Студент, держи карман шире!

В БГУ с 1 января 2016 года вводится оплата за повторную сдачу зачётов и экзаменов. Несмотря на протесты студентов. Несмотря на резонные замечания, что это может послужить инструментом усиления давления на студентов, стать поводом для произвола преподавателей и администрации в отношении учащихся, злоупотребления сотрудниками университета своим служебным положением (при всём уважении к работникам этого учреждения образования мы не можем не говорить о потенциальной возможности всего этого). Документ утверждён приказом ректора БГУ Сергея АБЛАМЕЙКО 12 ноября 2015 года. Тем временем студенты организовали сбор подписей под обращением к ректору БГУ и министру образования Михаилу ЖУРАВКОВУ против введения платы за пересдачу зачётов и экзаменов. Они считают, что стимулом к учёбе является не введение платных пересдач, а стипендия, которая может повышаться и понижаться в зависимости от успеваемости. То есть дело отнюдь не в величине оплаты (которая, по последним сведениям, невелика) — возмущает сам принцип её взимания! Об этом пишет наш автор Антон ЛУЧЁНОК.

5ZgJxiBxJWg

Баннер протестующих в Главном корпусе БГУ

__________

СТУДЕНТ, ДЕРЖИ КАРМАН ШИРЕ!

МОНЕТИЗАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ В БГУ И ПРОТЕСТЫ СТУДЕНТОВ

В последнее время в верхах белорусского истэблишмента, если его можно признать таковым, идёт напряжённая дискуссия. Чиновники ругаются вокруг одного из самых острых вопросов: быть или не быть структурным реформам. И даже настойчивые и неоднократные воззвания главы государства «реформ не будет» не приводили к сворачиванию дискуссии, а скорее пускали её в иную плоскость. Администрация Белорусского Госуниверситета тоже решила вписаться в тренд и втихую провернуть свои нововведения — не структурные, но не менее значимые — ввести оплату за пересдачу экзаменов, зачётов и прочие формы ликвидации академической задолженности.

БГУ в погоне за прибылью

Главный белорусский университет, вместе с другими университетами уже давно перестал быть «храмом знаний» и на волне всеобщей коммерциализации всего и вся превратился в фабрику по штамповке дипломов, присвоения молодым людям клейма «дипломированный специалист» и выпуска их на рынок труда с надеждой на успешное трудоустройство.

В общем, этого не скрывает и руководство ВУЗа, которое в последнее время сильно беспокоит позиция университета в международных рейтингах. Об этом красноречиво говорит то, что новость о 36 месте БГУ в рейтинге лучших университетов развивающихся стран Европы и Азии, находится на главной странице университета уже месяц. А до этого была гонка за рейтингом QS World University Rankings, Times Higher Education, Webometrics. Есть информация, что для повышения своих позиций в рейтинге БГУ делал во многом косметические шаги, которые помогали укрепить позиции в рейтингах (например, «упоминаемость» университета в Интернете), не затрагивая непосредственно касающихся науки позиций (например, «цитируемость научных работ» и др.).

Почему стоит вопрос о позиции в рейтингах? Потому что это увеличивает число иностранных студентов, приезжающих на обучение в БГУ. Они платят в разы больше наших граждан (около 3-х тыс. долларов в год) и, следовательно, они куда «полезнее» «университету-фабрике».

В настоящее время в БГУ обучается около 2,5 тысяч иностранных студентов, часть из них за подготовительный год не успевают освоить русский язык и в результате не могут полноценно включиться в учебный процесс. Но БГУ не исключает их, не увеличивает количество курсов на английском языке, нет — БГУ стремится продержать данных студентов в университете до самого конца обучения. А ведь кроме русского языка, преподавание здесь ведётся и на белорусском языке, который непонятен, например, для россиян (да и для многих белорусов, к сожалению, тоже), не говоря уже о туркменах и гражданах КНР! И на белорусском языке ведётся множество курсов на факультете журналистики, историческом факультете, зачастую именно на нём ведётся преподавание «Истории Беларуси» — предмета, по которому все студенты, в том числе и иностранные, сдают экзамен. Качество усвоения знаний в администрации БГУ, по-видимому, считают чем-то вторичным по сравнению с «твёрдой» валютой.

Но не только иностранными студентами пополняется бюджет БГУ. Основным источником доходов университета продолжают оставаться белорусские студенты — как обучающиеся на платной (внебюджетной) основе, так и те, кто учится за счёт бюджета. БГУ съедает порядочную долю расходов государственного бюджета на образование (в районе около 70 млн долларов из 370 млн, выделяемых на образование, то есть почти пятую часть), но больше этой суммы БГУ получить сложно, так как сумма бюджетных средств, выделяемых университету, жёстко привязана к потребностям белорусской экономики в специалистах. Однако вот пополнять бюджет университета за счёт «платников» университету достаточно легко: достаточно регулярно поднимать стоимость обучения* и держать количество платных мест на таком уровне, чтобы можно было принимать максимально большое количество студентов.

* На самом деле, согласно действующей в Беларуси нормативно-правовой базе, ВУЗы могут увеличивать оплату по всем формам обучения — дневной, заочной, вечерней, — но только с учётом «экономически обоснованных затрат», необходимых для подготовки специалиста по конкретной специальности (специализации) в этом учебном заведении. Учебные заведения обычно производят перерасчёт в связи с тем, что в Беларуси, например, принимается решения по увеличению ставки первого разряда и/или увеличению других цен и тарифов на работы (услуги). Согласно этим увеличениям учреждения образования при необходимости могут пересмотреть калькуляции на платное обучение по статьям: «заработная плата», «начисления на заработную плату», «накладные расходы» в части коммунальных расходов. При этом в плановую калькуляцию должны быть включены затраты по действующим для бюджетных организаций нормам и нормативам. — Прим. ред.

12270443_505249159636737_23407265_n

Таблица 1.

Средняя стоимость обучения в БГУ с 2010 по 2015 годы выросла в пять раз: с 4077833 рублей в 2010 г. до 21017176 рублей на 30 июня 2015 года (динамика роста стоимости оплаты показана на таб. 1). В долларовом исчислении кажется, что сумма выросла ненамного: с 1363 долларов в 2010 г. до 1369 долларов в 2015 г., но это только на первый взгляд. За период с 2010 по 2014 год стоимость платного обучения в БГУ выросла с 1363 долларов до 2017 долларов, то есть почти в полтора раза (см. таб. 2). Столь значительное снижение стоимости обучения в долларах связана с падением курса белорусского рубля, в рублёвом же исчислении средняя стоимость обучения в БГУ выросла на 13%. И можно не сомневаться — в будущем она выйдет и превзойдёт докризисный уровень.

12272561_505249162970070_73806988_n

Таблица 2.

Помимо повышения платы за обучение, в Беларуси сокращается количество бюджетных мест и увеличивается количество платных. Так, количество студентов внебюджетной формы обучения, принятых на первый курс, в Беларуси выросло с 1996 года по 2011 в 3 раза, при том, что количество бюджетных оставалось на прежнем уровне. В сравнении же с настоящим годом, количество бюджетных мест сократилось на 6 тысяч, доля платных мест же, наоборот, выросла. БГУ не отставал от общереспубликанского тренда и в нём также количество бюджетных мест сокращалось, а количество платных мест росло, даже несмотря на то, что университету не удавалось их полностью закрывать абитуриентами.

Платить нельзя сдавать. К вопросу о платных пересдачах

Информация о том, что в БГУ будут введены платные пересдачи экзаменов и зачётов, стала известна студентам в начале ноября этого года, после того, как информация об этом появилась в «СБ. Беларусь Сегодня» и на телеканале ОНТ. О реакции студентов пойдёт речь далее, здесь же будет рассмотрена правомочность подобного решения.

Плата за ликвидацию академической задолженности вводится приказом ректора БГУ №533-ОД от 12 ноября 2015 года, который наполнен странностями чуть менее, чем полностью.

Во-первых, плата за пересдачи вводится с целью «усиления учебной дисциплины студентов (слушателей)». Сразу встаёт вопрос: а как введение оплаты за пересдачу будет страховать студентов от пересдач и способствовать более усердной подготовке? Сами преподаватели говорят о том, что введение оплаты за обучение не подстегнёт студента, не заставит его учится прилежней и лучше. Высказывалось даже мнение, что такой подход противоречит принципам того самого Болонского процесса, в который Беларусь так долго и мучительно вступала, и куда её недавно приняли.

Во-вторых, данный документ ссылается на статью 59 Кодекса об образовании Республики Беларусь о формах договоров, заключаемых образовательным учреждением. Отчасти это может быть и оправдано, ибо в договорах (во всяком случае в том экземпляре, который сейчас лежит передо мной) в пункте 4 сказано, что «ликвидация академической задолженности осуществляется в соответствии с законодательством Республики Беларусь». Но если подумать, то выходит бессмыслица: договор ссылается на законодательство (которое не предусматривает платные пересдачи, но об этом ниже), а приказ ректора ссылается на договора.

В-третьих, приказ также своим основанием считает Постановление Министерства образования №53 «Об утверждении Правил проведения аттестации студентов, курсантов, слушателей при освоении содержания образовательных программ высшего образования» от 29.05.2012 г. Но и в этом постановлении ничего не сказано о том, что ликвидация академической задолженности осуществляется на платной основе. Данное положение определяет порядок ликвидации академической задолженности, устанавливает, что пересдач может быть две – у преподавателя (первая) и перед комиссией (вторая). При этом другие пересдачи не предусматриваются. Определяется данным документом порядок пересдачи курсовых работ и государственных экзаменов, но на протяжении всего документа в нём не то, что упоминание о платных пересдачах отсутствует — в нём нет даже корня «плат».

Но интересно также вот ещё что. В Кодексе об образовании есть статья 138, в части 3-й которой сказано: «Оказание платных услуг в сфере образования не может осуществляться взамен или в рамках образовательной деятельности, финансируемой за счет средств республиканского и (или) местных бюджетов, ухудшать качество предоставления услуг в сфере образования, которые оказываются за счет средств республиканского и (или) местных бюджетов». Администрация БГУ пыталась оправдаться, что из бюджета финансируется только одна попытка сдачи экзамена, зачёта и так далее, поэтому противоречий с Кодексом нет. Но, с другой стороны, почему несмотря на Кодекс, который гарантирует возможность ликвидации академической задолженности, в бюджет не включают средства на это? Здесь или те, кто 9eF3_RObNp_cформирует бюджет, поступают не совсем честно, или кто-то не хочет учитывать нормы Кодекса об образовании.

Также, стал доступен «прайс-лист» с ценами за пересдачи (см. фото слева). Как и обещалось, стоимость пересдач варьируется в зависимости от ранга преподавателя, но вот, что странно: в стоимость пересдачи курсовой работы включено научное руководство и консультации преподавателя. Про то, что в случае возникновения академической задолженности студент лишается научного руководства и права на консультацию у своего научного руководителя в Кодексе и в Постановлении не сказано ни слова.

Протест студентов

Практически сразу после обнародования информации о введении платы за ликвидацию академической задолженности среди студентов началось возмущение. Наиболее активные из них начали сбор подписей под коллективное обращение с просьбой ректора не принимать приказ о введении платы за пересдачи (информация появилась только о намерении ввести плату за пересдачи).

Активность исходила прежде всего из стен исторического факультета БГУ. Здесь начался сбор подписей и буквально в течении нескольких дней под коллективным обращением подписалось около половины истфаковцев. Причиной для отказа зачастую становилась боязнь давления со стороны администрации и проблем с учёбой (под обращением кроме подписи необходимо было ставить своё имя и фамилию), доводы старост или руководителей студенческих организаций (зачастую те могли отговаривать целые группы, которые колебались подписывать или не подписывать), или же аморфность («Меня это уже не коснётся, я на пятом курсе») или поддержка нововведения.

Активисты встретились с деканом истфака, который подтвердил намерение администрации БГУ ввести плату за пересдачи, а также сказал о том, что возможно будет введена плата за пропуски лекций и семинаров. В дальнейшем эта информация появилась на одном из белорусских новостных ресурсов. Это подстегнуло студентов к расширению географии сбора подписей. Вслед за истфаком сбор начал вестись на журфаке, юрфаке и других факультетах БГУ.

На других факультетах подписи также ставили охотно. Во многом действовало то, что руководство факультетов не знало, когда будут собираться подписи, а потому не могло надавить на отдельных людей с целью оказать противодействие. В результате до 90% встречаемых студентов ставили подпись под коллективным обращением. Те же, кто отказывался ставить, не делали это либо из-за «5-й курс, нас это не коснётся», либо из-за страха (особенно когда в подписном листе ещё было всего несколько фамилий).

За неделю сбора подписей студентам удалось собрать под коллективное обращение 2500 подписей, то есть 8% от всех обучающихся в БГУ. Для того, чтобы можно было оценить масштаб работы можно привести следующий пример, для назначения общереспубликанского референдума необходимо собрать 450 тыс. подписей либо 6% от общего числа избирателей в Беларуси.

11 ноября студенты понесли собранные подписи (предварительно их отксерокопировав) в ректорат. В ректорате студентов приняли, однако отказались регистрировать при них коллективное обращение, сославшись на порядок ведения дел. В этот момент вместе со студентами также были и журналисты.

Как уже было сказано ранее, 12 ноября, то есть на следующий день после того, как студенты сдали подписи и коллективное обращение, ректор принимает приказ о введении платных пересдач. Фактически администрация ВУЗа наплевала на мнение студентов, при этом сделала это публично. Все попытки студентов добиться встречи с ректором превратились в бюрократический футбол — студентов просто отправляли из одного кабинета в другой. Сейчас активисты, собиравшие подписи обдумывают дальнейшие действия и не склонны складывать руки.

Параллельно со сбором подписей началось другое студенческое движение, которое кооперировалось вокруг «паблика» (сообщества) в социальной сети «ВКонтакте» #студентыпротив. По своей риторике оно было более радикальным, чем кампания по сбору подписей, организаторы грозились подать на БГУ в суд, заявить в Болонский комитет, активно «постили» у себя на странице цитаты студенческих протестов «Красного Мая» 1968-го. Цели этого сообщества сформулированы весьма расплывчато: собрать в «паблике» 5000 подписчиков, создать группы на всех факультетах и начать переговоры с администрацией. В «сети» они также выложили своё открытое для подписания обращение — «Защитите студентов от поборов администрации!»

Помимо этого, они провели то, что принято называть «акцией прямого действия» — вывесили в Главном корпусе БГУ баннер со словами солидарности со студентами БГПУ, которые организовали у себя филиал этой группы и в отношении которых применялись попытки остановить их деятельность (аккаунты организаторов были взломаны неизвестными, и взломщики начали чистить «группу»). Дальнейшие действия этой группы студентов также неизвестны.

19 ноября студенческие организации БГУ (официальные) собрали что-то вроде пресс-конференции. В условном «президиуме» сидели руководители Студенческого Союза БГУ, профсоюза, Студенческого совета по качеству образования, организации студгородка и Совета старост, БРСМ, люди в аудитории могли задавать им вопросы. Несмотря на то, что анонс мероприятия появился всего за день до его начала, а само мероприятие проводилось в учебное время, в аудитории присутствовало около 20-30 человек. Вопросы из аудитории задавались самые разные, само-собой, не обошлось и без «засланных казачков», выражавших благодарности и прочее, однако на часть из серьёзных вопросов были получены ответы. Так, стало известно, что основанием для приказа стал текст постановления Министерства образования №53 (который представитель профсоюза назвала постановлением Совета Министров), где якобы говорилось о том, что в базовую стоимость входит только одна попытка сдачи экзамена. Но даже повторное ознакомление с текстом не помогло найти подтверждение этим словам.

На вопрос об ответе на коллективное обращение студентов был дан ответ: ректор ответил по адресу, который был указан в обращении. Видимо он отправил этот ответ по почте. На вопрос о том, почему он не сделал это публично (всё же обращался к нему не один человек, а 2 с половиной тысячи) был дан ответ из разряда «он не обязан этого делать».

Кроме того, в одном из вопросов попросили руководителей организаций рассказать о позиции организаций по этому вопросу. Вот они — примерно такие:

  • БРСМ: большинство «за», но была дискуссия и многие внутри были «против»;
  • СтудСоюз: «если ты не пересдаёшь, то и вопросов не будет»;
  • Профсоюз: однозначное «за» со словами «если вы пришли получать корочку – давайте учиться»;
  • Совет по качеству образования: «За» полностью» — «чтобы хорошо учится нужно ходить и сдавать всё вовремя»;
  • Студгородок: «за», ибо теперь студенты будут активнее бороться за общежитие;
  • Совет старост: «большинство старост — за».

Однако руководители «студенческих» организаций попытались потом показать, что они пытались отстаивать права студентов: им якобы удалось договорится о невведении оплаты за «отработку» пропущенных занятий (при этом на вопрос, а не введут ли их через некоторое время, они замялись с ответом) и что вообще «мы не администрация».

Закончилась встреча тем, что несколько человек публично объявили о своём выходе из студенческого профсоюза и там же написали заявления.

Что дальше?

Студенты не собираются сдаваться и, несмотря на заявления администрации, их поддерживает большинство студентов университета. Основной вопрос сейчас: смогут ли активисты различных групп не потерять запал и сохранить недовольство студентов, не позволив ему скатиться в белорусское «а можа так і трэба?»

У студентов впереди ещё долгий и тернистый путь освоения опыта борьбы. С администрацией БГУ, с про-властными студенческими организациями (за инициативу которых стремятся выдать это нововведение): СтудСоюза, профсоюза студентов, Совета по качеству образования, — и самое важное — с апатией и страхом, которые всё ещё господствуют в университетской среде.

Антон ЛУЧЁНОК, специально для LEFT.BY


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


5 × пять =

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Студент, держи карман шире!

bgu_zdanie 24/11/2015

В БГУ с 1 января 2016 года вводится оплата за повторную сдачу зачётов и экзаменов. Несмотря на протесты студентов. Несмотря на резонные замечания, что это может послужить инструментом усиления давления на студентов, стать поводом для произвола преподавателей и администрации в отношении учащихся, злоупотребления сотрудниками университета своим служебным положением (при всём уважении к работникам этого учреждения образования мы не можем не говорить о потенциальной возможности всего этого). Документ утверждён приказом ректора БГУ Сергея АБЛАМЕЙКО 12 ноября 2015 года. Тем временем студенты организовали сбор подписей под обращением к ректору БГУ и министру образования Михаилу ЖУРАВКОВУ против введения платы за пересдачу зачётов и экзаменов. Они считают, что стимулом к учёбе является не введение платных пересдач, а стипендия, которая может повышаться и понижаться в зависимости от успеваемости. То есть дело отнюдь не в величине оплаты (которая, по последним сведениям, невелика) — возмущает сам принцип её взимания! Об этом пишет наш автор Антон ЛУЧЁНОК.

5ZgJxiBxJWg

Баннер протестующих в Главном корпусе БГУ

__________

СТУДЕНТ, ДЕРЖИ КАРМАН ШИРЕ!

МОНЕТИЗАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ В БГУ И ПРОТЕСТЫ СТУДЕНТОВ

В последнее время в верхах белорусского истэблишмента, если его можно признать таковым, идёт напряжённая дискуссия. Чиновники ругаются вокруг одного из самых острых вопросов: быть или не быть структурным реформам. И даже настойчивые и неоднократные воззвания главы государства «реформ не будет» не приводили к сворачиванию дискуссии, а скорее пускали её в иную плоскость. Администрация Белорусского Госуниверситета тоже решила вписаться в тренд и втихую провернуть свои нововведения — не структурные, но не менее значимые — ввести оплату за пересдачу экзаменов, зачётов и прочие формы ликвидации академической задолженности.

БГУ в погоне за прибылью

Главный белорусский университет, вместе с другими университетами уже давно перестал быть «храмом знаний» и на волне всеобщей коммерциализации всего и вся превратился в фабрику по штамповке дипломов, присвоения молодым людям клейма «дипломированный специалист» и выпуска их на рынок труда с надеждой на успешное трудоустройство.

В общем, этого не скрывает и руководство ВУЗа, которое в последнее время сильно беспокоит позиция университета в международных рейтингах. Об этом красноречиво говорит то, что новость о 36 месте БГУ в рейтинге лучших университетов развивающихся стран Европы и Азии, находится на главной странице университета уже месяц. А до этого была гонка за рейтингом QS World University Rankings, Times Higher Education, Webometrics. Есть информация, что для повышения своих позиций в рейтинге БГУ делал во многом косметические шаги, которые помогали укрепить позиции в рейтингах (например, «упоминаемость» университета в Интернете), не затрагивая непосредственно касающихся науки позиций (например, «цитируемость научных работ» и др.).

Почему стоит вопрос о позиции в рейтингах? Потому что это увеличивает число иностранных студентов, приезжающих на обучение в БГУ. Они платят в разы больше наших граждан (около 3-х тыс. долларов в год) и, следовательно, они куда «полезнее» «университету-фабрике».

В настоящее время в БГУ обучается около 2,5 тысяч иностранных студентов, часть из них за подготовительный год не успевают освоить русский язык и в результате не могут полноценно включиться в учебный процесс. Но БГУ не исключает их, не увеличивает количество курсов на английском языке, нет — БГУ стремится продержать данных студентов в университете до самого конца обучения. А ведь кроме русского языка, преподавание здесь ведётся и на белорусском языке, который непонятен, например, для россиян (да и для многих белорусов, к сожалению, тоже), не говоря уже о туркменах и гражданах КНР! И на белорусском языке ведётся множество курсов на факультете журналистики, историческом факультете, зачастую именно на нём ведётся преподавание «Истории Беларуси» — предмета, по которому все студенты, в том числе и иностранные, сдают экзамен. Качество усвоения знаний в администрации БГУ, по-видимому, считают чем-то вторичным по сравнению с «твёрдой» валютой.

Но не только иностранными студентами пополняется бюджет БГУ. Основным источником доходов университета продолжают оставаться белорусские студенты — как обучающиеся на платной (внебюджетной) основе, так и те, кто учится за счёт бюджета. БГУ съедает порядочную долю расходов государственного бюджета на образование (в районе около 70 млн долларов из 370 млн, выделяемых на образование, то есть почти пятую часть), но больше этой суммы БГУ получить сложно, так как сумма бюджетных средств, выделяемых университету, жёстко привязана к потребностям белорусской экономики в специалистах. Однако вот пополнять бюджет университета за счёт «платников» университету достаточно легко: достаточно регулярно поднимать стоимость обучения* и держать количество платных мест на таком уровне, чтобы можно было принимать максимально большое количество студентов.

* На самом деле, согласно действующей в Беларуси нормативно-правовой базе, ВУЗы могут увеличивать оплату по всем формам обучения — дневной, заочной, вечерней, — но только с учётом «экономически обоснованных затрат», необходимых для подготовки специалиста по конкретной специальности (специализации) в этом учебном заведении. Учебные заведения обычно производят перерасчёт в связи с тем, что в Беларуси, например, принимается решения по увеличению ставки первого разряда и/или увеличению других цен и тарифов на работы (услуги). Согласно этим увеличениям учреждения образования при необходимости могут пересмотреть калькуляции на платное обучение по статьям: «заработная плата», «начисления на заработную плату», «накладные расходы» в части коммунальных расходов. При этом в плановую калькуляцию должны быть включены затраты по действующим для бюджетных организаций нормам и нормативам. — Прим. ред.

12270443_505249159636737_23407265_n

Таблица 1.

Средняя стоимость обучения в БГУ с 2010 по 2015 годы выросла в пять раз: с 4077833 рублей в 2010 г. до 21017176 рублей на 30 июня 2015 года (динамика роста стоимости оплаты показана на таб. 1). В долларовом исчислении кажется, что сумма выросла ненамного: с 1363 долларов в 2010 г. до 1369 долларов в 2015 г., но это только на первый взгляд. За период с 2010 по 2014 год стоимость платного обучения в БГУ выросла с 1363 долларов до 2017 долларов, то есть почти в полтора раза (см. таб. 2). Столь значительное снижение стоимости обучения в долларах связана с падением курса белорусского рубля, в рублёвом же исчислении средняя стоимость обучения в БГУ выросла на 13%. И можно не сомневаться — в будущем она выйдет и превзойдёт докризисный уровень.

12272561_505249162970070_73806988_n

Таблица 2.

Помимо повышения платы за обучение, в Беларуси сокращается количество бюджетных мест и увеличивается количество платных. Так, количество студентов внебюджетной формы обучения, принятых на первый курс, в Беларуси выросло с 1996 года по 2011 в 3 раза, при том, что количество бюджетных оставалось на прежнем уровне. В сравнении же с настоящим годом, количество бюджетных мест сократилось на 6 тысяч, доля платных мест же, наоборот, выросла. БГУ не отставал от общереспубликанского тренда и в нём также количество бюджетных мест сокращалось, а количество платных мест росло, даже несмотря на то, что университету не удавалось их полностью закрывать абитуриентами.

Платить нельзя сдавать. К вопросу о платных пересдачах

Информация о том, что в БГУ будут введены платные пересдачи экзаменов и зачётов, стала известна студентам в начале ноября этого года, после того, как информация об этом появилась в «СБ. Беларусь Сегодня» и на телеканале ОНТ. О реакции студентов пойдёт речь далее, здесь же будет рассмотрена правомочность подобного решения.

Плата за ликвидацию академической задолженности вводится приказом ректора БГУ №533-ОД от 12 ноября 2015 года, который наполнен странностями чуть менее, чем полностью.

Во-первых, плата за пересдачи вводится с целью «усиления учебной дисциплины студентов (слушателей)». Сразу встаёт вопрос: а как введение оплаты за пересдачу будет страховать студентов от пересдач и способствовать более усердной подготовке? Сами преподаватели говорят о том, что введение оплаты за обучение не подстегнёт студента, не заставит его учится прилежней и лучше. Высказывалось даже мнение, что такой подход противоречит принципам того самого Болонского процесса, в который Беларусь так долго и мучительно вступала, и куда её недавно приняли.

Во-вторых, данный документ ссылается на статью 59 Кодекса об образовании Республики Беларусь о формах договоров, заключаемых образовательным учреждением. Отчасти это может быть и оправдано, ибо в договорах (во всяком случае в том экземпляре, который сейчас лежит передо мной) в пункте 4 сказано, что «ликвидация академической задолженности осуществляется в соответствии с законодательством Республики Беларусь». Но если подумать, то выходит бессмыслица: договор ссылается на законодательство (которое не предусматривает платные пересдачи, но об этом ниже), а приказ ректора ссылается на договора.

В-третьих, приказ также своим основанием считает Постановление Министерства образования №53 «Об утверждении Правил проведения аттестации студентов, курсантов, слушателей при освоении содержания образовательных программ высшего образования» от 29.05.2012 г. Но и в этом постановлении ничего не сказано о том, что ликвидация академической задолженности осуществляется на платной основе. Данное положение определяет порядок ликвидации академической задолженности, устанавливает, что пересдач может быть две – у преподавателя (первая) и перед комиссией (вторая). При этом другие пересдачи не предусматриваются. Определяется данным документом порядок пересдачи курсовых работ и государственных экзаменов, но на протяжении всего документа в нём не то, что упоминание о платных пересдачах отсутствует — в нём нет даже корня «плат».

Но интересно также вот ещё что. В Кодексе об образовании есть статья 138, в части 3-й которой сказано: «Оказание платных услуг в сфере образования не может осуществляться взамен или в рамках образовательной деятельности, финансируемой за счет средств республиканского и (или) местных бюджетов, ухудшать качество предоставления услуг в сфере образования, которые оказываются за счет средств республиканского и (или) местных бюджетов». Администрация БГУ пыталась оправдаться, что из бюджета финансируется только одна попытка сдачи экзамена, зачёта и так далее, поэтому противоречий с Кодексом нет. Но, с другой стороны, почему несмотря на Кодекс, который гарантирует возможность ликвидации академической задолженности, в бюджет не включают средства на это? Здесь или те, кто 9eF3_RObNp_cформирует бюджет, поступают не совсем честно, или кто-то не хочет учитывать нормы Кодекса об образовании.

Также, стал доступен «прайс-лист» с ценами за пересдачи (см. фото слева). Как и обещалось, стоимость пересдач варьируется в зависимости от ранга преподавателя, но вот, что странно: в стоимость пересдачи курсовой работы включено научное руководство и консультации преподавателя. Про то, что в случае возникновения академической задолженности студент лишается научного руководства и права на консультацию у своего научного руководителя в Кодексе и в Постановлении не сказано ни слова.

Протест студентов

Практически сразу после обнародования информации о введении платы за ликвидацию академической задолженности среди студентов началось возмущение. Наиболее активные из них начали сбор подписей под коллективное обращение с просьбой ректора не принимать приказ о введении платы за пересдачи (информация появилась только о намерении ввести плату за пересдачи).

Активность исходила прежде всего из стен исторического факультета БГУ. Здесь начался сбор подписей и буквально в течении нескольких дней под коллективным обращением подписалось около половины истфаковцев. Причиной для отказа зачастую становилась боязнь давления со стороны администрации и проблем с учёбой (под обращением кроме подписи необходимо было ставить своё имя и фамилию), доводы старост или руководителей студенческих организаций (зачастую те могли отговаривать целые группы, которые колебались подписывать или не подписывать), или же аморфность («Меня это уже не коснётся, я на пятом курсе») или поддержка нововведения.

Активисты встретились с деканом истфака, который подтвердил намерение администрации БГУ ввести плату за пересдачи, а также сказал о том, что возможно будет введена плата за пропуски лекций и семинаров. В дальнейшем эта информация появилась на одном из белорусских новостных ресурсов. Это подстегнуло студентов к расширению географии сбора подписей. Вслед за истфаком сбор начал вестись на журфаке, юрфаке и других факультетах БГУ.

На других факультетах подписи также ставили охотно. Во многом действовало то, что руководство факультетов не знало, когда будут собираться подписи, а потому не могло надавить на отдельных людей с целью оказать противодействие. В результате до 90% встречаемых студентов ставили подпись под коллективным обращением. Те же, кто отказывался ставить, не делали это либо из-за «5-й курс, нас это не коснётся», либо из-за страха (особенно когда в подписном листе ещё было всего несколько фамилий).

За неделю сбора подписей студентам удалось собрать под коллективное обращение 2500 подписей, то есть 8% от всех обучающихся в БГУ. Для того, чтобы можно было оценить масштаб работы можно привести следующий пример, для назначения общереспубликанского референдума необходимо собрать 450 тыс. подписей либо 6% от общего числа избирателей в Беларуси.

11 ноября студенты понесли собранные подписи (предварительно их отксерокопировав) в ректорат. В ректорате студентов приняли, однако отказались регистрировать при них коллективное обращение, сославшись на порядок ведения дел. В этот момент вместе со студентами также были и журналисты.

Как уже было сказано ранее, 12 ноября, то есть на следующий день после того, как студенты сдали подписи и коллективное обращение, ректор принимает приказ о введении платных пересдач. Фактически администрация ВУЗа наплевала на мнение студентов, при этом сделала это публично. Все попытки студентов добиться встречи с ректором превратились в бюрократический футбол — студентов просто отправляли из одного кабинета в другой. Сейчас активисты, собиравшие подписи обдумывают дальнейшие действия и не склонны складывать руки.

Параллельно со сбором подписей началось другое студенческое движение, которое кооперировалось вокруг «паблика» (сообщества) в социальной сети «ВКонтакте» #студентыпротив. По своей риторике оно было более радикальным, чем кампания по сбору подписей, организаторы грозились подать на БГУ в суд, заявить в Болонский комитет, активно «постили» у себя на странице цитаты студенческих протестов «Красного Мая» 1968-го. Цели этого сообщества сформулированы весьма расплывчато: собрать в «паблике» 5000 подписчиков, создать группы на всех факультетах и начать переговоры с администрацией. В «сети» они также выложили своё открытое для подписания обращение — «Защитите студентов от поборов администрации!»

Помимо этого, они провели то, что принято называть «акцией прямого действия» — вывесили в Главном корпусе БГУ баннер со словами солидарности со студентами БГПУ, которые организовали у себя филиал этой группы и в отношении которых применялись попытки остановить их деятельность (аккаунты организаторов были взломаны неизвестными, и взломщики начали чистить «группу»). Дальнейшие действия этой группы студентов также неизвестны.

19 ноября студенческие организации БГУ (официальные) собрали что-то вроде пресс-конференции. В условном «президиуме» сидели руководители Студенческого Союза БГУ, профсоюза, Студенческого совета по качеству образования, организации студгородка и Совета старост, БРСМ, люди в аудитории могли задавать им вопросы. Несмотря на то, что анонс мероприятия появился всего за день до его начала, а само мероприятие проводилось в учебное время, в аудитории присутствовало около 20-30 человек. Вопросы из аудитории задавались самые разные, само-собой, не обошлось и без «засланных казачков», выражавших благодарности и прочее, однако на часть из серьёзных вопросов были получены ответы. Так, стало известно, что основанием для приказа стал текст постановления Министерства образования №53 (который представитель профсоюза назвала постановлением Совета Министров), где якобы говорилось о том, что в базовую стоимость входит только одна попытка сдачи экзамена. Но даже повторное ознакомление с текстом не помогло найти подтверждение этим словам.

На вопрос об ответе на коллективное обращение студентов был дан ответ: ректор ответил по адресу, который был указан в обращении. Видимо он отправил этот ответ по почте. На вопрос о том, почему он не сделал это публично (всё же обращался к нему не один человек, а 2 с половиной тысячи) был дан ответ из разряда «он не обязан этого делать».

Кроме того, в одном из вопросов попросили руководителей организаций рассказать о позиции организаций по этому вопросу. Вот они — примерно такие:

  • БРСМ: большинство «за», но была дискуссия и многие внутри были «против»;
  • СтудСоюз: «если ты не пересдаёшь, то и вопросов не будет»;
  • Профсоюз: однозначное «за» со словами «если вы пришли получать корочку – давайте учиться»;
  • Совет по качеству образования: «За» полностью» — «чтобы хорошо учится нужно ходить и сдавать всё вовремя»;
  • Студгородок: «за», ибо теперь студенты будут активнее бороться за общежитие;
  • Совет старост: «большинство старост — за».

Однако руководители «студенческих» организаций попытались потом показать, что они пытались отстаивать права студентов: им якобы удалось договорится о невведении оплаты за «отработку» пропущенных занятий (при этом на вопрос, а не введут ли их через некоторое время, они замялись с ответом) и что вообще «мы не администрация».

Закончилась встреча тем, что несколько человек публично объявили о своём выходе из студенческого профсоюза и там же написали заявления.

Что дальше?

Студенты не собираются сдаваться и, несмотря на заявления администрации, их поддерживает большинство студентов университета. Основной вопрос сейчас: смогут ли активисты различных групп не потерять запал и сохранить недовольство студентов, не позволив ему скатиться в белорусское «а можа так і трэба?»

У студентов впереди ещё долгий и тернистый путь освоения опыта борьбы. С администрацией БГУ, с про-властными студенческими организациями (за инициативу которых стремятся выдать это нововведение): СтудСоюза, профсоюза студентов, Совета по качеству образования, — и самое важное — с апатией и страхом, которые всё ещё господствуют в университетской среде.

Антон ЛУЧЁНОК, специально для LEFT.BY

By
@
backtotop