происходят гораздо чаще, когда крупные колонны пролетариата и профсоюзов отсутствуют. Давным давно во Франции мы не видели таких репрессий со стороны полиции. 31-го марта утром (ещё до крупных манифестации профсоюзов) — это только в городе Париж! — арестовали не меньше 130 лицеистов, несколько из них ранеными отправили в больницу.

Это разве не «кайф» — жить в «цивилизованном» ЕС, да ещё при «социалистическом» правительстве?..

31-го марта миллионы бастовали. В 120 городах страны 1,2 миллиона вышли на улицы с профсоюзами. Везде слышно лозунги типа: «Сейчас, немедленная отмена законопроекта», — но так же и: «Бессрочная забастовка до победы/до отмены». Рабочий класс показал свою силу. Но то, что произошло позже, показало также и трусость его руководства. Когда массы идут налево, аппараты идут направо, — давно написал Троцкий. С одной стороны, трудящиеся готовы идти на борьбу (а во Франции это значит бессрочную забастовку, — как в 1936-м или в 1968-м). С другой, «верхушки» предлагают один день забастовки на каждой неделе и манифестации по выходным, то есть фактически — без забастовки.

Посмотрим, что будет дальше. На всякий случай, нужно укреплять силы, которые готовы бороться до конца, не только против этого законопроекта, но и за то, чтобы свергнуть бонапартистский режим Пятой республики, порвать с ЕС и открыть путь настоящим переменам. В этой перспективе, мы недавно успешно решили создать молодёжную организацию: «Молодёжь и Революция».

— Российские власти очень любят говорить, что Европа задыхается от наплыва мигрантов, и что мигранты порождают постоянное напряжение и ксенофобию в обществе. Так ли это? Как повлияла на ситуацию с беженцами во Франции сирийская война за последний год?

— Власти, а не только российские, очень любят использовать старый принцип римских рабовладельцев Divide et impera («разделяй и властуй»). И поэтому «национальный» вопрос или вопрос мигрантов имеет такое значительное место. Посмотрим на вопрос мигрантов во Франции и в Европе.

Франция всегда была землёй миграции. Честно говоря, трудно найти какого-то французского гражданина без происхождения из-за границы среди последних поколений. В 1960-1980-х годах это была миграция рабочей силы из бывших колоний в Африке. Но сейчас откуда едут те «мигранты»? Почему мужчины, женщины, дети… готовы идти босиком тысячи километров?

Знаете ли вы, что в 2015 году среди мигрантов в Европу один миллион бежал из Сирии, Ирака и Афганистана? Это три страны, в которых ведут войны НАТО и США. В которых хаос был спровоцирован всеми правительствами империалистических держав: США, Франция, Великобритания… И когда мигранты приезжают, ЕС их высылает куда-то, отправляют стариков, детей и матерей в концлагеря! То, что присходит в Европе с беженцами сегодня — это образец варварства системы частной собственности на средства производства. Когда неправительственная организация Oxfam (хотя мы все знаем, что такие НПО не работают на освобождение трудящихся) опубликовала, что в мире 62 человека имеют больше собственности, чем половина человечества, разве можно гарантировать всем на свете нормальный уровень жизни?

Речь идёт больше, чем в 1848 году, о проблеме отмены частной собственности, экспроприации капитала и планификации экономики в интересах большинства. Самый главный вопрос: какой класс будет руководить обществом? Чтобы спасти человечество, нужна власть рабочего класса, в каждой стране, как и во всём мире. Нет другой альтернативы против варварства.

— В конце 2015-го года мы с волнением наблюдали, как Марин Ле Пен и её националисты чуть не выиграли второй тур региональных выборов во Франции. Сейчас националистическая волна спала? Что планируют делать французские левые, чтобы противостоять ультра-правым?

— «Национальный фронт» – партия, которая полностью участвует в официальной политической жизни Пятой республики. У неё есть депутаты в Парламенте, депутаты в региональных ассамблеях. Правда, в отличие от Соцпартии, Компартии, от партии Саркози («Республиканцы»), «Нацфронт» никогда не был во власти Республики.

Отец Марин Ле Пен, создатель партии, в 1972 году сам сказал в частной встрече с близкими друзьями: «Пусть бог спасает нас от власти!». Более комфортабельная позиция для него — быть в оппозиции! Это, кажется, не актуально для дочери. Она хочет взять власть, и поэтому партия должна быть более респектабельна для буржуазии.

Из-за того, что «Нацфронт» никогда не принимал участия во власти, он может оказаться быть альтернативой для отсталой части электората. Прежде всего, потому что «Нацфронт» часто критикует политику ЕС (но в реальности не хочет разрушать эту «тюрьму народов»). «Нацфронт» также агитирует против мигрантов, против цыган, против самых бедных, против профсоюзов. Это традиционная популистская сила…

У «Нацфронта» есть двойные стандарты. В промышленых регионах он агитирует против ЕС и деиндустриализации, — в отличие от Соцпартии и от Компартии, которые полностью адаптировались к ЕС. А среди мелкой буржуазии НФ будет агитировать против мигрантов и так называемых «паразитов» системы соцстрахования.

Хочу уточнить, что когда на выборах «Нацфронт» собирает 30 или даже 40% голосов, нельзя забывать, что в выборах участвуют каждый раз всё меньше и меньше избирателей. В рабочих кварталах иногда до 80% избирателей воздерживаются! На последних региональных выборах по всей стране 50% избирателей воздержались. Соответственно, «Нацфронт» тогда собрал не 30 или 40% электората, а 30 или 40% от половины избирателей! Первая политическая партия во Франции – «партия воздержающихся», а не НФ. И это, прежде всего, результат предательства Соцпартии и Компартии.

Поэтому не могу сказать, что во Франции идёт «волна национализма» и «шовинизма». Смотрите, в забастовках этих дней — там нет никаких проблем «национальностей» или проблем с трудящимися мигрантами! Конечно, «Нацфронт» — это угроза для демократии и рабочего движения… Но если говорить об угрозах для демократии, то не забудем чрезвычайное положение, введённое по распоряжению Олланда 13-го ноября после терактов (благодаря которому любой губернатор может запрещать профсоюзный митинг), не забудем осуждение восьми профсоюзных активистов завода Goodyear на 9 месяцев тюрьмы, потому что они протестовали против закрытия завода!

— Что бы ты хотел сказать или пожелать социалистам в России?

— Желаю вам найти снова путь к возрождению великих традиций рабочего и революционного российского движения. Великие традиции большевизма и трёх русских революций. В СССР, как и во всём мире, рабочее движение очень много страдало от сталинизма, от репрессий. Как прекрасно сказал великий историк Вадим РОГОВИН, большевистская партия Ленина и Троцкого при Сталине стала «партией расстрелянных», и героическую Левую оппозицию физически уничтожали предки отцов «Перестройки» и «реставрации» 1991 года.

Но традиции российского революционного движения, как и наследство октябрьских завоеваний не умерли полностью. Нужно их восстановить, чтобы российский (многонациональный) рабочий класс снова нашёл своё место среди международного рабочего движения, в Интернационале. Это возможно, через совместные инициативы, как, например, Международная конференция против войны и эксплуатации по инициативе индийских активистов в ноябре 2016 года в Мумбае.

Источник — «Вестник бури», лит. обработка — Александр О. (Left.BY)

***

Тем временем, французский президент Франсуа ОЛЛАНД исключил возможность отмены реформы трудового законодательства.Left.BY

___________

Читать по теме:

Красный март во Франции

За кулисами протестов во Франции


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


× 3 = двенадать

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Протесты во Франции: интервью с рабочим активистом Домиником ФЕРРЕ

lLsN0OCrVK8 17/04/2016

31-го марта французские наёмные работники провели грандиозную национальную забастовку против изменений в трудовом законодательстве. Законопроект предусматривает, в частности, облегчение процедуры увольнения работников, а за сверхурочные работы планируется выплачивать не 25-процентную надбавку, а только 10-процентную. По данным опросов, более 70% французов выступают против изменений. О ситуации во Франции, кризисе капиталистической системы в странах мирового «ядра», тенденциях развития рабочего движения в Европе — читайте в интервью рабочего активиста, представителя «антикапиталистических левых» Доминика ФЕРРЕ, имеющего свою особую точку зрения на происходящее в стране и мире.

Интервью публикуется с необходимыми уточнениями и редакционными исправлениями и может не отражать мнения редакции.

lLsN0OCrVK8

— Расскажи немного о себе. Как ты пришёл в антикапиталистическое движение?

— … Когда мне было 14 лет, я вступил в молодёжную организацию Компартии Франции. Четыре года спустя, в 1991 году, накануне развала СССР и во время первой империалистической войны США в Ираке (так в оригинале; Доминик наверняка имеет в виду войну в Персидском заливе 1991 года. — Прим. ред.), я покинул ФКП и вступил в 4-й Интернационал (членов которого буржуазные СМИ называют «ламбэртисты» — от имени Пьера ЛАМБЕРА, одной из главных фигур троцкизма во Франции).

Я до сих пор активен в рамках рабочего и троцкистского движения…

После кризиса лета 2015 года в нашей Международной организации я участвовал в Италии в феврале в международной конференции с товарищами из 21-ой страны Америки, Африки, Азии и Европы, где был создан Оргкомитет за восстановление Четвёртого Интернационала (ОКВЧИ). Во Франции более 800 товарищей течения коммунистов-интернационалистов строят Демократическую независимую рабочую партию (Le Parti Ouvrier Indépendant Démocratique — POID; возглавляемый Даниэлем ГЛЮКШТЕЙНОМ «откол» от Независимой рабочей партииParti ouvrier indépendant, POI. — Прим. ред.) и распространяют еженедельную газету партии — «Трибуна трудящихся».

Извиняюсь, но мне кажется, лучше было бы говорить о «рабочем движении», чем об «антикапиталистическом движении»…

Рабочее движение — это с 1848 года сила, которая может изменить старый мир эксплуатации и угнетения. Рабочее движение — это профсоюзы, партии, это разные тенденции (включая его традиционные направления: социал-демократия, сталинизм и так далее). Даже если старые “школы” давным давно это забыли, историческая задача рабочего движения – взятие власти и экспроприация капитала во всём мире. А «антикапитализм» для меня ничего не означает. Кто «антикапиталист», а кто нет?

С 1938 года Четвёртый Интернационал является маленьким течением рабочего движения. Но я уверен, что его программа и опыт могут отвечать самым горячим проблемам человечества, и помогать авангарду преодолеть кризис рабочего движения.

— Ты довольно хорошо владеешь русским языком. Ты где-то специально учился? Откуда у тебя возникло желание учить русский?

— Я учил русский язык в школе, когда мне было 10 лет, как первый иностранный язык! Благодаря этому выбору, я имел возможность в 1985-м, в 1989-м и в 1990-м годах посещать Советский Союз до его развала. Мне кажется теперь, что это было огромное везение. Не потому, что я идеализирую СССР. Я в 1990 году встретился с молодыми людьми моего возраста, — из слоёв средней «номенклатуры«. Очевидно было, что прикрываясь речами о «марксизме-ленинизме» номенклатура уже давным давно ориентировалась в реставрацию капитализма (для молодого «коммуниста» это, конечно, был шок!). Благодаря такому опыту, мне легче понять, что такое завоевания Октября. И как «островки» таких завоеваний играют важную роль в классовой борьбе во всех сегодняшних бывших советских республиках после развала СССР.

— Что сейчас происходит во Франции? Российское телевидение подаёт проблему так, что любой протест за рубежом возникает из-за невыносимо плохой жизни. Каково на самом деле положение трудящихся во Франции? Каковы основные недостатки и преимущества вашего трудового законодательства? Каковы (примерно) зарплаты и пособия по безработице, особенно у тех, кто сегодня протестует, и хватает ли этого на жизнь?

— Давайте забудем на минуточку о том, что говорят СМИ, как во Франции, так и в России, и посмотрим на реальность.

Реальность – кризис международной системы частной собственности на средства производства. Выражает его разрушительный характер не только «прихватизация» в бывшем СССР, не только ситуация в странах полуколониалной периферии Африки, Азии и Латинской Америки. «Крах капитала», то есть империализм, о котором Ленин говорил 100 лет назад, сегодня выражается и в самых развитых странах Западной Европы и в самих США.

Демонстрация протеста против прекаризации. Суассон, Франция, 28 марта 2006 года.

Демонстрация протеста против прекаризации. Суассон, Франция, 28 марта 2006 года. Фото: Dominique Natanson / Wikimedia

Посетите Париж — вы будете в шоке от огромного количества бомжей, которые живут на улице. В 500-х метрах от Елисейских полей люди живут в палатках вдоль кольцевой дороги. Там живут не «маргиналы». Это — новая категория «бедных трудящихся» на «прекарной» работе, которые потеряли свою квартиру. Это часто семьи с детьми…

В стране господина президента Олланда (шестая экономика в мире), по официальным данным,  8,5 миллионов граждан живут за «чертой бедности» (а всё население — 65 миллионов). И это не означает, что другие нормально живут. В Парижском пригороде или на промышленном севере Франции возродились старые заразы и эпидемии XIX века, такие, как туберкулёз, например. Уровень безработицы среди молодёжи в пригородах уже такой же, как в Греции или в Испании (то есть более 50%).

Это результат политики Европейского союза, который требует от всех правительств принимать жестокие меры против всех социальных и демократических завоеваний. От «радикального левого» Ципраса в Греции, от «социалиста» Олланда во Франции, так и до «правого консерватора» Орбана в Венгрии, все в конце концов принимают более и менее такие же антирабочие меры. Мы с 1991 года, с момента создание ЕС, знаем, что такое ЕС, что эта структура никогда не имела прогрессивного характера. И поэтому мы сразу поняли в декабре 2013 года, когда на «Майдане незалежости» в Киеве людей агитировали под знамёнами ЕС, что украинский народ обманывали. И к сожалению, история показала, что точно так и призошло.

Вернёмся к современным событиям.

Во Франции есть рабочий класс. Есть профсоюзы. Есть островки социальных завоеваний, которые не были до сих пор разрушены, и которые до сих пор являются точкими опоры для классовой борьбы трудящихся…

Между прочим, наш Трудовой кодекс (ТК) — он уже был чуть-чуть «реформирован». Например в 1998 году, когда правительство «левой» коалиции СоцпартииКомпартииЗелёных по требованию ЕС решило удалить запрет женского ночного труда в промышленности. Запрет, который завоевал рабочий класс в 1892 году!

Сегодня, с точки зрения Евросоюза, с точки зрения MEDEF (французская бизнес-ассоциация, в Беларуси её роль играют сразу несколько предпринимательских организаций, например, БСП, БСПН и т.д. — Прим. ред.), а потому и с точки зрения президента Олланда, нужно полностью разрушать ТК, потому что он является препятствием для сверхэксплуатации трудящихся. В течение 6 месяцев наша партия агитировала (к сожалению, в одиночку) об этой угрозе «реформирования» ТК. Мы собрали 50 тыс. подписей в партийном заявлении «Руки прочь от трудового кодекса!». Но мы знаем, что наша партия маленькая, слабая… И что сопротивление рабочего класса требует единства его рядов, а поэтому речь идёт об ответственности крупных профцентров CGT, CGT-FO, FSU, Solidaires (за исключением «жёлтого» профцентра CFDT). Пусть и медленно, но профкомы (иногда благодаря нашим товарищам в них) начали принимать резолюции о защите ТК.

Когда два месяца тому назад правительство в конце концов представило его законопроект, верхушки профцентров впервые попробовали игнорировать волю трудящихся — идти на борьбу для защиты ТК. Но сопротивление внутри профорганизаций было сильнее, чем соглашательство «верхушек». И за исключением CFDT, все профцентры стали требовать немедленной «ОТМЕНЫ» законопроекта. Так началась борьба.

Впервые студенческие и молодёжные организации организовали 9-го марта первые массовые протесты. Но по всей стране трудящиеся (родители молодых манифестантов), профкомы задали вопрос: а почему только молодёжь? Почему не все вместе? Трудовой кодекс — это наше общее дело. 9-го марта сотни тысяч трудящихся, без какого-либо «заказа» «верхушек», устроили забастовку и вышли на улицы, вместе с молодёжью. Манифестации прошли и 17-го, и 24-го марта.

Молодёжь на улицах страны, без рабочего класса и его организации — это очень опасно. Провокации и полицейские репрессии происходят гораздо чаще, когда крупные колонны пролетариата и профсоюзов отсутствуют. Давным давно во Франции мы не видели таких репрессий со стороны полиции. 31-го марта утром (ещё до крупных манифестации профсоюзов) — это только в городе Париж! — арестовали не меньше 130 лицеистов, несколько из них ранеными отправили в больницу.

Это разве не «кайф» — жить в «цивилизованном» ЕС, да ещё при «социалистическом» правительстве?..

31-го марта миллионы бастовали. В 120 городах страны 1,2 миллиона вышли на улицы с профсоюзами. Везде слышно лозунги типа: «Сейчас, немедленная отмена законопроекта», — но так же и: «Бессрочная забастовка до победы/до отмены». Рабочий класс показал свою силу. Но то, что произошло позже, показало также и трусость его руководства. Когда массы идут налево, аппараты идут направо, — давно написал Троцкий. С одной стороны, трудящиеся готовы идти на борьбу (а во Франции это значит бессрочную забастовку, — как в 1936-м или в 1968-м). С другой, «верхушки» предлагают один день забастовки на каждой неделе и манифестации по выходным, то есть фактически — без забастовки.

Посмотрим, что будет дальше. На всякий случай, нужно укреплять силы, которые готовы бороться до конца, не только против этого законопроекта, но и за то, чтобы свергнуть бонапартистский режим Пятой республики, порвать с ЕС и открыть путь настоящим переменам. В этой перспективе, мы недавно успешно решили создать молодёжную организацию: «Молодёжь и Революция».

— Российские власти очень любят говорить, что Европа задыхается от наплыва мигрантов, и что мигранты порождают постоянное напряжение и ксенофобию в обществе. Так ли это? Как повлияла на ситуацию с беженцами во Франции сирийская война за последний год?

— Власти, а не только российские, очень любят использовать старый принцип римских рабовладельцев Divide et impera («разделяй и властуй»). И поэтому «национальный» вопрос или вопрос мигрантов имеет такое значительное место. Посмотрим на вопрос мигрантов во Франции и в Европе.

Франция всегда была землёй миграции. Честно говоря, трудно найти какого-то французского гражданина без происхождения из-за границы среди последних поколений. В 1960-1980-х годах это была миграция рабочей силы из бывших колоний в Африке. Но сейчас откуда едут те «мигранты»? Почему мужчины, женщины, дети… готовы идти босиком тысячи километров?

Знаете ли вы, что в 2015 году среди мигрантов в Европу один миллион бежал из Сирии, Ирака и Афганистана? Это три страны, в которых ведут войны НАТО и США. В которых хаос был спровоцирован всеми правительствами империалистических держав: США, Франция, Великобритания… И когда мигранты приезжают, ЕС их высылает куда-то, отправляют стариков, детей и матерей в концлагеря! То, что присходит в Европе с беженцами сегодня — это образец варварства системы частной собственности на средства производства. Когда неправительственная организация Oxfam (хотя мы все знаем, что такие НПО не работают на освобождение трудящихся) опубликовала, что в мире 62 человека имеют больше собственности, чем половина человечества, разве можно гарантировать всем на свете нормальный уровень жизни?

Речь идёт больше, чем в 1848 году, о проблеме отмены частной собственности, экспроприации капитала и планификации экономики в интересах большинства. Самый главный вопрос: какой класс будет руководить обществом? Чтобы спасти человечество, нужна власть рабочего класса, в каждой стране, как и во всём мире. Нет другой альтернативы против варварства.

— В конце 2015-го года мы с волнением наблюдали, как Марин Ле Пен и её националисты чуть не выиграли второй тур региональных выборов во Франции. Сейчас националистическая волна спала? Что планируют делать французские левые, чтобы противостоять ультра-правым?

— «Национальный фронт» – партия, которая полностью участвует в официальной политической жизни Пятой республики. У неё есть депутаты в Парламенте, депутаты в региональных ассамблеях. Правда, в отличие от Соцпартии, Компартии, от партии Саркози («Республиканцы»), «Нацфронт» никогда не был во власти Республики.

Отец Марин Ле Пен, создатель партии, в 1972 году сам сказал в частной встрече с близкими друзьями: «Пусть бог спасает нас от власти!». Более комфортабельная позиция для него — быть в оппозиции! Это, кажется, не актуально для дочери. Она хочет взять власть, и поэтому партия должна быть более респектабельна для буржуазии.

Из-за того, что «Нацфронт» никогда не принимал участия во власти, он может оказаться быть альтернативой для отсталой части электората. Прежде всего, потому что «Нацфронт» часто критикует политику ЕС (но в реальности не хочет разрушать эту «тюрьму народов»). «Нацфронт» также агитирует против мигрантов, против цыган, против самых бедных, против профсоюзов. Это традиционная популистская сила…

У «Нацфронта» есть двойные стандарты. В промышленых регионах он агитирует против ЕС и деиндустриализации, — в отличие от Соцпартии и от Компартии, которые полностью адаптировались к ЕС. А среди мелкой буржуазии НФ будет агитировать против мигрантов и так называемых «паразитов» системы соцстрахования.

Хочу уточнить, что когда на выборах «Нацфронт» собирает 30 или даже 40% голосов, нельзя забывать, что в выборах участвуют каждый раз всё меньше и меньше избирателей. В рабочих кварталах иногда до 80% избирателей воздерживаются! На последних региональных выборах по всей стране 50% избирателей воздержались. Соответственно, «Нацфронт» тогда собрал не 30 или 40% электората, а 30 или 40% от половины избирателей! Первая политическая партия во Франции – «партия воздержающихся», а не НФ. И это, прежде всего, результат предательства Соцпартии и Компартии.

Поэтому не могу сказать, что во Франции идёт «волна национализма» и «шовинизма». Смотрите, в забастовках этих дней — там нет никаких проблем «национальностей» или проблем с трудящимися мигрантами! Конечно, «Нацфронт» — это угроза для демократии и рабочего движения… Но если говорить об угрозах для демократии, то не забудем чрезвычайное положение, введённое по распоряжению Олланда 13-го ноября после терактов (благодаря которому любой губернатор может запрещать профсоюзный митинг), не забудем осуждение восьми профсоюзных активистов завода Goodyear на 9 месяцев тюрьмы, потому что они протестовали против закрытия завода!

— Что бы ты хотел сказать или пожелать социалистам в России?

— Желаю вам найти снова путь к возрождению великих традиций рабочего и революционного российского движения. Великие традиции большевизма и трёх русских революций. В СССР, как и во всём мире, рабочее движение очень много страдало от сталинизма, от репрессий. Как прекрасно сказал великий историк Вадим РОГОВИН, большевистская партия Ленина и Троцкого при Сталине стала «партией расстрелянных», и героическую Левую оппозицию физически уничтожали предки отцов «Перестройки» и «реставрации» 1991 года.

Но традиции российского революционного движения, как и наследство октябрьских завоеваний не умерли полностью. Нужно их восстановить, чтобы российский (многонациональный) рабочий класс снова нашёл своё место среди международного рабочего движения, в Интернационале. Это возможно, через совместные инициативы, как, например, Международная конференция против войны и эксплуатации по инициативе индийских активистов в ноябре 2016 года в Мумбае.

Источник — «Вестник бури», лит. обработка — Александр О. (Left.BY)

***

Тем временем, французский президент Франсуа ОЛЛАНД исключил возможность отмены реформы трудового законодательства.Left.BY

___________

Читать по теме:

Красный март во Франции

За кулисами протестов во Франции

By
@
backtotop