Алекс КАЛЛИНИКОС. За самоэмансипацию рабочих

Начинаем публикацию программных выступлений трёх ведущих левых теоретиков — Славоя ЖИЖЕКА, Алекса КАЛЛИНИКОСА и Джона ХОЛЛОУЭЯ — на ежегодной конференции «Идея коммунизма» («On the Idea of Communism»), организованной Социалистической рабочей партией Великобритании (SWP). Конференция проходила 1-5 июля 2010 в Logan Hall, Institue of Education, Bloomsbury.

marxism11

Начнём с Алекса КАЛЛИНИКОСА, «профессора Центра европейских исследований в Королевском колледже Лондона, автора многих философских книг, в том числе последней книги «Сжигая иллюзии», классического изложения идей Карла Маркса», как его представила публике Салли Кэмпбелл — ведущая мероприятия. Выступление публикуется с некоторыми несущественными сокращениями.

… Пару месяцев назад я был в Южной Африке. Я пошел в музей апартеида в Йоханнесбурге, удивительный памятник системе расового угнетения в Южной Африке. Около музея я расплакался, потому что осознал, что апартеид — вся система и институты расового угнетения — сведены к нескольким экспонатам. Первые несколько десятилетий моей жизни меня учили тому, что апартеид – это естественный элемент мира. И вдруг, то, что я знал на уровне интеллекта, я испытал на эмоциональном уровне. Апартеида, системы угнетения, больше нет. Конечно, в мире есть и другие проблемы, но этой уже не существует. Это был чудесный момент. Мне бы хотелось однажды, возможно через несколько десятилетий, сходить в музей капитализма.

Хотелось бы, чтобы всю систему можно было убрать, как апартеид. Но в связи с этим возникает вопрос: «В какой системе я должен жить, чтобы попасть в музей капитализма?» И ответ — в коммунистической. Коммунизм – это в первую очередь альтернатива капитализму.

Я бы хотел сказать несколько слов о классическом марксистском понимании коммунизма. В последние несколько лет эту идею вернули в список интеллектуальных дискуссий, благодаря работе Славоя (Жижека — прим. ред.) и французского философа Алена Бадью. На мой взгляд, это положительная тенденция, потому что при столкновении с серьезным кризисом капитализма необходимо говорить не о контроле капитализма, не о реформе капитализма, а о замене его чем-то новым. И коммунизм, коммунистические идеи подходят на роль альтернативы капитализму. Итак, что же такое коммунизм?

Маркс и Энгельс дали классическое определение коммунизму в «Коммунистическом Манифесте», где они говорят: «Для нас коммунизм – это реальное движение, которое упраздняет современную систему». Мне кажется, что это очень важно: коммунизм, по крайней мере, для Маркса, – это не идея, это реальный революционный процесс, который упраздняет капитализм. В связи с этим вызывают скептицизм многочисленные обсуждения идеи коммунизма, вместо движения за его воплощение в жизнь. Но это, конечно, не все, что Маркс говорит о коммунизме. В «Капитале» он называет его правлением союза производителей, то есть те, кто работает, кто производит богатство, должны коллективно контролировать производственные ресурсы общества. И в «Критике Готской программы» он также говорит о принципе, который будет руководить коммунистическим обществом, принципе «от каждого по способностям, каждому по потребностям», принципе радикально эгалитарном. Общество распределяет на основании того, в чем люди нуждаются, а требует от людей не то, что готово им заплатить, т.е. участия в производстве не на основании материального вознаграждения, а на основании тех способностей, которые они могут привнести в процесс производства.

Я ни в коем случае не считаю, что коммунизм ограничивается идеями Маркса, в первую очередь из-за марксистской критики утопии социализма, т.е. создания идеальных схем коммунистического общества. На мой взгляд, он говорит слишком мало о том, как должно выглядеть коммунистическое общество, и эту дискуссию необходимо продолжить. Но мне кажется, что он обладает относительно краткими интуитивными истинами, которые составляют основу хорошего понимания коммунизма. Я считаю их лучшими, чем некоторые современные дискуссии, как, например, работы Бадью, которые колеблются между очень абстрактным понятием коммунизма как идеи равенства, слишком абстрактным, потому что организация производства даже не затрагивается; и, с другой стороны, слишком конкретным обсуждением коммунизма в маленьком городе, затем коммунизма в большом городе с обсуждением реальных коммунистических партий, которые зачастую являются сталинистскими партиями, скомпрометированными фундаментальными уступками.

Работам Бадью не хватает двух вещей.

Во-первых, критики политических устоев, потому что когда Маркс говорит о реальных действиях по упразднению современной системы, почвой, из которой вырастают эти движения, основание любого коммунистического движения – это капиталистическое общество и его противоречия. Бадью этого не упоминает.

Во-вторых, работам Бадью не хватает идеи самоэмансипации рабочего класса, которая является фундаментальной в представлении Маркса о том, как будет преобразовано общество. Другими словами, достижение коммунизма – это действие самих угнетенных, никто не может сделать этого за них…

Современная дискуссия по коммунизму концентрируется на идее обычного человека, идее широко распространенной в радикальных левых движениях. Идея простого человека настолько влиятельна, что часто обсуждается коммонизм вместо коммунизма. Идея заключается в том, что в мире существует множество полезных вещей: природные ископаемые, человеческая изобретательность и ее плоды… И эти полезные вещи находятся в коллективной собственности. Проблема в том, что капитализм захватывает эти вещи и использует их в своих целях. И это, в общем, не просто основной недостаток капитализма, это его движущая сила. Конечно, в мире много полезных вещей, которые являются продуктом коллективного производства или коллективной собственности. И абсолютно верно, что капитализм постоянно похищает их. Маркс говорит об этом через идею накопления капитала, захват контроля над ключевыми производственными ресурсами, который делает капиталистическую систему возможной. Джон (Холлоуэй — прим. ред.), Дэвид Харви и другие исследователи подчеркивали, что этот захват коллективной собственности – это современное свойство капитализма, это не просто что-то, случившееся в прошлом, он продолжается постоянно. Но я считаю, что не стоит сводить капитализм только к этому, как делают некоторые авторы… В сущности, они сводят капитализм к захвату коллективной собственности, превращая его во внешнюю силу, которая вторгается и отбирает товары, используя их в своих целях. Эта идея – фундаментальное непонимание Маркса и капитализма.

Для Маркса капитализм – это социальное взаимоотношение, которое определяется в первую очередь, но не исключительно, эксплуатационными отношениями между капиталом и трудом. Эти отношения не навязаны извне. Для обеих сторон этих отношений, эксплуатируемых работников и эксплуатирующих капиталистов, эта связь между собой – основное определение социального положения. Почему это так важно? Может показаться, что я отвлекаюсь на какую-то странную абстракцию, но это важно, потому что это помогает нам понять, что происходит с капитализмом сегодня.

Взглянем на Китай, своеобразную страну-фантазию защитников капитализма. Конечно, правда, что общественные ресурсы переходят в частные руки, что происходит становление класса частных капиталистов как социальной и экономической силы за счет разграбления земли, находящейся в коллективной собственности, и других товаров. Однако, это не самое главное в Китае. Что важнее, мы наблюдаем процесс очень стремительного капиталистического развития, которое подразумевает масштабное создание и увеличение производительности за счет коллективной эксплуатации рабочих.

Компания Foxconn производит огромное количество ай-подов, ай-фонов и т.д., которые пользуются таким спросом. Эта компания владеет одним комплексом на юго-востоке Китая, где работают 300 тыс. человек. Это является ключевым моментом того капиталистического процесса, который сейчас происходит в Китае. Он подразумевает увеличение производительности труда на основании интенсивной эксплуатации. Это означает, и Маркс настаивает на этом, что коммунизм заключается не в том, чтобы просто вернуть то, что украл капитал, общественные ресурсы, которые существовали до образования капиталистических отношений. Что значительно важнее для коммунизма – это захват производительных мощностей, которые были созданы в рамках капиталистических отношений. Маркс придерживается восхитительно противоречивого взгляда на капитализм как на ужасную разрушительную силу, но, в то же время, как на огромное увеличение производительной силы, захват которой составляет основную цель революции. Почему это имеет политическое значение? Потому что, в конце концов, все сводится к власти.

Взаимоотношения между капиталистом и работником не навязаны извне. Эксплуататор и эксплуатируемый привязаны друг к другу в отношениях взаимозависимости. Взаимозависимость – это ключевое понятие. Другими словами, работник зависит от капиталиста, потому что работник владеет только трудом, он должен работать на капиталиста, быть эксплуатированным. Но, с другой стороны, капиталист зависит от работника, его труд – это источник прибыли капиталиста. Когда труд рабочих исчезает, исчезает и капитализм. И это не просто абстрактная идея.

Давайте вернемся к Китаю, так называемому будущему капитализма. В последние недели происходит огромнее количество забастовок нового рабочего класса. Они останавливают процесс производства, добиваются увеличения зарплат, смещают силу в отношениях между капиталом и трудом. Это и есть основная идея коммунизма. И это та идея, которая существовала до Маркса, которую можно проследить у радикальных французских коммунистов. Основной силой коммунизма должна быть именно рабочая сила, которую использует и эксплуатирует капитал. Но именно потому, что ее эксплуатируют, у нее появляется способность совершить революцию, победить капитализм и установить коммунизм.

Расшифровка сделана с видеозаписи конференции. Представленная расшифровка включает только программные речи участников; прения и обсуждения между участниками не представлены, но доступны в виде оригинальной видеозаписи с русскими субтитрами: YouTube, VIMEO.

Источник — Философия Сегодня.


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


пять − = 3

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Алекс КАЛЛИНИКОС. За самоэмансипацию рабочих

340507 12/09/2013

Начинаем публикацию программных выступлений трёх ведущих левых теоретиков — Славоя ЖИЖЕКА, Алекса КАЛЛИНИКОСА и Джона ХОЛЛОУЭЯ — на ежегодной конференции «Идея коммунизма» («On the Idea of Communism»), организованной Социалистической рабочей партией Великобритании (SWP). Конференция проходила 1-5 июля 2010 в Logan Hall, Institue of Education, Bloomsbury.

marxism11

Начнём с Алекса КАЛЛИНИКОСА, «профессора Центра европейских исследований в Королевском колледже Лондона, автора многих философских книг, в том числе последней книги «Сжигая иллюзии», классического изложения идей Карла Маркса», как его представила публике Салли Кэмпбелл — ведущая мероприятия. Выступление публикуется с некоторыми несущественными сокращениями.

… Пару месяцев назад я был в Южной Африке. Я пошел в музей апартеида в Йоханнесбурге, удивительный памятник системе расового угнетения в Южной Африке. Около музея я расплакался, потому что осознал, что апартеид — вся система и институты расового угнетения — сведены к нескольким экспонатам. Первые несколько десятилетий моей жизни меня учили тому, что апартеид – это естественный элемент мира. И вдруг, то, что я знал на уровне интеллекта, я испытал на эмоциональном уровне. Апартеида, системы угнетения, больше нет. Конечно, в мире есть и другие проблемы, но этой уже не существует. Это был чудесный момент. Мне бы хотелось однажды, возможно через несколько десятилетий, сходить в музей капитализма.

Хотелось бы, чтобы всю систему можно было убрать, как апартеид. Но в связи с этим возникает вопрос: «В какой системе я должен жить, чтобы попасть в музей капитализма?» И ответ — в коммунистической. Коммунизм – это в первую очередь альтернатива капитализму.

Я бы хотел сказать несколько слов о классическом марксистском понимании коммунизма. В последние несколько лет эту идею вернули в список интеллектуальных дискуссий, благодаря работе Славоя (Жижека — прим. ред.) и французского философа Алена Бадью. На мой взгляд, это положительная тенденция, потому что при столкновении с серьезным кризисом капитализма необходимо говорить не о контроле капитализма, не о реформе капитализма, а о замене его чем-то новым. И коммунизм, коммунистические идеи подходят на роль альтернативы капитализму. Итак, что же такое коммунизм?

Маркс и Энгельс дали классическое определение коммунизму в «Коммунистическом Манифесте», где они говорят: «Для нас коммунизм – это реальное движение, которое упраздняет современную систему». Мне кажется, что это очень важно: коммунизм, по крайней мере, для Маркса, – это не идея, это реальный революционный процесс, который упраздняет капитализм. В связи с этим вызывают скептицизм многочисленные обсуждения идеи коммунизма, вместо движения за его воплощение в жизнь. Но это, конечно, не все, что Маркс говорит о коммунизме. В «Капитале» он называет его правлением союза производителей, то есть те, кто работает, кто производит богатство, должны коллективно контролировать производственные ресурсы общества. И в «Критике Готской программы» он также говорит о принципе, который будет руководить коммунистическим обществом, принципе «от каждого по способностям, каждому по потребностям», принципе радикально эгалитарном. Общество распределяет на основании того, в чем люди нуждаются, а требует от людей не то, что готово им заплатить, т.е. участия в производстве не на основании материального вознаграждения, а на основании тех способностей, которые они могут привнести в процесс производства.

Я ни в коем случае не считаю, что коммунизм ограничивается идеями Маркса, в первую очередь из-за марксистской критики утопии социализма, т.е. создания идеальных схем коммунистического общества. На мой взгляд, он говорит слишком мало о том, как должно выглядеть коммунистическое общество, и эту дискуссию необходимо продолжить. Но мне кажется, что он обладает относительно краткими интуитивными истинами, которые составляют основу хорошего понимания коммунизма. Я считаю их лучшими, чем некоторые современные дискуссии, как, например, работы Бадью, которые колеблются между очень абстрактным понятием коммунизма как идеи равенства, слишком абстрактным, потому что организация производства даже не затрагивается; и, с другой стороны, слишком конкретным обсуждением коммунизма в маленьком городе, затем коммунизма в большом городе с обсуждением реальных коммунистических партий, которые зачастую являются сталинистскими партиями, скомпрометированными фундаментальными уступками.

Работам Бадью не хватает двух вещей.

Во-первых, критики политических устоев, потому что когда Маркс говорит о реальных действиях по упразднению современной системы, почвой, из которой вырастают эти движения, основание любого коммунистического движения – это капиталистическое общество и его противоречия. Бадью этого не упоминает.

Во-вторых, работам Бадью не хватает идеи самоэмансипации рабочего класса, которая является фундаментальной в представлении Маркса о том, как будет преобразовано общество. Другими словами, достижение коммунизма – это действие самих угнетенных, никто не может сделать этого за них…

Современная дискуссия по коммунизму концентрируется на идее обычного человека, идее широко распространенной в радикальных левых движениях. Идея простого человека настолько влиятельна, что часто обсуждается коммонизм вместо коммунизма. Идея заключается в том, что в мире существует множество полезных вещей: природные ископаемые, человеческая изобретательность и ее плоды… И эти полезные вещи находятся в коллективной собственности. Проблема в том, что капитализм захватывает эти вещи и использует их в своих целях. И это, в общем, не просто основной недостаток капитализма, это его движущая сила. Конечно, в мире много полезных вещей, которые являются продуктом коллективного производства или коллективной собственности. И абсолютно верно, что капитализм постоянно похищает их. Маркс говорит об этом через идею накопления капитала, захват контроля над ключевыми производственными ресурсами, который делает капиталистическую систему возможной. Джон (Холлоуэй — прим. ред.), Дэвид Харви и другие исследователи подчеркивали, что этот захват коллективной собственности – это современное свойство капитализма, это не просто что-то, случившееся в прошлом, он продолжается постоянно. Но я считаю, что не стоит сводить капитализм только к этому, как делают некоторые авторы… В сущности, они сводят капитализм к захвату коллективной собственности, превращая его во внешнюю силу, которая вторгается и отбирает товары, используя их в своих целях. Эта идея – фундаментальное непонимание Маркса и капитализма.

Для Маркса капитализм – это социальное взаимоотношение, которое определяется в первую очередь, но не исключительно, эксплуатационными отношениями между капиталом и трудом. Эти отношения не навязаны извне. Для обеих сторон этих отношений, эксплуатируемых работников и эксплуатирующих капиталистов, эта связь между собой – основное определение социального положения. Почему это так важно? Может показаться, что я отвлекаюсь на какую-то странную абстракцию, но это важно, потому что это помогает нам понять, что происходит с капитализмом сегодня.

Взглянем на Китай, своеобразную страну-фантазию защитников капитализма. Конечно, правда, что общественные ресурсы переходят в частные руки, что происходит становление класса частных капиталистов как социальной и экономической силы за счет разграбления земли, находящейся в коллективной собственности, и других товаров. Однако, это не самое главное в Китае. Что важнее, мы наблюдаем процесс очень стремительного капиталистического развития, которое подразумевает масштабное создание и увеличение производительности за счет коллективной эксплуатации рабочих.

Компания Foxconn производит огромное количество ай-подов, ай-фонов и т.д., которые пользуются таким спросом. Эта компания владеет одним комплексом на юго-востоке Китая, где работают 300 тыс. человек. Это является ключевым моментом того капиталистического процесса, который сейчас происходит в Китае. Он подразумевает увеличение производительности труда на основании интенсивной эксплуатации. Это означает, и Маркс настаивает на этом, что коммунизм заключается не в том, чтобы просто вернуть то, что украл капитал, общественные ресурсы, которые существовали до образования капиталистических отношений. Что значительно важнее для коммунизма – это захват производительных мощностей, которые были созданы в рамках капиталистических отношений. Маркс придерживается восхитительно противоречивого взгляда на капитализм как на ужасную разрушительную силу, но, в то же время, как на огромное увеличение производительной силы, захват которой составляет основную цель революции. Почему это имеет политическое значение? Потому что, в конце концов, все сводится к власти.

Взаимоотношения между капиталистом и работником не навязаны извне. Эксплуататор и эксплуатируемый привязаны друг к другу в отношениях взаимозависимости. Взаимозависимость – это ключевое понятие. Другими словами, работник зависит от капиталиста, потому что работник владеет только трудом, он должен работать на капиталиста, быть эксплуатированным. Но, с другой стороны, капиталист зависит от работника, его труд – это источник прибыли капиталиста. Когда труд рабочих исчезает, исчезает и капитализм. И это не просто абстрактная идея.

Давайте вернемся к Китаю, так называемому будущему капитализма. В последние недели происходит огромнее количество забастовок нового рабочего класса. Они останавливают процесс производства, добиваются увеличения зарплат, смещают силу в отношениях между капиталом и трудом. Это и есть основная идея коммунизма. И это та идея, которая существовала до Маркса, которую можно проследить у радикальных французских коммунистов. Основной силой коммунизма должна быть именно рабочая сила, которую использует и эксплуатирует капитал. Но именно потому, что ее эксплуатируют, у нее появляется способность совершить революцию, победить капитализм и установить коммунизм.

Расшифровка сделана с видеозаписи конференции. Представленная расшифровка включает только программные речи участников; прения и обсуждения между участниками не представлены, но доступны в виде оригинальной видеозаписи с русскими субтитрами: YouTube, VIMEO.

Источник — Философия Сегодня.

By
@
backtotop