Кое-что о Берни САНДЕРСЕ

pic4585.big

У этого человека нет никаких шансов стать президентом, вы согласны? Только взгляните на него: помятый и хмурый, лысая макушка едва прикрыта нимбом белых волос… Только послушайте его разглагольствования с грубым бруклинским акцентом на тему социализма. «Социализма!..» — повторяет Молли БОЛЛ (Molly Ball), обозреватель респектабельного американского журнала The Atlantic и автор ряда статей о текущей президентской кампании в США. Одну из них, посвящённую, как легко догадаться, американскому социалисту Берни САНДЕРСУ, в русском переводе недавно опубликовал интернет-журнал «Социалист» (опубликовал с некоторым опозданием, к сожалению: Сандерс уже не является лидером президентской гонки от демократов, хотя и не собирается сдаваться). 

Он привлекает солидные толпы сторонников, — пишет далее Молли БОЛЛ, – 11 тысяч в Фениксе, 8 тысяч в Далласе, 2,5 тысячи в Кансил Блаффс, штат Айова. Такая поддержка бьёт все рекорды, когда-либо завоеванные кандидатами от любой партии на первичных выборах. Он собрал 15 миллионов долларов, эта сумма, состоящая главным образом из небольших пожертвований, сопоставима с 45 миллионами долларов, собранными Хиллари КЛИНТОН, причём в отличие от неё, Сандерс не провел ни одной акции фандрэйзинга. Политический истеблишмент шокирован тем, что фаворитом гонки в лагере демократов является Сандерс, а не Мартин О’МОЛЛИ – импозантный «дважды губернатор» Мэриленда, и не Джо БАЙДЕН – действующий вице-президент, которому симпатизируют избиратели-демократы, ищущие альтернативу Хиллари КЛИНТОН.

По правде сказать, и сам Берни САНДЕРС не ожидал, что страну охватит Berniemania. Своими мыслями он делится со мной в вашингтонском офисе, украшенном бутылками с кленовым сиропом. На декоративной тарелке изображен Юджин ДЕБС, который пять раз выдвигался в президенты от Социалистической партии.  При этом социалистическая «упёртость» Сандерса непропорционально раздута. Он является последовательным приверженцем философии «демократического социализма», однако никогда не стремился к жёсткой идентификации.

«Кампания разворачивается так стремительно, что штаб не поспевает за событиями, — признается Сандерс. – Иногда гонка напоминает мне военную кампанию, когда линия фронта передвигается быстрее, чем службы тыла».

После того как минувшим летом началась Berniemania, Сандерс и небольшая группа помощников без устали работают над тем, чтобы она принесла максимальную пользу.

Не так уж часто мы слышим признания политиков в том, что они не поспевают за ходом событий. Однако Сандерс и его команда имеют дурную привычку называть вещи своими именами, чего не ожидаешь от политиков и их советников. То, что это является пусть небольшим, но нарушением норм, служит иллюстрацией того, насколько мы привыкли к тому, что политики нас обманывают.

Другим базовым принципом участников обычной предвыборной кампании является то, что консультанты никогда не признают, что их кандидаты не являются людьми без недостатков. Однако команда Сандерса, по всей видимости, не выучила и этот урок.

«Я его советник, но он не всегда следует моим советам, — говорит Тэд ДЕВАЙН, ветеран предвыборных кампаний Демократической партии, бывший советник Ала ГОРА и Джона КЕРРИ, работающий сегодня главным стратегом кампании Сандерса. – Его не интересует, насколько опрятно он выглядит, его не заботит прическа». Директор по коммуникациям штаба Сандерса Майкл БРИГГС добавляет: «Он выступает с часовыми речами. И люди ему аплодируют!»

В том же духе предельной честности и я не стану заверять вас в том, что Сандерс «может преподнести Хиллари Клинтон сюрприз, который до сих пор ей никто не преподносил», как это положено в статьях подобного жанра. Сандерс завоевал от четверти до трети голосов в Айове и Нью-Хемпшире, на некоторых участках Нью-Хемпшира его разрыв с Хиллари КЛИНТОН достигал 10 пунктов. Некоторые советники Клинтон стали предрекать её возможное поражение в этих штатах, проголосовавших раньше других, эти заявления можно трактовать как попытку «снизить планку» ожиданий.  Однако в масштабах всей страны Клинтон лидирует среди демократов с отрывом почти на 30 пунктов. У неё есть деньги, у неё есть поддержка со стороны партийной элиты и у неё есть многочисленные команды специалистов по предвыборным кампаниям.

Но у Берни САНДЕРСА есть одна вещь, которой нет у Хиллари КЛИНТОН, — это идеология.

Берни Сандерс произносит речь на "демократический социализм" в Америке," перед студентами Джорджтаунского университета. Фото: Carlos Barria / Reuters

Берни Сандерс произносит речь «Демократический социализм в Америке» перед студентами Джорджтаунского университета в г. Вашингтон. Фото: Carlos Barria / Reuters

Когда Берни САНДЕРС задумывал участвовать в выборах, его главным опасением было то, что это может повредить его идеям.

«Если я проиграл, значит, плохой была кампания. Если я не набрал много голосов, то — что делать? – это можно пережить, — рассуждает Сандерс, облокотившись на спинку дивана, положив ногу на стол и глядя куда-то вдаль сквозь стекла старомодных очков. – Но если кампания провалена, то это даст истеблишменту повод сказать: посмотрите, Сандерс призывал создавать миллионы рабочих мест для восстановления инфраструктуры – никто его толком не поддержал, он говорил о неравенстве доходов и благосостояния – это ни к чему не привело, значит, его идеи негодные!»

Идеи для Сандерса как дети – хрупкие, нуждающиеся в том, чтобы их лелеяли. Мысль о том, что им может быть нанесен ущерб, для Сандерса невыносима. «Меня не беспокоит, что случится лично со мной в случае проигрыша, беспокоит то, что случится с моими идеями, — говорит он. – Но когда вы выводите 10 тысяч человек на митинг в поддержку этих идей, то люди говорят: такие идеи должны иметь резонанс».

В продолжение президентских сроков Обамы либералы выстраивались в очередь, состязаясь за право понаблюдать со стороны, как республиканцы едят живьём друг друга. Подобное «единство» ярко контрастировало с традиционной для Демократической партии «фракционностью». В 2012 году, когда я спрашивала участников митингов в поддержку Обамы о том, что они ждут от его переизбрания, многие говорили, что будет достаточно, если он просто остановит «Старую добрую партию» (республиканцев. – Прим. перев.).

Сегодня наступает момент окончательной проверки единства рядов демократов. Династический центристский лидер гонки (Клинтон. — прим. ред.), которую, похоже, невозможно остановить, вынуждена созывать комитет из 200 советников, чтобы выяснить, какую позицию она должна занимать в вопросах экономики. Левые вытолкнуты на грань фола. В результате этого на волне протеста на арену вышел самый непохожий на Хиллари КЛИНТОН кандидат – им стал «чокнутый» дядюшка-демократ из Вермонта.

Середина дня в городе Кедровые Пороги, штат Айова. Сандерс выступает на пресс-конференции перед местными ветеранами войны. Снаружи, на ступенях внушительного мемориального здания Beaux Arts, мужчина с бородой и в соломенной шляпе раздает листовки движения «Ветераны за мир». Женщина в цветастой юбке размахивает самодельным постером c надписью: ГРЕКАМ – ДА, ЕВРОБАНКИРАМ — НЕТ.

Ослепленный камерами Сандерс ковыляет внутрь зала, усаживается за раскладным столом. Когда наступает момент говорить, Сандерс выходит на кафедру и склоняется над ней.

«Я голосовал против войны в Ираке, таковы мои взгляды, – говорит он. – Однако мы все понимаем, что должны делать всё для того, чтобы обеспечить достойную жизнь тем, кто участвовал в войнах». На кафедре под именем кандидата надпись: ОПЛАТИЛ БЕРНИ, НЕ МИЛЛИАРДЕРЫ.

Сандерс отвечает на некоторые вопросы собравшихся журналистов. Вопросы по большей части не острые, отвечая на них, Сандерс скорее проходит проверку на соответствие той роли, которую он играет. Представители прессы не стремятся подловить его на чём-то, их больше интересует его оценки Хиллари КЛИНТОН. Что он думает о её экономической политике? Сандерс подчеркивает свою приверженность идее восстановления системы регулирования банковской деятельности на основе закона Гласса-Стиголла (см. примечание 2 переводчика). «Я уверен, что Хиллари Клинтон эта идея не близка», — говорит он с мрачным удовлетворением. Следующий вопрос: сколько денег Сандерс получил от Goldman Sachs?

«Мне не нужны их деньги», — отвечает кандидат. В случае победы на выборах он никогда не выдвинет такого кандидата на пост члена Верховного суда, который не дал обещания изменить принятую в 2010 году систему финансирования (выборов. — Прим. перев.).

На пресс-конференции я познакомилась с человеком по имени Лес БЭЙЛИ, металлургом из города Марион, Айова. На нём чёрная кепка ветерана вьетнамской войны. В 2008 году он порядочно «износился», преодолевая многие мили «от двери к двери» и агитируя за Барака ОБАМУ. Сегодня он считает, что Сандерс может завоевать Айову, используя похожие технологии.

«Страна, где миллиардеры покупают выборы, и где каждый может приобрести оружие, – не та, за которую я воевал», — говорит он.

На каждом митинге, организованном Сандерсом, вы встретите жизнестойких людей, вроде Бэйли, преданных своему почти что герою. В противоположность этому, на каждой встрече Хиллари КЛИНТОН вы обнаружите массу равнодушных рядовых демократов, которые без особых колебаний скажут вам, что поддерживая её, испытывают некоторую тревогу.

После того как заканчивается пресс-конференция Сандерса, вдоль квартала выстраивается очередь желающих попасть на вечеринку, организованную Хиллари КЛИНТОН в подземном холле того же здания.

«Я поддерживаю Клинтон, потому что у меня нет другого выбора, — говорит мне учитель-пенсионер Эдвуд ГАРЛОК, стоя в очереди к рамке металлодетектора. – Думаю, она справится с задачами. Но было бы ещё лучше, если бы она взяла на вооружение некоторые идеи Берни».

На встрече с Хиллари КЛИНТОН я познакомилась с работающим на Республиканскую партию модератором по имени Фрэнк ЛУНЦ. Он приехал в этот город для подготовки и проведения форума республиканцев, но любопытство привело его на собрания Сандерса и Клинтон. Услышанное из уст Сандерса поразило его.

«Он и вправду ненавидит богатых! – восклицает Лунц, предрекая Сандерсу успех. – Он говорит то, что на самом деле думает. Она – нет».

Фото: Jim Young / Reuters

Сандерс выступает перед демократической аудиторией в Айове. Фото: Jim Young / Reuters

Демократическая партия организует в Айове ужин, местом проведения которого выбран банкетный зал центра проведения собраний. Зал переполнен фанатами Сандерса. Снаружи группы поддержки О’Мэйли и Клинтон размахивают плакатами и выкрикивают лозунги в поддержку своих кандидатов. Отличить группы поддержки Сандерса и Клинтон не сложно. Большинство сторонников Клинтон одето в аккуратные костюмы и платья. Люди Сандерса одеты повседневно, на многих из них светло-голубые футболки с надписью на спине: ПРИСОЕДИНЯЙСЯ К ПОЛИТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ СЕГОДНЯ.

«Я фермер и товарный брокер, я не должен был быть сторонником Берни Сандерса, — говорит 60-летний Кейт КУПЕР в джинсах и рубашке навыпуск. – Но все мои друзья за него».

«Мы долго размышляли, прежде чем принять решение», — в разговор вступает его жена Мэриан КУПЕР. Супруги будут рады проголосовать за любого выдвиженца демократов. Но многое отдали бы за то, чтобы таковым стал Берни САНДЕРС, добавляет Мэриан.

Начинаются речи, ближе всего к сцене расположены столы, за которыми сидят избиратели Хиллари КЛИНТОН, они выглядят как представители истеблишмента. Группа поддержки Сандерса занимает дальнюю, «сибирскую» часть огромного зала. Я примостилась за столом, который, судя по шуму, поднятому моими соседями, можно назвать укрепленным районом Берни. Особенно усердствуют две бабули почтенного возраста.

Они уважительно замолкают, когда Клинтон произносит речь – хорошо отрепетированное обращение к избирателям, поперченное «тематическими» шутками («Дональд Трамп является кандидатом, чьи волосы привлекают больше внимания, чем мои»). Они приветствуют популистскую, митинговую риторику О’Молли, называющего заправил Wall Street жуликами и клеймящего договоры о свободной торговле. Между выступлениями бабушки скандируют: «Ber-nie! Ber-nie!»!

Когда приходит черед Сандерса, сидящие за передними столами вежливо аплодируют, сидящие за дальними – встают и приветствуют его стоя. Бабули стучат вилками по стенкам винных бокалов. Их герой ковыляет к сцене, его лысина блестит, когда он опускает взгляд в свои записки.

«Позвольте мне начать с того, что, как мне кажется, не многие кандидаты готовы произнести вслух, — начинает Сандерс и делает театральную паузу. – Ни президент, ни лучший из лучших не способны воплотить в реальность те перемены, в которых нуждается эта страна, пока не произойдет политическая революция».

Во время произнесения речи Сандерсом бабули барабанят кулаками по столу. Они скандируют лозунги. Встают и раскачиваются взад-вперед. «That’s right! That’s right!», – выкрикивают они и снова барабанят по столу обеими руками.

Речь Сандерса лишена шуток.

«Страна движется в направлении олигархического общества», — говорит оратор. Бабушки вскакивают с кресел и разгуливают по залу, стуча вилками по бокалам.

«Нам нужны рабочие места и образование, а не тюрьмы и аресты!» — говорит Сандерс. Бабули зашлись в крике: «Ber-nie, Ber-nie, Ber-nie!» Добрая половина зала уважительно молчит и не двигается, однако энергии «партизан» Сандерса хватит на три таких зала.

После того как его речь окончена, подхожу к бабулям.

«Хиллари меня не вдохновляет, — говорит одна из них, 60-летняя фермерша. — Она слишком тесно связана с корпорациями».

Другая пожилая дама по имени Сью Эллин КРОССЛИ, вышедшая на пенсию государственная служащая и бывший волонтёр организации «Корпус мира», в молодости была членом движения Democratic Socialists of America.

«Я подозреваю, что Хиллари служит интересам «больших парней», — говорит она. – Если она одержит победу и станет выдвиженцем, я буду работать на нее без устали. А вот работать на то, чтобы она стала выдвиженцем – не буду, потому что не согласна с ней».

Понять происхождение феномена Berniemania несложно. Протест против истеблишмента, как левый, так и правый, «разлит в воздухе». Люди рассержены, им надоела система, которая не работает, элита, которая их не слышит, политические решения, которые принимаются узкой группой людей, не представляющих их интересы.

«Мне кажется, американцы испытывают ещё больше гнева и раздражения по отношению к политическому истеблишменту, медийному истеблишменту, чем это представляется умникам в пределах Вашингтонской кольцевой автодороги», — говорит мне Сандерс. Даже если он не добьётся успехов в этой кампании, одна артикуляция такого положения вещей является достижением.

Сандерса сравнивают с Трампом, имея в виду характер его взаимоотношений со вспыльчивыми однопартийцами; его сравнивают с Роном ПОЛОМ – бывшим конгрессменом-либертарианцем, трижды баллотировавшимся в президенты, собиравшем большие толпы продвинутой молодежи в 2008 и 2012 годах. Как и в случае с Полом, кампания Сандерса представляется временным средством политической трансформации тем, кто по наивности всё ещё верит, что американская политика может быть орудием трансформации, а не является безнадежно коррумпированным «междусобойчиком». Кроме того, Сандерс является продуктом роста популярности специфического либерализма в ситуации, когда растущее неравенство порождает новую волну скептицизма по отношению к рыночному капитализму в американском стиле.

В отличие от Республиканской партии, которую Трамп ведёт к разрушению, демократы воспринимают Сандерса оптимистично.

«Берни не говорит ничего такого, что в будущем способно нанести ущерб Демократической партии, — считает Пол БИГАЛА, некогда разрабатывающий стратегию предвыборной кампании Билла КЛИНТОНА, а сегодня поддерживающий Хиллари КЛИНТОН. – Он завоёвывает новые голоса и заряжает энергией молодёжь. Не вижу в этом ничего, кроме хорошего».

Даже республиканцы смотрят на Сандерса с безобидным любопытством.

Берни Сандерс выступает перед своими сторонниками в Университете Кливленда. Фото: Aaron Josefczyk / Reuters

«Мне нравится Берни, — делился со мной Линдси ГРЭМ, сенатор от Южной Каролины, пытавшийся баллотироваться в президенты от Республиканской партии. – Но ведь он социалист! В случае его победы у нас останется один танк, один пулемет и 90-процентные налоги».

Когда Сандерс стал кандидатом, пресса сделала всё возможное, чтобы пропустить его через «машину для выжимания белья». Журналисты основательно порылись в его прошлом, выяснив, что его сын от первого брака на самом деле родился от другой женщины. Пресса акцентировала внимания на его расхождениях с ортодоксальным либерализмом, например, на последовательной защите права граждан на ношение оружия. Обозреватели отмечали его наиболее заметные слабые стороны, например, недостаток поддержки со стороны меньшинств, на которых традиционно опираются демократы. На следующий день после выступления в Айове речь Сандерса была прервана чернокожими активистами организации Black Lives Matter на либеральном слёте в Фениксе, а позже его критиковали за отрицательную реакцию на это. Когда я брала у Сандерса интервью, он неизменно переводил в экономическую плоскость вопросы, касающиеся расы, что в глазах многих борцов за социальную справедливость является игнорированием проблемы расизма.

Сандерсу, который ненавидит ангажированную журналистику и переход на личности, может навредить то, что он недостаточно много говорит о политике, которой, по его мнению, нужно следовать, то есть о своих любимых идеях.

«На этой неделе в Сенате мы приняли программу военных расходов ценой 600 миллиардов долларов, — рассказывает он. – Как ты считаешь, какой процент американцев знает об этом? Таких очень мало, поскольку об этом не пишет корпоративная пресса!»

«У нас есть ряд очень специфических предложений, — говорит Сандерс. – Мы ходим поднять минимальную зарплату до 15 долларов в час. Я уверен, что нам требуется солидная федеральная программа восстановления нашей разваливающейся инфраструктуры – триллион долларов на 5 лет, это создаст 13 миллионов рабочих мест». Сандерс подчеркивает, что в течение долгого времени является критиком торговых сделок, включая Тихоокеанское партнёрство. Он критикует строительство трубопровода Keystone XL. Поддерживает бесплатные общественные колледжи и компании, чьими владельцами являются их собственные работники.

«Это мои взгляды, — произносит он, после чего в его голосе появляются саркастические нотки. – Надеюсь, ты сможешь разглядеть их отличия от взглядов секретаря Клинтон».

Перевод — Станислава ВАРЫХАНОВА

Источник — «Социалист»

________

Читать по теме:

Выборы в США: Айова ближе к Минску, чем кажется

Атлантический социализм: какой может быть Америка Берни Сандерса

«Я – демократический социалист и феминист»

Левый фронт. Кто такие Джереми Корбин и Берни Сандерс, которых прочат в лидеры лейбористов и демократов


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


× 1 = семь

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Кое-что о Берни САНДЕРСЕ

Democratic U.S. presidential candidate Bernie Sanders reacts as he speaks at a rally in Hollywood, Los Angeles, California, United States October 14, 2015. REUTERS/Lucy Nicholson - RTS4IJX 14/03/2016

pic4585.big

У этого человека нет никаких шансов стать президентом, вы согласны? Только взгляните на него: помятый и хмурый, лысая макушка едва прикрыта нимбом белых волос… Только послушайте его разглагольствования с грубым бруклинским акцентом на тему социализма. «Социализма!..» — повторяет Молли БОЛЛ (Molly Ball), обозреватель респектабельного американского журнала The Atlantic и автор ряда статей о текущей президентской кампании в США. Одну из них, посвящённую, как легко догадаться, американскому социалисту Берни САНДЕРСУ, в русском переводе недавно опубликовал интернет-журнал «Социалист» (опубликовал с некоторым опозданием, к сожалению: Сандерс уже не является лидером президентской гонки от демократов, хотя и не собирается сдаваться). 

Он привлекает солидные толпы сторонников, — пишет далее Молли БОЛЛ, – 11 тысяч в Фениксе, 8 тысяч в Далласе, 2,5 тысячи в Кансил Блаффс, штат Айова. Такая поддержка бьёт все рекорды, когда-либо завоеванные кандидатами от любой партии на первичных выборах. Он собрал 15 миллионов долларов, эта сумма, состоящая главным образом из небольших пожертвований, сопоставима с 45 миллионами долларов, собранными Хиллари КЛИНТОН, причём в отличие от неё, Сандерс не провел ни одной акции фандрэйзинга. Политический истеблишмент шокирован тем, что фаворитом гонки в лагере демократов является Сандерс, а не Мартин О’МОЛЛИ – импозантный «дважды губернатор» Мэриленда, и не Джо БАЙДЕН – действующий вице-президент, которому симпатизируют избиратели-демократы, ищущие альтернативу Хиллари КЛИНТОН.

По правде сказать, и сам Берни САНДЕРС не ожидал, что страну охватит Berniemania. Своими мыслями он делится со мной в вашингтонском офисе, украшенном бутылками с кленовым сиропом. На декоративной тарелке изображен Юджин ДЕБС, который пять раз выдвигался в президенты от Социалистической партии.  При этом социалистическая «упёртость» Сандерса непропорционально раздута. Он является последовательным приверженцем философии «демократического социализма», однако никогда не стремился к жёсткой идентификации.

«Кампания разворачивается так стремительно, что штаб не поспевает за событиями, — признается Сандерс. – Иногда гонка напоминает мне военную кампанию, когда линия фронта передвигается быстрее, чем службы тыла».

После того как минувшим летом началась Berniemania, Сандерс и небольшая группа помощников без устали работают над тем, чтобы она принесла максимальную пользу.

Не так уж часто мы слышим признания политиков в том, что они не поспевают за ходом событий. Однако Сандерс и его команда имеют дурную привычку называть вещи своими именами, чего не ожидаешь от политиков и их советников. То, что это является пусть небольшим, но нарушением норм, служит иллюстрацией того, насколько мы привыкли к тому, что политики нас обманывают.

Другим базовым принципом участников обычной предвыборной кампании является то, что консультанты никогда не признают, что их кандидаты не являются людьми без недостатков. Однако команда Сандерса, по всей видимости, не выучила и этот урок.

«Я его советник, но он не всегда следует моим советам, — говорит Тэд ДЕВАЙН, ветеран предвыборных кампаний Демократической партии, бывший советник Ала ГОРА и Джона КЕРРИ, работающий сегодня главным стратегом кампании Сандерса. – Его не интересует, насколько опрятно он выглядит, его не заботит прическа». Директор по коммуникациям штаба Сандерса Майкл БРИГГС добавляет: «Он выступает с часовыми речами. И люди ему аплодируют!»

В том же духе предельной честности и я не стану заверять вас в том, что Сандерс «может преподнести Хиллари Клинтон сюрприз, который до сих пор ей никто не преподносил», как это положено в статьях подобного жанра. Сандерс завоевал от четверти до трети голосов в Айове и Нью-Хемпшире, на некоторых участках Нью-Хемпшира его разрыв с Хиллари КЛИНТОН достигал 10 пунктов. Некоторые советники Клинтон стали предрекать её возможное поражение в этих штатах, проголосовавших раньше других, эти заявления можно трактовать как попытку «снизить планку» ожиданий.  Однако в масштабах всей страны Клинтон лидирует среди демократов с отрывом почти на 30 пунктов. У неё есть деньги, у неё есть поддержка со стороны партийной элиты и у неё есть многочисленные команды специалистов по предвыборным кампаниям.

Но у Берни САНДЕРСА есть одна вещь, которой нет у Хиллари КЛИНТОН, — это идеология.

Берни Сандерс произносит речь на "демократический социализм" в Америке," перед студентами Джорджтаунского университета. Фото: Carlos Barria / Reuters

Берни Сандерс произносит речь «Демократический социализм в Америке» перед студентами Джорджтаунского университета в г. Вашингтон. Фото: Carlos Barria / Reuters

Когда Берни САНДЕРС задумывал участвовать в выборах, его главным опасением было то, что это может повредить его идеям.

«Если я проиграл, значит, плохой была кампания. Если я не набрал много голосов, то — что делать? – это можно пережить, — рассуждает Сандерс, облокотившись на спинку дивана, положив ногу на стол и глядя куда-то вдаль сквозь стекла старомодных очков. – Но если кампания провалена, то это даст истеблишменту повод сказать: посмотрите, Сандерс призывал создавать миллионы рабочих мест для восстановления инфраструктуры – никто его толком не поддержал, он говорил о неравенстве доходов и благосостояния – это ни к чему не привело, значит, его идеи негодные!»

Идеи для Сандерса как дети – хрупкие, нуждающиеся в том, чтобы их лелеяли. Мысль о том, что им может быть нанесен ущерб, для Сандерса невыносима. «Меня не беспокоит, что случится лично со мной в случае проигрыша, беспокоит то, что случится с моими идеями, — говорит он. – Но когда вы выводите 10 тысяч человек на митинг в поддержку этих идей, то люди говорят: такие идеи должны иметь резонанс».

В продолжение президентских сроков Обамы либералы выстраивались в очередь, состязаясь за право понаблюдать со стороны, как республиканцы едят живьём друг друга. Подобное «единство» ярко контрастировало с традиционной для Демократической партии «фракционностью». В 2012 году, когда я спрашивала участников митингов в поддержку Обамы о том, что они ждут от его переизбрания, многие говорили, что будет достаточно, если он просто остановит «Старую добрую партию» (республиканцев. – Прим. перев.).

Сегодня наступает момент окончательной проверки единства рядов демократов. Династический центристский лидер гонки (Клинтон. — прим. ред.), которую, похоже, невозможно остановить, вынуждена созывать комитет из 200 советников, чтобы выяснить, какую позицию она должна занимать в вопросах экономики. Левые вытолкнуты на грань фола. В результате этого на волне протеста на арену вышел самый непохожий на Хиллари КЛИНТОН кандидат – им стал «чокнутый» дядюшка-демократ из Вермонта.

Середина дня в городе Кедровые Пороги, штат Айова. Сандерс выступает на пресс-конференции перед местными ветеранами войны. Снаружи, на ступенях внушительного мемориального здания Beaux Arts, мужчина с бородой и в соломенной шляпе раздает листовки движения «Ветераны за мир». Женщина в цветастой юбке размахивает самодельным постером c надписью: ГРЕКАМ – ДА, ЕВРОБАНКИРАМ — НЕТ.

Ослепленный камерами Сандерс ковыляет внутрь зала, усаживается за раскладным столом. Когда наступает момент говорить, Сандерс выходит на кафедру и склоняется над ней.

«Я голосовал против войны в Ираке, таковы мои взгляды, – говорит он. – Однако мы все понимаем, что должны делать всё для того, чтобы обеспечить достойную жизнь тем, кто участвовал в войнах». На кафедре под именем кандидата надпись: ОПЛАТИЛ БЕРНИ, НЕ МИЛЛИАРДЕРЫ.

Сандерс отвечает на некоторые вопросы собравшихся журналистов. Вопросы по большей части не острые, отвечая на них, Сандерс скорее проходит проверку на соответствие той роли, которую он играет. Представители прессы не стремятся подловить его на чём-то, их больше интересует его оценки Хиллари КЛИНТОН. Что он думает о её экономической политике? Сандерс подчеркивает свою приверженность идее восстановления системы регулирования банковской деятельности на основе закона Гласса-Стиголла (см. примечание 2 переводчика). «Я уверен, что Хиллари Клинтон эта идея не близка», — говорит он с мрачным удовлетворением. Следующий вопрос: сколько денег Сандерс получил от Goldman Sachs?

«Мне не нужны их деньги», — отвечает кандидат. В случае победы на выборах он никогда не выдвинет такого кандидата на пост члена Верховного суда, который не дал обещания изменить принятую в 2010 году систему финансирования (выборов. — Прим. перев.).

На пресс-конференции я познакомилась с человеком по имени Лес БЭЙЛИ, металлургом из города Марион, Айова. На нём чёрная кепка ветерана вьетнамской войны. В 2008 году он порядочно «износился», преодолевая многие мили «от двери к двери» и агитируя за Барака ОБАМУ. Сегодня он считает, что Сандерс может завоевать Айову, используя похожие технологии.

«Страна, где миллиардеры покупают выборы, и где каждый может приобрести оружие, – не та, за которую я воевал», — говорит он.

На каждом митинге, организованном Сандерсом, вы встретите жизнестойких людей, вроде Бэйли, преданных своему почти что герою. В противоположность этому, на каждой встрече Хиллари КЛИНТОН вы обнаружите массу равнодушных рядовых демократов, которые без особых колебаний скажут вам, что поддерживая её, испытывают некоторую тревогу.

После того как заканчивается пресс-конференция Сандерса, вдоль квартала выстраивается очередь желающих попасть на вечеринку, организованную Хиллари КЛИНТОН в подземном холле того же здания.

«Я поддерживаю Клинтон, потому что у меня нет другого выбора, — говорит мне учитель-пенсионер Эдвуд ГАРЛОК, стоя в очереди к рамке металлодетектора. – Думаю, она справится с задачами. Но было бы ещё лучше, если бы она взяла на вооружение некоторые идеи Берни».

На встрече с Хиллари КЛИНТОН я познакомилась с работающим на Республиканскую партию модератором по имени Фрэнк ЛУНЦ. Он приехал в этот город для подготовки и проведения форума республиканцев, но любопытство привело его на собрания Сандерса и Клинтон. Услышанное из уст Сандерса поразило его.

«Он и вправду ненавидит богатых! – восклицает Лунц, предрекая Сандерсу успех. – Он говорит то, что на самом деле думает. Она – нет».

Фото: Jim Young / Reuters

Сандерс выступает перед демократической аудиторией в Айове. Фото: Jim Young / Reuters

Демократическая партия организует в Айове ужин, местом проведения которого выбран банкетный зал центра проведения собраний. Зал переполнен фанатами Сандерса. Снаружи группы поддержки О’Мэйли и Клинтон размахивают плакатами и выкрикивают лозунги в поддержку своих кандидатов. Отличить группы поддержки Сандерса и Клинтон не сложно. Большинство сторонников Клинтон одето в аккуратные костюмы и платья. Люди Сандерса одеты повседневно, на многих из них светло-голубые футболки с надписью на спине: ПРИСОЕДИНЯЙСЯ К ПОЛИТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ СЕГОДНЯ.

«Я фермер и товарный брокер, я не должен был быть сторонником Берни Сандерса, — говорит 60-летний Кейт КУПЕР в джинсах и рубашке навыпуск. – Но все мои друзья за него».

«Мы долго размышляли, прежде чем принять решение», — в разговор вступает его жена Мэриан КУПЕР. Супруги будут рады проголосовать за любого выдвиженца демократов. Но многое отдали бы за то, чтобы таковым стал Берни САНДЕРС, добавляет Мэриан.

Начинаются речи, ближе всего к сцене расположены столы, за которыми сидят избиратели Хиллари КЛИНТОН, они выглядят как представители истеблишмента. Группа поддержки Сандерса занимает дальнюю, «сибирскую» часть огромного зала. Я примостилась за столом, который, судя по шуму, поднятому моими соседями, можно назвать укрепленным районом Берни. Особенно усердствуют две бабули почтенного возраста.

Они уважительно замолкают, когда Клинтон произносит речь – хорошо отрепетированное обращение к избирателям, поперченное «тематическими» шутками («Дональд Трамп является кандидатом, чьи волосы привлекают больше внимания, чем мои»). Они приветствуют популистскую, митинговую риторику О’Молли, называющего заправил Wall Street жуликами и клеймящего договоры о свободной торговле. Между выступлениями бабушки скандируют: «Ber-nie! Ber-nie!»!

Когда приходит черед Сандерса, сидящие за передними столами вежливо аплодируют, сидящие за дальними – встают и приветствуют его стоя. Бабули стучат вилками по стенкам винных бокалов. Их герой ковыляет к сцене, его лысина блестит, когда он опускает взгляд в свои записки.

«Позвольте мне начать с того, что, как мне кажется, не многие кандидаты готовы произнести вслух, — начинает Сандерс и делает театральную паузу. – Ни президент, ни лучший из лучших не способны воплотить в реальность те перемены, в которых нуждается эта страна, пока не произойдет политическая революция».

Во время произнесения речи Сандерсом бабули барабанят кулаками по столу. Они скандируют лозунги. Встают и раскачиваются взад-вперед. «That’s right! That’s right!», – выкрикивают они и снова барабанят по столу обеими руками.

Речь Сандерса лишена шуток.

«Страна движется в направлении олигархического общества», — говорит оратор. Бабушки вскакивают с кресел и разгуливают по залу, стуча вилками по бокалам.

«Нам нужны рабочие места и образование, а не тюрьмы и аресты!» — говорит Сандерс. Бабули зашлись в крике: «Ber-nie, Ber-nie, Ber-nie!» Добрая половина зала уважительно молчит и не двигается, однако энергии «партизан» Сандерса хватит на три таких зала.

После того как его речь окончена, подхожу к бабулям.

«Хиллари меня не вдохновляет, — говорит одна из них, 60-летняя фермерша. — Она слишком тесно связана с корпорациями».

Другая пожилая дама по имени Сью Эллин КРОССЛИ, вышедшая на пенсию государственная служащая и бывший волонтёр организации «Корпус мира», в молодости была членом движения Democratic Socialists of America.

«Я подозреваю, что Хиллари служит интересам «больших парней», — говорит она. – Если она одержит победу и станет выдвиженцем, я буду работать на нее без устали. А вот работать на то, чтобы она стала выдвиженцем – не буду, потому что не согласна с ней».

Понять происхождение феномена Berniemania несложно. Протест против истеблишмента, как левый, так и правый, «разлит в воздухе». Люди рассержены, им надоела система, которая не работает, элита, которая их не слышит, политические решения, которые принимаются узкой группой людей, не представляющих их интересы.

«Мне кажется, американцы испытывают ещё больше гнева и раздражения по отношению к политическому истеблишменту, медийному истеблишменту, чем это представляется умникам в пределах Вашингтонской кольцевой автодороги», — говорит мне Сандерс. Даже если он не добьётся успехов в этой кампании, одна артикуляция такого положения вещей является достижением.

Сандерса сравнивают с Трампом, имея в виду характер его взаимоотношений со вспыльчивыми однопартийцами; его сравнивают с Роном ПОЛОМ – бывшим конгрессменом-либертарианцем, трижды баллотировавшимся в президенты, собиравшем большие толпы продвинутой молодежи в 2008 и 2012 годах. Как и в случае с Полом, кампания Сандерса представляется временным средством политической трансформации тем, кто по наивности всё ещё верит, что американская политика может быть орудием трансформации, а не является безнадежно коррумпированным «междусобойчиком». Кроме того, Сандерс является продуктом роста популярности специфического либерализма в ситуации, когда растущее неравенство порождает новую волну скептицизма по отношению к рыночному капитализму в американском стиле.

В отличие от Республиканской партии, которую Трамп ведёт к разрушению, демократы воспринимают Сандерса оптимистично.

«Берни не говорит ничего такого, что в будущем способно нанести ущерб Демократической партии, — считает Пол БИГАЛА, некогда разрабатывающий стратегию предвыборной кампании Билла КЛИНТОНА, а сегодня поддерживающий Хиллари КЛИНТОН. – Он завоёвывает новые голоса и заряжает энергией молодёжь. Не вижу в этом ничего, кроме хорошего».

Даже республиканцы смотрят на Сандерса с безобидным любопытством.

Берни Сандерс выступает перед своими сторонниками в Университете Кливленда. Фото: Aaron Josefczyk / Reuters

«Мне нравится Берни, — делился со мной Линдси ГРЭМ, сенатор от Южной Каролины, пытавшийся баллотироваться в президенты от Республиканской партии. – Но ведь он социалист! В случае его победы у нас останется один танк, один пулемет и 90-процентные налоги».

Когда Сандерс стал кандидатом, пресса сделала всё возможное, чтобы пропустить его через «машину для выжимания белья». Журналисты основательно порылись в его прошлом, выяснив, что его сын от первого брака на самом деле родился от другой женщины. Пресса акцентировала внимания на его расхождениях с ортодоксальным либерализмом, например, на последовательной защите права граждан на ношение оружия. Обозреватели отмечали его наиболее заметные слабые стороны, например, недостаток поддержки со стороны меньшинств, на которых традиционно опираются демократы. На следующий день после выступления в Айове речь Сандерса была прервана чернокожими активистами организации Black Lives Matter на либеральном слёте в Фениксе, а позже его критиковали за отрицательную реакцию на это. Когда я брала у Сандерса интервью, он неизменно переводил в экономическую плоскость вопросы, касающиеся расы, что в глазах многих борцов за социальную справедливость является игнорированием проблемы расизма.

Сандерсу, который ненавидит ангажированную журналистику и переход на личности, может навредить то, что он недостаточно много говорит о политике, которой, по его мнению, нужно следовать, то есть о своих любимых идеях.

«На этой неделе в Сенате мы приняли программу военных расходов ценой 600 миллиардов долларов, — рассказывает он. – Как ты считаешь, какой процент американцев знает об этом? Таких очень мало, поскольку об этом не пишет корпоративная пресса!»

«У нас есть ряд очень специфических предложений, — говорит Сандерс. – Мы ходим поднять минимальную зарплату до 15 долларов в час. Я уверен, что нам требуется солидная федеральная программа восстановления нашей разваливающейся инфраструктуры – триллион долларов на 5 лет, это создаст 13 миллионов рабочих мест». Сандерс подчеркивает, что в течение долгого времени является критиком торговых сделок, включая Тихоокеанское партнёрство. Он критикует строительство трубопровода Keystone XL. Поддерживает бесплатные общественные колледжи и компании, чьими владельцами являются их собственные работники.

«Это мои взгляды, — произносит он, после чего в его голосе появляются саркастические нотки. – Надеюсь, ты сможешь разглядеть их отличия от взглядов секретаря Клинтон».

Перевод — Станислава ВАРЫХАНОВА

Источник — «Социалист»

________

Читать по теме:

Выборы в США: Айова ближе к Минску, чем кажется

Атлантический социализм: какой может быть Америка Берни Сандерса

«Я – демократический социалист и феминист»

Левый фронт. Кто такие Джереми Корбин и Берни Сандерс, которых прочат в лидеры лейбористов и демократов

By
@
backtotop