«Зелёный – значит красный, красный — значит зелёный»

Такими явлениями как «экосоциализм» или «красно-зелёные коалиции» сегодня удивить кого-либо стало достаточно сложно. В эпоху так называемого политического постмодернизма они расцвели пышным цветом и не кажутся чем-то непонятным и странным на фоне других, куда более необычных и порой взаимоисключающих гибридов. Словом, «красно-зелёное» сейчас в тренде, но, тем не менее, очень часто левое и экологическое по отдельности встречается не реже и, на первый взгляд, казалось бы, может успешно существовать друг без друга и дальше. Но так ли это? На сегодняшний день как перед социалистами, так и перед экологами особо остро стоит вопрос о том, почему «зелёный» не может быть «зелёным» без сильной примеси «красного», и почему «красный» должен, в свою очередь, отливать «зелёным».

Об этом пишет наш автор Павел КАТОРЖЕВСКИЙ (в том числе на примере известной экозащитной организации «Гринпис» пытаясь показать бесперспективность деполитизированого (и не левого) экологизма).

Screen-Shot-2014-09-21-at-3.49.37-PM

О том, что такое экосоциализм и с чем его едят, уже сказано достаточно. Основные его положения были изложены Михаэлем ЛЕВИ и Джоэлом КОВЕЛОМ в «Экосоциалистическом манифесте»*. Но дело состоит ещё и в том, чтобы обосновать, почему экологизм не может быть в основе не социалистическим.

* Европейские (в основном) экосоциалисты, заметную роль среди которых играет французская Левая партия, в 2013 году приняли Первый манифест конференций по экосоциализму, который развивает направление, заданное «Экосоциалистическим манифестом» Ковеля и Лёви, опубликованным в 2002 году. — Здесь и далее прим. ред.

Классическим примером деполитизированного экологизма является «Гринпис» (англ. green peace — «зелёный мир»), смело заявляющий о себе как о «независимой и неправительственной» экологической организации. Так ли это? Попробуем разобраться.

Существует огромное количество свидетельств, что услуги «Гринпис» используются в конкурентной борьбе, однако до суда дело ни разу так и не дошло, поскольку чаще всего средства частных инвесторов (как, например, Теда ТЁРНЕРА, ярого «энвайронменталиста«) переводятся через благотворительные фонды и доказать, что именно эти деньги получил «Гринпис», достаточно сложно. Мысль о том, что часть акций «Гринпис» были профинансированы конкурентами компаний, против которых выступала организация, вовсе не нова. Показательным в этом отношении стал инцидент конца 1970-х годов, когда французские журналисты выступили с обвинениями в адрес местного отделения «Гринпис». Они утверждали, будто протесты отделения против строительства во Франции АЭС осуществлялись строго в рамках политики правительства США, продвигавшего на европейский рынок свои энергетические компании.

Если верить источникам, то коррупционная составляющая «Гринпис» достаточно сильна по причине того, что в Европе не существует строгих законов о раскрытии информации по отношению к общественным организациям и поэтому точные источники финансирования «Гринпис» известны только в США. Только в 2002 году организация потратила более 360 млн долларов на персонал, различные мероприятия, разработку документов и исследования. Основными донорами организации в США являются крупнейшие благотворительные фонды, такие как Turner Foundation, Rockefeller Brothers Fund, John D. & Catherine T. MacArthur Foundation, David & Lucile Packard Foundation, V. Kann Rasmussen Foundation**«Гринпис» утверждает, что не принимает денег от правительств, политических партий или компаний, однако журналистами была неоднократно замечена обратная корреляция между источником доходов и объектами внимания. Некоторые радикальные критики этой организации и вовсе утверждают, что «Гринпис» изначально задумывался его основателем Дэвидом МАКТАГГАРТОМ (канадским бизнесменом, кстати) для корпоративных войн.

** Про трёх самых важных жертвователей «Гринпис» см. статью «Кто финансирует Гринпис: тройка лидеров».

Может показаться, что для привлечения экологической подоплёки заниматься нужно очень специфическим видом бизнеса, но примечательно именно то, что г-н Мактаггарт занимался строительным бизнесом***, — не самым экологичным занятием, где брошенные на амбразуру экологи, тем не менее, в отдельных случаях могут быть очень кстати.

*** На рубеже 1960/70-х гг., до основания им «Гринпис»; см. довольно обстоятельный материал «Авантюрист от природы. Честная биография основателя Гринпис Дэвида Мактаггарта».

Так же заслуживают внимания некоторые методы по производству «Гринпис» своих агитматериалов. В прессе широко обсуждался случай начала 80-х годов: датский журналист Лейф БЛОДЕЛ утверждал тогда, будто во время съёмки очередного агитационного ролика гринписовцы якобы намеренно заплатили австралийским охотникам на кенгуру за истязание и убийство животных перед камерами.

Очевидно, что не все экологи – гринписовцы, не все гринписовцы – коррупционеры, и уж, тем более, мало кто из них является любителем заказать для самопиара убийство «униженных и оскорблённых» зверушек на камеру. Однако из вышесказанного напрашивается несложный и вполне прозрачный вывод: под вывеской борьбы за экологию запросто может скрываться борьба транснациональных корпораций, коррупция, информационная война крупных империалистических хищников и даже вывод денег в своеобразные «НГО-шные оффшоры», если можно назвать это так. Примеров использования экологов в целях извлечения прибыли может быть масса: противодействие производителей искусственного и натурального мехов, никотиновых пластырей и табака, вегетарианской и «мясоедской» пищи, и так далее, далее, далее. Сам по себе «Гринпис», конечно, не может в одиночку сделать погоду, но такие организации – товар не штучный. И многие из них являются массовыми организациями, где состоят действительно честные люди, ратующие за экологию и не задумывающиеся о коррупционной составляющей деятельности, а так же о том, что ТНК могут использовать их благие намерения в своих целях. Однако, проблема не только в этом. И, к сожалению, не всё так просто. Банальная декорруптизация «зелёных» движений не решит корень проблемы.

Экологическое воспитание, альтернативные источники энергии, принятие под давлением «зелёных» партий разнообразных законов, призванных защитить окружающую среду, — сколько мер уже было принято для того, чтобы сохранить нашу чахнущую на глазах планету и всё без толку! Экология продолжает ухудшаться и «эко-сумки» вкупе с солнечными батареями не спешат спасать ситуацию.

Спорить с тем, что проблема экологическая стоит не менее остро, чем все остальные насущные вопросы и должна быть решена безотлагательно, думаю, никто не станет. А если и станет, то пусть умолкнет и вспомнит, что только от загрязнения воздуха ежегодно умирает порядка 7 млн человек (что превышает население небольшого государства), а планета теряет 25 тыс. видов животных и растений от своего биологического разнообразия (приблизительно три вида в час).

Фрагмент обложки Canadian Dimension - журнала канадских левых

В чём же причина? Почему разнообразные экологические инициативы не работают?

Сразу напрашивается следующий вопрос: «А может, кому то это не выгодно?» Может быть, виноват капиталистический способ производства? И дело здесь вовсе не в том, что представители класса буржуазии — это аморальные люди, которые целенаправленно стремятся нанести урон озоновому слою, а так же не любят природу, котят, полесских белочек и так далее. Важно помнить, что капитал, выполняя функцию самовозрастания, как это показал Карл МАРКС, стремится всеми возможными способами максимизировать свои прибыли, не останавливаясь ни перед чем, и, при этом, постоянно усиливая эксплуатацию человеческих и природных ресурсов.

Фундамент рыночной экономики подразумевает максимизацию краткосрочного выигрыша для каждого из хозяйствующих субъектов (в то время как логика же планового [социалистического] хозяйства нацелена на долговременную устойчивость использования территории в целом, — отсюда «зелёность» плановой экономики). Деструктивность рыночной экономики проявляется ещё и в том, что производство, наносящее ущерб экологии будет функционировать до тех пор, пока не уничтожит экологическое равновесие, необходимое для собственного функционирования. И весьма сомнительно, что крупная капиталистическая компания бросится восстанавливать разрушенное ею экологическое равновесие. Ведь перенести производство в какую-нибудь страну третьего мира и запустить смертельный цикл уже там – гораздо менее проблематично…

Даже если всё население Земли одновременно пересядет на велосипеды – это не спасёт ситуацию, а одна ТНК наносит ущерба экологии гораздо больше, чем собранные воедино деструктивные элементы, безответственно относящиеся к природе. Поэтому, не только капитализм является причиной экологических проблем, но именно он мешает разрешить их. И всё вышесказанное говорит лишь о том, что пока экологисты не осознают подлинные причины разрушения экологии и не задумаются о том, кому выгодна их деятельность, то рискуют в лучшем случае просто бороться с ветряными мельницами, а в худшем — остаться игрушкой в руках капиталистов и дальше неосознанно работать в их интересах, помогая им выколачивать прибыль как из человека, так и из природы.

Что же касается некоторых социалистов и коммунистов, в упор игнорирующих проблему экологии, то им уже давно пора понять, что марксизм как любая идеология, претендующая на социальную истину, не может обойти стороной одну из острейших проблем современности. И, даже если левая партия или организация не носит подчёркнуто зелёный характер, то в своей программе она обязательно должна иметь пункт о решении экологических проблем и свои предложения по их решению. Потому что сегодня решение этих вопросов – не прихоть и уж, тем более, не мода, а такая же необходимость, как и замена капитализма более совершенной системой.

«Социализм или варваство!» — провозглашала в своё время немецкая коммунистка Роза ЛЮКСЕМБУРГ, «…варварство, да и то только, если нам повезёт», — добавил позже постмарксист Иштван МЕСАРОШ.

Сегодня же мы должны осознать, что ждать, пока нам «повезёт» и наступит период «варварства», упадка, и мы окажемся посреди ядерной пустыни, нельзя никак, именно поэтому все прогрессивные социалистические и экологические силы обязаны поставить на повестку дня слова: «Зелёный – значит красный, красный — значит зелёный».

Павел КАТОРЖЕВСКИЙ, специально для LEFT.BY

_______

Читать по теме:

Vítězslav Kremlík. Kdo platí Greenpeace (Кто дает деньги Greenpeace)

Greenpeace обвиняют в «пиратстве». И это – как клеймо…

Зелёные лоббисты: в чьих интересах действует Гринпис

 


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


девять × = 54

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

«Зелёный – значит красный, красный — значит зелёный»

9381338494_83ace7a139 31/01/2016

Такими явлениями как «экосоциализм» или «красно-зелёные коалиции» сегодня удивить кого-либо стало достаточно сложно. В эпоху так называемого политического постмодернизма они расцвели пышным цветом и не кажутся чем-то непонятным и странным на фоне других, куда более необычных и порой взаимоисключающих гибридов. Словом, «красно-зелёное» сейчас в тренде, но, тем не менее, очень часто левое и экологическое по отдельности встречается не реже и, на первый взгляд, казалось бы, может успешно существовать друг без друга и дальше. Но так ли это? На сегодняшний день как перед социалистами, так и перед экологами особо остро стоит вопрос о том, почему «зелёный» не может быть «зелёным» без сильной примеси «красного», и почему «красный» должен, в свою очередь, отливать «зелёным».

Об этом пишет наш автор Павел КАТОРЖЕВСКИЙ (в том числе на примере известной экозащитной организации «Гринпис» пытаясь показать бесперспективность деполитизированого (и не левого) экологизма).

Screen-Shot-2014-09-21-at-3.49.37-PM

О том, что такое экосоциализм и с чем его едят, уже сказано достаточно. Основные его положения были изложены Михаэлем ЛЕВИ и Джоэлом КОВЕЛОМ в «Экосоциалистическом манифесте»*. Но дело состоит ещё и в том, чтобы обосновать, почему экологизм не может быть в основе не социалистическим.

* Европейские (в основном) экосоциалисты, заметную роль среди которых играет французская Левая партия, в 2013 году приняли Первый манифест конференций по экосоциализму, который развивает направление, заданное «Экосоциалистическим манифестом» Ковеля и Лёви, опубликованным в 2002 году. — Здесь и далее прим. ред.

Классическим примером деполитизированного экологизма является «Гринпис» (англ. green peace — «зелёный мир»), смело заявляющий о себе как о «независимой и неправительственной» экологической организации. Так ли это? Попробуем разобраться.

Существует огромное количество свидетельств, что услуги «Гринпис» используются в конкурентной борьбе, однако до суда дело ни разу так и не дошло, поскольку чаще всего средства частных инвесторов (как, например, Теда ТЁРНЕРА, ярого «энвайронменталиста«) переводятся через благотворительные фонды и доказать, что именно эти деньги получил «Гринпис», достаточно сложно. Мысль о том, что часть акций «Гринпис» были профинансированы конкурентами компаний, против которых выступала организация, вовсе не нова. Показательным в этом отношении стал инцидент конца 1970-х годов, когда французские журналисты выступили с обвинениями в адрес местного отделения «Гринпис». Они утверждали, будто протесты отделения против строительства во Франции АЭС осуществлялись строго в рамках политики правительства США, продвигавшего на европейский рынок свои энергетические компании.

Если верить источникам, то коррупционная составляющая «Гринпис» достаточно сильна по причине того, что в Европе не существует строгих законов о раскрытии информации по отношению к общественным организациям и поэтому точные источники финансирования «Гринпис» известны только в США. Только в 2002 году организация потратила более 360 млн долларов на персонал, различные мероприятия, разработку документов и исследования. Основными донорами организации в США являются крупнейшие благотворительные фонды, такие как Turner Foundation, Rockefeller Brothers Fund, John D. & Catherine T. MacArthur Foundation, David & Lucile Packard Foundation, V. Kann Rasmussen Foundation**«Гринпис» утверждает, что не принимает денег от правительств, политических партий или компаний, однако журналистами была неоднократно замечена обратная корреляция между источником доходов и объектами внимания. Некоторые радикальные критики этой организации и вовсе утверждают, что «Гринпис» изначально задумывался его основателем Дэвидом МАКТАГГАРТОМ (канадским бизнесменом, кстати) для корпоративных войн.

** Про трёх самых важных жертвователей «Гринпис» см. статью «Кто финансирует Гринпис: тройка лидеров».

Может показаться, что для привлечения экологической подоплёки заниматься нужно очень специфическим видом бизнеса, но примечательно именно то, что г-н Мактаггарт занимался строительным бизнесом***, — не самым экологичным занятием, где брошенные на амбразуру экологи, тем не менее, в отдельных случаях могут быть очень кстати.

*** На рубеже 1960/70-х гг., до основания им «Гринпис»; см. довольно обстоятельный материал «Авантюрист от природы. Честная биография основателя Гринпис Дэвида Мактаггарта».

Так же заслуживают внимания некоторые методы по производству «Гринпис» своих агитматериалов. В прессе широко обсуждался случай начала 80-х годов: датский журналист Лейф БЛОДЕЛ утверждал тогда, будто во время съёмки очередного агитационного ролика гринписовцы якобы намеренно заплатили австралийским охотникам на кенгуру за истязание и убийство животных перед камерами.

Очевидно, что не все экологи – гринписовцы, не все гринписовцы – коррупционеры, и уж, тем более, мало кто из них является любителем заказать для самопиара убийство «униженных и оскорблённых» зверушек на камеру. Однако из вышесказанного напрашивается несложный и вполне прозрачный вывод: под вывеской борьбы за экологию запросто может скрываться борьба транснациональных корпораций, коррупция, информационная война крупных империалистических хищников и даже вывод денег в своеобразные «НГО-шные оффшоры», если можно назвать это так. Примеров использования экологов в целях извлечения прибыли может быть масса: противодействие производителей искусственного и натурального мехов, никотиновых пластырей и табака, вегетарианской и «мясоедской» пищи, и так далее, далее, далее. Сам по себе «Гринпис», конечно, не может в одиночку сделать погоду, но такие организации – товар не штучный. И многие из них являются массовыми организациями, где состоят действительно честные люди, ратующие за экологию и не задумывающиеся о коррупционной составляющей деятельности, а так же о том, что ТНК могут использовать их благие намерения в своих целях. Однако, проблема не только в этом. И, к сожалению, не всё так просто. Банальная декорруптизация «зелёных» движений не решит корень проблемы.

Экологическое воспитание, альтернативные источники энергии, принятие под давлением «зелёных» партий разнообразных законов, призванных защитить окружающую среду, — сколько мер уже было принято для того, чтобы сохранить нашу чахнущую на глазах планету и всё без толку! Экология продолжает ухудшаться и «эко-сумки» вкупе с солнечными батареями не спешат спасать ситуацию.

Спорить с тем, что проблема экологическая стоит не менее остро, чем все остальные насущные вопросы и должна быть решена безотлагательно, думаю, никто не станет. А если и станет, то пусть умолкнет и вспомнит, что только от загрязнения воздуха ежегодно умирает порядка 7 млн человек (что превышает население небольшого государства), а планета теряет 25 тыс. видов животных и растений от своего биологического разнообразия (приблизительно три вида в час).

Фрагмент обложки Canadian Dimension - журнала канадских левых

В чём же причина? Почему разнообразные экологические инициативы не работают?

Сразу напрашивается следующий вопрос: «А может, кому то это не выгодно?» Может быть, виноват капиталистический способ производства? И дело здесь вовсе не в том, что представители класса буржуазии — это аморальные люди, которые целенаправленно стремятся нанести урон озоновому слою, а так же не любят природу, котят, полесских белочек и так далее. Важно помнить, что капитал, выполняя функцию самовозрастания, как это показал Карл МАРКС, стремится всеми возможными способами максимизировать свои прибыли, не останавливаясь ни перед чем, и, при этом, постоянно усиливая эксплуатацию человеческих и природных ресурсов.

Фундамент рыночной экономики подразумевает максимизацию краткосрочного выигрыша для каждого из хозяйствующих субъектов (в то время как логика же планового [социалистического] хозяйства нацелена на долговременную устойчивость использования территории в целом, — отсюда «зелёность» плановой экономики). Деструктивность рыночной экономики проявляется ещё и в том, что производство, наносящее ущерб экологии будет функционировать до тех пор, пока не уничтожит экологическое равновесие, необходимое для собственного функционирования. И весьма сомнительно, что крупная капиталистическая компания бросится восстанавливать разрушенное ею экологическое равновесие. Ведь перенести производство в какую-нибудь страну третьего мира и запустить смертельный цикл уже там – гораздо менее проблематично…

Даже если всё население Земли одновременно пересядет на велосипеды – это не спасёт ситуацию, а одна ТНК наносит ущерба экологии гораздо больше, чем собранные воедино деструктивные элементы, безответственно относящиеся к природе. Поэтому, не только капитализм является причиной экологических проблем, но именно он мешает разрешить их. И всё вышесказанное говорит лишь о том, что пока экологисты не осознают подлинные причины разрушения экологии и не задумаются о том, кому выгодна их деятельность, то рискуют в лучшем случае просто бороться с ветряными мельницами, а в худшем — остаться игрушкой в руках капиталистов и дальше неосознанно работать в их интересах, помогая им выколачивать прибыль как из человека, так и из природы.

Что же касается некоторых социалистов и коммунистов, в упор игнорирующих проблему экологии, то им уже давно пора понять, что марксизм как любая идеология, претендующая на социальную истину, не может обойти стороной одну из острейших проблем современности. И, даже если левая партия или организация не носит подчёркнуто зелёный характер, то в своей программе она обязательно должна иметь пункт о решении экологических проблем и свои предложения по их решению. Потому что сегодня решение этих вопросов – не прихоть и уж, тем более, не мода, а такая же необходимость, как и замена капитализма более совершенной системой.

«Социализм или варваство!» — провозглашала в своё время немецкая коммунистка Роза ЛЮКСЕМБУРГ, «…варварство, да и то только, если нам повезёт», — добавил позже постмарксист Иштван МЕСАРОШ.

Сегодня же мы должны осознать, что ждать, пока нам «повезёт» и наступит период «варварства», упадка, и мы окажемся посреди ядерной пустыни, нельзя никак, именно поэтому все прогрессивные социалистические и экологические силы обязаны поставить на повестку дня слова: «Зелёный – значит красный, красный — значит зелёный».

Павел КАТОРЖЕВСКИЙ, специально для LEFT.BY

_______

Читать по теме:

Vítězslav Kremlík. Kdo platí Greenpeace (Кто дает деньги Greenpeace)

Greenpeace обвиняют в «пиратстве». И это – как клеймо…

Зелёные лоббисты: в чьих интересах действует Гринпис

 

By
@
backtotop