Вадим ЛУНГУЛ: «Мы выходим с лозунгом: Вернуть всё украденное c 1991-го»

С 20 января в Молдове возобновились массовые протесты. Это произошло сразу после избрания нового кабинета министров во главе с Павлом ФИЛИПОМ. Требования протестующих — отставка правительства, роспуск парламента, проведение досрочных выборов в законодательный орган страны, а также изменение Конституции и переход к прямым выборам президента республики.

Однако правительство на поводу у протестующих не идёт, говоря о том, что фактически все их требования сводятся к одному — досрочные выборы. «И здесь я хочу вам сказать твердое «нет» с моей стороны, как представителя правительства, имея тот аргумент, что это означало бы хаос и ещё более глубокий кризис», — завил в четверг Павел ФИЛИП. В то же время спикер молдавского парламента Андриан КАНДУ в ходе брифинга в пятницу, 28 января, сообщил, что готов поставить на голосование в парламенте вопрос о проведении референдума по вопросу возвращения к прямым выборам президента. В итоге, оппозиция взяла тайм-аут и собрала в пятницу «гражданский форум», на котором обсуждался вопрос определения стратегии дальнейших протестных действий. Мнения, как водится, разделились: одна часть форума выступила за переговоры с властью, другая — за революционные методы борьбы…

Предлагаем вашему вниманию интервью с Вадимом ЛУНГУЛОМ, молдавским поэтом и политическим активистом, участником Общественно-политического движения «Народное Сопротивление», в котором он говорит о причинах, вызвавших массовые протесты в Молдове, и о перспективах народного протеста.

Фото: EPA/ROBERT GHEMENT

Фото: EPA/Robert Ghement

— Есть ваше заявление от «Народного Сопротивления». Насколько слышен ваш голос среди протестующих, как вы конкретно себя позиционируете на митингах и акциях протеста?

— Мы выходим с нашим лозунгом «Вернуть всё украденное с 1991 года», а также с печатными материалами организации. Общаемся с людьми, которых заинтересовывает высказанная на лозунге позиция. Разъясняем, что украли у трудящихся не только прошлогодний миллиард, но ещё много-много миллиардов ранее, и в первую очередь — путём проведения «прихватизации». Учитывая, что мы не имеем доступа на трибуну, мы можем влиять на тех митингующих, кто находится рядом с нами или проходит мимо. В некоторых случаях проводилась расклейка листовок. Наша задача на митингах — распространять революционные марксистские идеи, находить сторонников, сдвигать протест влево (в социально-экономическое русло).

— Есть статья на сайте РСД Какое ваше отношение к ней? Насколько я понял, у вас больше надежд на перемены, чем у автора статьи?

Статья на сайте РСД (вышедшая позже и у нас. — Прим. ред.) представляет собой взгляд со стороны (хотя, судя по ней, материал проработан очень хорошо). Мы же видим ситуацию своими глазами, так как живём в этой стране.

В частности, есть такое замечание к цитате:

«Протесты против группировки олигарха Владимира Плахотнюка, фактически скупившего большинство депутатов парламента и взявшего под контроль правительство, начались ещё весной минувшего года. Главными их причинами стали ухудшение социально-экономического положения в стране, а также осуществленная группой Плахотнюка афера по выводу из основных банков страны более $1,5 млрд», —

не стоит валить все на одного «горбатого», виной всему, конечно, не один Плахотнюк, а именно вся полностью прогнившая система, которая позволяет по сути безнаказанно грабить население, залезая ему в карман непосредственно (перекладывая долги банков на госбюджет), или посредством повышения на ровном месте тарифов на энергоносители, — это в то время, когда по всему миру наблюдается беспрецедентное падение цен на них (это сколько теперь стоит баррель нефти? $27 или уже меньше, а бензин в Молдове подешевел всего на пару бэнуц?)!

Что касается «аферы века», то тут следует поправить автора статьи следующей выдержкой:

«осуществлённая группой Филата афера по выводу средств из основных банков страны на более $1,5 млрд. Последний находится под предварительным арестом до суда более 3-х месяцев».

— Насколько действительно накалена обстановка в обществе? Какова вероятность, что будет введено ЧП или даже части армии для подавления протестов?

— Обстановка не настолько накалена, как может показаться из СМИ, но всеобщее недовольство режимом и симпатии протесту высказываются повсеместно. На митинги в поддержку власти массовка обеспечивается только за счёт людей, согнанных с подконтрольных ДПМ («карманной партии» Плахотнюка) предприятий и учреждений (тут следует вспомнить открытое письмо сотрудников Молдтелекома (речь на самом деле идёт о письме сотрудников «Почты Молдовы»; впрочем, практика «пригона» на проправительственные митиги касается работников и других госпредприятий, а также госслужащих и «бюджетников». — Прим. ред.), в котором они отказываются являться на митинг в поддержку кандидатуры Плахотнюка на пост премьер-министра, куда их попыталось загнать руководство этого госпредприятия).

Большинство ненавидит и презирает власть за подлость и трусость. Показательно в этом отношении и поведение полицейских на митинге 20-го и 24-го января 2016 года, когда они отнеслись довольно лояльно к ворвавшимся на первый этаж здания Парламента протестующим (один из полицейских даже отдал добровольно свой щит, о чём сам потом признался). Если вспомнить и провести аналогию с событиями 7-го апреля 2009-го года, когда режим Воронина ещё пользовался поддержкой доброй половины граждан, в том числе, и своих избирателей, и полиция действовала весьма жёстко, отлавливая участников протеста после митинга и штурма, за что некоторые ретивые полицейские впоследствии (по приходу к власти АЕИ) сами же и пострадали (вплоть до увольнения и заведения уголовных дел по факту превышения служебных полномочий), то теперь полицейские, похоже, наученные горьким опытом, не сильно стремятся защищать эту самую власть.

Похоже, и сами власть предержащие это понимают. Иначе зачем добрая половина депутатов стала переодеваться в шинели полицейских и уходить с «чёрного хода» из осаждённого протестующими здания Парламента. А те из них, кто всё-таки понадеялся на защиту полиции или на своё личное обаяние (типа Гимпу, известного своим «клоунским» амплуа (которому, как известно, изрядно досталось от разъяренных граждан. — Прим. ред.) или министра культуры Моники БАБУК, которая решила, что то, что она женщина, защитит её от народной, так сказать, «любви»), горько об этом вскоре пожалели. Стало очевидно, что никто из полицейских из кожи вон лезть из-за них не будет.

И как будто в подтверждение этому, мы собственными глазами видели, как полицейские уже 24-го января, совершенно лояльно отнеслись к протестующим, которые в ответ на оскорбительные выкрики нескольких провокаторов, которые стремились завязать перепалку на почве национальной нетерпимости, ответили, как водится, «сам ты такой чудак на букву м…», никого не задержав, а лишь разведя протестующих от греха подальше.

— Как мне показалось, социалисты и так называемая «левая оппозиция» скорее торгуются с властью, нежели хотят придти к ней сами? Может ли произойти в ближайшее время смена лидеров среди протестующих и реальный переход к народному восстанию и захвату власти левыми?

— Условно «левая» оппозиция — это как раз Партия социалистов (ПС) и «Наша Партия» («НП»). Их претензии на власть довольно серьёзные и на протяжении всех протестов они придерживались последовательно линии на досрочные выборы, в то время как лидеры Платформы «DA» как раз торговались с властью. То, что ПС и «НП» не призвали к силовому свержению власти, как раз говорит о том, что они считают, что в условиях нынешнего правительственного кризиса и ещё недостаточно активной поддержки массами этих выступлений (вспомним, что этот режим под покровительством США и ЕС), силовой захват мог бы подорвать движение, дав повод на его силовое подавление. В марте истекает срок полномочий президента, которого у нас выбирает Парламент, и, соответственно, будет необходимо выбрать нового, а для этого нужно большинство уже в две трети голосов депутатов, что практически нереально (подкупать уже некого — социалисты имеют перспективу стать властью и не будут ею рисковать). Провал выборов президента автоматически ведёт к досрочным парламентским выборам, и легитимность здесь будет уже 100%.

Смена лидеров не может произойти, потому что в настоящее время их некем сменять. Про восстание уже сказал… Однако радикализация риторики выступлений, например, руководителя «НП», имеет место. На митинге 24 января он говорил о пересмотре итогов приватизации, о национализации (в том числе и СМИ, обслуживающих Плахотнюка), а также о народном трибунале над ограбившими страну:

«После выборов мы национализируем все телеканалы Плахотнюка! — заявил Ренато УСАТЫЙ на митинге. — Все чиновники, все буржуи, которые живут на телецентре (имеется в виду Филат и, возможно, крупный бизнесмен Олег ВОРОНИН, сын председателя ПКРМ Владимира ВОРОНИНА. — прим. К.К.), если они не докажут откуда у них происхождение этих денег, — мы отнимем это! И самое главное проведём народный трибунал, который будет судить этих преступников! Народ будет решать, что с ними делать! Мы — народ!»

Это хорошие слова, но вот насколько они будут подкреплены делами, покажет дальнейшее развитие событий. Мы последовательно будем напоминать ему его же слова и обещания, сказанные им народу на митинге 24-го января. Нужно учитывать, первое, что партии Додона, Усатого — нормальные такие буржуазные партии, которые играют на поле социального недовольства и, если правые (платформа «DA») пытаются заполучить электорат «Альянса за Евро», то последние — электорат «слившегося» Плахотнюку Воронина с его ПКРМ.

А во-вторых, социальное недовольство низов политикой правящих буржуазных группировок — имеет под собой объективные экономические причины (один украденный миллиард чего стоит, который теперь хотят переложить на спины всех граждан), вызванные классовым антагонизмом общества — но политически это недовольство покамест оформляется в вектор пророссийский, вектор прозападный постепенно сходит со сцены. По сути, общество в силу инерции выбирает проверенные буржуазные шаблоны формирования государственности по типу единого национального поля, но современные реалии это поле так уже сегментировали и подорвали (только вспомним, что до 30% граждан работает постоянно или временно за рубежом), что очевидно эти попытки не приведут к разрешению конфликта, а только распалят его и выведут на новый виток, который, скорее всего, следует ожидать в конце марта, когда подойдёт к окончанию срок нынешнего малопопулярного марионеточного президента Тимофти.

Конечно, мы не видим избавления от всех бед в Таможенном союзе (ТС), мы неоднократно повторяли, что ни тот буржуазный союз, ни этот: ни империалистический союз под эгидой ТС, ни другой империалистический союз ЕС, — не принесут трудящимся избавления от гнёта неолиберальной политики крупной буржуазии, наоборот, повлекут за собой ещё большее обнищание, а также урезания прав и свобод для большинства; выиграют посредники, а не основная масса работников.

Когда это уяснит всякий трудящийся на своей собственной, как говорится, шкуре, когда все эти иллюзии окончательно развеются — что в общем-то и происходит, — покажут уже ближайшие два месяца.

Материал подготовил Karen KARNAK для проекта LEFT.BY и дружественных ресурсов (интервью вышло также на сайте РСД).

________

От редакции Тем временем, 26 января Павел ФИЛИП в ходе своего визита в Бухарест, как сообщают некоторые информагенства, провёл закрытую встречу с представителями политического руководства Румынии, на которой обсуждались бессрочные протестные акции в Молдове. Премьер-министру Молдовы якобы было рекомендовано в случае обострения протестной активности в Кишинёве незамедлительно объявить в республике чрезвычайное положение и обратиться к правительству Румынии с официальной просьбой об оказании содействия в стабилизации общественно-политической ситуации. В соответствии с подписанным в 2013 году соглашением о военном сотрудничестве, в Молдавию могут быть направлены подразделения румынских силовых ведомств для подавления массовых беспорядков.

Вместе с тем, по той же информацииглава правительства Румынии Дачиан ЧОЛОШ (с учётом того, что при таком раскладе руководства Приднестровья и Гагаузии могут обратиться за оказанием военной помощи к России) наиболее благоприятным сценарием считает недопущение молдавскими властями столкновений оппозиционных сил с сотрудниками молдавских правоохранительных органов вплоть до президентских выборов, которые запланированы на март 2016 года.

В связи с чем у нас естественно возникает вопрос: а потом что, после выборов — можно? Особенно в том случае, если их результаты крайне не устроят сторонников «евроинтеграции»?

Впрочем, официального подтверждения этой информации нет.

________

Читать по теме:


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


9 − = три

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Вадим ЛУНГУЛ: «Мы выходим с лозунгом: Вернуть всё украденное c 1991-го»

30/01/2016

С 20 января в Молдове возобновились массовые протесты. Это произошло сразу после избрания нового кабинета министров во главе с Павлом ФИЛИПОМ. Требования протестующих — отставка правительства, роспуск парламента, проведение досрочных выборов в законодательный орган страны, а также изменение Конституции и переход к прямым выборам президента республики.

Однако правительство на поводу у протестующих не идёт, говоря о том, что фактически все их требования сводятся к одному — досрочные выборы. «И здесь я хочу вам сказать твердое «нет» с моей стороны, как представителя правительства, имея тот аргумент, что это означало бы хаос и ещё более глубокий кризис», — завил в четверг Павел ФИЛИП. В то же время спикер молдавского парламента Андриан КАНДУ в ходе брифинга в пятницу, 28 января, сообщил, что готов поставить на голосование в парламенте вопрос о проведении референдума по вопросу возвращения к прямым выборам президента. В итоге, оппозиция взяла тайм-аут и собрала в пятницу «гражданский форум», на котором обсуждался вопрос определения стратегии дальнейших протестных действий. Мнения, как водится, разделились: одна часть форума выступила за переговоры с властью, другая — за революционные методы борьбы…

Предлагаем вашему вниманию интервью с Вадимом ЛУНГУЛОМ, молдавским поэтом и политическим активистом, участником Общественно-политического движения «Народное Сопротивление», в котором он говорит о причинах, вызвавших массовые протесты в Молдове, и о перспективах народного протеста.

Фото: EPA/ROBERT GHEMENT

Фото: EPA/Robert Ghement

— Есть ваше заявление от «Народного Сопротивления». Насколько слышен ваш голос среди протестующих, как вы конкретно себя позиционируете на митингах и акциях протеста?

— Мы выходим с нашим лозунгом «Вернуть всё украденное с 1991 года», а также с печатными материалами организации. Общаемся с людьми, которых заинтересовывает высказанная на лозунге позиция. Разъясняем, что украли у трудящихся не только прошлогодний миллиард, но ещё много-много миллиардов ранее, и в первую очередь — путём проведения «прихватизации». Учитывая, что мы не имеем доступа на трибуну, мы можем влиять на тех митингующих, кто находится рядом с нами или проходит мимо. В некоторых случаях проводилась расклейка листовок. Наша задача на митингах — распространять революционные марксистские идеи, находить сторонников, сдвигать протест влево (в социально-экономическое русло).

— Есть статья на сайте РСД Какое ваше отношение к ней? Насколько я понял, у вас больше надежд на перемены, чем у автора статьи?

Статья на сайте РСД (вышедшая позже и у нас. — Прим. ред.) представляет собой взгляд со стороны (хотя, судя по ней, материал проработан очень хорошо). Мы же видим ситуацию своими глазами, так как живём в этой стране.

В частности, есть такое замечание к цитате:

«Протесты против группировки олигарха Владимира Плахотнюка, фактически скупившего большинство депутатов парламента и взявшего под контроль правительство, начались ещё весной минувшего года. Главными их причинами стали ухудшение социально-экономического положения в стране, а также осуществленная группой Плахотнюка афера по выводу из основных банков страны более $1,5 млрд», —

не стоит валить все на одного «горбатого», виной всему, конечно, не один Плахотнюк, а именно вся полностью прогнившая система, которая позволяет по сути безнаказанно грабить население, залезая ему в карман непосредственно (перекладывая долги банков на госбюджет), или посредством повышения на ровном месте тарифов на энергоносители, — это в то время, когда по всему миру наблюдается беспрецедентное падение цен на них (это сколько теперь стоит баррель нефти? $27 или уже меньше, а бензин в Молдове подешевел всего на пару бэнуц?)!

Что касается «аферы века», то тут следует поправить автора статьи следующей выдержкой:

«осуществлённая группой Филата афера по выводу средств из основных банков страны на более $1,5 млрд. Последний находится под предварительным арестом до суда более 3-х месяцев».

— Насколько действительно накалена обстановка в обществе? Какова вероятность, что будет введено ЧП или даже части армии для подавления протестов?

— Обстановка не настолько накалена, как может показаться из СМИ, но всеобщее недовольство режимом и симпатии протесту высказываются повсеместно. На митинги в поддержку власти массовка обеспечивается только за счёт людей, согнанных с подконтрольных ДПМ («карманной партии» Плахотнюка) предприятий и учреждений (тут следует вспомнить открытое письмо сотрудников Молдтелекома (речь на самом деле идёт о письме сотрудников «Почты Молдовы»; впрочем, практика «пригона» на проправительственные митиги касается работников и других госпредприятий, а также госслужащих и «бюджетников». — Прим. ред.), в котором они отказываются являться на митинг в поддержку кандидатуры Плахотнюка на пост премьер-министра, куда их попыталось загнать руководство этого госпредприятия).

Большинство ненавидит и презирает власть за подлость и трусость. Показательно в этом отношении и поведение полицейских на митинге 20-го и 24-го января 2016 года, когда они отнеслись довольно лояльно к ворвавшимся на первый этаж здания Парламента протестующим (один из полицейских даже отдал добровольно свой щит, о чём сам потом признался). Если вспомнить и провести аналогию с событиями 7-го апреля 2009-го года, когда режим Воронина ещё пользовался поддержкой доброй половины граждан, в том числе, и своих избирателей, и полиция действовала весьма жёстко, отлавливая участников протеста после митинга и штурма, за что некоторые ретивые полицейские впоследствии (по приходу к власти АЕИ) сами же и пострадали (вплоть до увольнения и заведения уголовных дел по факту превышения служебных полномочий), то теперь полицейские, похоже, наученные горьким опытом, не сильно стремятся защищать эту самую власть.

Похоже, и сами власть предержащие это понимают. Иначе зачем добрая половина депутатов стала переодеваться в шинели полицейских и уходить с «чёрного хода» из осаждённого протестующими здания Парламента. А те из них, кто всё-таки понадеялся на защиту полиции или на своё личное обаяние (типа Гимпу, известного своим «клоунским» амплуа (которому, как известно, изрядно досталось от разъяренных граждан. — Прим. ред.) или министра культуры Моники БАБУК, которая решила, что то, что она женщина, защитит её от народной, так сказать, «любви»), горько об этом вскоре пожалели. Стало очевидно, что никто из полицейских из кожи вон лезть из-за них не будет.

И как будто в подтверждение этому, мы собственными глазами видели, как полицейские уже 24-го января, совершенно лояльно отнеслись к протестующим, которые в ответ на оскорбительные выкрики нескольких провокаторов, которые стремились завязать перепалку на почве национальной нетерпимости, ответили, как водится, «сам ты такой чудак на букву м…», никого не задержав, а лишь разведя протестующих от греха подальше.

— Как мне показалось, социалисты и так называемая «левая оппозиция» скорее торгуются с властью, нежели хотят придти к ней сами? Может ли произойти в ближайшее время смена лидеров среди протестующих и реальный переход к народному восстанию и захвату власти левыми?

— Условно «левая» оппозиция — это как раз Партия социалистов (ПС) и «Наша Партия» («НП»). Их претензии на власть довольно серьёзные и на протяжении всех протестов они придерживались последовательно линии на досрочные выборы, в то время как лидеры Платформы «DA» как раз торговались с властью. То, что ПС и «НП» не призвали к силовому свержению власти, как раз говорит о том, что они считают, что в условиях нынешнего правительственного кризиса и ещё недостаточно активной поддержки массами этих выступлений (вспомним, что этот режим под покровительством США и ЕС), силовой захват мог бы подорвать движение, дав повод на его силовое подавление. В марте истекает срок полномочий президента, которого у нас выбирает Парламент, и, соответственно, будет необходимо выбрать нового, а для этого нужно большинство уже в две трети голосов депутатов, что практически нереально (подкупать уже некого — социалисты имеют перспективу стать властью и не будут ею рисковать). Провал выборов президента автоматически ведёт к досрочным парламентским выборам, и легитимность здесь будет уже 100%.

Смена лидеров не может произойти, потому что в настоящее время их некем сменять. Про восстание уже сказал… Однако радикализация риторики выступлений, например, руководителя «НП», имеет место. На митинге 24 января он говорил о пересмотре итогов приватизации, о национализации (в том числе и СМИ, обслуживающих Плахотнюка), а также о народном трибунале над ограбившими страну:

«После выборов мы национализируем все телеканалы Плахотнюка! — заявил Ренато УСАТЫЙ на митинге. — Все чиновники, все буржуи, которые живут на телецентре (имеется в виду Филат и, возможно, крупный бизнесмен Олег ВОРОНИН, сын председателя ПКРМ Владимира ВОРОНИНА. — прим. К.К.), если они не докажут откуда у них происхождение этих денег, — мы отнимем это! И самое главное проведём народный трибунал, который будет судить этих преступников! Народ будет решать, что с ними делать! Мы — народ!»

Это хорошие слова, но вот насколько они будут подкреплены делами, покажет дальнейшее развитие событий. Мы последовательно будем напоминать ему его же слова и обещания, сказанные им народу на митинге 24-го января. Нужно учитывать, первое, что партии Додона, Усатого — нормальные такие буржуазные партии, которые играют на поле социального недовольства и, если правые (платформа «DA») пытаются заполучить электорат «Альянса за Евро», то последние — электорат «слившегося» Плахотнюку Воронина с его ПКРМ.

А во-вторых, социальное недовольство низов политикой правящих буржуазных группировок — имеет под собой объективные экономические причины (один украденный миллиард чего стоит, который теперь хотят переложить на спины всех граждан), вызванные классовым антагонизмом общества — но политически это недовольство покамест оформляется в вектор пророссийский, вектор прозападный постепенно сходит со сцены. По сути, общество в силу инерции выбирает проверенные буржуазные шаблоны формирования государственности по типу единого национального поля, но современные реалии это поле так уже сегментировали и подорвали (только вспомним, что до 30% граждан работает постоянно или временно за рубежом), что очевидно эти попытки не приведут к разрешению конфликта, а только распалят его и выведут на новый виток, который, скорее всего, следует ожидать в конце марта, когда подойдёт к окончанию срок нынешнего малопопулярного марионеточного президента Тимофти.

Конечно, мы не видим избавления от всех бед в Таможенном союзе (ТС), мы неоднократно повторяли, что ни тот буржуазный союз, ни этот: ни империалистический союз под эгидой ТС, ни другой империалистический союз ЕС, — не принесут трудящимся избавления от гнёта неолиберальной политики крупной буржуазии, наоборот, повлекут за собой ещё большее обнищание, а также урезания прав и свобод для большинства; выиграют посредники, а не основная масса работников.

Когда это уяснит всякий трудящийся на своей собственной, как говорится, шкуре, когда все эти иллюзии окончательно развеются — что в общем-то и происходит, — покажут уже ближайшие два месяца.

Материал подготовил Karen KARNAK для проекта LEFT.BY и дружественных ресурсов (интервью вышло также на сайте РСД).

________

От редакции Тем временем, 26 января Павел ФИЛИП в ходе своего визита в Бухарест, как сообщают некоторые информагенства, провёл закрытую встречу с представителями политического руководства Румынии, на которой обсуждались бессрочные протестные акции в Молдове. Премьер-министру Молдовы якобы было рекомендовано в случае обострения протестной активности в Кишинёве незамедлительно объявить в республике чрезвычайное положение и обратиться к правительству Румынии с официальной просьбой об оказании содействия в стабилизации общественно-политической ситуации. В соответствии с подписанным в 2013 году соглашением о военном сотрудничестве, в Молдавию могут быть направлены подразделения румынских силовых ведомств для подавления массовых беспорядков.

Вместе с тем, по той же информацииглава правительства Румынии Дачиан ЧОЛОШ (с учётом того, что при таком раскладе руководства Приднестровья и Гагаузии могут обратиться за оказанием военной помощи к России) наиболее благоприятным сценарием считает недопущение молдавскими властями столкновений оппозиционных сил с сотрудниками молдавских правоохранительных органов вплоть до президентских выборов, которые запланированы на март 2016 года.

В связи с чем у нас естественно возникает вопрос: а потом что, после выборов — можно? Особенно в том случае, если их результаты крайне не устроят сторонников «евроинтеграции»?

Впрочем, официального подтверждения этой информации нет.

________

Читать по теме:

By
@
backtotop