Стасис КУВЕЛАКИС: «Европа объявила войну Греции»

Европейская общественность замерла в ожидании греческого референдума, объявленного на воскресение 5 июля в ответ на шантаж Евротройки. Стасис КУВЕЛАКИС, член Центрального комитета СИРИЗА и профессор политической философии в Королевском колледже в Лондоне, комментируя причины и перспективы проведения референдума, утверждает, что греческий кризис знаменует закат иллюзии «демократической Европы» — недемократичность её, как он считает, теперь видна всем.  «Там не было никаких переговоров»,говорит он в интервью Le Nouvel Observateur по поводу последних событий, — «этот термин не подходит для описания того, что случилось. То, что мы называем переговорами, было лишь смертельно опасной ловушкой…».  Английский перевод интервью опубликован на сайте издательского дома Verso Books.

14149133 (1)

Стасис КУВЕЛАКИС, член Центрального комитета СИРИЗА и профессор политической философии в Королевском колледже в Лондоне. Фото: L’Obs

Почему греческий премьер-министр Алексис Ципрас в итоге объявил референдум?

Даже когда Ципрас собственной рукой подписал последние греческие предложения для европейских институций, те оставались полны решимости продолжать подвергать его показательному унижению, требуя, чтобы он пошёл ещё дальше, за пределы того, что было политически для него возможно: стало ясно, что его партия, его парламентское большинство и даже всё увеличивающаяся часть общества не готовы идти на какие-либо новые уступки.

Как все мы дошли до этой точки, после пяти месяцев переговоров?

Там не было никаких переговоров. Этот термин не подходит для описания того, что случилось. Европейские институты придерживались одной и тоже же линии с самого начала, а именно: навязать план жёсткой экономии новому греческому правительству, заставляя его оставаться в тех же рамках, что и его предшественников, и, таким образом, показывая, что электоральная борьба в Европе может не иметь никакого влияния на последующую политику, тем более, когда это касается выступающей против мер строгой экономии партии радикальных левых, которая выиграла выборы.

То, что мы называем переговорами, было лишь смертельно опасной ловушкой — той, что захлопнулась за Ципрасом. Его ошибка была в том, что он не понял это вовремя. Он думал, что, если он инициировал обсуждение, насколько это возможно, европейцы, в конечном счёте, примут решение о компромиссе, чтобы не брать на себя риск разрыва. Но они не уступили ни в чём, в то время как он отказался от многого в течение последних пяти месяцев. Он пошёл на огромные уступки, общественное мнение уже стало привыкать к тому, что соглашение — возможно, да и государственная казна пуста.

Не делает ли Ципрас так же ошибку, думая, что он может добиться менее жёстких мер, при этом оставаясь в еврозоне?

Я — часть той тенденции в СИРИЗА, которая с самого начала считала, что желание примирить отказ от мер жёсткой экономии с пребыванием в зоне евро является противоречивым. И в связи с принятым в феврале ЕЦБ решением лишить греческие банки основных источников финансирования, мы увидели, что это было действительно невозможно. Валютные инструменты служили средством давления на правительство Греции для того, чтобы заставить его отказаться от своей политики, направленной против жёсткой экономии. Самый недавний эпизод в этом шантаже Еврогруппы, когда она отказалась продлить текущую программу — убедить Ципраса закрыть банки на целую неделю. Цель явно политическая: взяв в заложники греков и создав ситуацию паники, особенно среди средних классов и богатых, они пытаются либо заставить правительство не заходить так далеко, до проведения референдума, либо пробуют диктовать свои условия, в которых имеет место и помощь лагерю «Да!». Европа объявила войну Греции…

Греческое общество, кажется, разделились …

Да, две тенденции в настоящее время противоборствуют. Лагерь «Нет!» опирается на значительную часть населения, которая уже очень сильно пострадала от жёсткой экономии, и которая воспринимает новые требования Тройки как попытку унизить Грецию. Но и лагерь «Да!», укреплёный страхом, вызванным закрытием банков, также сводит воедино свои силы. Тут может быть никаких сомнений, что этот референдум является очень смелым политическим актом . Это то, что мы забыли, — что важные политические решения всегда рискованные — с тех пор, как политика в Европе измельчала.

Каковы возможные сценарии после референдума?

Победа «Да!» будет крупным поражением для Ципраса, и это, несомненно, заставит его организовать новые выборы. И наоборот, победа «Нет!» укрепит его решимость бороться с европейскими институтами, давая ему мандат, отличный от всеобщих выборов 25 января: это означает возможность порвать с режимом жёсткой экономии, вне зависимости от последствий — в том числе, даже если это будет означать выход из европейской структуры. Когда он объявил, что референдум должен быть проведён, это был первый раз, когда слово «евро» не появлялось вообще в его выступлении. Это не случайность.

Это свидетельство о смерти Европы?

Путь, по которому развивается греческий кризис, знаменует закат определённой идеи, вернее, некоторой иллюзии Европы. Каждый может увидеть её антидемократический характер, который уважает только закон сильнейшего, а также её неолиберализм, с его пренебрежением к любой форме демократического контроля. Все были в состоянии видеть, что, хотя Сириза стремились лишь к частичному, умеренному, прагматичному разрыву с политикой жёсткой экономии, не оспаривая фундаментальные основы европейской системы, противоборство всё равно было ультра-жестоким. Просто потому, что это правительство не было готово капитулировать перед неолиберальным диктатом. Даже если Европейскому союзу удастся сломить сопротивление греков, я думаю, что он заплатит очень высокую цену за такое своё отношение. Греция только самая первая (передовая) точка европейского кризиса: проект ЕС имеет всё меньше и меньше поддержки среди общественности по всему континенту.

Интервью — Сара ХАЛИФА-ЛЕГРАН (L’Obs)

Перевод с англ. — Александр УЛЬЯНЫЧЕВ

________

Читать по теме:

Стасис КУВЕЛАКИС. Невозможный «честный компромисс»


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


два × = 8

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Стасис КУВЕЛАКИС: «Европа объявила войну Греции»

Tsipras TV speech 03/07/2015

Европейская общественность замерла в ожидании греческого референдума, объявленного на воскресение 5 июля в ответ на шантаж Евротройки. Стасис КУВЕЛАКИС, член Центрального комитета СИРИЗА и профессор политической философии в Королевском колледже в Лондоне, комментируя причины и перспективы проведения референдума, утверждает, что греческий кризис знаменует закат иллюзии «демократической Европы» — недемократичность её, как он считает, теперь видна всем.  «Там не было никаких переговоров»,говорит он в интервью Le Nouvel Observateur по поводу последних событий, — «этот термин не подходит для описания того, что случилось. То, что мы называем переговорами, было лишь смертельно опасной ловушкой…».  Английский перевод интервью опубликован на сайте издательского дома Verso Books.

14149133 (1)

Стасис КУВЕЛАКИС, член Центрального комитета СИРИЗА и профессор политической философии в Королевском колледже в Лондоне. Фото: L’Obs

Почему греческий премьер-министр Алексис Ципрас в итоге объявил референдум?

Даже когда Ципрас собственной рукой подписал последние греческие предложения для европейских институций, те оставались полны решимости продолжать подвергать его показательному унижению, требуя, чтобы он пошёл ещё дальше, за пределы того, что было политически для него возможно: стало ясно, что его партия, его парламентское большинство и даже всё увеличивающаяся часть общества не готовы идти на какие-либо новые уступки.

Как все мы дошли до этой точки, после пяти месяцев переговоров?

Там не было никаких переговоров. Этот термин не подходит для описания того, что случилось. Европейские институты придерживались одной и тоже же линии с самого начала, а именно: навязать план жёсткой экономии новому греческому правительству, заставляя его оставаться в тех же рамках, что и его предшественников, и, таким образом, показывая, что электоральная борьба в Европе может не иметь никакого влияния на последующую политику, тем более, когда это касается выступающей против мер строгой экономии партии радикальных левых, которая выиграла выборы.

То, что мы называем переговорами, было лишь смертельно опасной ловушкой — той, что захлопнулась за Ципрасом. Его ошибка была в том, что он не понял это вовремя. Он думал, что, если он инициировал обсуждение, насколько это возможно, европейцы, в конечном счёте, примут решение о компромиссе, чтобы не брать на себя риск разрыва. Но они не уступили ни в чём, в то время как он отказался от многого в течение последних пяти месяцев. Он пошёл на огромные уступки, общественное мнение уже стало привыкать к тому, что соглашение — возможно, да и государственная казна пуста.

Не делает ли Ципрас так же ошибку, думая, что он может добиться менее жёстких мер, при этом оставаясь в еврозоне?

Я — часть той тенденции в СИРИЗА, которая с самого начала считала, что желание примирить отказ от мер жёсткой экономии с пребыванием в зоне евро является противоречивым. И в связи с принятым в феврале ЕЦБ решением лишить греческие банки основных источников финансирования, мы увидели, что это было действительно невозможно. Валютные инструменты служили средством давления на правительство Греции для того, чтобы заставить его отказаться от своей политики, направленной против жёсткой экономии. Самый недавний эпизод в этом шантаже Еврогруппы, когда она отказалась продлить текущую программу — убедить Ципраса закрыть банки на целую неделю. Цель явно политическая: взяв в заложники греков и создав ситуацию паники, особенно среди средних классов и богатых, они пытаются либо заставить правительство не заходить так далеко, до проведения референдума, либо пробуют диктовать свои условия, в которых имеет место и помощь лагерю «Да!». Европа объявила войну Греции…

Греческое общество, кажется, разделились …

Да, две тенденции в настоящее время противоборствуют. Лагерь «Нет!» опирается на значительную часть населения, которая уже очень сильно пострадала от жёсткой экономии, и которая воспринимает новые требования Тройки как попытку унизить Грецию. Но и лагерь «Да!», укреплёный страхом, вызванным закрытием банков, также сводит воедино свои силы. Тут может быть никаких сомнений, что этот референдум является очень смелым политическим актом . Это то, что мы забыли, — что важные политические решения всегда рискованные — с тех пор, как политика в Европе измельчала.

Каковы возможные сценарии после референдума?

Победа «Да!» будет крупным поражением для Ципраса, и это, несомненно, заставит его организовать новые выборы. И наоборот, победа «Нет!» укрепит его решимость бороться с европейскими институтами, давая ему мандат, отличный от всеобщих выборов 25 января: это означает возможность порвать с режимом жёсткой экономии, вне зависимости от последствий — в том числе, даже если это будет означать выход из европейской структуры. Когда он объявил, что референдум должен быть проведён, это был первый раз, когда слово «евро» не появлялось вообще в его выступлении. Это не случайность.

Это свидетельство о смерти Европы?

Путь, по которому развивается греческий кризис, знаменует закат определённой идеи, вернее, некоторой иллюзии Европы. Каждый может увидеть её антидемократический характер, который уважает только закон сильнейшего, а также её неолиберализм, с его пренебрежением к любой форме демократического контроля. Все были в состоянии видеть, что, хотя Сириза стремились лишь к частичному, умеренному, прагматичному разрыву с политикой жёсткой экономии, не оспаривая фундаментальные основы европейской системы, противоборство всё равно было ультра-жестоким. Просто потому, что это правительство не было готово капитулировать перед неолиберальным диктатом. Даже если Европейскому союзу удастся сломить сопротивление греков, я думаю, что он заплатит очень высокую цену за такое своё отношение. Греция только самая первая (передовая) точка европейского кризиса: проект ЕС имеет всё меньше и меньше поддержки среди общественности по всему континенту.

Интервью — Сара ХАЛИФА-ЛЕГРАН (L’Obs)

Перевод с англ. — Александр УЛЬЯНЫЧЕВ

________

Читать по теме:

Стасис КУВЕЛАКИС. Невозможный «честный компромисс»

By
@
backtotop