ПРОТЕСТ МАЛЫХ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ. Позиция белорусских левых: взгляд изнутри

4906c14e47fd273ead59c273edc4a358К сожалению, с некоторым опозданием публикуем материал нашего автора Павла КАТОРЖЕВСКОГО о недавних протестных акциях частных предпринимателей в Минске и на периферии. C другой стороны, именно эта нечаянная заминка позволила нам с ясностью и до конца увидеть, как попытка представителей белорусской правой национально-демократической оппозиции его «оседлать» привела, скорее, к маргинализации протеста, к отходу от него самих мелких предпринимателей, как чёрт ладана боящихся любой политизации своей деятельности, чем к нарастанию протестных настроений и расширению социальной базы недовольства. А сами предприниматели оказались скорее инертны, чем по настоящему недовольны…

В итоге это поняла и сама оппозиция, постепенно перешедшая от своего извечного требования отставки «белорусской власти» как таковой к требованиям отставки «экономического блока» правительства: министра экономики Владимира ЗИНОВСКОГО и министра по налогам и сборам Сергея НАЛИВАЙКО, — с присовокуплённым к ним «за компанию» премьер-министром Андреем КОБЯКОВЫМ, — а также отмены вызвавшего весь «сыр-бор» президентского Указа №222.

А вообще апофеозом оппозиционного «креатива», на наш взгляд, стало то, как на одной из протестных акций часть присутствовавших вдруг встала (ну или «опустилась», — как кому приятнее это интерпретировать) на колени, что должно было как бы символизировать, что у них осталось «только одно» — надеяться на Бога. Однако учитывая присутствие в любой части белорусской столицы «тени» белорусского президента, а непосредственно рядом с протестующими — его прежней резиденции, сей жест прозвучал более чем неоднозначно.

Но это, так сказать, внешняя сторона происходившего. В который раз недовольные собирались на площадях — уже становилось трудно сосчитать, что лишний раз подтверждало масштаб происходящего. Обыватели уже стали даже привыкать… Особенность прошедших протестов была ещё и в том, что на этот раз призывы к смене власти могли звучать как никогда чётко и различимо. Но не зазвучали, протест «захлебнулся»…

Однако не это заинтересовало нашего автора, — прежде всего. Его интересовала позиция левых в этой ситуации. Посвящённая этому часть статьи в итоге вызвала дискуссию уже в редакции. Но мы хорошо помним, что не в праве запрещать нашему товарищу высказываться. В результате публикуем материал «как есть», оставляя стилистические обороты и конечные выводы на совести автора, а содержание комментариев — на совести комментаторов. Напоминаем, в этой связи, что содержание статьи и комментариев может не совпадать с мнением редакции.

akc3_160222-chrq0

______

Что-то не так

Снова неспокойно в Беларуси. Несколько месяцев назад в Минске состоялся студенческий марш за расширение академического самоуправления и отмену платы за повторную сдачу экзаменов и зачётов. Теперь к студентам присоединились индивидуальные предприниматели (далее — ИП) и таксисты.

Ситуация с таксистами возникла неожиданно и, кажется, почти на «пустом месте»: стихийный протест оказался связан с выходом на белорусский рынок нового электронного сервиса такси Uber, что, по словам самих минских таксистов, может привести к созданию неравных условий, в которых они будут вынуждены работать; это стало «последней каплей» в их недовольстве.

В свою очередь, протест ИП имеет более давнюю историю, просто разворачивавшаяся на наших глазах с год-полтора трагикомедия в нескольких действиях — с пресловутым указом белорусского президента №222 в главной роли — достигла своей кульминации: митинги и забастовки «самозанятых» (как часто называют ИП наши доморощенные либеральные экономисты) охватили всю страну.

Уже 16 октября минувшего года 500 предпринимателей рынка в Полоцке начали бастовать в знак протеста против массовых проверок, которые проводят сотрудники налоговой инспекции и ОБЭП, а также административных санкций, связанных с реализацией норм указа: протоколов, штрафов, конфискаций товаров. Дальше – веселее…

С 1 января 2016 года белорусские ИП массово прекратили торговлю. С этой даты, согласно указу Лукашенко, предприниматели более не могли продавать товары легкой промышленности, ввезённые из стран Таможенного союза, без сертификатов, а также товаросопроводительных документов. А уже 18 января к гомельскому областному исполнительному комитету вышло порядка 500 индивидуальных предпринимателей с  лозунгами «Дайте нам работу!».

«Мы требуем отмены указа № 222. В таких условиях мы работать не можем. Я наведывался уже на биржу труда. Там мне ответили, что работы нет. Можно только устроиться таксистом», — так прокомментировал ситуацию один из участников «великого стояния» под гомельским облисполкомом. Впрочем, про такси мы тоже уже знаем…

То же, к слову, повторилось в Гомеле и 15 февраля.

Но самое интересное, как всегда, происходило в столице Беларуси, — городе Минске. 22 февраля около администрации президента собралось порядка 300-400 человек. Как и обычно, на место событий сразу же явился «заезженный» оппозиционный актив, а именно: «заслуженный» борец с режимом и правый «эсдек»* Николай СТАТКЕВИЧ, профессиональный «узник совести» и белорусский националист Павел СЕВЕРИНЕЦ, а так же поэт-оппозиционер и экс-кандидат в президенты Владимир НЕКЛЯЕВ. Разумеется, все прибыли, чтобы «поддержать» протестующих… При этом сколько было на митинге людей, непосредственно имеющих отношение к проблеме предпринимательства, пресса умалчивает.

*Статкевич является лидером одной из социал-демократических партий, коих в Беларуси насчитывается несколько (есть ещё Белорусская социал-демократическая партия (Грамада) Ирины ВЕШТАРД, Белорусская социал-демократическая Грамада Станислава ШУШКЕВИЧА, ряд других мелких партий и организаций). Партия Статкевича не зарегистрирована Минюстом, однако является единственной белорусской партией, признанной Социалистическим интернационалом. К идеологии социал-демократии отношения абсолютно не имеет, а сам Статкевич усиленно транслирует националистический дискурс и использует антикоммунистическую риторику. — Прим. авт.

akc1_160222-simwn

Акция 22 февраля в Минске, как и в областях, не стала, как говорится, «крайней». В Минске предприниматели и их «болельщики» ещё раз вышли на улицу 28 февраля, 14 марта у здания Министерства по налогам и сборам прошла очередная акция предпринимателей, которые пришли в МНС, чтобы передать коллективное обращение с требованием отмены указа №222. Представители белорусской оппозиции всё так же сопровождали мероприятия и всё так же пытались задавать тон на акциях.

Что за шум, а драки нету?

Так что же послужило причиной недовольство белорусских ИП-шников? Что это за указ №222 такой устрашающий? Если вкратце, то ситуация выглядит так.

4c8e82ab6e302b116a7c6bd026a026b9

Указ Президента РБ за номером 222 «О регулировании предпринимательской деятельности и реализации товаров индивидуальными предпринимателями и иными физическими лицами» был подписан ещё 16 мая 2014 года. Согласно указу индивидуальные предприниматели, уплачивающие единый налог с индивидуальных предпринимателей и иных физических лиц при осуществлении розничной торговли товарами, отнесенными к товарным группам, подробно расписанным в подпункте 1.1 пункта 1 статьи 296 Налогового кодекса Республики Беларусь,

«обязаны обеспечить наличие документов, подтверждающих приобретение (поступление) таких товаров, в местах их хранения, реализации и при их перевозке (транспортировке)».

Резюмируя всю эту «демагогию», становится понятно, что ИП торговать товарами «непонятного происхождения» отныне оказывается невозможным.

Пытаясь свести только к этой логике необходимость принятие указа, заместитель председателя Государственного комитета по стандартизации Беларуси Сергей ИВЛЕВ на брифинге заявил:

«Все мы потребители и должны покупать продукцию, которая не принесёт нам вреда, которая будет безопасна и которой мы будем пользоваться с удовольствием, будем в ней уверены».

И в этих  словах, безусловно, логика есть. Ведь мало кому из нас хочется покупать вещи, которые могут нанести вред здоровью, здоровью наших детей; либо сделаны полумёртвыми от голода вьетнамскими, таджикскими, китайскими и так далее рабочими в антисанитарных условиях, правда? Недавний случай в Москве показал, в каких условиях приходится работать трудовым мигрантам в российских «подпольных» пошивочных цехах, — а ведь основная масса товаров, реализуемых на наших рынках, везётся из России… Да к тому же у ИП было время для того, чтобы распродать несертифицированный и «непонятно у кого и как» приобретённый товар: президентский указ №143 от 30 марта 2015 г. продлил возможность торговать товарами без  сопроводительных документов; продлил, так сказать, «переходный период» до вступления Указа №222 в законную силу в полном объёме. До 1 января 2016 года белорусским ИП предоставлялось право реализовывать остатки товаров, ввезённых до 1 июля 2014 года в Беларусь без необходимых документов, по зарегистрированным в налоговых органах «описям остатков».

Но, как и всегда, дьявол прячется в мелочах. Одним большим «но» в создавшейся ситуации является специфика сертифицирования товаров в Республике Беларусь (по теперь уже понятным причинам получение сертификатов в местах производства в большинстве случаев оказывается невозможным; при этом если товар и произведён в заводских условиях, то чаще всего попадает на территорию Таможенного союза незаконно, в качестве контрабанды, — со всеми вытекающими отсюда последствиями). Так вот: к примеру, ИП привез из  РФ с десяток курток. Для того чтобы их реализовать, он должен получить сертификат и провести испытания. С этой целью из десяти единиц товара пять будут отданы на сертификацию, а две единицы в ходе соответствующей экспертизы будут уничтожены (или, как «застенчиво» это произносят специалисты — «приведены в негодность»). При этом надо ещё отдать несколько миллионов за экспертизу и подтверждение сертификата. Таким образом, товары у ИП могут вырасти в цене в разы, что уже делает невозможным извлечение коммерческой прибыли — того, ради чего всё и затевается, в конечном счёте…

Левые и индивидуальные предприниматели.

Теперь, наконец, переходим к самой животрепещущей теме. Как социалистам относиться к этим протестам? Стоит ли поддержать ИП? Вопросы интересные — в высшей степени.

403f24702a4d91b336de7cffa01e1041

Начнём с того, что мелкая буржуазия, конечно, жутко любит «паскудничать» и попадать под влияние наиболее реакционных кругов буржуазии, — как это утверждают классики, — а в своё время была фактически опорой правых режимов в Европе. Так случилось и на этот раз: на каждой сходке ИП-шников виднеются националистические знамёна, — хотя сами ИП и пытались «уйти» от излишней политизации своих протестов.

Тем не менее, однозначно клеймить мелких буржуа «ультрареакционерами» тоже не представляется возможным. Мелкий буржуа в одно и то же время — собственник и труженик. Как труженик, он, по идее, сочувствует рабочему классу и во многом солидарен с ним.

Во-первых, власть давит на мелкий бизнес, а вот «придворных» олигархов трогает только в крайних случаях (недавний арест Юрия ЧИЖА тому пример: многие белорусские «силовики» считают, что он уже «несколько лет», как на свободе «перегулял»; впрочем, мы, кажется, догадываемся, с чем это всё может быть связано и чем может закончиться).

Во-вторых, наивно было бы думать, что без самой ничтожной поддержки со стороны мелкой буржуазии (а это, между делом, значительный «пласт» населения) борьба за коренные преобразования в стране будет крайне тяжела. Мелкобуржуазные массы всегда вносили и будут вносить в революционное движение свои иллюзии, слабости и ошибки… Но для дела революции, как указывал «дедушка» Ленин, гораздо важнее тот факт, что объективно они нападают на Капитал.

В третьих, даже если завтра к власти в Беларуси придёт социалистическое правительство, то с сегодня на завтра мелкие буржуа не исчезнут. В переходный период они неизбежно будут маячить на исторической сцене,  постепенно исчезая.

«Уничтожить классы — … значит также уничтожить мелких товаропроизводителей, а их нельзя прогнать, их нельзя подавить, с ними надо ужиться, их можно (и должно) переделать, перевоспитать только очень длительной, медленной, осторожной организаторской работой», писал Ленин по этому поводу.

В «нежных» отношениях белорусских ИП и левых есть ещё один немаловажный момент.

Как уже  было сказано, мелкая буржуазия крайне любит попадать под влияние разного рода реакционеров. Вот и в этот раз под бурные аплодисменты «на коне» выскочили вышеупомянутые националисты Статкевич, Некляев и Северинец, — вместе с «либералом» Лебедько (к слову, бывшим «поплечником» гражданина Лукашенко — нынешнего белорусского президента, — с которым они, правда, разошлись в конце 1990-х) и его неолиберальной партией, ратующей, в частности, за приход в Беларусь ТНК.

Из левых сильное присутствие на митингах показали только анархисты (на снимке).

e543930ba8589de999e931201e6a1dd8

Впрочем, ничего нового. Белорусские анархисты традиционно показывают сплочённость и организованность во время волнений в обществе, чего не скажешь о остальной части нашего революционного (и не очень) левого «экзотариума». Отсутствие сильной левой партии оставило остальным левым лишь вялые дискуссии в уютных кабинетах. Да и то в лучшем случае. Но это вовсе не значит, что сопротивление бесполезно и идти агитировать «в народ» не надо.

Сливаться в трогательном единении с протестом предпринимателей тоже не стоит. Бой за сознание мелкой буржуазии уже фактически проигран, да и исчезновение ИП как социальной группы – явление для развивающегося капитализма вполне естественное. Следует полностью отбросить «эмоционально-слезливую» сторону вопроса и признать, что без организованного выступления наёмных рабочих поддержка ИП бессмысленна и может привести лишь к усилению правых сил, которые для мелких буржуа пока что объективно ближе. Ведь миф о мелкой буржуазии как о создателе рабочих мест и враге крупного капитала является всего лишь частью леволиберальных идеологем и наивно надеяться, что из мелкого хищника когда-нибудь не вырастет крупный. Решение проблем отельных социальных групп в рамках этой системы лишь продлит агонию авторитарно-бюрократического капитализма, установившегося в Беларуси.

Что дальше?

В итоге, протест ИП фактически захлебнулся. Тратить силы на его реанимацию однозначно не стоит. Почему предприниматели не добились значительных успехов? Да хотя бы потому, что протест как и всегда был децентрализован, замкнут на себе. ИП не поддержали студентов, студенты не поддержали ИП, рабочий класс так и вовсе стоит в сторонке со своими робкими попытками отстояться свои права. Безусловным остаётся лишь тот факт, что ситуация в Беларуси постепенно накаляется. И страшно представить, чем может обернуться этот «накал» при отсутствии сильной партии социалистической ориентации, которая сможет возглавить борьбу.

_______

В завершение, предлагаем вашему вниманию комментарии по ситуации с индивидуальными предпринимателями, которые удалось взять у белорусских левых активистов и членов ряда левых партий и инициатив.

масловскийИгорь МАСЛОВСКИЙ, 1-й заместитель председателя Белорусской социал-демократической партии (Грамада):

С точки зрения социал-демократии протесты ИП абсолютно справедливы. Во-первых – это тысячи рабочих мест. Мелкие предприниматели сами себе создают эти рабочие места, сами работают. Протесты предпринимателей проходят на фоне резкого увеличения безработицы в стране. Получается, что власть вводит Декрет №3, и ты должен платить налог, если безработный — с одной стороны, а с другой — власть создала условия, в которых невозможно работать. Вот предприниматели и борются за справедливость, за право на труд!

Во-вторых, индивидуальные предприниматели не просят у государства никакой помощи, они стабильно платят налоги.

Ряд членов партии является индивидуальными предпринимателями и сами непосредственно принимают участие в этих акциях. В соответствии со стратегией БСДП мелкий бизнес – это целевая группа белорусских социал-демократов. На наш взгляд, чем больше занятость, чем больше собственных инициатив, тем это выгоднее государству.

ушкинОлег НОВИКОВ, экс-председатель Белорусской партии «Зелёные», медиа-активист:

Сразу отмечу, что это в полной мере мои слова, моя позиция, которая не является официальной позицией партии «Зелёные». Что бы кто чего не говорил…

Сам феномен ИП — это сиюминутный продукт некоего этапа в истории становления белорусского капитализма. Белорусские ИП возникли в 90-е во время демонтажа «плановой экономики», когда реально существовал товарный голод, плюс начали закрываться крупные предприятия, откуда люди, прежде всего активные, уходили в торговлю. То, что ИП долгое время успешно выживали на фоне основной массы населения, заложило миф про белорусскую версию «селфмэйдмена», который долгое время питал местные либеральные предрассудки. Однако по мере формирования крупного капитала — в лице приближенных к власти бизнесменов, — началось наступление на этот сектор, но это, собственно, происходит во всех странах Восточной Европы. Последнее обстоятельство выставляет демократов, которые сейчас подписываются под ИП как явных лицемеров. Не говоря о том, что принцип единого разового налога для коммерсанта — это нонсенс для любого государства ЕС.

Экономический кризис вынуждает белорусский «госскап» окончательно добить это сектор.

Должны ли белорусские левые подписываться под недовольным этим решением? С учётом того, что большинству тех, кто имеет статус ИП, это индифферентно, вопрос, как минимум, спорный, требующий дополнительной дискуссии. Кроме того, протесты ИП против сокращения их правовых привилегий, которые тянутся почти декаду, обнажили несколько феноменов, а именно социальную противоречивость движения. Нанятые ИП лица зачастую не имеют никаких социальных прав. Во-вторых, в малых провинциальных городах рынок не воспринимается как трамплин к богатству. Тут это скорей средство выживания.

Сергей КАЛЯКИН,  председатель Белорусской партии левых «Справедливый мир»:

Люди протестуют, у них отбирают доход. Наверное, правильно протестуют. ИП не являются особо значимой социальной группой и в одиночку они не в силах изменить ситуацию. К сожалению, рабочий класс в этой ситуации бездействует. А жаль.

кучукДмитрий КУЧУК, бывший индивидуальный предприниматель:

Очевидно, что белорусские ИП получают сертификаты далеко не на равных условиях с российскими. Это затрагивает значительную часть предпринимателей, это ложится и на потребителей. Цены вырастут минимум на 20-30%. Производитель зачастую не даёт сертификаты. Предприниматели – не политики. Поэтому инициативу взяла на себя оппозиция в лице Некляева, Санникова и прочих, ведь чиновники, с которыми ведётся диалог, не в состоянии повлиять на что-либо. Фактически это под силу только президенту. Лично я выступаю с позиции солидарности. Люди могут лишиться доходов, а это для меня повод их поддержать. Они имеют право на мирный протест, это закреплено в Конституции. Важно поддержать ИП и потому, чтобы не допустить произвола со стороны транснациональных корпораций. Можно сказать, что ИП-шник – это «рабочий сегодня».

Впрочем, на данный момент протест идёт на спад и никаких результатов уже не будет. По крайней мере, сейчас…

lazutkinАндрей ЛАЗУТКИН, белорусский писатель, член Коммунистической партии Беларуси, сотрудник газеты «Коммунист Беларуси»:

Ранее ИП имели право ввозить товары без всякого сертифицирования и даже без «приходников». Выглядело это так: женщина-челнок везёт из Турции или Польши два баула вещей, продает на точке и платит единый налог (раз в месяц или квартал). Цена на «шмотку» ограничивалась только «накруткой» других конкурентов. Проще – разве что возить солярку и сигареты через границу. При этом люди, которые серьезно занимаются импортом, давно зарегистрировали собственные частные предприятия и хозяйственные общества, ведут отчетность, держат бухгалтерию, делают сертификаты и платят налоги. Так работает весь белорусский бизнес, а ИП долгое время находились в привилегированном положении – это и были те самые «медовые годы», о которых говорил Президент.

Эти люди-челночники ничего не производят (более того, работают против белорусского производителя), но в итоге придут к государству за социальной пенсией. Всего от субъектов малого и среднего предпринимательства в январе-сентябре 2015 года в бюджет поступило 39 трлн. рублей налогов и сборов, что составило 28,4 процента доходов бюджета.

Удельный же вес поступлений от всех ИП в доходы бюджета – 2,2 процента. За январь-сентябрь 2015 года поступления сократились на 35,2 млрд. рублей по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составили 3,1 трлн. рублей.

Но не следует думать, что бюджет потеряет эти 2,2 процента. По данным МНС, всего в 2015 в Беларуси числилось 243,7 тысячи ИП. Что же касается количества «ущемленных» ИП, то, по сообщению замминистра экономики Ирины Костевич, по состоянию на 11 ноября 2015 в Беларуси оставалось около 13 тысяч ИП, которые осуществляли торговлю остатками товаров легкой промышленности без сертификатов. Т.е. среди всей массы ИП-шников, лица, торговавшие без сертификатов и распродававшие остатки, составили чуть более 5% – именно этих плательщиков и «потеряет» бюджет.

Резюмируем: разница для бюджета практически неощутима, но в итоге белорусский легпром увеличит сбыт, а те, кто озаботился приобретением сертификатов, будут торговать дальше.

глушаковЮрий ГЛУШАКОВ, белорусское социальное движение «Разам»:

Протест ИП сегодня вызвал неоднозначную реакцию среди белорусских левых и всех, кто себя таковыми называет. Есть те, кто поддерживает эти акции, другие же, наоборот — считают их априори «мелкобуржуазными». Поражает другое — с рафинировано «пролетарской» критикой выступлений «ипэшников» отметились такие насквозь соглашательские группы, как нынешнее самозваное «руководство» Белорусской партии зелёные. Чего здесь больше? Классовая позиция в их исполнении — это смешно. Скорее — это желание прикрыть свое обычное бездействие постмодернистским хихиканьем или сектантской «левой» фразой*.

Оргкомитет Белорусского социального движения «Разам» выступил с заявлением в поддержку ИП и, особенно – их наёмных работников. Мы считаем, что в данном случае имеет типичное подавление крупным капиталом мелкого с помощью лоббирующего интересы монополистов бюрократического белорусского государства. Являясь противником любой формы капитализма, «Разам» выступает прежде всего в защиту сотен тысяч рабочих мест, которые приносятся в жертву корпорациям и чиновничьему произволу.

*Юрий, наверное, ошибается. Как пояснили редакции в Центральном совете БПЗ, к единой позиции по ИП в партии не пришли, и никаких заявлений относительно этой проблемы в партии не принимали. Соответственно, о какой критике и каких «левых» (во всех смыслах) фразах белорусских «зелёных» говорит лидер БСД «Разам», для нас лично осталось секретом. Возможно, он имел в виду позиции, высказанные в нашем материале двумя представителями руководства «зелёных» (Олегом Новиковым и Дмитрием Кучуком), но, во-первых, их первейшим условием было то, что они говорят от своего имени и никоим образом не выражают позиции партии, в связи с чем, второе — они просили не представлять их как часть партийного руководства, а только как частных лиц, ну а третье… третье — посмотрите сами, насколько их позиции различаются! — Left.By.

Алексей КАРАМАЗОВ, студент философского факультета, медиа-активист:

Что касается вопроса о протесте минских предпринимателей, на ум приходят слова Ленина: «…мелкий капитал рождает капитализм и буржуазию постоянно, ежедневно, ежечасно, стихийно и в массовом масштабе».

По сути, в Республике Беларусь на фоне глобального экономического кризиса проигрывается классический марксистский сюжет, когда крупный капитал, который поддерживается властью, аккумулирует мелкий. В наших реалиях для крупного капитала это и решение некоторых собственных проблем.

По большому счёту, левому в этой ситуации остается иронизировать и соблюдать дистанцию в отношении данной ситуации. Но мы видим, что многие левые организации и анархисты в том числе, так или иначе, поддерживают протест ИП, то есть интересы мелкого капитала, что является, мягко говоря, алогичным. Но нужно принимать во внимание то, что последний год (невеселая «постреволюционная» ситуация в Украине, в том числе) сделал и без того фрустрированную политическую жизнь в Беларуси совсем никакой, и это на фоне растущей безработицы, роста цена, дорогой валюты и падения зарплат. Даже традиционные «громкие» протесты в канун выборов в этом году прошли немногочисленно и вяло. И ситуация с протестом предпринимателей рассматривается как возможность большого политического события с перспективой на перемену, на фоне отсутствия тех или иных социальных групп на какие-либо решительные действия. Например: инициатива «Студенты против» не оправдало некоторых ожиданий. Это все, на мой взгляд, обуславливает интерес и некоторое участие левых сил в поддержку протестов ИП. Советы министра труда и социальной защиты «крутиться на двух работах» и главы нацбанка Ермаковой «заработать зарплату», ничего кроме желания скорейшей отставки всего правительства, не вызывают. Также стоит упомянуть про то, что в ходе реализации указа 222 будут ликвидированы рабочие места, усилится эксплуатация, усилятся позиции крупного капитала и так далее.

Подведя итог, можно сказать, что поддержка ИП левыми в Республике Беларусь, с учетом всей специфики ситуации, понятна и, в некоторой степени, последовательна. То есть, она может быть использована как рычаг давления (насколько это в принципе возможно) на действующую власть.

Пётр, анархист:

Ну, начнем с того, что я к «купи-продай» особых симпатий не испытываю. Не все из них эксплуатируют наёмных рабочих, ибо мелкие ИП, а я думаю на площади таких большинство, часто работают сами, но мне чужды их ценности. Человек, который выходит на площадь только ради того, чтобы «все было как раньше», но молчит, когда в тюрьму сажают за просто так и расстреливают невиновных, для которого кусок хлеба важнее духа свободы, не может быть моим спутником. Поэтому требование только отменить указ 222 — я даже не стану терять время, чтобы установить на сколько оно справедливо, поскольку это реакционная мольба, а мне заигрывания с государством не интересно — государство должно быть уничтожено. Поэтому я считаю справедливыми только те требования, которые ведут к революции.

Ну, собственно, стоит заметить, что ИП на площади ушли от узких требований отмены указа 222 и требуют смены политического курса страны, пусть пока голосов на площади совсем не много — 400 человек едва ли могут что-либо изменить, если только это не вооружённые люди, объединенные одной целью. Для социальной революции нужно 400 тысяч и более. Существует социальное поле и самое плохое, что может быть — это состояние стабильности. Чем стабильнее система, тем больнее общество. Я считаю, что левые силы должны поддерживать любое сопротивление системе, и из любого разрозненного и неокрепшего протеста делать для системы опасность. Из искры раздувать пламя. Я считаю, что из этой искры можно раздуть пламя, для этого нужно, конечно, очень постараться — привлечь студентов и рабочих. Если они проснуться — у нашего общества появиться шанс выйти из коматозного состояния, в котором оно пребывает.

Павел КАТОРЖЕВСКИЙ, специально для Left.By

Фото с протестных мероприятий — TUT.BY, «НН»


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


9 × два =

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

ПРОТЕСТ МАЛЫХ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ. Позиция белорусских левых: взгляд изнутри

akc3_160222-chrq0 24/03/2016

4906c14e47fd273ead59c273edc4a358К сожалению, с некоторым опозданием публикуем материал нашего автора Павла КАТОРЖЕВСКОГО о недавних протестных акциях частных предпринимателей в Минске и на периферии. C другой стороны, именно эта нечаянная заминка позволила нам с ясностью и до конца увидеть, как попытка представителей белорусской правой национально-демократической оппозиции его «оседлать» привела, скорее, к маргинализации протеста, к отходу от него самих мелких предпринимателей, как чёрт ладана боящихся любой политизации своей деятельности, чем к нарастанию протестных настроений и расширению социальной базы недовольства. А сами предприниматели оказались скорее инертны, чем по настоящему недовольны…

В итоге это поняла и сама оппозиция, постепенно перешедшая от своего извечного требования отставки «белорусской власти» как таковой к требованиям отставки «экономического блока» правительства: министра экономики Владимира ЗИНОВСКОГО и министра по налогам и сборам Сергея НАЛИВАЙКО, — с присовокуплённым к ним «за компанию» премьер-министром Андреем КОБЯКОВЫМ, — а также отмены вызвавшего весь «сыр-бор» президентского Указа №222.

А вообще апофеозом оппозиционного «креатива», на наш взгляд, стало то, как на одной из протестных акций часть присутствовавших вдруг встала (ну или «опустилась», — как кому приятнее это интерпретировать) на колени, что должно было как бы символизировать, что у них осталось «только одно» — надеяться на Бога. Однако учитывая присутствие в любой части белорусской столицы «тени» белорусского президента, а непосредственно рядом с протестующими — его прежней резиденции, сей жест прозвучал более чем неоднозначно.

Но это, так сказать, внешняя сторона происходившего. В который раз недовольные собирались на площадях — уже становилось трудно сосчитать, что лишний раз подтверждало масштаб происходящего. Обыватели уже стали даже привыкать… Особенность прошедших протестов была ещё и в том, что на этот раз призывы к смене власти могли звучать как никогда чётко и различимо. Но не зазвучали, протест «захлебнулся»…

Однако не это заинтересовало нашего автора, — прежде всего. Его интересовала позиция левых в этой ситуации. Посвящённая этому часть статьи в итоге вызвала дискуссию уже в редакции. Но мы хорошо помним, что не в праве запрещать нашему товарищу высказываться. В результате публикуем материал «как есть», оставляя стилистические обороты и конечные выводы на совести автора, а содержание комментариев — на совести комментаторов. Напоминаем, в этой связи, что содержание статьи и комментариев может не совпадать с мнением редакции.

akc3_160222-chrq0

______

Что-то не так

Снова неспокойно в Беларуси. Несколько месяцев назад в Минске состоялся студенческий марш за расширение академического самоуправления и отмену платы за повторную сдачу экзаменов и зачётов. Теперь к студентам присоединились индивидуальные предприниматели (далее — ИП) и таксисты.

Ситуация с таксистами возникла неожиданно и, кажется, почти на «пустом месте»: стихийный протест оказался связан с выходом на белорусский рынок нового электронного сервиса такси Uber, что, по словам самих минских таксистов, может привести к созданию неравных условий, в которых они будут вынуждены работать; это стало «последней каплей» в их недовольстве.

В свою очередь, протест ИП имеет более давнюю историю, просто разворачивавшаяся на наших глазах с год-полтора трагикомедия в нескольких действиях — с пресловутым указом белорусского президента №222 в главной роли — достигла своей кульминации: митинги и забастовки «самозанятых» (как часто называют ИП наши доморощенные либеральные экономисты) охватили всю страну.

Уже 16 октября минувшего года 500 предпринимателей рынка в Полоцке начали бастовать в знак протеста против массовых проверок, которые проводят сотрудники налоговой инспекции и ОБЭП, а также административных санкций, связанных с реализацией норм указа: протоколов, штрафов, конфискаций товаров. Дальше – веселее…

С 1 января 2016 года белорусские ИП массово прекратили торговлю. С этой даты, согласно указу Лукашенко, предприниматели более не могли продавать товары легкой промышленности, ввезённые из стран Таможенного союза, без сертификатов, а также товаросопроводительных документов. А уже 18 января к гомельскому областному исполнительному комитету вышло порядка 500 индивидуальных предпринимателей с  лозунгами «Дайте нам работу!».

«Мы требуем отмены указа № 222. В таких условиях мы работать не можем. Я наведывался уже на биржу труда. Там мне ответили, что работы нет. Можно только устроиться таксистом», — так прокомментировал ситуацию один из участников «великого стояния» под гомельским облисполкомом. Впрочем, про такси мы тоже уже знаем…

То же, к слову, повторилось в Гомеле и 15 февраля.

Но самое интересное, как всегда, происходило в столице Беларуси, — городе Минске. 22 февраля около администрации президента собралось порядка 300-400 человек. Как и обычно, на место событий сразу же явился «заезженный» оппозиционный актив, а именно: «заслуженный» борец с режимом и правый «эсдек»* Николай СТАТКЕВИЧ, профессиональный «узник совести» и белорусский националист Павел СЕВЕРИНЕЦ, а так же поэт-оппозиционер и экс-кандидат в президенты Владимир НЕКЛЯЕВ. Разумеется, все прибыли, чтобы «поддержать» протестующих… При этом сколько было на митинге людей, непосредственно имеющих отношение к проблеме предпринимательства, пресса умалчивает.

*Статкевич является лидером одной из социал-демократических партий, коих в Беларуси насчитывается несколько (есть ещё Белорусская социал-демократическая партия (Грамада) Ирины ВЕШТАРД, Белорусская социал-демократическая Грамада Станислава ШУШКЕВИЧА, ряд других мелких партий и организаций). Партия Статкевича не зарегистрирована Минюстом, однако является единственной белорусской партией, признанной Социалистическим интернационалом. К идеологии социал-демократии отношения абсолютно не имеет, а сам Статкевич усиленно транслирует националистический дискурс и использует антикоммунистическую риторику. — Прим. авт.

akc1_160222-simwn

Акция 22 февраля в Минске, как и в областях, не стала, как говорится, «крайней». В Минске предприниматели и их «болельщики» ещё раз вышли на улицу 28 февраля, 14 марта у здания Министерства по налогам и сборам прошла очередная акция предпринимателей, которые пришли в МНС, чтобы передать коллективное обращение с требованием отмены указа №222. Представители белорусской оппозиции всё так же сопровождали мероприятия и всё так же пытались задавать тон на акциях.

Что за шум, а драки нету?

Так что же послужило причиной недовольство белорусских ИП-шников? Что это за указ №222 такой устрашающий? Если вкратце, то ситуация выглядит так.

4c8e82ab6e302b116a7c6bd026a026b9

Указ Президента РБ за номером 222 «О регулировании предпринимательской деятельности и реализации товаров индивидуальными предпринимателями и иными физическими лицами» был подписан ещё 16 мая 2014 года. Согласно указу индивидуальные предприниматели, уплачивающие единый налог с индивидуальных предпринимателей и иных физических лиц при осуществлении розничной торговли товарами, отнесенными к товарным группам, подробно расписанным в подпункте 1.1 пункта 1 статьи 296 Налогового кодекса Республики Беларусь,

«обязаны обеспечить наличие документов, подтверждающих приобретение (поступление) таких товаров, в местах их хранения, реализации и при их перевозке (транспортировке)».

Резюмируя всю эту «демагогию», становится понятно, что ИП торговать товарами «непонятного происхождения» отныне оказывается невозможным.

Пытаясь свести только к этой логике необходимость принятие указа, заместитель председателя Государственного комитета по стандартизации Беларуси Сергей ИВЛЕВ на брифинге заявил:

«Все мы потребители и должны покупать продукцию, которая не принесёт нам вреда, которая будет безопасна и которой мы будем пользоваться с удовольствием, будем в ней уверены».

И в этих  словах, безусловно, логика есть. Ведь мало кому из нас хочется покупать вещи, которые могут нанести вред здоровью, здоровью наших детей; либо сделаны полумёртвыми от голода вьетнамскими, таджикскими, китайскими и так далее рабочими в антисанитарных условиях, правда? Недавний случай в Москве показал, в каких условиях приходится работать трудовым мигрантам в российских «подпольных» пошивочных цехах, — а ведь основная масса товаров, реализуемых на наших рынках, везётся из России… Да к тому же у ИП было время для того, чтобы распродать несертифицированный и «непонятно у кого и как» приобретённый товар: президентский указ №143 от 30 марта 2015 г. продлил возможность торговать товарами без  сопроводительных документов; продлил, так сказать, «переходный период» до вступления Указа №222 в законную силу в полном объёме. До 1 января 2016 года белорусским ИП предоставлялось право реализовывать остатки товаров, ввезённых до 1 июля 2014 года в Беларусь без необходимых документов, по зарегистрированным в налоговых органах «описям остатков».

Но, как и всегда, дьявол прячется в мелочах. Одним большим «но» в создавшейся ситуации является специфика сертифицирования товаров в Республике Беларусь (по теперь уже понятным причинам получение сертификатов в местах производства в большинстве случаев оказывается невозможным; при этом если товар и произведён в заводских условиях, то чаще всего попадает на территорию Таможенного союза незаконно, в качестве контрабанды, — со всеми вытекающими отсюда последствиями). Так вот: к примеру, ИП привез из  РФ с десяток курток. Для того чтобы их реализовать, он должен получить сертификат и провести испытания. С этой целью из десяти единиц товара пять будут отданы на сертификацию, а две единицы в ходе соответствующей экспертизы будут уничтожены (или, как «застенчиво» это произносят специалисты — «приведены в негодность»). При этом надо ещё отдать несколько миллионов за экспертизу и подтверждение сертификата. Таким образом, товары у ИП могут вырасти в цене в разы, что уже делает невозможным извлечение коммерческой прибыли — того, ради чего всё и затевается, в конечном счёте…

Левые и индивидуальные предприниматели.

Теперь, наконец, переходим к самой животрепещущей теме. Как социалистам относиться к этим протестам? Стоит ли поддержать ИП? Вопросы интересные — в высшей степени.

403f24702a4d91b336de7cffa01e1041

Начнём с того, что мелкая буржуазия, конечно, жутко любит «паскудничать» и попадать под влияние наиболее реакционных кругов буржуазии, — как это утверждают классики, — а в своё время была фактически опорой правых режимов в Европе. Так случилось и на этот раз: на каждой сходке ИП-шников виднеются националистические знамёна, — хотя сами ИП и пытались «уйти» от излишней политизации своих протестов.

Тем не менее, однозначно клеймить мелких буржуа «ультрареакционерами» тоже не представляется возможным. Мелкий буржуа в одно и то же время — собственник и труженик. Как труженик, он, по идее, сочувствует рабочему классу и во многом солидарен с ним.

Во-первых, власть давит на мелкий бизнес, а вот «придворных» олигархов трогает только в крайних случаях (недавний арест Юрия ЧИЖА тому пример: многие белорусские «силовики» считают, что он уже «несколько лет», как на свободе «перегулял»; впрочем, мы, кажется, догадываемся, с чем это всё может быть связано и чем может закончиться).

Во-вторых, наивно было бы думать, что без самой ничтожной поддержки со стороны мелкой буржуазии (а это, между делом, значительный «пласт» населения) борьба за коренные преобразования в стране будет крайне тяжела. Мелкобуржуазные массы всегда вносили и будут вносить в революционное движение свои иллюзии, слабости и ошибки… Но для дела революции, как указывал «дедушка» Ленин, гораздо важнее тот факт, что объективно они нападают на Капитал.

В третьих, даже если завтра к власти в Беларуси придёт социалистическое правительство, то с сегодня на завтра мелкие буржуа не исчезнут. В переходный период они неизбежно будут маячить на исторической сцене,  постепенно исчезая.

«Уничтожить классы — … значит также уничтожить мелких товаропроизводителей, а их нельзя прогнать, их нельзя подавить, с ними надо ужиться, их можно (и должно) переделать, перевоспитать только очень длительной, медленной, осторожной организаторской работой», писал Ленин по этому поводу.

В «нежных» отношениях белорусских ИП и левых есть ещё один немаловажный момент.

Как уже  было сказано, мелкая буржуазия крайне любит попадать под влияние разного рода реакционеров. Вот и в этот раз под бурные аплодисменты «на коне» выскочили вышеупомянутые националисты Статкевич, Некляев и Северинец, — вместе с «либералом» Лебедько (к слову, бывшим «поплечником» гражданина Лукашенко — нынешнего белорусского президента, — с которым они, правда, разошлись в конце 1990-х) и его неолиберальной партией, ратующей, в частности, за приход в Беларусь ТНК.

Из левых сильное присутствие на митингах показали только анархисты (на снимке).

e543930ba8589de999e931201e6a1dd8

Впрочем, ничего нового. Белорусские анархисты традиционно показывают сплочённость и организованность во время волнений в обществе, чего не скажешь о остальной части нашего революционного (и не очень) левого «экзотариума». Отсутствие сильной левой партии оставило остальным левым лишь вялые дискуссии в уютных кабинетах. Да и то в лучшем случае. Но это вовсе не значит, что сопротивление бесполезно и идти агитировать «в народ» не надо.

Сливаться в трогательном единении с протестом предпринимателей тоже не стоит. Бой за сознание мелкой буржуазии уже фактически проигран, да и исчезновение ИП как социальной группы – явление для развивающегося капитализма вполне естественное. Следует полностью отбросить «эмоционально-слезливую» сторону вопроса и признать, что без организованного выступления наёмных рабочих поддержка ИП бессмысленна и может привести лишь к усилению правых сил, которые для мелких буржуа пока что объективно ближе. Ведь миф о мелкой буржуазии как о создателе рабочих мест и враге крупного капитала является всего лишь частью леволиберальных идеологем и наивно надеяться, что из мелкого хищника когда-нибудь не вырастет крупный. Решение проблем отельных социальных групп в рамках этой системы лишь продлит агонию авторитарно-бюрократического капитализма, установившегося в Беларуси.

Что дальше?

В итоге, протест ИП фактически захлебнулся. Тратить силы на его реанимацию однозначно не стоит. Почему предприниматели не добились значительных успехов? Да хотя бы потому, что протест как и всегда был децентрализован, замкнут на себе. ИП не поддержали студентов, студенты не поддержали ИП, рабочий класс так и вовсе стоит в сторонке со своими робкими попытками отстояться свои права. Безусловным остаётся лишь тот факт, что ситуация в Беларуси постепенно накаляется. И страшно представить, чем может обернуться этот «накал» при отсутствии сильной партии социалистической ориентации, которая сможет возглавить борьбу.

_______

В завершение, предлагаем вашему вниманию комментарии по ситуации с индивидуальными предпринимателями, которые удалось взять у белорусских левых активистов и членов ряда левых партий и инициатив.

масловскийИгорь МАСЛОВСКИЙ, 1-й заместитель председателя Белорусской социал-демократической партии (Грамада):

С точки зрения социал-демократии протесты ИП абсолютно справедливы. Во-первых – это тысячи рабочих мест. Мелкие предприниматели сами себе создают эти рабочие места, сами работают. Протесты предпринимателей проходят на фоне резкого увеличения безработицы в стране. Получается, что власть вводит Декрет №3, и ты должен платить налог, если безработный — с одной стороны, а с другой — власть создала условия, в которых невозможно работать. Вот предприниматели и борются за справедливость, за право на труд!

Во-вторых, индивидуальные предприниматели не просят у государства никакой помощи, они стабильно платят налоги.

Ряд членов партии является индивидуальными предпринимателями и сами непосредственно принимают участие в этих акциях. В соответствии со стратегией БСДП мелкий бизнес – это целевая группа белорусских социал-демократов. На наш взгляд, чем больше занятость, чем больше собственных инициатив, тем это выгоднее государству.

ушкинОлег НОВИКОВ, экс-председатель Белорусской партии «Зелёные», медиа-активист:

Сразу отмечу, что это в полной мере мои слова, моя позиция, которая не является официальной позицией партии «Зелёные». Что бы кто чего не говорил…

Сам феномен ИП — это сиюминутный продукт некоего этапа в истории становления белорусского капитализма. Белорусские ИП возникли в 90-е во время демонтажа «плановой экономики», когда реально существовал товарный голод, плюс начали закрываться крупные предприятия, откуда люди, прежде всего активные, уходили в торговлю. То, что ИП долгое время успешно выживали на фоне основной массы населения, заложило миф про белорусскую версию «селфмэйдмена», который долгое время питал местные либеральные предрассудки. Однако по мере формирования крупного капитала — в лице приближенных к власти бизнесменов, — началось наступление на этот сектор, но это, собственно, происходит во всех странах Восточной Европы. Последнее обстоятельство выставляет демократов, которые сейчас подписываются под ИП как явных лицемеров. Не говоря о том, что принцип единого разового налога для коммерсанта — это нонсенс для любого государства ЕС.

Экономический кризис вынуждает белорусский «госскап» окончательно добить это сектор.

Должны ли белорусские левые подписываться под недовольным этим решением? С учётом того, что большинству тех, кто имеет статус ИП, это индифферентно, вопрос, как минимум, спорный, требующий дополнительной дискуссии. Кроме того, протесты ИП против сокращения их правовых привилегий, которые тянутся почти декаду, обнажили несколько феноменов, а именно социальную противоречивость движения. Нанятые ИП лица зачастую не имеют никаких социальных прав. Во-вторых, в малых провинциальных городах рынок не воспринимается как трамплин к богатству. Тут это скорей средство выживания.

Сергей КАЛЯКИН,  председатель Белорусской партии левых «Справедливый мир»:

Люди протестуют, у них отбирают доход. Наверное, правильно протестуют. ИП не являются особо значимой социальной группой и в одиночку они не в силах изменить ситуацию. К сожалению, рабочий класс в этой ситуации бездействует. А жаль.

кучукДмитрий КУЧУК, бывший индивидуальный предприниматель:

Очевидно, что белорусские ИП получают сертификаты далеко не на равных условиях с российскими. Это затрагивает значительную часть предпринимателей, это ложится и на потребителей. Цены вырастут минимум на 20-30%. Производитель зачастую не даёт сертификаты. Предприниматели – не политики. Поэтому инициативу взяла на себя оппозиция в лице Некляева, Санникова и прочих, ведь чиновники, с которыми ведётся диалог, не в состоянии повлиять на что-либо. Фактически это под силу только президенту. Лично я выступаю с позиции солидарности. Люди могут лишиться доходов, а это для меня повод их поддержать. Они имеют право на мирный протест, это закреплено в Конституции. Важно поддержать ИП и потому, чтобы не допустить произвола со стороны транснациональных корпораций. Можно сказать, что ИП-шник – это «рабочий сегодня».

Впрочем, на данный момент протест идёт на спад и никаких результатов уже не будет. По крайней мере, сейчас…

lazutkinАндрей ЛАЗУТКИН, белорусский писатель, член Коммунистической партии Беларуси, сотрудник газеты «Коммунист Беларуси»:

Ранее ИП имели право ввозить товары без всякого сертифицирования и даже без «приходников». Выглядело это так: женщина-челнок везёт из Турции или Польши два баула вещей, продает на точке и платит единый налог (раз в месяц или квартал). Цена на «шмотку» ограничивалась только «накруткой» других конкурентов. Проще – разве что возить солярку и сигареты через границу. При этом люди, которые серьезно занимаются импортом, давно зарегистрировали собственные частные предприятия и хозяйственные общества, ведут отчетность, держат бухгалтерию, делают сертификаты и платят налоги. Так работает весь белорусский бизнес, а ИП долгое время находились в привилегированном положении – это и были те самые «медовые годы», о которых говорил Президент.

Эти люди-челночники ничего не производят (более того, работают против белорусского производителя), но в итоге придут к государству за социальной пенсией. Всего от субъектов малого и среднего предпринимательства в январе-сентябре 2015 года в бюджет поступило 39 трлн. рублей налогов и сборов, что составило 28,4 процента доходов бюджета.

Удельный же вес поступлений от всех ИП в доходы бюджета – 2,2 процента. За январь-сентябрь 2015 года поступления сократились на 35,2 млрд. рублей по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составили 3,1 трлн. рублей.

Но не следует думать, что бюджет потеряет эти 2,2 процента. По данным МНС, всего в 2015 в Беларуси числилось 243,7 тысячи ИП. Что же касается количества «ущемленных» ИП, то, по сообщению замминистра экономики Ирины Костевич, по состоянию на 11 ноября 2015 в Беларуси оставалось около 13 тысяч ИП, которые осуществляли торговлю остатками товаров легкой промышленности без сертификатов. Т.е. среди всей массы ИП-шников, лица, торговавшие без сертификатов и распродававшие остатки, составили чуть более 5% – именно этих плательщиков и «потеряет» бюджет.

Резюмируем: разница для бюджета практически неощутима, но в итоге белорусский легпром увеличит сбыт, а те, кто озаботился приобретением сертификатов, будут торговать дальше.

глушаковЮрий ГЛУШАКОВ, белорусское социальное движение «Разам»:

Протест ИП сегодня вызвал неоднозначную реакцию среди белорусских левых и всех, кто себя таковыми называет. Есть те, кто поддерживает эти акции, другие же, наоборот — считают их априори «мелкобуржуазными». Поражает другое — с рафинировано «пролетарской» критикой выступлений «ипэшников» отметились такие насквозь соглашательские группы, как нынешнее самозваное «руководство» Белорусской партии зелёные. Чего здесь больше? Классовая позиция в их исполнении — это смешно. Скорее — это желание прикрыть свое обычное бездействие постмодернистским хихиканьем или сектантской «левой» фразой*.

Оргкомитет Белорусского социального движения «Разам» выступил с заявлением в поддержку ИП и, особенно – их наёмных работников. Мы считаем, что в данном случае имеет типичное подавление крупным капиталом мелкого с помощью лоббирующего интересы монополистов бюрократического белорусского государства. Являясь противником любой формы капитализма, «Разам» выступает прежде всего в защиту сотен тысяч рабочих мест, которые приносятся в жертву корпорациям и чиновничьему произволу.

*Юрий, наверное, ошибается. Как пояснили редакции в Центральном совете БПЗ, к единой позиции по ИП в партии не пришли, и никаких заявлений относительно этой проблемы в партии не принимали. Соответственно, о какой критике и каких «левых» (во всех смыслах) фразах белорусских «зелёных» говорит лидер БСД «Разам», для нас лично осталось секретом. Возможно, он имел в виду позиции, высказанные в нашем материале двумя представителями руководства «зелёных» (Олегом Новиковым и Дмитрием Кучуком), но, во-первых, их первейшим условием было то, что они говорят от своего имени и никоим образом не выражают позиции партии, в связи с чем, второе — они просили не представлять их как часть партийного руководства, а только как частных лиц, ну а третье… третье — посмотрите сами, насколько их позиции различаются! — Left.By.

Алексей КАРАМАЗОВ, студент философского факультета, медиа-активист:

Что касается вопроса о протесте минских предпринимателей, на ум приходят слова Ленина: «…мелкий капитал рождает капитализм и буржуазию постоянно, ежедневно, ежечасно, стихийно и в массовом масштабе».

По сути, в Республике Беларусь на фоне глобального экономического кризиса проигрывается классический марксистский сюжет, когда крупный капитал, который поддерживается властью, аккумулирует мелкий. В наших реалиях для крупного капитала это и решение некоторых собственных проблем.

По большому счёту, левому в этой ситуации остается иронизировать и соблюдать дистанцию в отношении данной ситуации. Но мы видим, что многие левые организации и анархисты в том числе, так или иначе, поддерживают протест ИП, то есть интересы мелкого капитала, что является, мягко говоря, алогичным. Но нужно принимать во внимание то, что последний год (невеселая «постреволюционная» ситуация в Украине, в том числе) сделал и без того фрустрированную политическую жизнь в Беларуси совсем никакой, и это на фоне растущей безработицы, роста цена, дорогой валюты и падения зарплат. Даже традиционные «громкие» протесты в канун выборов в этом году прошли немногочисленно и вяло. И ситуация с протестом предпринимателей рассматривается как возможность большого политического события с перспективой на перемену, на фоне отсутствия тех или иных социальных групп на какие-либо решительные действия. Например: инициатива «Студенты против» не оправдало некоторых ожиданий. Это все, на мой взгляд, обуславливает интерес и некоторое участие левых сил в поддержку протестов ИП. Советы министра труда и социальной защиты «крутиться на двух работах» и главы нацбанка Ермаковой «заработать зарплату», ничего кроме желания скорейшей отставки всего правительства, не вызывают. Также стоит упомянуть про то, что в ходе реализации указа 222 будут ликвидированы рабочие места, усилится эксплуатация, усилятся позиции крупного капитала и так далее.

Подведя итог, можно сказать, что поддержка ИП левыми в Республике Беларусь, с учетом всей специфики ситуации, понятна и, в некоторой степени, последовательна. То есть, она может быть использована как рычаг давления (насколько это в принципе возможно) на действующую власть.

Пётр, анархист:

Ну, начнем с того, что я к «купи-продай» особых симпатий не испытываю. Не все из них эксплуатируют наёмных рабочих, ибо мелкие ИП, а я думаю на площади таких большинство, часто работают сами, но мне чужды их ценности. Человек, который выходит на площадь только ради того, чтобы «все было как раньше», но молчит, когда в тюрьму сажают за просто так и расстреливают невиновных, для которого кусок хлеба важнее духа свободы, не может быть моим спутником. Поэтому требование только отменить указ 222 — я даже не стану терять время, чтобы установить на сколько оно справедливо, поскольку это реакционная мольба, а мне заигрывания с государством не интересно — государство должно быть уничтожено. Поэтому я считаю справедливыми только те требования, которые ведут к революции.

Ну, собственно, стоит заметить, что ИП на площади ушли от узких требований отмены указа 222 и требуют смены политического курса страны, пусть пока голосов на площади совсем не много — 400 человек едва ли могут что-либо изменить, если только это не вооружённые люди, объединенные одной целью. Для социальной революции нужно 400 тысяч и более. Существует социальное поле и самое плохое, что может быть — это состояние стабильности. Чем стабильнее система, тем больнее общество. Я считаю, что левые силы должны поддерживать любое сопротивление системе, и из любого разрозненного и неокрепшего протеста делать для системы опасность. Из искры раздувать пламя. Я считаю, что из этой искры можно раздуть пламя, для этого нужно, конечно, очень постараться — привлечь студентов и рабочих. Если они проснуться — у нашего общества появиться шанс выйти из коматозного состояния, в котором оно пребывает.

Павел КАТОРЖЕВСКИЙ, специально для Left.By

Фото с протестных мероприятий — TUT.BY, «НН»

By
@
backtotop