Испанские тупики и каталонские загадки

Для тех, кто пристально занимается и интересуется южно-европейской политикой, наступили, без сомнения, интересные времена. В последние месяцы и Испания в целом, и её каталонское сообщество, в частности, на практике показали, сколь непредсказуемой и неопределённой может быть политика. Как пишут некоторые острословы из испанской журналистики, «политический матч Мадрид – Барселона» отложен на неопределённый период по причине того, что у «столичной команды затягивается период отсутствия главного тренера».

Об испанских политических тупиках и каталонских загадках пишет доктор исторических наук, профессор Руслан КОСТЮК. Первая публикация материала состоялась в интернет-журнале «Рабкор.ру».

335837

Фото: AP

Состоявшиеся 20 декабря всеобщие выборы в испанском королевстве впервые в новейшей истории закончились без явной победы той или иной политической силы. Собственно, такой результат, достигнутый на фоне трансформации испанской биполярной политики, где главными центрами притяжения были консерваторы из Народной партии (НП) и левоцентристская Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП) в «четырёхугольную» (с добавлением к НП и ИСРП левопопулистской партии «Подемос» — «Мы можем», и либеральной партии «Сьюдаданос» — «Граждане») предсказывался многими. Как отмечает, в частности, профессор политических наук Хайме ПАСТОР, выборы 20 декабря лишь подтвердили, что

«Испания погружена в глубочайший социально-экономический, политический и национально-территориальный кризис, который и находится в центре электорального противоборства».

Как известно, две ведущие партии Испании заметно ослабили своё парламентское представительство, положив тем самым конец, фактически двухпартийной системе на федеральном уровне (Народная партия одержала «пиррову» победу, заполучив в парламенте 123 кресла, Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП) получила 90 кресел в 350-местном конгрессе депутатов. — Прим. ред.).

В итоге ни один из политических лагерей на сегодня не имеет большинства в Конгрессе депутатов – нижней палате испанского парламента. Право-либеральная коалиция невозможна, так как у консерваторов и либералов не хватает большинства голосов, а далеко не все регионалистские партии настроены поддерживать Мариано РАХОЯ на посту премьер-министра. Предложение лидера «Граждан» Альберто РИВЕРЫ о создании трёхпартийного кабинета с участием в нём НП, ИСРП и самих либералов отверг генеральный секретарь ИСРП Педро САНЧЕС.

Однако и сформировать чисто левое правительство не представляется возможным. Во-первых, потому что в Конгрессе депутатов просто отсутствует левое большинство. Да, арифметически, если учитывать процентные показатели, 20 декабря за списки левой и левоцентристской ориентации отдали голоса почти 51,5% испанцев. Но на деле в нижней палате испанских Генеральных Кортесов мы после декабрьских выборов на 350 депутатских мандатов имеем 90 социалистов, 69 представителей «Подемос», 9 каталонских левых республиканцев и всего двух парламентариев от коалиции «Объединённые левые – Народное единство».

Выборы в испанские Кортесы не просто видоизменили соотношение сил внутри испанского левого движения – они взорвали его! Впервые за весь постфранкистский период испанской истории рабочие социалисты показали столь слабый результат (22% голосов).

Более того, они, с трудом оставшись первой по уровню поддержки партией в левом спектре, потеряли в испанской левой свою гегемонию. В 1970-2000-е гг. всегда и на всех выборах абсолютное большинство избирателей, отдававших голоса за левые партии и движения, голосовало именно за ИСРП. Как видим, сегодня сложилась совершенно новая ситуация.

Произошло это прежде всего благодаря «Подемос». Партия, которой только-только исполнилось два года, сумела с первого захода на парламентских выборах получить сразу 20,7% или почти 5,2 млн голосов! Это свидетельствует, конечно, не только о кризисе испанского варианта неолиберализма, но и о системном кризисе всего традиционного левого движения Испании.

Возможность создания коалиционного кабинета ИСРП/«Подемос» на сегодня видится достаточно маловероятной. Не только потому, что у левых отсутствует большинство в нижней палате парламента. Но также и потому, что между двумя ведущими левыми партиями существует немало серьёзных политических разногласий. Есть и серьёзные кадровые разногласия. Если ИСРП настаивает на премьерской должности для своего лидера Педро САНЧЕСА, то в «Подемосе» всерьёз делают аналогичный запрос для собственного генерального секретаря Пабло ИГЛЕСИАСА или же предлагают социалистам рассмотреть вариант независимой надпартийной кандидатуры.

В общем, можно говорить, что на национальном уровне испанская политика, похоже, зашла в некоторый тупик и возможность досрочных законодательных выборов сегодня выглядит вполне правдоподобной.

Но ещё одним непростым препятствием для союза левых сил в Испании является каталонская проблема.

9a7fd29ce4abe678798fd721c7cd2484_XL

Фото: AFP \ Getty Images

Например, ИСРП требует, чтобы «Подемос» отказался от требования провести в каталонском сообществе референдум об отношении каталонцев к вопросу о суверенитете. Не следует забывать также и о том, что не все в руководстве ИСРП готовы к альянсу с левым «Подемос». Сразу после выборов определённо заявили о себе социал-либеральные элементы, рупором которых выступает президент (руководитель автономного правительства) Андалусии Сусана ДИАС. Правые в ИСРП в большей степени настроены на альянс с «Гражданами» и даже с НП, нежели в пользу союза левых сил.

Выборы 20 декабря в то же время показали, что каталонское общество ещё в большей степени, чем испанское государство в целом, склоняется сегодня в левую сторону. Каталония, где в среднем живут более обеспеченно и даже богато, проголосовала за левых. В целом за левые и левоцентристские списки по Каталонскому сообществу отдали голоса 57% активных избирателей, что явилось по-своему сенсационным результатом. Который тем не менее, сам по себе несёт лишь «номинальную ценность» и напрямую вряд ли скажется в краткосрочной перспективе на ситуацию в самой Каталонии, и на характер взаимоотношений по линии Мадрид-Барселона.

Почему? Всё-таки центр тяжести в каталонской политике фокусируется прежде всего вокруг соотношения сил в автономном парламенте, а там поляризация проходит вовсе не по оси «левые» — «правые», а по линии «сторонники независимости» — «эспаньолисты». Лично мне представляется, что яркий и для многих неожиданный успех аффилированного с «Подемос» каталонского списка «Сообща мы можем», выигравшего в Каталонии выборы 20 декабря с показателем 24,7%, является как раз выражением некого подспудного недовольства каталонской общественности. Рядовым каталонцам уже порядком надоела конфронтация между центральном правительством и местным. Многие считают, что социальная, экономическая тематика гораздо важнее, чем институциональная.

Но всё дело в том, что на автономных законодательных выборах в прошлом сентябре именно тематика независимости оказалась в самом центре внимания, что в итоге и привело к весьма скромному результату местного «Подемос» (в Каталонии именуемого «Подем»).

Да, итоги выборов 20 декабря со всей ясностью показали, что внутри каталонской левой всё большую дорогу себе пробивает «третий путь». Сегодня он ассоциируется с блоком «Сообща мы можем», куда входят каталонский «Подем», «Объединённые и альтернативные левые», связанные на федеральном уровне с «Объединёнными левыми», а также лево-экологическая формация «Инициатива для Каталонии – Зелёные».

Но в каталонском парламенте у альтернативных левых всего 11 депутатов из 135 и их голос на данный момент не так уж силён. Другое дело, что неожиданная победа списка Ады КОЛАУ (мэр Барселоны, поддержанная на выборах в том числе и «Подемос», которая в 2009 году стала одной из создателей Platform for People Affected by Mortgages (PAH), защищавшей обездоленных кризисом держателей ипотеки от выселения на улицу; ещё накануне своей победы на выборах мэра заявляла, что не поддержит «дорожную карту» по обретению независимости Каталонии от Испании. — Прим. ред.) в Каталонии 20 декабря всерьёз испугала сторонников независимости. Буквально за несколько часов до истечения срока, требуемого для формирования автономного правительства, 10 января в Барселоне было объявлено о том, что парламентское большинство сумело договориться о создании правительства, которое поведёт Каталонию к суверенитету.

В этом правительстве примут участие и левые партии – «Республиканские левые Каталонии» и «Левое движение», хотя ведущая роль всё же принадлежит правоцентристам. Но самый удивительный и по-своему загадочный момент связан с фактором КНЕ («Кандидаты народного единства» — крайне левая «евроскептическая» каталонская партия, ориентированная на каталонский национализм и сепаратизм. — Прим. ред.). Дело в том, что региональное правительство было сформировано лишь благодаря «театральному представлению» со стороны крайне левых депутатов от КНЕ. Некоторые из них совершенно осознанно проголосовали за назначение президентом региона Карлеса ПЮИГДЕМОНА.

КНЕ представляет собой партию движенческого типа, конгломерат левацких и вместе с тем твёрдо настроенных на полную независимость Каталонии сил. Отчасти КНЕ можно отнести к такому редко встречающемуся в современной Европе подвиду, как левый национализм.

Самое удивительное, что верное своим «ассемблеистским» традициям прямой демократии, руководство КНЕ в самом конце декабря устроило очередной референдум – о поддержке сепаратистского правительства во главе с Артуром МАСОМ. Наверное, в истории левого движения такого «ничейного» голосования ещё ни разу не случалось: «за» высказались 1515 активистов. И ровно столько же против!

Компромисс всё же был найден: лидеры основного сепаратистского блока учли социальные запросы КНЕ, да и А. МАС благоразумно отошёл в тень, протолкнув на высший пост в Каталонии своего товарища по партии К. ПЮИГДЕМОНА. В общем, нынешний кабинет меньшинства в Каталонии стал по факту заложником крайне левых. Но в Каталонии, пусть и загадочно, хотя бы создали правительство. В Испании в целом этот процесс ещё далёк от своего завершения.

Источник — «Рабкор.ру»

__________

Читать ещё:

Последний день двухпартийной Испании

Еврозелëные: Испания против мер жëсткой экономии

Испанские выборы 2015 года: рубикон неравенства пройден


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


шесть + = 15

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Испанские тупики и каталонские загадки

9a7fd29ce4abe678798fd721c7cd2484_XL 01/02/2016

Для тех, кто пристально занимается и интересуется южно-европейской политикой, наступили, без сомнения, интересные времена. В последние месяцы и Испания в целом, и её каталонское сообщество, в частности, на практике показали, сколь непредсказуемой и неопределённой может быть политика. Как пишут некоторые острословы из испанской журналистики, «политический матч Мадрид – Барселона» отложен на неопределённый период по причине того, что у «столичной команды затягивается период отсутствия главного тренера».

Об испанских политических тупиках и каталонских загадках пишет доктор исторических наук, профессор Руслан КОСТЮК. Первая публикация материала состоялась в интернет-журнале «Рабкор.ру».

335837

Фото: AP

Состоявшиеся 20 декабря всеобщие выборы в испанском королевстве впервые в новейшей истории закончились без явной победы той или иной политической силы. Собственно, такой результат, достигнутый на фоне трансформации испанской биполярной политики, где главными центрами притяжения были консерваторы из Народной партии (НП) и левоцентристская Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП) в «четырёхугольную» (с добавлением к НП и ИСРП левопопулистской партии «Подемос» — «Мы можем», и либеральной партии «Сьюдаданос» — «Граждане») предсказывался многими. Как отмечает, в частности, профессор политических наук Хайме ПАСТОР, выборы 20 декабря лишь подтвердили, что

«Испания погружена в глубочайший социально-экономический, политический и национально-территориальный кризис, который и находится в центре электорального противоборства».

Как известно, две ведущие партии Испании заметно ослабили своё парламентское представительство, положив тем самым конец, фактически двухпартийной системе на федеральном уровне (Народная партия одержала «пиррову» победу, заполучив в парламенте 123 кресла, Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП) получила 90 кресел в 350-местном конгрессе депутатов. — Прим. ред.).

В итоге ни один из политических лагерей на сегодня не имеет большинства в Конгрессе депутатов – нижней палате испанского парламента. Право-либеральная коалиция невозможна, так как у консерваторов и либералов не хватает большинства голосов, а далеко не все регионалистские партии настроены поддерживать Мариано РАХОЯ на посту премьер-министра. Предложение лидера «Граждан» Альберто РИВЕРЫ о создании трёхпартийного кабинета с участием в нём НП, ИСРП и самих либералов отверг генеральный секретарь ИСРП Педро САНЧЕС.

Однако и сформировать чисто левое правительство не представляется возможным. Во-первых, потому что в Конгрессе депутатов просто отсутствует левое большинство. Да, арифметически, если учитывать процентные показатели, 20 декабря за списки левой и левоцентристской ориентации отдали голоса почти 51,5% испанцев. Но на деле в нижней палате испанских Генеральных Кортесов мы после декабрьских выборов на 350 депутатских мандатов имеем 90 социалистов, 69 представителей «Подемос», 9 каталонских левых республиканцев и всего двух парламентариев от коалиции «Объединённые левые – Народное единство».

Выборы в испанские Кортесы не просто видоизменили соотношение сил внутри испанского левого движения – они взорвали его! Впервые за весь постфранкистский период испанской истории рабочие социалисты показали столь слабый результат (22% голосов).

Более того, они, с трудом оставшись первой по уровню поддержки партией в левом спектре, потеряли в испанской левой свою гегемонию. В 1970-2000-е гг. всегда и на всех выборах абсолютное большинство избирателей, отдававших голоса за левые партии и движения, голосовало именно за ИСРП. Как видим, сегодня сложилась совершенно новая ситуация.

Произошло это прежде всего благодаря «Подемос». Партия, которой только-только исполнилось два года, сумела с первого захода на парламентских выборах получить сразу 20,7% или почти 5,2 млн голосов! Это свидетельствует, конечно, не только о кризисе испанского варианта неолиберализма, но и о системном кризисе всего традиционного левого движения Испании.

Возможность создания коалиционного кабинета ИСРП/«Подемос» на сегодня видится достаточно маловероятной. Не только потому, что у левых отсутствует большинство в нижней палате парламента. Но также и потому, что между двумя ведущими левыми партиями существует немало серьёзных политических разногласий. Есть и серьёзные кадровые разногласия. Если ИСРП настаивает на премьерской должности для своего лидера Педро САНЧЕСА, то в «Подемосе» всерьёз делают аналогичный запрос для собственного генерального секретаря Пабло ИГЛЕСИАСА или же предлагают социалистам рассмотреть вариант независимой надпартийной кандидатуры.

В общем, можно говорить, что на национальном уровне испанская политика, похоже, зашла в некоторый тупик и возможность досрочных законодательных выборов сегодня выглядит вполне правдоподобной.

Но ещё одним непростым препятствием для союза левых сил в Испании является каталонская проблема.

9a7fd29ce4abe678798fd721c7cd2484_XL

Фото: AFP \ Getty Images

Например, ИСРП требует, чтобы «Подемос» отказался от требования провести в каталонском сообществе референдум об отношении каталонцев к вопросу о суверенитете. Не следует забывать также и о том, что не все в руководстве ИСРП готовы к альянсу с левым «Подемос». Сразу после выборов определённо заявили о себе социал-либеральные элементы, рупором которых выступает президент (руководитель автономного правительства) Андалусии Сусана ДИАС. Правые в ИСРП в большей степени настроены на альянс с «Гражданами» и даже с НП, нежели в пользу союза левых сил.

Выборы 20 декабря в то же время показали, что каталонское общество ещё в большей степени, чем испанское государство в целом, склоняется сегодня в левую сторону. Каталония, где в среднем живут более обеспеченно и даже богато, проголосовала за левых. В целом за левые и левоцентристские списки по Каталонскому сообществу отдали голоса 57% активных избирателей, что явилось по-своему сенсационным результатом. Который тем не менее, сам по себе несёт лишь «номинальную ценность» и напрямую вряд ли скажется в краткосрочной перспективе на ситуацию в самой Каталонии, и на характер взаимоотношений по линии Мадрид-Барселона.

Почему? Всё-таки центр тяжести в каталонской политике фокусируется прежде всего вокруг соотношения сил в автономном парламенте, а там поляризация проходит вовсе не по оси «левые» — «правые», а по линии «сторонники независимости» — «эспаньолисты». Лично мне представляется, что яркий и для многих неожиданный успех аффилированного с «Подемос» каталонского списка «Сообща мы можем», выигравшего в Каталонии выборы 20 декабря с показателем 24,7%, является как раз выражением некого подспудного недовольства каталонской общественности. Рядовым каталонцам уже порядком надоела конфронтация между центральном правительством и местным. Многие считают, что социальная, экономическая тематика гораздо важнее, чем институциональная.

Но всё дело в том, что на автономных законодательных выборах в прошлом сентябре именно тематика независимости оказалась в самом центре внимания, что в итоге и привело к весьма скромному результату местного «Подемос» (в Каталонии именуемого «Подем»).

Да, итоги выборов 20 декабря со всей ясностью показали, что внутри каталонской левой всё большую дорогу себе пробивает «третий путь». Сегодня он ассоциируется с блоком «Сообща мы можем», куда входят каталонский «Подем», «Объединённые и альтернативные левые», связанные на федеральном уровне с «Объединёнными левыми», а также лево-экологическая формация «Инициатива для Каталонии – Зелёные».

Но в каталонском парламенте у альтернативных левых всего 11 депутатов из 135 и их голос на данный момент не так уж силён. Другое дело, что неожиданная победа списка Ады КОЛАУ (мэр Барселоны, поддержанная на выборах в том числе и «Подемос», которая в 2009 году стала одной из создателей Platform for People Affected by Mortgages (PAH), защищавшей обездоленных кризисом держателей ипотеки от выселения на улицу; ещё накануне своей победы на выборах мэра заявляла, что не поддержит «дорожную карту» по обретению независимости Каталонии от Испании. — Прим. ред.) в Каталонии 20 декабря всерьёз испугала сторонников независимости. Буквально за несколько часов до истечения срока, требуемого для формирования автономного правительства, 10 января в Барселоне было объявлено о том, что парламентское большинство сумело договориться о создании правительства, которое поведёт Каталонию к суверенитету.

В этом правительстве примут участие и левые партии – «Республиканские левые Каталонии» и «Левое движение», хотя ведущая роль всё же принадлежит правоцентристам. Но самый удивительный и по-своему загадочный момент связан с фактором КНЕ («Кандидаты народного единства» — крайне левая «евроскептическая» каталонская партия, ориентированная на каталонский национализм и сепаратизм. — Прим. ред.). Дело в том, что региональное правительство было сформировано лишь благодаря «театральному представлению» со стороны крайне левых депутатов от КНЕ. Некоторые из них совершенно осознанно проголосовали за назначение президентом региона Карлеса ПЮИГДЕМОНА.

КНЕ представляет собой партию движенческого типа, конгломерат левацких и вместе с тем твёрдо настроенных на полную независимость Каталонии сил. Отчасти КНЕ можно отнести к такому редко встречающемуся в современной Европе подвиду, как левый национализм.

Самое удивительное, что верное своим «ассемблеистским» традициям прямой демократии, руководство КНЕ в самом конце декабря устроило очередной референдум – о поддержке сепаратистского правительства во главе с Артуром МАСОМ. Наверное, в истории левого движения такого «ничейного» голосования ещё ни разу не случалось: «за» высказались 1515 активистов. И ровно столько же против!

Компромисс всё же был найден: лидеры основного сепаратистского блока учли социальные запросы КНЕ, да и А. МАС благоразумно отошёл в тень, протолкнув на высший пост в Каталонии своего товарища по партии К. ПЮИГДЕМОНА. В общем, нынешний кабинет меньшинства в Каталонии стал по факту заложником крайне левых. Но в Каталонии, пусть и загадочно, хотя бы создали правительство. В Испании в целом этот процесс ещё далёк от своего завершения.

Источник — «Рабкор.ру»

__________

Читать ещё:

Последний день двухпартийной Испании

Еврозелëные: Испания против мер жëсткой экономии

Испанские выборы 2015 года: рубикон неравенства пройден

Амброз ЭВАНС-ПРИЧАРД.  Политическое восстание в Испании развеивает иллюзии об экономическом восстановлении «еврозоны»

By
@
backtotop