Формальная экономика против достойного труда

Международная организация труда поставила в повестку своей международной конференции 2014 года вопрос о формализации неформальной занятости, чем вызвала развернутую экспертную дискуссию о том, что должно пониматься под этим процессом, и как он должен проходить на национальном уровне. Об  этом в материале «Формальная экономика против достойного труда На чьей стороне должны быть профсоюзы

За казуистической формулировкой темы скрывается новая атака капитала на права трудящихся. Формализация – это попытка обвинить неформальных работников во всех бедах глобального финансового и экономического кризиса и переложить его следствия на их плечи. Фискальный подход к проблеме, который активно пропагандируют в нашем регионе государственные профсоюзы, состоит в стремлении увеличить наполняемость госбюджета за счет самых обездоленных. Здесь неформальная экономика представляется как абсолютное зло, а аргументация в дискуссии о формализации напоминает, скорее, фельетоны 1980-х о том, как бы поэффективнее провести облаву на торгующих семечками бабушек.

Ностальгическое желание зарегулировать и заформализовать всё и вся, вернуться к советскому стилю организации экономики и социальной жизни, когда государство проникает во все человеческие отношения, оставляя в неформальном секторе разве что грибников и любителей рыбной ловли, задает сверхузкие рамки, в которых единственным способом остановить стремительное падение своей формальной численности многие национальные профсоюзные федерации видят … формализацию занятости!

Попытки представить работников неформального сектора главными виновниками экономического кризиса и проводниками социального демпинга не новы, ведь среди работников неформальных секторов большое количество трудовых мигрантов, для которых похожие обвинения давно стали привычными. На самом деле, как показывает опыт отраслевых профсоюзов стран Восточной Европы, «челноки», частные таксисты, мелкие фермеры, уличные и рыночные торговцы сами заинтересованы в легальном оформлении своих доходов. Именно это побуждает их к объединению в профсоюзы.

Более того – то, что неформальная занятость однозначно является неустойчивой и низкодоходной – миф. Она предоставляет людям самые разные возможности для улучшения своего благосостояния. И многие предпочитают неформальную занятость формальной именно потому, что она дает возможность лучшего заработка и достойного обеспечения потребностей работникам и их семьям. Работники неформальных секторов подчас имеют лучшие условия труда и доход, чем работники многих транснациональных компаний (таких, например, как Макдональдс, где текучесть кадров составляет 300-400 процентов в год и трех месяцев в среднем хватает любому работнику, чтобы понять сущность этой низкооплачиваемой потогонной системы).

В разных странах соотношение неформальной и формальной экономик отличается. Но в какой бы стране мы ни жили, каждый из нас, так или иначе, ежедневно сталкивается с проявлениями неформальной занятости. Уличная торговля, «челноки», домашний и надомный труд, частный извоз, услуги строителей, поденная работа в сельском хозяйстве, собственные приусадебные участки, «чаевые» в ресторанах – проявлений неформальной занятости такое множество, что они даже перечислению не поддаются.

Будущее организованного движения трудящихся на международном уровне зависит от способности понимать специфику трудовых отношений в каждом отдельном случае и способствовать самоорганизации людей для коллективного решения своих проблем. Примеры такой самоорганизации работников неформального сектора во всем мире многочисленны, их голос звучит все громче, и база организованного рабочего движения стремительно меняется. Ее более не составляет классический наемный работник промышленного предприятия. Неформальная занятость часто является единственным источником существования (причем во многих случаях – это справедливо для подавляющего большинства работающего населения) в Азии, Африке, Латинской Америке, где проживает 4/5 трудоспособного населения планеты.

Неформальная экономика является совершенно естественным явлением, ее роль в общей экономике многих стран трудно переоценить. Например, в Индии в ней занято не менее 72 процентов трудоспособного населения, при этом страна входит в четверку быстроразвивающихся экономик БРИК, а работники неформальных секторов формируют и укрепляют свои профсоюзные организации, такие, как Ассоциация самозанятых женщин SEWA, которая, возникнув тридцать лет назад, сегодня представляет уже более 1,6 млн членов.

SEWA принципиально противостоит попыткам формализации экономики в коммерческом секторе. Тотальное регулирование здесь означает больше власти и контроля со стороны мультинациональных корпораций, влияние которых на производство продуктов питания, например, уже поставило под угрозу продовольственную безопасность и экологию многих стран. Для того чтобы быть устойчивой, экономика должна быть диверсифицирована. В ней должны присутствовать самые разные формы организации производства, включая кооперативные и коммунальные, надомный труд и даже натуральное хозяйство, которое имеет полное право на существование наряду с другими формами, и часто отражает желание людей жить максимально независимо от государства. Вопрос, который SEWA ставит в центр своей политики – это как сделать возможным солидарное участие своих членов в наполнении социальных фондов, открывающих им доступ к страховому, медицинскому, пенсионному обеспечению.

Этот вопрос и мы должны поставить в центр профсоюзной дискуссии о неформальной экономике в противовес сторонникам полицейско-фискального подхода, циничность и несостоятельность которого ярко демонстрирует греческое правительство, когда сокращает десятки тысяч рабочих мест, выталкивая людей из формального сектора в неформальный. Не оставляя людям никаких других вариантов занятости кроме неформального, оно, по требованию «тройки», тут же начинает борьбу с так называемой «теневой экономикой», преследуя жертв произведенного сокращения как налоговых уклонистов. При этом дополнительному налогообложению не подвергается ни один владелец фешенебельных яхт в греческих портах приписки. Именно так формализация выступает орудием правящего класса в битве с неорганизованным греческим пролетариатом, собирающим сегодня свои силы вокруг политического движения «Сириза».

Работники неформальных секторов мобильны и пассионарны. Ярким примером мобилизационной способности домработниц стала успешная кампания за разработку и принятие Конвенции МОТ №189, проведенная Международной сетью домашних работников (IDWN). Расширяется Международная сеть надомных работников «HomeNet». Международная сеть уличных торговцев «StreetNet» объединяет организации общей численностью около 500 000 работников на всех континентах, в том числе в Восточной Европе. «StreetNet» использует русский язык как один из рабочих и имеет контактный пункт в Киеве.

Подход «StreetNet» к переходу от неформальной к официальной экономике основан на необходимости сохранения альтернативных официальным форм предпринимательства и самозанятости, с учетом ряда факторов. Среди них законодательное признание трудового статуса и роли трудящихся неформальной экономики; интеграция непрямых налогов и других сборов, уплачиваемых неформальными работниками, в официальную налоговую систему (в соответствии с принципом прогрессивного налогообложения); содействие созданию кооперативов и трансформации неформальной экономики в экономику общественной солидарности.

Сторонники фискального подхода, ставящие знак равенства между неформальной и теневой экономикой, забывают о том, что собираемость налогов в обществах, где коррупция и сверхдоходы чиновников достигли небывалых высот, а граждане лишены элементарных политических прав, будет всегда наталкиваться на разумное естественное сопротивление. Лучший способ вывода теневых доходов на свет и их формализации – это не полицейские рейды по рынкам и общежитиям, а реальные меры по борьбе с коррупцией в высших эшелонах, а также восстановление политических свобод и повышения доверия к власти.

Наша задача сегодня – отбить наступление на права неформальных работников, превратить дискуссию об их формализации в кампанию за равные права для всех, включить работников неформальных секторов в ряды профсоюзного движения, способствовать формированию ими своих собственных организаций и продвижению своих трудовых интересов на всех уровнях, включая предоставление возможности участия в выработке международных механизмов социальной защиты.

Источник — IUF


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


пять × = 5

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Формальная экономика против достойного труда

ludi_600 20/02/2014

Международная организация труда поставила в повестку своей международной конференции 2014 года вопрос о формализации неформальной занятости, чем вызвала развернутую экспертную дискуссию о том, что должно пониматься под этим процессом, и как он должен проходить на национальном уровне. Об  этом в материале «Формальная экономика против достойного труда На чьей стороне должны быть профсоюзы

За казуистической формулировкой темы скрывается новая атака капитала на права трудящихся. Формализация – это попытка обвинить неформальных работников во всех бедах глобального финансового и экономического кризиса и переложить его следствия на их плечи. Фискальный подход к проблеме, который активно пропагандируют в нашем регионе государственные профсоюзы, состоит в стремлении увеличить наполняемость госбюджета за счет самых обездоленных. Здесь неформальная экономика представляется как абсолютное зло, а аргументация в дискуссии о формализации напоминает, скорее, фельетоны 1980-х о том, как бы поэффективнее провести облаву на торгующих семечками бабушек.

Ностальгическое желание зарегулировать и заформализовать всё и вся, вернуться к советскому стилю организации экономики и социальной жизни, когда государство проникает во все человеческие отношения, оставляя в неформальном секторе разве что грибников и любителей рыбной ловли, задает сверхузкие рамки, в которых единственным способом остановить стремительное падение своей формальной численности многие национальные профсоюзные федерации видят … формализацию занятости!

Попытки представить работников неформального сектора главными виновниками экономического кризиса и проводниками социального демпинга не новы, ведь среди работников неформальных секторов большое количество трудовых мигрантов, для которых похожие обвинения давно стали привычными. На самом деле, как показывает опыт отраслевых профсоюзов стран Восточной Европы, «челноки», частные таксисты, мелкие фермеры, уличные и рыночные торговцы сами заинтересованы в легальном оформлении своих доходов. Именно это побуждает их к объединению в профсоюзы.

Более того – то, что неформальная занятость однозначно является неустойчивой и низкодоходной – миф. Она предоставляет людям самые разные возможности для улучшения своего благосостояния. И многие предпочитают неформальную занятость формальной именно потому, что она дает возможность лучшего заработка и достойного обеспечения потребностей работникам и их семьям. Работники неформальных секторов подчас имеют лучшие условия труда и доход, чем работники многих транснациональных компаний (таких, например, как Макдональдс, где текучесть кадров составляет 300-400 процентов в год и трех месяцев в среднем хватает любому работнику, чтобы понять сущность этой низкооплачиваемой потогонной системы).

В разных странах соотношение неформальной и формальной экономик отличается. Но в какой бы стране мы ни жили, каждый из нас, так или иначе, ежедневно сталкивается с проявлениями неформальной занятости. Уличная торговля, «челноки», домашний и надомный труд, частный извоз, услуги строителей, поденная работа в сельском хозяйстве, собственные приусадебные участки, «чаевые» в ресторанах – проявлений неформальной занятости такое множество, что они даже перечислению не поддаются.

Будущее организованного движения трудящихся на международном уровне зависит от способности понимать специфику трудовых отношений в каждом отдельном случае и способствовать самоорганизации людей для коллективного решения своих проблем. Примеры такой самоорганизации работников неформального сектора во всем мире многочисленны, их голос звучит все громче, и база организованного рабочего движения стремительно меняется. Ее более не составляет классический наемный работник промышленного предприятия. Неформальная занятость часто является единственным источником существования (причем во многих случаях – это справедливо для подавляющего большинства работающего населения) в Азии, Африке, Латинской Америке, где проживает 4/5 трудоспособного населения планеты.

Неформальная экономика является совершенно естественным явлением, ее роль в общей экономике многих стран трудно переоценить. Например, в Индии в ней занято не менее 72 процентов трудоспособного населения, при этом страна входит в четверку быстроразвивающихся экономик БРИК, а работники неформальных секторов формируют и укрепляют свои профсоюзные организации, такие, как Ассоциация самозанятых женщин SEWA, которая, возникнув тридцать лет назад, сегодня представляет уже более 1,6 млн членов.

SEWA принципиально противостоит попыткам формализации экономики в коммерческом секторе. Тотальное регулирование здесь означает больше власти и контроля со стороны мультинациональных корпораций, влияние которых на производство продуктов питания, например, уже поставило под угрозу продовольственную безопасность и экологию многих стран. Для того чтобы быть устойчивой, экономика должна быть диверсифицирована. В ней должны присутствовать самые разные формы организации производства, включая кооперативные и коммунальные, надомный труд и даже натуральное хозяйство, которое имеет полное право на существование наряду с другими формами, и часто отражает желание людей жить максимально независимо от государства. Вопрос, который SEWA ставит в центр своей политики – это как сделать возможным солидарное участие своих членов в наполнении социальных фондов, открывающих им доступ к страховому, медицинскому, пенсионному обеспечению.

Этот вопрос и мы должны поставить в центр профсоюзной дискуссии о неформальной экономике в противовес сторонникам полицейско-фискального подхода, циничность и несостоятельность которого ярко демонстрирует греческое правительство, когда сокращает десятки тысяч рабочих мест, выталкивая людей из формального сектора в неформальный. Не оставляя людям никаких других вариантов занятости кроме неформального, оно, по требованию «тройки», тут же начинает борьбу с так называемой «теневой экономикой», преследуя жертв произведенного сокращения как налоговых уклонистов. При этом дополнительному налогообложению не подвергается ни один владелец фешенебельных яхт в греческих портах приписки. Именно так формализация выступает орудием правящего класса в битве с неорганизованным греческим пролетариатом, собирающим сегодня свои силы вокруг политического движения «Сириза».

Работники неформальных секторов мобильны и пассионарны. Ярким примером мобилизационной способности домработниц стала успешная кампания за разработку и принятие Конвенции МОТ №189, проведенная Международной сетью домашних работников (IDWN). Расширяется Международная сеть надомных работников «HomeNet». Международная сеть уличных торговцев «StreetNet» объединяет организации общей численностью около 500 000 работников на всех континентах, в том числе в Восточной Европе. «StreetNet» использует русский язык как один из рабочих и имеет контактный пункт в Киеве.

Подход «StreetNet» к переходу от неформальной к официальной экономике основан на необходимости сохранения альтернативных официальным форм предпринимательства и самозанятости, с учетом ряда факторов. Среди них законодательное признание трудового статуса и роли трудящихся неформальной экономики; интеграция непрямых налогов и других сборов, уплачиваемых неформальными работниками, в официальную налоговую систему (в соответствии с принципом прогрессивного налогообложения); содействие созданию кооперативов и трансформации неформальной экономики в экономику общественной солидарности.

Сторонники фискального подхода, ставящие знак равенства между неформальной и теневой экономикой, забывают о том, что собираемость налогов в обществах, где коррупция и сверхдоходы чиновников достигли небывалых высот, а граждане лишены элементарных политических прав, будет всегда наталкиваться на разумное естественное сопротивление. Лучший способ вывода теневых доходов на свет и их формализации – это не полицейские рейды по рынкам и общежитиям, а реальные меры по борьбе с коррупцией в высших эшелонах, а также восстановление политических свобод и повышения доверия к власти.

Наша задача сегодня – отбить наступление на права неформальных работников, превратить дискуссию об их формализации в кампанию за равные права для всех, включить работников неформальных секторов в ряды профсоюзного движения, способствовать формированию ими своих собственных организаций и продвижению своих трудовых интересов на всех уровнях, включая предоставление возможности участия в выработке международных механизмов социальной защиты.

Источник — IUF

By
@
backtotop