БЕЗ ЛЕВЫХ. К экономическим программам кандидатов

luНынешняя президентская кампания во многом особенная по сравнению с предыдущими. Впервые никто из оппозиционных мастодонтов не смог собрать необходимое количество подписей. Впервые оппозиционный кандидат пытается вписаться в имидж «конструктивной оппозиции». Впервые отсутствует революционная (Плошча) повестка. Впервые список кандидатов состоит чуть ли не полностью из статистов без реальных президентских амбиций: Улахович говорит про поддержку нынешнего курса, Гайдукевич намерен бороться за второе место, Короткевич, по-видимому, настроена из президентской гонки выйти в гонку парламентскую и отхватить себе мандат в одном из округов.

Но самое главное отличие от предыдущих выборов кроется в том, что в нынешнем году в среде кандидатов правит бал либерализм. По сути, тем белорусским гражданам, которые 11 октября придут на выборы придётся сделать выбор между либерал-демократом Гайдукевичем, левым либералом Короткевич, умеренным либералом Улаховичем и неолибералом Лукашенко. Во всяком случае именно так характеризует кандидатов «БелГазета» (№36(2012) 21 сен. 2015, стр. 5). И в целом с такой характеристикой сложно не согласится.

Посмотрим на программы кандидатов. Вот Гайдукевич, посреди бесконечного повторения своей же фамилии, вещает о том, что он «за развитие частной инициативы и окажет всяческую поддержку в развитии малого и среднего бизнеса», о том, что «бизнес — мотор экономики» и так далее и тому подобное. Саму программу Гайдукевича назвать подробной язык не повернётся — конкретно экономической политике посвящены всего два абзаца в которых он говорит о том, что нужно поддерживать малый бизнес и отказаться от поддержки «заведомо слабых предприятий». Подробной её не назовёшь, но либерализм чувствуется хорошо (что, в общем, и неудивительно для либерал-демократа).

Сергей Гайдукевич

Программа Улаховича решена примерно в том же контексте, что и Гайдукевича: отказ от производства «всего у себя», расширение «межгосударственной экономической интеграции», сокращение госдолга и проведение взвешенной монетарной политики, упрощение налоговой системы и сокращение налогов и, наконец, поддержка и развитие предпринимательства. В целом всё то же движение к свободному рынку и упование на малый бизнес, который и сам себя за волосы из болота вытащит, и коня государство вместе с собой.

Николай Улахович

От Короткевич меньше всего можно было бы ожидать каких-либо левых поползновений, но стоит признать, что она вообще единственная, которая сказала о бесплатности медицины и образования, отказе от повышения пенсионного возраста. Правда на этом вся её «левость» и заканчивается. Более того, она начинает входить в противоречие с её экономической программой, в которой необходимо и Нацбанку обеспечить полную независимость, и проводить жёсткую монетарную политику, стабилизировав рост цен, и расширить сферу применения упрощённого налогообложения. Короткевич предлагает отмену конфискационные меры в отношении бизнеса, исключение понятия «незаконная предпринимательская деятельность», проведение декриминализации экономических преступлений — в общем, всё, что можно, лишь бы облегчить жизнь тех, кто специализируется на экономических преступлениях.

Планирует Короткевич и приватизировать (и позакрывать само собой) неэффективные предприятия (с оговоркой, что всем сокращённым будет гарантировано 75% от прошлой з/п в течении 6 месяцев), дать «красным директорам» в руки экономическую инициативу, забрав её у чиновников. Важным она также считает и обеспечение конкуренции предприятий всех форм собственности, привлечение инвестиций и стимулирование развития национального бизнеса.

С сельским хозяйством Короткевич планирует поступить жёстко: «Реформировать на основе многоукладности, свободного развития всех форм собственности и создание рынка земли». То есть, иными словами, это введение частной собственности на земли, окончательное уничтожение колхозов и упование на фермеров, которые всё приведут в порядок.

От Короткевич было бы странно ожидать левых идей (кандидат в том числе и от БНФ, в конце-концов!) и её экономическая программа, либеральная по своему духу и содержанию, делает её ещё одним либеральным кандидатом на этих выборах.

tk

Татьяна Короткевич

С последним в данном списке, но первым в рейтингах, — да и вообще ожидаемым победителем следующей избирательной гонки, — у некоторых читателей может случиться когнитивный диссонанс. Александр Лукашенко в массовом сознании воспринимается как левый кандидат. За него впрягаются такие «левые» партии как Коммунистическая партия Беларуси и Республиканская партия труда и справедливости. Его избирательную кампанию тянет на себе Федерация профсоюзов Беларуси, а её лидер — Михаил Орда — стал главой инициативной группы этого кандидата. Избирательный штаб Лукашенко возглавила Марианна Щёткина — действующий министр труда и социальной защиты. Как посреди всего этого засилья «левых» поддерживающих его можно засомневаться, что и сам Лукашенко левый?

Но, читая программу Александра Лукашенко, образ «левого» кандидата мгновенно рассеивается, сменяясь кандидатом уже (нео)либеральным.

Почему? Да потому, что имиджевые слова «Когда война пришла к нашему порогу, мы осознали — нет ничего дороже мира» и «Дать каждому человеку возможность зарабатывать на достойную жизнь своим трудом — этот принцип изначально был положен в фундамент белорусской экономической модели» — эти слова идут в начале, а уже после идёт весьма конкретная (и, что следует сказать, мало похожая на популистскую) программа. И программа эта — неолиберального толка.

Либерального не в плане засилья слов «права человека», «свобода личности» и др. — того, что обычно звучит в программах постсоветских либералов. Это конкретные (в программе так и сказано — «конкретные») шаги по осуществлению либеральных преобразований в экономике и социальной сфере.

Эти «меры» озвучены в экономической и социальной частях программы. Экономическая часть программы озаглавлена в высшей степени пафосно — «Труд и благосостояние». Программные цели этой части заложены в лозунге «Занятость, экспорт, инвестиции», наилучших показателей в достижении которых помогут достичь меры, изложенные в пяти основных пунктах экономической части программы.

Работают ли меры, изложенные в уже упомянутых пунктах — предмет споров, но ясно одно: левыми эти меры назвать нельзя.

Так, в первом пункте — «Борьба с инфляцией и ростом цен» — перечислены следующие, цитата, «конкретные меры»:

  1. укрепление доверия к белорусскому рублю, устойчивый рост золотовалютных резервов, поддержание их на безопасном уровне;
  2. эмиссия денег в строгом соответствии с потребностью экономики, не приводящая к росту цен;
  3. решительная борьба с монополизмом с целью обеспечения честной конкуренции на рынке и снижения цен;
  4. повышение эффективности бюджетных расходов, включая предоставление государственной поддержки предприятиям независимо от форм собственности на равноправной основе;
  5. сокращение внешнего государственного долга. Мы не должны перекладывать наши долги на будущие поколения.

Что мы видим в этих 5 пунктах? Во-первых, это проведение жёсткой монетарной политики, стабилизация курса белорусского рубля, ограничение эмиссии. Ограничение эмиссии означает, что те сферы, которые финансировались в том числе и за счёт эмиссии, будут получать меньшее финансирование или же вовсе будут свёрнуты. «Решительная борьба с монополизмом» из уст главы государства может означать только сокращение доли государства в экономике. Эти слова, по сути, могут означать и такие меры как реорганизация Белорусской Железной Дороги (монополист в Беларуси), реорганизация сферы ЖКХ, где ЖЭСы и ЖРЭО должны будут уступить своё монопольное положение иным организациям. Ну и, наконец, «повышение эффективности бюджетных расходов» в той формулировке, в которой это озвучены в программе, может означать постепенный (или не очень) отказ от поддержки госпредприятий, фокусируя ресурсы только на тех (частных или государственных), которые могут приносить доход в будущем.

Как видим, означенные меры имеют мало общего с левыми.

Ещё более интересным является 2-й пункт — «Новые подходы к модернизации экономики». В этом пункте предусмотрен также ряд, цитата, «конкретных мер»:

  1. введение на государственных предприятиях систем корпоративного управления на основе лучшей мировой практики;
  2. привлечение ведущих мировых компаний в Республику Беларусь для реализации проектов с высокой добавленной стоимостью;
  3. интеграция крупнейших государственных предприятий в международный финансовый рынок.

Новые подходы оказались на деле не самыми новыми и устарели уже на 30 лет. Само определение термина «корпоративное управление» до сих пор имеет самые различные способы трактовки, но ни одна из этих трактовок не выходит за рамки капитализма. Среди этих трактовок такие как: «система отчётности управленцев(менеджеров) перед акционерами», «способ управления компанией для более эффективного распределения результатов деятельности» или «комплекс мер и правил, помогающие акционерам контролировать руководство компании и влиять на менеджмент». В реалиях Беларуси, скорее всего, этот подход будет реализован в создании Совета директоров и реализации второй трактовки — эффективное распределение результатов деятельности предприятия между этими директорами. Это подход для нынешних средних и некоторых крупных предприятий.

Для крупных предприятий здесь третья мера: «интеграция крупнейших государственных предприятий в международный финансовый рынок». За этими красивыми словами кроется ни что иное, как приватизация крупнейших государственных (и прибыльных) предприятий, посредством их акционирования и продажи их акций на мировых биржах. Т.е. в «Панораме» смогут гордо говорить о том, что стоимость акций Минского Автомобильного Завода, БелАЗа, Нафтана, Беларуськалия на Московской, Нью-Йоркской или любой другой бирже выросли или упали. Только от этой новости простым белорусам будет не холодно, не жарко потому, что денег от продажи акций они не увидят.

Над реализацией второго пункта данного подраздела власти работают уже давно и с переменным успехом. Основным достижением пока стало привлечение швейцарского капитала и капитала китайского.

И опять же, все перечисленные меры имеют мало общего с левым видением работы предприятий.

Пункт 3 — «Эффективное государственное управление» — вообще обходится без какого-либо вступления и сразу сыплет «конкретными мерами»:

  1. существенное повышение престижа государственной службы, совершенствование подбора государственных служащих;
  2. радикальное сокращение излишних, дублирующих функций государственного управления, контрольных и правоохранительных органов;
  3. разделение функций государства как собственника и регулятора;
  4. расширение полномочий и сфер ответственности Парламента, а также органов местного управления и самоуправления;
  5. расширение перечня государственных услуг для граждан с использованием электронной дистанционной формы;
  6. дальнейшая дебюрократизация системы управления; — непримиримая борьба с коррупцией.

Среди таких положений как «повышение престижа гос. службы» и «оптимизации гос. управления» сложно заметить такой основополагающий пункт, как «разделение функций государства как собственника и регулятора». Фактически это означает слом нынешней системы экономики. Государство отныне не сможет директивно задавать предприятиям выполнение тех или иных действий (вспомним, как в 2011 году во многом благодаря отчислениям со стороны наиболее прибыльных предприятий удалось избежать куда больших социальных потрясений, чем те которые произошли). Указы Президента при реализации данного пункта перестанут задавать тон в управлении предприятием. И снова, такой подход создаёт куда более благоприятные условия для приватизации таких предприятий.

И этому также похлопают (нео)либералы.

Пункт про привлечение инвестиций и создание условий для малого и среднего бизнеса — четвёртый пункт — и вовсе отдаёт неолиберализмом за милю.

В нём, в частности сказано о том, что «главную ставку мы сделаем на ум, энергию и предприимчивость наших людей». Лукашенко обещает, что мы «устраним всё, что мешает его [частного бизнеса] развитию». Ну и в самом конце делается следующий пассаж: «Успех частного бизнеса – это благополучие не только предпринимателей. Это новые рабочие места и достойный заработок для белорусов.».

«Конкретные меры» по реформированию экономики следующие:

  1. совершенствование контроля за функционированием бизнеса, исключение любых форм неправомерного вмешательства в текущую деятельность предприятий;
  2. запрет на повышение старых и введение новых налогов в течение пяти лет. Любые изменения налогов – только в сторону уменьшения и упрощения;
  3. сокращение всех видов и форм отчетности, внедрение международных стандартов финансовой отчетности;
  4. обеспечение безусловных гарантий прав частной собственности;
  5. развитие полноценного финансового рынка, поэтапная либерализация движения капитала, свободная купля-продажа акций предприятий всех форм собственности.

Не нужно быть хорошим политологом или экономистом, чтобы понять какой характер носят эти меры. «Исключение любых форм вмешательства государства в текущую деятельность предприятий», «запрет на повышение и введение новых налогов», «развитие полноценного финансового рынка» — по щёкам условного либерала от чтения этих строк должны течь ручьи слёз счастья от того, что его мантры не были напрасными. А фразу о «безусловных гарантиях прав частной собственности» можно вообще вынести в основной лозунг избирательной кампании Лукашенко, заставив кричать от счастья практически всю либеральную интеллигенцию, побуждая её записываться в ряды провластных организаций.

В настоящее время только ленивый не говорит об «экономике знаний» и «глобализации». Этому посвящён 5-й пункт программы Александра Лукашенко — «Открытость глобальному миру и построение экономики знаний».

В этой части программа Лукашенко делает уважительный кивок в сторону нового столпа белорусского капитализма, который всё ещё набирает обороты — сфере IT, а также обращает внимание на роль Беларуси в международном разделении труда.

«Конкретные меры» следующие:

  1. совершенствование системы гарантий для международных инвесторов на основе лучшей мировой практики;
  2. формирование Беларуси как крупнейшего регионального логистического центра;
  3. вхождение Беларуси в число наиболее развитых стран мира в сфере информационно-коммуникационных технологий;
  4. совершенствование национальной системы образования;
  5. широкое внедрение в системе образования современных электронных средств обучения;
  6. развитие высокоскоростного Интернета, внедрение передовых стандартов мобильной связи 4G и 5G;
  7. создание условий, при которых инновационные расходы, включая частные инвестиции, достигнут уровня 1,5 процента ВВП в год;
  8. законодательное закрепление передачи государством прав интеллектуальной собственности ученым на созданные ими разработки;
  9. создание полноценной венчурной индустрии.

Ну разве не повод умилятся? Наряду с такими пунктами как «совершенствование системы образования»(что опять?) появляются пункты о гарантиях международным инвесторам и о создании полноценной венчурной индустрии. В общем, капитализм, тут для тебя открывают рынок — приходи, вкладывайся, играй, рискуй и зарабатывай на белорусских программистах. Используй выгодное экономическое положение Беларуси для того чтобы множить прибыли. И не бойся, государство тебе эти прибыли гарантирует. Либерально, не правда ли?

Экономический блок программы на этом завершается и мы переходим к традиционному оплоту популистов всех мастей и категорий: социальной сфере. И здесь, как ни странно, в «конкретных мерах» мало конкретики, а та конкретика, которая всё же попадается не говорит белорусам ничего хорошего.

После слов «Мы сохраним социальный характер нашей политики» начинается перечисление «конкретных мер», в которых скорее многое не говорится, чем наоборот:

  1. дальнейшее развитие здравоохранения. В будущей пятилетке наша медицина по всем параметрам станет в один ряд с медициной развитых государств;
  2. сохранение доступности качественной медицины и образования для каждого гражданина Беларуси; — совершенствование системы адресной социальной помощи нуждающимся гражданам и семьям;
  3. дальнейшее развитие всех действующих программ поддержки молодежи;
  4. создание современной системы доступного ипотечного кредитования. У каждой белорусской семьи, реально нуждающейся в новом жилье, будет возможность построить себе дом или квартиру;
  5. сохранение и развитие всех государственных программ по защите и поддержке пожилых людей, инвалидов, материнства и детства, многодетных семей.

Так, есть пункт «дальнейшее развитие здравоохранения. В будущей пятилетке наша медицина по всем параметрам станет в один ряд с медициной развитых государств», но нет ни слова о том, что медицина будет бесплатной. Есть пункт «сохранение доступности качественной медицины и образования для каждого гражданина Беларуси», но «доступность» не значит «бесплатность». Напомню, что сейчас образование в Беларуси бесплатное или смешанное (в ВУЗах, например). Так что, финита? Из всех видов социальной помощи акцент сделан непосредственно на «адресной социальной помощи», о доступности которой в последнее время можно слагать легенды.

Ну и отдельно стоит отметить пункт про «создание системы ипотечного кредитования». Как можно догадаться — это не тот подход, который был до этого в Беларуси и более того — это ещё один шаг в сторону либеральных преобразований. «Доступная ипотека», как показывает опыт сопредельных государств, это достаточно тяжкое бремя для семейного бюджета. Видимо, этот пункт означает отмену «очереди на жильё», по которой люди всё ещё получают новые квартиры на неплохих условиях (а в регионах ещё и достаточно, по сравнению с Минском, быстро). Вместо этого белорусы познакомятся с такими прелестями как «первый взнос», который может составлять до 30% от стоимости жилья, выплаты по кредиту, которые будут съедать половину, если не больше, семейного бюджета.

Кстати, группы социально незащищённых людей для приличия всё же упомянули, но всех спихнули в один большой пункт не сказав не о чём конкретном. Помощь многодетным — это, как раньше, предоставление квартир, после рождения третьего ребёнка, на выгодных условиях или субсидия в несколько базовых величин «на молоко»? То же самое касается и инвалидов.

В социальной части программы совершенно не упомянули ветеранов войны в Афганистане, ликвидаторов аварии на ЧАЭС и других людей, которые многое отдали для общества.


Будет ли Лукашенко реализовывать эту программу — посмотрим после выборов. Однако её тон и настроение говорит о том, что он позиционирует себя как человек, представляющий интересы бизнеса и крупного капитала, а отнюдь не простых рабочих.

Вернёмся к тому, с чего мы начинали. Избиратель 11 октября 2015 года придёт в школу, в которой будет находится избирательный участок и возьмёт бумажку с гордым названием «бюллетень». Там будут стоять 4 фамилия, напротив которых можно легко ставить слова либерал-демократ, левый либерал, неолиберал и либерал. Кроме этого там будет пункт «против всех». Выборы без выбора, столь знакомые европейцам в их стабильные времена, где за пост премьера или президента борются два-три либеральных кандидата, наконец пришли и в Беларусь. Можно назвать это триумфом либерального дискурса. Но с другой стороны, господство этого дискурса в западных странах и привело к тому, что обычному избирателю он надоел и на авансцену европейской и американской политики начали выходить новые лица, отрицающие либеральный дискурс в экономике. В США в Демократической партии нервы всем щекочет получающий реальные шансы стать кандидатов в президенты демократический социалист Берни Сандерс, в Великобритании на выборах лидера Лейбористов победил левый социал-демократ Джереми Корбин, в Испании набрала силу левая партия Подемос (Мы можем), а в Греции (пусть и с последующим провалом) к власти пришла коалиция левых партий СИРИЗА. Всё течёт, всё меняется и на смену либерализму, ставшему в настоящее время отрицанием государства всеобщего благоденствия и социальной ответственности, может прийти его отрицание. На смену государства собственников придёт самоуправление пролетариев и я уверен — это будет лучшая организация.

Алексей ВАЛЬЧИНСКИЙ, LEFT.BY

_________

Читать по теме:

Программы кандидатов в президенты: сравниваем, удивляемся


  1. Александр Ульянычев on 10/07/2015 at 18:18 said:

    Действующий белорусский президент даже похвалы от Ярослава Романчука удостоился. Не верите?

    «Предвыборная программа кандидата Лукашенко содержит целый ряд правильных положений и тезисов. Экономический блок в ней проработан лучше, чем у его конкурентов, но большинство положений его программы противоречит тому, что Александр Лукашенко и его Правительство делали последние 20 лет. Да и без кадровой ротации реализация даже правильных лозунгов закончится пшиком. Наша бюрократия уже показала свою силу, заблокировав благие намерения Президента, которые он выразил через Директиву № 4…»

    http://www.sb.by/ng/obshchestvo/article/chem-opasen-populizm.html

Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


1 × три =

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

БЕЗ ЛЕВЫХ. К экономическим программам кандидатов

lu 28/09/2015

luНынешняя президентская кампания во многом особенная по сравнению с предыдущими. Впервые никто из оппозиционных мастодонтов не смог собрать необходимое количество подписей. Впервые оппозиционный кандидат пытается вписаться в имидж «конструктивной оппозиции». Впервые отсутствует революционная (Плошча) повестка. Впервые список кандидатов состоит чуть ли не полностью из статистов без реальных президентских амбиций: Улахович говорит про поддержку нынешнего курса, Гайдукевич намерен бороться за второе место, Короткевич, по-видимому, настроена из президентской гонки выйти в гонку парламентскую и отхватить себе мандат в одном из округов.

Но самое главное отличие от предыдущих выборов кроется в том, что в нынешнем году в среде кандидатов правит бал либерализм. По сути, тем белорусским гражданам, которые 11 октября придут на выборы придётся сделать выбор между либерал-демократом Гайдукевичем, левым либералом Короткевич, умеренным либералом Улаховичем и неолибералом Лукашенко. Во всяком случае именно так характеризует кандидатов «БелГазета» (№36(2012) 21 сен. 2015, стр. 5). И в целом с такой характеристикой сложно не согласится.

Посмотрим на программы кандидатов. Вот Гайдукевич, посреди бесконечного повторения своей же фамилии, вещает о том, что он «за развитие частной инициативы и окажет всяческую поддержку в развитии малого и среднего бизнеса», о том, что «бизнес — мотор экономики» и так далее и тому подобное. Саму программу Гайдукевича назвать подробной язык не повернётся — конкретно экономической политике посвящены всего два абзаца в которых он говорит о том, что нужно поддерживать малый бизнес и отказаться от поддержки «заведомо слабых предприятий». Подробной её не назовёшь, но либерализм чувствуется хорошо (что, в общем, и неудивительно для либерал-демократа).

Сергей Гайдукевич

Программа Улаховича решена примерно в том же контексте, что и Гайдукевича: отказ от производства «всего у себя», расширение «межгосударственной экономической интеграции», сокращение госдолга и проведение взвешенной монетарной политики, упрощение налоговой системы и сокращение налогов и, наконец, поддержка и развитие предпринимательства. В целом всё то же движение к свободному рынку и упование на малый бизнес, который и сам себя за волосы из болота вытащит, и коня государство вместе с собой.

Николай Улахович

От Короткевич меньше всего можно было бы ожидать каких-либо левых поползновений, но стоит признать, что она вообще единственная, которая сказала о бесплатности медицины и образования, отказе от повышения пенсионного возраста. Правда на этом вся её «левость» и заканчивается. Более того, она начинает входить в противоречие с её экономической программой, в которой необходимо и Нацбанку обеспечить полную независимость, и проводить жёсткую монетарную политику, стабилизировав рост цен, и расширить сферу применения упрощённого налогообложения. Короткевич предлагает отмену конфискационные меры в отношении бизнеса, исключение понятия «незаконная предпринимательская деятельность», проведение декриминализации экономических преступлений — в общем, всё, что можно, лишь бы облегчить жизнь тех, кто специализируется на экономических преступлениях.

Планирует Короткевич и приватизировать (и позакрывать само собой) неэффективные предприятия (с оговоркой, что всем сокращённым будет гарантировано 75% от прошлой з/п в течении 6 месяцев), дать «красным директорам» в руки экономическую инициативу, забрав её у чиновников. Важным она также считает и обеспечение конкуренции предприятий всех форм собственности, привлечение инвестиций и стимулирование развития национального бизнеса.

С сельским хозяйством Короткевич планирует поступить жёстко: «Реформировать на основе многоукладности, свободного развития всех форм собственности и создание рынка земли». То есть, иными словами, это введение частной собственности на земли, окончательное уничтожение колхозов и упование на фермеров, которые всё приведут в порядок.

От Короткевич было бы странно ожидать левых идей (кандидат в том числе и от БНФ, в конце-концов!) и её экономическая программа, либеральная по своему духу и содержанию, делает её ещё одним либеральным кандидатом на этих выборах.

tk

Татьяна Короткевич

С последним в данном списке, но первым в рейтингах, — да и вообще ожидаемым победителем следующей избирательной гонки, — у некоторых читателей может случиться когнитивный диссонанс. Александр Лукашенко в массовом сознании воспринимается как левый кандидат. За него впрягаются такие «левые» партии как Коммунистическая партия Беларуси и Республиканская партия труда и справедливости. Его избирательную кампанию тянет на себе Федерация профсоюзов Беларуси, а её лидер — Михаил Орда — стал главой инициативной группы этого кандидата. Избирательный штаб Лукашенко возглавила Марианна Щёткина — действующий министр труда и социальной защиты. Как посреди всего этого засилья «левых» поддерживающих его можно засомневаться, что и сам Лукашенко левый?

Но, читая программу Александра Лукашенко, образ «левого» кандидата мгновенно рассеивается, сменяясь кандидатом уже (нео)либеральным.

Почему? Да потому, что имиджевые слова «Когда война пришла к нашему порогу, мы осознали — нет ничего дороже мира» и «Дать каждому человеку возможность зарабатывать на достойную жизнь своим трудом — этот принцип изначально был положен в фундамент белорусской экономической модели» — эти слова идут в начале, а уже после идёт весьма конкретная (и, что следует сказать, мало похожая на популистскую) программа. И программа эта — неолиберального толка.

Либерального не в плане засилья слов «права человека», «свобода личности» и др. — того, что обычно звучит в программах постсоветских либералов. Это конкретные (в программе так и сказано — «конкретные») шаги по осуществлению либеральных преобразований в экономике и социальной сфере.

Эти «меры» озвучены в экономической и социальной частях программы. Экономическая часть программы озаглавлена в высшей степени пафосно — «Труд и благосостояние». Программные цели этой части заложены в лозунге «Занятость, экспорт, инвестиции», наилучших показателей в достижении которых помогут достичь меры, изложенные в пяти основных пунктах экономической части программы.

Работают ли меры, изложенные в уже упомянутых пунктах — предмет споров, но ясно одно: левыми эти меры назвать нельзя.

Так, в первом пункте — «Борьба с инфляцией и ростом цен» — перечислены следующие, цитата, «конкретные меры»:

  1. укрепление доверия к белорусскому рублю, устойчивый рост золотовалютных резервов, поддержание их на безопасном уровне;
  2. эмиссия денег в строгом соответствии с потребностью экономики, не приводящая к росту цен;
  3. решительная борьба с монополизмом с целью обеспечения честной конкуренции на рынке и снижения цен;
  4. повышение эффективности бюджетных расходов, включая предоставление государственной поддержки предприятиям независимо от форм собственности на равноправной основе;
  5. сокращение внешнего государственного долга. Мы не должны перекладывать наши долги на будущие поколения.

Что мы видим в этих 5 пунктах? Во-первых, это проведение жёсткой монетарной политики, стабилизация курса белорусского рубля, ограничение эмиссии. Ограничение эмиссии означает, что те сферы, которые финансировались в том числе и за счёт эмиссии, будут получать меньшее финансирование или же вовсе будут свёрнуты. «Решительная борьба с монополизмом» из уст главы государства может означать только сокращение доли государства в экономике. Эти слова, по сути, могут означать и такие меры как реорганизация Белорусской Железной Дороги (монополист в Беларуси), реорганизация сферы ЖКХ, где ЖЭСы и ЖРЭО должны будут уступить своё монопольное положение иным организациям. Ну и, наконец, «повышение эффективности бюджетных расходов» в той формулировке, в которой это озвучены в программе, может означать постепенный (или не очень) отказ от поддержки госпредприятий, фокусируя ресурсы только на тех (частных или государственных), которые могут приносить доход в будущем.

Как видим, означенные меры имеют мало общего с левыми.

Ещё более интересным является 2-й пункт — «Новые подходы к модернизации экономики». В этом пункте предусмотрен также ряд, цитата, «конкретных мер»:

  1. введение на государственных предприятиях систем корпоративного управления на основе лучшей мировой практики;
  2. привлечение ведущих мировых компаний в Республику Беларусь для реализации проектов с высокой добавленной стоимостью;
  3. интеграция крупнейших государственных предприятий в международный финансовый рынок.

Новые подходы оказались на деле не самыми новыми и устарели уже на 30 лет. Само определение термина «корпоративное управление» до сих пор имеет самые различные способы трактовки, но ни одна из этих трактовок не выходит за рамки капитализма. Среди этих трактовок такие как: «система отчётности управленцев(менеджеров) перед акционерами», «способ управления компанией для более эффективного распределения результатов деятельности» или «комплекс мер и правил, помогающие акционерам контролировать руководство компании и влиять на менеджмент». В реалиях Беларуси, скорее всего, этот подход будет реализован в создании Совета директоров и реализации второй трактовки — эффективное распределение результатов деятельности предприятия между этими директорами. Это подход для нынешних средних и некоторых крупных предприятий.

Для крупных предприятий здесь третья мера: «интеграция крупнейших государственных предприятий в международный финансовый рынок». За этими красивыми словами кроется ни что иное, как приватизация крупнейших государственных (и прибыльных) предприятий, посредством их акционирования и продажи их акций на мировых биржах. Т.е. в «Панораме» смогут гордо говорить о том, что стоимость акций Минского Автомобильного Завода, БелАЗа, Нафтана, Беларуськалия на Московской, Нью-Йоркской или любой другой бирже выросли или упали. Только от этой новости простым белорусам будет не холодно, не жарко потому, что денег от продажи акций они не увидят.

Над реализацией второго пункта данного подраздела власти работают уже давно и с переменным успехом. Основным достижением пока стало привлечение швейцарского капитала и капитала китайского.

И опять же, все перечисленные меры имеют мало общего с левым видением работы предприятий.

Пункт 3 — «Эффективное государственное управление» — вообще обходится без какого-либо вступления и сразу сыплет «конкретными мерами»:

  1. существенное повышение престижа государственной службы, совершенствование подбора государственных служащих;
  2. радикальное сокращение излишних, дублирующих функций государственного управления, контрольных и правоохранительных органов;
  3. разделение функций государства как собственника и регулятора;
  4. расширение полномочий и сфер ответственности Парламента, а также органов местного управления и самоуправления;
  5. расширение перечня государственных услуг для граждан с использованием электронной дистанционной формы;
  6. дальнейшая дебюрократизация системы управления; — непримиримая борьба с коррупцией.

Среди таких положений как «повышение престижа гос. службы» и «оптимизации гос. управления» сложно заметить такой основополагающий пункт, как «разделение функций государства как собственника и регулятора». Фактически это означает слом нынешней системы экономики. Государство отныне не сможет директивно задавать предприятиям выполнение тех или иных действий (вспомним, как в 2011 году во многом благодаря отчислениям со стороны наиболее прибыльных предприятий удалось избежать куда больших социальных потрясений, чем те которые произошли). Указы Президента при реализации данного пункта перестанут задавать тон в управлении предприятием. И снова, такой подход создаёт куда более благоприятные условия для приватизации таких предприятий.

И этому также похлопают (нео)либералы.

Пункт про привлечение инвестиций и создание условий для малого и среднего бизнеса — четвёртый пункт — и вовсе отдаёт неолиберализмом за милю.

В нём, в частности сказано о том, что «главную ставку мы сделаем на ум, энергию и предприимчивость наших людей». Лукашенко обещает, что мы «устраним всё, что мешает его [частного бизнеса] развитию». Ну и в самом конце делается следующий пассаж: «Успех частного бизнеса – это благополучие не только предпринимателей. Это новые рабочие места и достойный заработок для белорусов.».

«Конкретные меры» по реформированию экономики следующие:

  1. совершенствование контроля за функционированием бизнеса, исключение любых форм неправомерного вмешательства в текущую деятельность предприятий;
  2. запрет на повышение старых и введение новых налогов в течение пяти лет. Любые изменения налогов – только в сторону уменьшения и упрощения;
  3. сокращение всех видов и форм отчетности, внедрение международных стандартов финансовой отчетности;
  4. обеспечение безусловных гарантий прав частной собственности;
  5. развитие полноценного финансового рынка, поэтапная либерализация движения капитала, свободная купля-продажа акций предприятий всех форм собственности.

Не нужно быть хорошим политологом или экономистом, чтобы понять какой характер носят эти меры. «Исключение любых форм вмешательства государства в текущую деятельность предприятий», «запрет на повышение и введение новых налогов», «развитие полноценного финансового рынка» — по щёкам условного либерала от чтения этих строк должны течь ручьи слёз счастья от того, что его мантры не были напрасными. А фразу о «безусловных гарантиях прав частной собственности» можно вообще вынести в основной лозунг избирательной кампании Лукашенко, заставив кричать от счастья практически всю либеральную интеллигенцию, побуждая её записываться в ряды провластных организаций.

В настоящее время только ленивый не говорит об «экономике знаний» и «глобализации». Этому посвящён 5-й пункт программы Александра Лукашенко — «Открытость глобальному миру и построение экономики знаний».

В этой части программа Лукашенко делает уважительный кивок в сторону нового столпа белорусского капитализма, который всё ещё набирает обороты — сфере IT, а также обращает внимание на роль Беларуси в международном разделении труда.

«Конкретные меры» следующие:

  1. совершенствование системы гарантий для международных инвесторов на основе лучшей мировой практики;
  2. формирование Беларуси как крупнейшего регионального логистического центра;
  3. вхождение Беларуси в число наиболее развитых стран мира в сфере информационно-коммуникационных технологий;
  4. совершенствование национальной системы образования;
  5. широкое внедрение в системе образования современных электронных средств обучения;
  6. развитие высокоскоростного Интернета, внедрение передовых стандартов мобильной связи 4G и 5G;
  7. создание условий, при которых инновационные расходы, включая частные инвестиции, достигнут уровня 1,5 процента ВВП в год;
  8. законодательное закрепление передачи государством прав интеллектуальной собственности ученым на созданные ими разработки;
  9. создание полноценной венчурной индустрии.

Ну разве не повод умилятся? Наряду с такими пунктами как «совершенствование системы образования»(что опять?) появляются пункты о гарантиях международным инвесторам и о создании полноценной венчурной индустрии. В общем, капитализм, тут для тебя открывают рынок — приходи, вкладывайся, играй, рискуй и зарабатывай на белорусских программистах. Используй выгодное экономическое положение Беларуси для того чтобы множить прибыли. И не бойся, государство тебе эти прибыли гарантирует. Либерально, не правда ли?

Экономический блок программы на этом завершается и мы переходим к традиционному оплоту популистов всех мастей и категорий: социальной сфере. И здесь, как ни странно, в «конкретных мерах» мало конкретики, а та конкретика, которая всё же попадается не говорит белорусам ничего хорошего.

После слов «Мы сохраним социальный характер нашей политики» начинается перечисление «конкретных мер», в которых скорее многое не говорится, чем наоборот:

  1. дальнейшее развитие здравоохранения. В будущей пятилетке наша медицина по всем параметрам станет в один ряд с медициной развитых государств;
  2. сохранение доступности качественной медицины и образования для каждого гражданина Беларуси; — совершенствование системы адресной социальной помощи нуждающимся гражданам и семьям;
  3. дальнейшее развитие всех действующих программ поддержки молодежи;
  4. создание современной системы доступного ипотечного кредитования. У каждой белорусской семьи, реально нуждающейся в новом жилье, будет возможность построить себе дом или квартиру;
  5. сохранение и развитие всех государственных программ по защите и поддержке пожилых людей, инвалидов, материнства и детства, многодетных семей.

Так, есть пункт «дальнейшее развитие здравоохранения. В будущей пятилетке наша медицина по всем параметрам станет в один ряд с медициной развитых государств», но нет ни слова о том, что медицина будет бесплатной. Есть пункт «сохранение доступности качественной медицины и образования для каждого гражданина Беларуси», но «доступность» не значит «бесплатность». Напомню, что сейчас образование в Беларуси бесплатное или смешанное (в ВУЗах, например). Так что, финита? Из всех видов социальной помощи акцент сделан непосредственно на «адресной социальной помощи», о доступности которой в последнее время можно слагать легенды.

Ну и отдельно стоит отметить пункт про «создание системы ипотечного кредитования». Как можно догадаться — это не тот подход, который был до этого в Беларуси и более того — это ещё один шаг в сторону либеральных преобразований. «Доступная ипотека», как показывает опыт сопредельных государств, это достаточно тяжкое бремя для семейного бюджета. Видимо, этот пункт означает отмену «очереди на жильё», по которой люди всё ещё получают новые квартиры на неплохих условиях (а в регионах ещё и достаточно, по сравнению с Минском, быстро). Вместо этого белорусы познакомятся с такими прелестями как «первый взнос», который может составлять до 30% от стоимости жилья, выплаты по кредиту, которые будут съедать половину, если не больше, семейного бюджета.

Кстати, группы социально незащищённых людей для приличия всё же упомянули, но всех спихнули в один большой пункт не сказав не о чём конкретном. Помощь многодетным — это, как раньше, предоставление квартир, после рождения третьего ребёнка, на выгодных условиях или субсидия в несколько базовых величин «на молоко»? То же самое касается и инвалидов.

В социальной части программы совершенно не упомянули ветеранов войны в Афганистане, ликвидаторов аварии на ЧАЭС и других людей, которые многое отдали для общества.


Будет ли Лукашенко реализовывать эту программу — посмотрим после выборов. Однако её тон и настроение говорит о том, что он позиционирует себя как человек, представляющий интересы бизнеса и крупного капитала, а отнюдь не простых рабочих.

Вернёмся к тому, с чего мы начинали. Избиратель 11 октября 2015 года придёт в школу, в которой будет находится избирательный участок и возьмёт бумажку с гордым названием «бюллетень». Там будут стоять 4 фамилия, напротив которых можно легко ставить слова либерал-демократ, левый либерал, неолиберал и либерал. Кроме этого там будет пункт «против всех». Выборы без выбора, столь знакомые европейцам в их стабильные времена, где за пост премьера или президента борются два-три либеральных кандидата, наконец пришли и в Беларусь. Можно назвать это триумфом либерального дискурса. Но с другой стороны, господство этого дискурса в западных странах и привело к тому, что обычному избирателю он надоел и на авансцену европейской и американской политики начали выходить новые лица, отрицающие либеральный дискурс в экономике. В США в Демократической партии нервы всем щекочет получающий реальные шансы стать кандидатов в президенты демократический социалист Берни Сандерс, в Великобритании на выборах лидера Лейбористов победил левый социал-демократ Джереми Корбин, в Испании набрала силу левая партия Подемос (Мы можем), а в Греции (пусть и с последующим провалом) к власти пришла коалиция левых партий СИРИЗА. Всё течёт, всё меняется и на смену либерализму, ставшему в настоящее время отрицанием государства всеобщего благоденствия и социальной ответственности, может прийти его отрицание. На смену государства собственников придёт самоуправление пролетариев и я уверен — это будет лучшая организация.

Алексей ВАЛЬЧИНСКИЙ, LEFT.BY

_________

Читать по теме:

Программы кандидатов в президенты: сравниваем, удивляемся

By
@
backtotop