Ави ТУШМАН. Почему молодёжь симпатизирует левым?

Классической (или, если хотите, ортодоксальной) левой теории всегда всегда было свойственно пренебрежение вопросами биологической антропологии. Все (или почти все) биологизаторские подходы левые теоретики всегда беспощадно отметали, объявляя их теоретической базой для социал-дарвинизма, расизма и так далее. Они немедленно объявлялись противоречащими марксистской социальной теории, ставящей формообразующую роль социальных влияний «извне» выше биологической детерминации «изнутри». В советской традиции это ещё носило характер острой политической борьбы, поскольку в пору формирования «советского марксизма» многие из сторонников социобиологизаторских подходов — той или иной степени радикальности — в итоге оказались в оппозиции «генеральной линии партии» (пусть даже и по совершенно иным причинам, — как, например, «органицист» Троцкий).

Однако, не факт, что абсолютизация социальных факторов в процессе формообразования человека и общества также не уводит нас от понимания человеческой природы — только в иную сторону. Тут следует, скорее всего, говорить о том, что человек и общество — это сложные многокомпонентные феномены, которые в своём развитии и функционировании могут подвергаться влиянию совершенно различных факторов, в том числе иррациональных, и снимать с повестки дня или принижать значение вопросов антропологии и/или психологии при описании социальной реальности — значит отказываться, как минимум, от «принципа дополнительности» в социо-гуманитарных науках.

Собственно, об этой иррациональной составляющей социальной теории и пишет Ави ТУШМАН — американский эволюционный антрополог и политический консультант, бывший советник президента Перу Алехандро Толедо — в своей вышедшей в 2013 г. книге «Our Political Nature: The Evolutionary Origins of What Divides Us» («Наша политическая природа: эволюционные истоки того, что нас разделяет»), когда снова ставит вопрос о влиянии биологического на политическое. Автор амбициозно (как и полагается американскому антропологу) заявляет, что он «собрал и сопоставил десятки новейших открытий в области неврологии, приматологии и генетики», и что они привели его «к чёткому выводу» о глубокой укоренённости в нашей природе наших политических убеждений — тех, которые мы якобы свободно «выбираем». Впрочем, он не говорит о фатальной обусловленности биологией, а только лишь о биологической предрасположенности.

Можно по разному относится к выводам американского специалиста, но принять к сведению их, как минимум, стоит. Тем более, что речь у него идёт — в нашем случае — об эмпирически очевидном: о пресловутом «радикализма» молодёжи, традиционно противопоставляемом консерватизму «старшего поколения». Предлагаем взгляд учёного-эволюциониста на эту проблему, опубликованный в переводе на русский украинским порталом «ДиалогUA».

Статью мы сопроводили минималистически-юмористическими плакатами из пародийного проекта «99 шагов прогресса» парижской художественной студии Maentis, забавно «иллюстрирующими» эволюцию в различных сферах человеческой жизнедеятельности.

evoljutsija-cheloveka-v-umnym-minimalistichnyh-plakatah_16_cr

____________

Ави ТУШМАН

ПОЧЕМУ МОЛОДЁЖЬ СИМПАТИЗИРУЕТ ЛЕВЫМ?

Мы переживаем сегодня весьма непростой период в истории. Наш политический, социальный и экономический пейзаж становится всё более раздробленным, а между левыми и правыми, похоже, пролегает непреодолимая пропасть. Кроме того, многие из нас опасаются бурных политических потрясений в таких странах, как Сирия, Египет, Северная Корея, Иран. Снова и снова, и, пожалуй, слишком часто, наше правительство оказывается застигнуто ими врасплох. Это означает, что мы должны найти новый способ осмысления политических проблем на гораздо более глубоком, более объективном уровне.

Есть три вопроса, ответы на которые крайне необходимы для улучшения понимания будущего нашей страны и всего мира: каковы основные причины столь затянувшегося разделения на левых и правых? Где находятся реальные основы наших политических пристрастий? И как мы можем предсказать всплеск политической нестабильности в горячих точках по всему миру?

Корни политических «убеждений».

Сегодняшние комментаторы хотят заставить нас поверить, что наше политическое поведение исходит от нашего мнения по главным политическим проблемам повседневности, скажем, реформе здравоохранения, или от состояния экономики, или нашей принадлежности к той или иной политической партии. И всё же это представление неправильное, или, по крайней мере, неполное. Последние десять лет я изучал проблему политической ориентации, как во время моей работы политическим консультантом, так и работая на кафедре эволюционной антропологии Стэндфордского университета. Во время этого исследования я собрал и сопоставил десятки новейших открытий в области неврологии, приматологии и генетики, и они привели меня к чёткому выводу: наши политические ориентации — это глубоко укоренившиеся природные склонности, сформированные в каждом из нас мощными силами эволюции.

evoljutsija-cheloveka-v-umnym-minimalistichnyh-plakatah_12_cr

Обоснование для такого заключения вытекает из некоторых очень необычных источников. Например, близнецы, которые были разлучены при рождении и воспитаны в очень разных условиях, тем не менее, выросли людьми с удивительно схожими политическими взглядами. Ещё один момент – знаете ли вы, что сканирование мозга может точно предсказать, является ли этот человек — с большой вероятностью — либералом или консерватором?

Вопреки распространённому мнению, наша американская поляризация на левых и правых отнюдь не уникальна; по правде говоря, подобное политическое разделение заметно почти в любой стране. Хотя это разделение усиливается в условиях экономического кризиса, его суть остается прежней. Именно поэтому многие спорные вопросы — как однополые браки — неизменно поляризуют политический спектр. Этот спектр может немного смещаться влево или вправо, в зависимости от наследственности. Даже шимпанзе являются примитивными политическими особями, которые в чем-то похожи на нас. Что же все это значит?

Некоторые исследования, которые могли бы помочь объяснить эти факты, уже просочились в академические журналы и в средства массовой информации. Однако большинство из них остаются известны лишь узким специалистам. Поэтому я был вынужден собирать воедино всю эту весьма неоднородную массу воедино, раскрывая биологические основы наших наиболее глубоко укоренившихся ценностей. Моя цель состояла в том, чтобы очертить и прояснить точную картину нашей человеческой природы как «политических животных».

Политические ориентации возникают из трех основных черт личности, или кластеров этих черт. Эти кластеры основаны на отношении к трайбализму, неравенству и неоднозначном понимании человеческой природы. Взятые вместе, эти черты являются на сегодняшний день основанием существующего разделения на правых и левых, ведь даже самые разумные люди регулярно голосуют против своих экономических интересов.

Наши политические деятели также способны формировать наш выбор при голосовании за тех или иных политиков, а также за модели воспроизводства общества – политические идеологии. Возможно, самое важное, это история эволюции этих важнейших черт личности, которые проистекают из поистине эпических биологических конфликтов.

Лежащая в основе всего этого наука довольно сложна для понимания. Тем не менее, я пошёл на многое, чтобы превратить этот материал в занимательное путешествие через мир охотников-собирателей, генов эгоизма и щедрости, и даже вирусов.

Поскольку всё это чрезвычайно спорные вопросы, я не намерен принимать ничью сторону; это позволяет вести общественную дискуссию на более глубоком уровне, оставаясь более объективным. Увы, исследования показывают, что высшее образование и более высокий уровень интереса к политике политически поляризуют людей. Эта поляризация происходит потому, что когда люди поглощают больше и больше информации о политических событиях, они становятся всё более и более искусными в её интерпретации на основе своих убеждений и идеологий, которые, как правило, возникают у них благодаря предрасположенности.

Тем не менее, у большинства людей нет возможности сделать шаг назад и созерцать эволюционную логику политической ориентации. Существует замечательный прием «шага назад»: когда люди делают шаг назад, они открывают для себя пользу политической умеренности, углубляют своё понимание ситуации, и, в итоге, обретают большее спокойствие.

Я искренне надеюсь, что благодаря углублению нашего понимания, мы, возможно, сможем повысить уровень нашего политического дискурса и укрепить наши благородные демократические процессы.

Откуда берутся левые?

«Если ты не либерал, когда тебе 20, у тебя нет сердца. Если ты не консерватор, когда тебе исполнится 30, то у тебя нет мозгов». Варианты этого высказывания приписываются Бенджамину Дизраэли, Отто фон Бисмарку, Джорджу Бернарду Шоу, Вудро Вильсону, Теодору Рузвельту, Аристиду Бриану и Уинстону Черчиллю. Однако впервые эта мысль была высказана французским государственным деятелем Франсуа Гизо.

evoljutsija-cheloveka-v-umnym-minimalistichnyh-plakatah_13_cr

Независимо от своего происхождения, пословица поднимает увлекательный вопрос: действительно ли молодёжь склоняется «влево» из-за своей эмоциональности и идеализма? И не потому ли когда люди стареют, они склоняются «вправо», из-за того, что они стали более реалистичными и циничными?

Последние 10 лет я рассматривал политические разногласия через призму эволюционной антропологии, генетики и нейробиологии. Исследования показывают, что во всем мире в период между 20 и 30 годами молодые люди переживают значительные сдвиги в своих политических пристрастиях. Конкретно, становится меньше «открытости» и больше «добросовестности».

Большая открытость связана с интеллектуальным любопытством, поиском разнообразия и голосования за левых; большая добросовестность связана с самодисциплиной и обязательностью, и голосованием за правых.

Этот сдвиг вправо в политическом развитии вполне универсален.

Исследование 2004 года, которое провели психологи Роберт МАКРЕЙ и Юри АЛЛИК в журнале межкультурной психологии, охватившее 36 культур по всей Африке, Европе и Азии показало, что открытость и добросовестность у молодежи и пожилых людей различны.

Если политическая личность индивида не изменилась к его 30-летию, это может произойти позже, лет в 40, в 50 или 60. Это не означает, что все подростки либеральны, а все пожилые люди консервативны. В любой возрастной группе, люди распределяются по политическому спектру по кривой нормального распределения. Тем не менее, эта кривая после 25 лет несколько сдвигается вправо.

Обычное объяснение этого изменения личности в юношеском возрасте было озвучено в ходе политически неспокойных 1960-е годов в США. Тогда молодые леваки утверждали, что их идейные противники – все, кому за 30, больше этого магического числа Гизо. Считается, что люди старшего возраста становятся более консервативны потому, что, скорее всего, они уже имеют собственный дом, более высокую зарплату, и у них слишком много поставлено на карту, чтобы поддерживать революционные призывы и разрушать существующий порядок.

Вопреки распространенному мнению, уплата налогов, накопление богатства и уровень благосостояния (входит ли человек в 1% самых богатых или находится в 99% основной массы населения) являются чрезвычайно плохими предикторами политической ориентации. По данным социологических опросов и исследований поведения избирателей, корреляция между доходами семьи и партийными симпатиями для американцев на президентских выборах 2012 года составляла всего 0,13. Это слабая статистическая взаимосвязь вообще характерна для прошедших выборов.

Откуда берутся правые?

Существует, однако, одно событие в жизни, которое значительно ускоряет политический сдвиг человека вправо, который часто происходит у 30-летних: родительство. Его политическое влияние легко видеть среди канадских студентов, изучаемых психологом Робертом АЛЬТМАЙЕРОМ (к слову, одним из авторов концепции правого авторитаризма. — прим. ред.). Их показатели по тесту идеологии с 22 лет к 30 стали более консервативны в среднем на 5,4%. Но среди тех 30-летних, у которых были дети, консерватизм увеличился на 9,4%.

evoljutsija-cheloveka-v-umnym-minimalistichnyh-plakatah_28_cr

Почему дети сдвигают родителей в сторону политически правых?

Родители должны предотвращать возможные опасности, что те, у кого детей нет, могут игнорировать. Этот сдвиг в восприятии настолько силён, что создает иллюзорное чувство риска; молодые родители, как правило, считают, что уровень преступности вырос, по сравнению с тем временем, когда они были детьми, даже если фактическая преступность резко сократилась. А поскольку мышление «мир опасен» связано с политическим консерватизмом, родительство толкает людей вправо, что особенно заметно, когда у них есть дочери.

Эксперты по личности, такие как Макрей, психолог Национального института старения, утверждают, что личность человека также понемногу меняется с течением времени. Поскольку мы стареем, изменения в экспрессии генов могут понемногу изменить человеческие качества, такие как открытость, добросовестность и другие. Эти черты и личностные сдвиги, между поздним подростковым и юношеским возрастом, происходят из поколения в поколение.

Чтобы понять, почему так происходит, мы должны проследить эти тонкие изменения в нашей личности и деятельности мозга. Неврологи предположили, что мозг, вместе с остальным телом, заканчивает свое бурное развитие только после достижения половой зрелости. Но теперь мы знаем, что он не достигает полной зрелости, по крайней мере, до 25-летнего возраста.

Рассмотрим префронтальную кору, которая лежит непосредственно позади лба. Она отвечает за регулирование эмоций, контролирует их всплески, и делает сложный подсчёт плюсов и минусов в рассуждениях о соотношении будущих последствий. В отличие от большинства областей мозга, префронтальная кора продолжает расти, и его предостерегающие функции развиваются и у 25-летних.

Намного раньше, ещё в подростковом возрасте, начинает действовать часть мозга, называемая лимбической системой, которая играет центральную роль в сексуальном возбуждении и удовольствии, стимулируя рискованное и поисковое поведение. Страховые агенты, занимающиеся страхованием автомобилей, уже давно считают, что молодёжь в возрасте до 25 лет часто ведёт себя необдуманно. Почему природа позволила возникнуть этому драматическому разрыву в целых 10 лет между разгоранием подростковых страстей и наступлением психической зрелости? Эти изменения личности, вероятно, являются эволюционным приспособлением к различным фазам жизненного цикла. Высокие уровни открытости поощряют молодых скитаться по миру и найти себе пару. Добросовестность является решающим качеством уже для сохранения семьи.

Политические социологи хорошо знают об этих изменениях личности на протяжении жизни, поэтому они и уделяют столько внимания возрасту. Когда приходит голосовать масса молодёжи, как это происходит на президентских выборах, аналитики изучают разные возрастные группы, которые соответствуют тому базовому разделению в развитии мозга, которое возникает у 25-летних, то есть, они анализируют группу 18-24-летних отдельно от 25-29-летних. Однако на промежуточных выборах, когда молодёжь голосует слабо, социологи часто объединяют их в одну демографическую группу, от 18 до 29 лет. Конечно, в эпоху доступности большого количества данных, конечно, есть и другие инструменты анализа, которые делают изучение молодёжных групп несколько менее актуальным.

Как указывает главный исполнительный директор политической рекламной сети DSPolitical Джим УОЛШ, теперь легко создавать социальные микромишени лиц любого возраста, в соответствии с десятками других параметров. Тем не менее, специалисты по общественному мнению по-прежнему следят за возрастными группами, чтобы изучить влияние на них исторических событий, культуры и экономических циклов.

Поколение нового «миллениума» – какое оно?

В некоторых случаях, важные события удивительным образом меняют поведение этой когорты.

В 1984 году за победу Рональда РЕЙГАНА над Уолтером МОНДЕЙЛОМ 18-24-летняя молодёжь проголосовала на 22% активнее, чем 50-64-летние. Эта молодежь, возможно, была аномально консервативна, поскольку Рейган выступал за жёсткие меры по выходу из рецессии, и Мондэйл воспринимался ими как «слабый» кандидат. Молодые избиратели-республиканцы в 1984, возможно, также выражали своё расхождение с либеральными социальными движениями 1960-х и 1970-х годов.

evoljutsija-cheloveka-v-umnym-minimalistichnyh-plakatah_20

Сегодняшние молодые избиратели гораздо лучше соответствуют паттерну формирования личности путем эволюции, хотя свой след оставили и экологические факторы и революция, связанная с появлением социальных медиа.

Как и ожидалось, «поколение миллениума» выделяется своими левыми симпатиями в плане большинства социальных проблем, и является чуть менее левым по экономическим вопросам.

Эти «цифровые аборигены» выросли в богатой среде социальных медиа, из-за чего его также окрестили «поколением селфи». Возможно, «селфи» является более точным описанием: эта возрастная группа характеризуется индивидуализмом во всем. По данным Исследовательского центра Пью, «милленианцы» гораздо менее интересуются традиционными политическими, религиозными и культурными институтами, и гораздо менее стремятся создавать семью, чем предыдущие поколения.

Некоторые комментаторы обвиняют «поколение селфи» в самолюбовании, трактуя их индивидуализм как своего рода индуцированный «Фейсбуком» нарциссизм. Другие наблюдатели утверждают, что «милленианцы» более циничны и одиноки, и чаще живут со своими родителями, поскольку они имеют худшие экономические перспективы, чем два предыдущих поколения.

Как ни посмотри, наши меняющиеся экономические условия и технологическая среда наверняка оставили свой отпечаток на молодом поколении и его политическом поведении.

Тем не менее, как и большинство 18-29-летних, голос современной молодёжи заметно более либерален, чем у основной массы населения. Несмотря на все особенности разных поколений, общие этапы жизни влияют на наши политические ориентации, и наблюдения Гизо остаются верны. И, как и многие другие аспекты нашей политической природы, эти изменения политических вкусов на протяжении жизни имеют глубокий эволюционный смысл.

Перевод — Андрея МАКЛАКОВА

Источник — ДиалогUA 

____________

Читать по теме:

Тело решает за нас: Как физиология объясняет политические пристрастия

Политические взгляды: врожденные или приобретенные?


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


6 × = тридцать

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Ави ТУШМАН. Почему молодёжь симпатизирует левым?

s_g04_20125640 29/08/2015

Классической (или, если хотите, ортодоксальной) левой теории всегда всегда было свойственно пренебрежение вопросами биологической антропологии. Все (или почти все) биологизаторские подходы левые теоретики всегда беспощадно отметали, объявляя их теоретической базой для социал-дарвинизма, расизма и так далее. Они немедленно объявлялись противоречащими марксистской социальной теории, ставящей формообразующую роль социальных влияний «извне» выше биологической детерминации «изнутри». В советской традиции это ещё носило характер острой политической борьбы, поскольку в пору формирования «советского марксизма» многие из сторонников социобиологизаторских подходов — той или иной степени радикальности — в итоге оказались в оппозиции «генеральной линии партии» (пусть даже и по совершенно иным причинам, — как, например, «органицист» Троцкий).

Однако, не факт, что абсолютизация социальных факторов в процессе формообразования человека и общества также не уводит нас от понимания человеческой природы — только в иную сторону. Тут следует, скорее всего, говорить о том, что человек и общество — это сложные многокомпонентные феномены, которые в своём развитии и функционировании могут подвергаться влиянию совершенно различных факторов, в том числе иррациональных, и снимать с повестки дня или принижать значение вопросов антропологии и/или психологии при описании социальной реальности — значит отказываться, как минимум, от «принципа дополнительности» в социо-гуманитарных науках.

Собственно, об этой иррациональной составляющей социальной теории и пишет Ави ТУШМАН — американский эволюционный антрополог и политический консультант, бывший советник президента Перу Алехандро Толедо — в своей вышедшей в 2013 г. книге «Our Political Nature: The Evolutionary Origins of What Divides Us» («Наша политическая природа: эволюционные истоки того, что нас разделяет»), когда снова ставит вопрос о влиянии биологического на политическое. Автор амбициозно (как и полагается американскому антропологу) заявляет, что он «собрал и сопоставил десятки новейших открытий в области неврологии, приматологии и генетики», и что они привели его «к чёткому выводу» о глубокой укоренённости в нашей природе наших политических убеждений — тех, которые мы якобы свободно «выбираем». Впрочем, он не говорит о фатальной обусловленности биологией, а только лишь о биологической предрасположенности.

Можно по разному относится к выводам американского специалиста, но принять к сведению их, как минимум, стоит. Тем более, что речь у него идёт — в нашем случае — об эмпирически очевидном: о пресловутом «радикализма» молодёжи, традиционно противопоставляемом консерватизму «старшего поколения». Предлагаем взгляд учёного-эволюциониста на эту проблему, опубликованный в переводе на русский украинским порталом «ДиалогUA».

Статью мы сопроводили минималистически-юмористическими плакатами из пародийного проекта «99 шагов прогресса» парижской художественной студии Maentis, забавно «иллюстрирующими» эволюцию в различных сферах человеческой жизнедеятельности.

evoljutsija-cheloveka-v-umnym-minimalistichnyh-plakatah_16_cr

____________

Ави ТУШМАН

ПОЧЕМУ МОЛОДЁЖЬ СИМПАТИЗИРУЕТ ЛЕВЫМ?

Мы переживаем сегодня весьма непростой период в истории. Наш политический, социальный и экономический пейзаж становится всё более раздробленным, а между левыми и правыми, похоже, пролегает непреодолимая пропасть. Кроме того, многие из нас опасаются бурных политических потрясений в таких странах, как Сирия, Египет, Северная Корея, Иран. Снова и снова, и, пожалуй, слишком часто, наше правительство оказывается застигнуто ими врасплох. Это означает, что мы должны найти новый способ осмысления политических проблем на гораздо более глубоком, более объективном уровне.

Есть три вопроса, ответы на которые крайне необходимы для улучшения понимания будущего нашей страны и всего мира: каковы основные причины столь затянувшегося разделения на левых и правых? Где находятся реальные основы наших политических пристрастий? И как мы можем предсказать всплеск политической нестабильности в горячих точках по всему миру?

Корни политических «убеждений».

Сегодняшние комментаторы хотят заставить нас поверить, что наше политическое поведение исходит от нашего мнения по главным политическим проблемам повседневности, скажем, реформе здравоохранения, или от состояния экономики, или нашей принадлежности к той или иной политической партии. И всё же это представление неправильное, или, по крайней мере, неполное. Последние десять лет я изучал проблему политической ориентации, как во время моей работы политическим консультантом, так и работая на кафедре эволюционной антропологии Стэндфордского университета. Во время этого исследования я собрал и сопоставил десятки новейших открытий в области неврологии, приматологии и генетики, и они привели меня к чёткому выводу: наши политические ориентации — это глубоко укоренившиеся природные склонности, сформированные в каждом из нас мощными силами эволюции.

evoljutsija-cheloveka-v-umnym-minimalistichnyh-plakatah_12_cr

Обоснование для такого заключения вытекает из некоторых очень необычных источников. Например, близнецы, которые были разлучены при рождении и воспитаны в очень разных условиях, тем не менее, выросли людьми с удивительно схожими политическими взглядами. Ещё один момент – знаете ли вы, что сканирование мозга может точно предсказать, является ли этот человек — с большой вероятностью — либералом или консерватором?

Вопреки распространённому мнению, наша американская поляризация на левых и правых отнюдь не уникальна; по правде говоря, подобное политическое разделение заметно почти в любой стране. Хотя это разделение усиливается в условиях экономического кризиса, его суть остается прежней. Именно поэтому многие спорные вопросы — как однополые браки — неизменно поляризуют политический спектр. Этот спектр может немного смещаться влево или вправо, в зависимости от наследственности. Даже шимпанзе являются примитивными политическими особями, которые в чем-то похожи на нас. Что же все это значит?

Некоторые исследования, которые могли бы помочь объяснить эти факты, уже просочились в академические журналы и в средства массовой информации. Однако большинство из них остаются известны лишь узким специалистам. Поэтому я был вынужден собирать воедино всю эту весьма неоднородную массу воедино, раскрывая биологические основы наших наиболее глубоко укоренившихся ценностей. Моя цель состояла в том, чтобы очертить и прояснить точную картину нашей человеческой природы как «политических животных».

Политические ориентации возникают из трех основных черт личности, или кластеров этих черт. Эти кластеры основаны на отношении к трайбализму, неравенству и неоднозначном понимании человеческой природы. Взятые вместе, эти черты являются на сегодняшний день основанием существующего разделения на правых и левых, ведь даже самые разумные люди регулярно голосуют против своих экономических интересов.

Наши политические деятели также способны формировать наш выбор при голосовании за тех или иных политиков, а также за модели воспроизводства общества – политические идеологии. Возможно, самое важное, это история эволюции этих важнейших черт личности, которые проистекают из поистине эпических биологических конфликтов.

Лежащая в основе всего этого наука довольно сложна для понимания. Тем не менее, я пошёл на многое, чтобы превратить этот материал в занимательное путешествие через мир охотников-собирателей, генов эгоизма и щедрости, и даже вирусов.

Поскольку всё это чрезвычайно спорные вопросы, я не намерен принимать ничью сторону; это позволяет вести общественную дискуссию на более глубоком уровне, оставаясь более объективным. Увы, исследования показывают, что высшее образование и более высокий уровень интереса к политике политически поляризуют людей. Эта поляризация происходит потому, что когда люди поглощают больше и больше информации о политических событиях, они становятся всё более и более искусными в её интерпретации на основе своих убеждений и идеологий, которые, как правило, возникают у них благодаря предрасположенности.

Тем не менее, у большинства людей нет возможности сделать шаг назад и созерцать эволюционную логику политической ориентации. Существует замечательный прием «шага назад»: когда люди делают шаг назад, они открывают для себя пользу политической умеренности, углубляют своё понимание ситуации, и, в итоге, обретают большее спокойствие.

Я искренне надеюсь, что благодаря углублению нашего понимания, мы, возможно, сможем повысить уровень нашего политического дискурса и укрепить наши благородные демократические процессы.

Откуда берутся левые?

«Если ты не либерал, когда тебе 20, у тебя нет сердца. Если ты не консерватор, когда тебе исполнится 30, то у тебя нет мозгов». Варианты этого высказывания приписываются Бенджамину Дизраэли, Отто фон Бисмарку, Джорджу Бернарду Шоу, Вудро Вильсону, Теодору Рузвельту, Аристиду Бриану и Уинстону Черчиллю. Однако впервые эта мысль была высказана французским государственным деятелем Франсуа Гизо.

evoljutsija-cheloveka-v-umnym-minimalistichnyh-plakatah_13_cr

Независимо от своего происхождения, пословица поднимает увлекательный вопрос: действительно ли молодёжь склоняется «влево» из-за своей эмоциональности и идеализма? И не потому ли когда люди стареют, они склоняются «вправо», из-за того, что они стали более реалистичными и циничными?

Последние 10 лет я рассматривал политические разногласия через призму эволюционной антропологии, генетики и нейробиологии. Исследования показывают, что во всем мире в период между 20 и 30 годами молодые люди переживают значительные сдвиги в своих политических пристрастиях. Конкретно, становится меньше «открытости» и больше «добросовестности».

Большая открытость связана с интеллектуальным любопытством, поиском разнообразия и голосования за левых; большая добросовестность связана с самодисциплиной и обязательностью, и голосованием за правых.

Этот сдвиг вправо в политическом развитии вполне универсален.

Исследование 2004 года, которое провели психологи Роберт МАКРЕЙ и Юри АЛЛИК в журнале межкультурной психологии, охватившее 36 культур по всей Африке, Европе и Азии показало, что открытость и добросовестность у молодежи и пожилых людей различны.

Если политическая личность индивида не изменилась к его 30-летию, это может произойти позже, лет в 40, в 50 или 60. Это не означает, что все подростки либеральны, а все пожилые люди консервативны. В любой возрастной группе, люди распределяются по политическому спектру по кривой нормального распределения. Тем не менее, эта кривая после 25 лет несколько сдвигается вправо.

Обычное объяснение этого изменения личности в юношеском возрасте было озвучено в ходе политически неспокойных 1960-е годов в США. Тогда молодые леваки утверждали, что их идейные противники – все, кому за 30, больше этого магического числа Гизо. Считается, что люди старшего возраста становятся более консервативны потому, что, скорее всего, они уже имеют собственный дом, более высокую зарплату, и у них слишком много поставлено на карту, чтобы поддерживать революционные призывы и разрушать существующий порядок.

Вопреки распространенному мнению, уплата налогов, накопление богатства и уровень благосостояния (входит ли человек в 1% самых богатых или находится в 99% основной массы населения) являются чрезвычайно плохими предикторами политической ориентации. По данным социологических опросов и исследований поведения избирателей, корреляция между доходами семьи и партийными симпатиями для американцев на президентских выборах 2012 года составляла всего 0,13. Это слабая статистическая взаимосвязь вообще характерна для прошедших выборов.

Откуда берутся правые?

Существует, однако, одно событие в жизни, которое значительно ускоряет политический сдвиг человека вправо, который часто происходит у 30-летних: родительство. Его политическое влияние легко видеть среди канадских студентов, изучаемых психологом Робертом АЛЬТМАЙЕРОМ (к слову, одним из авторов концепции правого авторитаризма. — прим. ред.). Их показатели по тесту идеологии с 22 лет к 30 стали более консервативны в среднем на 5,4%. Но среди тех 30-летних, у которых были дети, консерватизм увеличился на 9,4%.

evoljutsija-cheloveka-v-umnym-minimalistichnyh-plakatah_28_cr

Почему дети сдвигают родителей в сторону политически правых?

Родители должны предотвращать возможные опасности, что те, у кого детей нет, могут игнорировать. Этот сдвиг в восприятии настолько силён, что создает иллюзорное чувство риска; молодые родители, как правило, считают, что уровень преступности вырос, по сравнению с тем временем, когда они были детьми, даже если фактическая преступность резко сократилась. А поскольку мышление «мир опасен» связано с политическим консерватизмом, родительство толкает людей вправо, что особенно заметно, когда у них есть дочери.

Эксперты по личности, такие как Макрей, психолог Национального института старения, утверждают, что личность человека также понемногу меняется с течением времени. Поскольку мы стареем, изменения в экспрессии генов могут понемногу изменить человеческие качества, такие как открытость, добросовестность и другие. Эти черты и личностные сдвиги, между поздним подростковым и юношеским возрастом, происходят из поколения в поколение.

Чтобы понять, почему так происходит, мы должны проследить эти тонкие изменения в нашей личности и деятельности мозга. Неврологи предположили, что мозг, вместе с остальным телом, заканчивает свое бурное развитие только после достижения половой зрелости. Но теперь мы знаем, что он не достигает полной зрелости, по крайней мере, до 25-летнего возраста.

Рассмотрим префронтальную кору, которая лежит непосредственно позади лба. Она отвечает за регулирование эмоций, контролирует их всплески, и делает сложный подсчёт плюсов и минусов в рассуждениях о соотношении будущих последствий. В отличие от большинства областей мозга, префронтальная кора продолжает расти, и его предостерегающие функции развиваются и у 25-летних.

Намного раньше, ещё в подростковом возрасте, начинает действовать часть мозга, называемая лимбической системой, которая играет центральную роль в сексуальном возбуждении и удовольствии, стимулируя рискованное и поисковое поведение. Страховые агенты, занимающиеся страхованием автомобилей, уже давно считают, что молодёжь в возрасте до 25 лет часто ведёт себя необдуманно. Почему природа позволила возникнуть этому драматическому разрыву в целых 10 лет между разгоранием подростковых страстей и наступлением психической зрелости? Эти изменения личности, вероятно, являются эволюционным приспособлением к различным фазам жизненного цикла. Высокие уровни открытости поощряют молодых скитаться по миру и найти себе пару. Добросовестность является решающим качеством уже для сохранения семьи.

Политические социологи хорошо знают об этих изменениях личности на протяжении жизни, поэтому они и уделяют столько внимания возрасту. Когда приходит голосовать масса молодёжи, как это происходит на президентских выборах, аналитики изучают разные возрастные группы, которые соответствуют тому базовому разделению в развитии мозга, которое возникает у 25-летних, то есть, они анализируют группу 18-24-летних отдельно от 25-29-летних. Однако на промежуточных выборах, когда молодёжь голосует слабо, социологи часто объединяют их в одну демографическую группу, от 18 до 29 лет. Конечно, в эпоху доступности большого количества данных, конечно, есть и другие инструменты анализа, которые делают изучение молодёжных групп несколько менее актуальным.

Как указывает главный исполнительный директор политической рекламной сети DSPolitical Джим УОЛШ, теперь легко создавать социальные микромишени лиц любого возраста, в соответствии с десятками других параметров. Тем не менее, специалисты по общественному мнению по-прежнему следят за возрастными группами, чтобы изучить влияние на них исторических событий, культуры и экономических циклов.

Поколение нового «миллениума» – какое оно?

В некоторых случаях, важные события удивительным образом меняют поведение этой когорты.

В 1984 году за победу Рональда РЕЙГАНА над Уолтером МОНДЕЙЛОМ 18-24-летняя молодёжь проголосовала на 22% активнее, чем 50-64-летние. Эта молодежь, возможно, была аномально консервативна, поскольку Рейган выступал за жёсткие меры по выходу из рецессии, и Мондэйл воспринимался ими как «слабый» кандидат. Молодые избиратели-республиканцы в 1984, возможно, также выражали своё расхождение с либеральными социальными движениями 1960-х и 1970-х годов.

evoljutsija-cheloveka-v-umnym-minimalistichnyh-plakatah_20

Сегодняшние молодые избиратели гораздо лучше соответствуют паттерну формирования личности путем эволюции, хотя свой след оставили и экологические факторы и революция, связанная с появлением социальных медиа.

Как и ожидалось, «поколение миллениума» выделяется своими левыми симпатиями в плане большинства социальных проблем, и является чуть менее левым по экономическим вопросам.

Эти «цифровые аборигены» выросли в богатой среде социальных медиа, из-за чего его также окрестили «поколением селфи». Возможно, «селфи» является более точным описанием: эта возрастная группа характеризуется индивидуализмом во всем. По данным Исследовательского центра Пью, «милленианцы» гораздо менее интересуются традиционными политическими, религиозными и культурными институтами, и гораздо менее стремятся создавать семью, чем предыдущие поколения.

Некоторые комментаторы обвиняют «поколение селфи» в самолюбовании, трактуя их индивидуализм как своего рода индуцированный «Фейсбуком» нарциссизм. Другие наблюдатели утверждают, что «милленианцы» более циничны и одиноки, и чаще живут со своими родителями, поскольку они имеют худшие экономические перспективы, чем два предыдущих поколения.

Как ни посмотри, наши меняющиеся экономические условия и технологическая среда наверняка оставили свой отпечаток на молодом поколении и его политическом поведении.

Тем не менее, как и большинство 18-29-летних, голос современной молодёжи заметно более либерален, чем у основной массы населения. Несмотря на все особенности разных поколений, общие этапы жизни влияют на наши политические ориентации, и наблюдения Гизо остаются верны. И, как и многие другие аспекты нашей политической природы, эти изменения политических вкусов на протяжении жизни имеют глубокий эволюционный смысл.

Перевод — Андрея МАКЛАКОВА

Источник — ДиалогUA 

____________

Читать по теме:

Тело решает за нас: Как физиология объясняет политические пристрастия

Политические взгляды: врожденные или приобретенные?

By
@
backtotop