Наоми КЛЯЙН. Климатический кризис и повестка дня левых

Наоми КЛЯЙН (род. 1970) — канадская журналистка, писательница и социолог, одна из лидеров альтерглобализма. Работала обозревателем «The Toronto Star», редактором журнала «The Magazine» и других леворадикальных изданий. Автор книги «No Logo» (2000), переведённой на русский язык как «Люди против брэндов» (2003). В ней автор критикует империализм, неолиберализм и современный экономический порядок, в котором человек, подавленный глобальными брендами, лишен свободы выбора и не может реализовать себя, а страны «третьего мира» не могут полноценно развиваться и обречены на отсталость.

В 2002 году она публикует книгу «Заборы и окна» («Fences and Windows») — сборник своих альтерглобалистских статей, в 2007 году — книгу «Доктрина шока: расцвет капитализма катастроф» («The Shock Doctrine: The Rise of Disaster Capitalism»), где Кляйн последовательно критикует экономическую доктрину неолиберализма, господствующую сейчас в России и большинстве стран Запада, а так же взгляды главного проповедника этой доктрины — профессора М. Фридмана. Основываясь на множестве фактов геноцида, репрессий, политических переворотов Кляйн разрушает миф о том, что дерегулирование экономики ведет к свободе, демократии и экономическому процветанию, она обвиняет экономистов Чикагской школы в содействии использованию кризисных ситуаций — таких как в Чили во время диктатуры Пиночета, в России во время президентства Ельцина, а также в Новом Орлеане после наводнения — для проталкивания неолиберальных политико-экономических решений в пользу транснациональных компаний вопреки непопулярности и недемократичности таких решений.

Публикуем её программную статью «Климатический кризис и повестка дня объединённых левых» (The Climate Crisis And A Unified Left Agenda), фактически — манифест, — продолжающий темы, заявленные в ранее опубликованной статье «Капитализм vs. климат», и содержащий очередной её призыв к левым партиям, движениям и профсоюзам объединиться и обязательно добавить борьбу против изменения климата к борьбе с политикой жёсткой экономии, против расширения свободной торговли и так далее — и поставить её впереди всего.

«Экосоциализм или варварство», — третьего пути по её мнению нет.

Naomi_Klein_1__________

Наоми КЛЯЙН

КЛИМАТИЧЕСКИЙ КРИЗИС И ПОВЕСТКА ДНЯ ОБЪЕДИНЁННЫХ ЛЕВЫХ

Новые социальные движения принесли многое — способность мобилизовать огромное количество людей, реальный плюрализм, готовность взять на себя большие риски, а также новые методы организации и углубление демократии. Однако эти движения также нуждаются и в вас — они нуждаются в вашем организационном потенциале, вашем непростом историческом опыте, и, возможно, самое главное, в вашей способности служить неким якорем, не позволяющим унестись в неведомую даль. Вы нужны нам, ваша надёжность, стабильность, и твёрдая почва под ногами.

Даже тогда, когда есть массовое сопротивление политике жёсткой экономии, и даже когда мы понимаем ситуацию, всё же что-то мешает нам действовать вместе, борясь против неолиберальной политики. Мы не можем просто отказаться от доминирующего представления о том, как устроен мир. Прежде нам предстоит создать нечто своё собственное. Нам нужен наш собственный проект. Теперь мы знаем, в чём состоит проект, предложенный правительством (Наоми имеет в виду нынешнее канадское правительство. — прим. ред.) – и весь основан на идее того, как перестроить нашу экономику.

Главная идея правительства

Выкопайте много ям, сделайте много труб. Погрузите их на корабли, или на грузовики, или в вагоны, и везите их туда — и везите их туда, где из них сделают что-то ещё, а потом выбросят на свалку. Повторите ещё раз, только больше и быстрее. Прежде чем кто-то выяснит, что это одна и та же идея, всё это время можно будет поддерживать иллюзию активной деятельности, а остальная часть экономики пусть разваливается.

Вот почему правительство постоянно ускоряет добычу нефти и газа, и почему оно объявило войну всем, кто стоит на его пути, будь это экологи, местные общины или общественные организации. Это также объясняет, почему правительство готово пожертвовать производственной базой страны, ведя войну с трудящимися и атакуя самые основные коллективные права.

Речь идёт не просто об извлечении конкретных ресурсов – правительство Харпера представляет собой крайнюю версию специфического мировоззрения. Это то, что я иногда называю «экстрактивизмом», то есть своего рода хищничество, что другие обычно называют капитализмом.

Экстрактивизм

Это отношение к миру, основанное на том, чтобы постоянно брать, и ничего не давать взамен. Постоянно брать, как будто этот мир безграничен – и что люди могут снести всё, что угодно, и что общество может снести всё, что хотите, и что у планеты тоже можно брать и брать без конца.

В глазах экстрактивистов, труд является таким же товаром, как битум. То есть из нас с вами нужно извлечь максимальное количество этого ресурса — независимо от нанесённого нам ущерба. Ущерба для здоровья, семьи, общества. А когда ударит кризис, у них есть только одно решение: брать и брать ещё больше, ещё быстрее. Везде и всюду.

Такова их система – и все мы попали в неё, как в ловушку. И если мы хотим победить систему, прежде мы должны создать наш собственный взгляд на мир.

Изменение климата — не отводите взгляд

Поэтому я хочу предложить вам самый мощный, по моему мнению, контрнарратив против этой брутальной логики. Вот он: наша нынешняя экономическая модель не только ведёт войну против людей труда, против местных общин, против государства и социальной защиты. Она ведёт войну против системы жизнеобеспечения самой планеты, против жизни на Земле.

Изменение климата. Это отнюдь не очередная «проблема», которую нужно занести в записную книжку. Это сигнал бедствия нашей цивилизации. Мощный сигнал — пожары, наводнения, бури и засухи — говорят нам, что мы должны создать абсолютно новую экономическую модель, основанную на справедливости и здравомыслии.

Это говорит о том, что, когда вы берете, вы что-то должны отдавать, что существуют пределы, за которые мы не можем выйти, что наше будущее не в том, чтобы рыть себе яму, а углубиться в себя – и понять, насколько взаимосвязаны все наши судьбы. Да, и последнее. Мы должны были сделать этот переход ещё вчера. Потому что планета летит в тартарары и у нас осталось очень мало времени.

Говорить об изменении климата может показаться немного неудобным для тех, кто работает в добывающих отраслях, или в обрабатывающих отраслях, которые дают продукцию, выбрасывающую массу углекислого газа, такую как автомобили и самолёты. Я также знаю, что, несмотря на ваши личные страхи, ещё не все вошли в ряды отрицателей.

Вообще-то я тоже не эколог. Всю сознательную жизнь я провела в борьбе за экономическую справедливость, как внутри страны, так и на мировой арене. Я против ВТО не потому, что он губит дельфинов, а из-за его воздействия на людей, на нашу демократию.

Я хочу донести до вас одно, что изменение климата — когда вы понимаете в полной мере его экономические и моральные последствия — это самое мощное оружие в руках прогрессивных сил, которым они когда-либо обладали в борьбе за равенство и социальную справедливость.

Но, во-первых, мы должны остановить бегство от осознания климатического кризиса, иначе он останется уделом экологов. Давайте примем тот факт, что промышленная революция, которая привела наше общество к процветанию, сегодня разрушает природные системы, от которых зависит всё живое, сама жизнь.

Я не собираюсь утомлять вас кучей цифр. Хотя и могла бы напомнить вам, что Всемирный Банк считает, что мы идём к миру, в котором будет на четыре градуса теплее. Это Международное Энергетическое Агентство, – которое отнюдь не замечено в симпатиях к «зелёным», считает прогноз Банка слишком оптимистичным, и что уже в этом веке потеплеет на 6 градусов, что будет иметь «катастрофические последствия для всех нас». И это ещё мягко сказано: мы ещё даже не увидели в полной мере ход этого потепления и ещё не поняли, что сейчас происходит.

Изменение климата происходит прямо сейчас

97% поверхности ледникового покрова в Гренландии летом прошлого года начало таять — как говорит Билл Макиббен, мы взяли одну из главных ценностей планеты, и уничтожили её. А ещё есть экстремальные погодные события. Черт побери, ведь когда я была в Форт МакМюррей этим летом, то содержимое городского музея — буквально, его история – поплыла по воде.

Я пыталась взять интервью у представителей крупных нефтяных компаний, но их штаб-квартиры в Калгари были пусты, в центре города было темно, поскольку город отчаянно искал спасения от худшего наводнения, которое он когда-либо видел. И даже провинциальный депутаты не имели мужества признать: вот так выглядит глобальное изменение климата, а дальше всё будет ещё хуже, если эти нефтяные компании и дальше будут работать.

Мы знаем, что климат планеты становится только хуже. И наши отговорки о том, почему мы не можем ничего с этим поделать — почему это должен решать кто-то другой, тают, как льды Гренландии. Но броситься на борьбу с изменением климата не означает, что вам нужно забросить всё, что вы делаете, и превратиться в экологов. Потому что я знаю, что борьба с политикой жёсткой экономии, против расширения свободной торговли, против атак на профсоюзы, ещё никогда не была столь важна.

Именно поэтому я не призываю вас не отказаться от неё. Борьба с изменением климата находится в центре всех наших требований. Я считаю, что климатическая угроза делает необходимость борьбы с политикой жёсткой экономии ещё более актуальной, поскольку государство и его инфраструктуры должны сократить выбросы парниковых газов и подготовиться к предстоящим испытаниям. Кроме того, эта борьба вполне согласуется со многим из того, чего левые добивались в течение многих десятилетий.

На самом деле, борьба с изменением климата даёт мощный импульс левому движению и даёт ему научную основу. Она вынуждает нас стать более смелыми и решительными, потому что на этот раз мы действительно не можем позволить проиграть. Это наполняет наше видение лучшего мира новым смыслом. Я намерена доказать вам, что борьба с изменением климата требует, чтобы мы разрушили власть свободного рынка — и сделали это безотлагательно.

Новые политические задачи левых

Теперь я хочу изложить новый план действий в области борьбы с изменением климата. Прежде всего, мы должны обновить и возродить всё общественное хозяйство. Если мы хотим сократить выбросы, мы должны сделать метро, общественный транспорт и железнодорожное сообщение общедоступным.

Мы должны наладить энергоэффективное строительство доступного жилья. Мы должны обновить электрические сети, чтобы они передавали энергию из возобновляемых источников. Мы должны наладить переработку мусора, и вообще его ликвидировать.

Нам не просто нужна новая инфраструктура. Нам нужны крупные инвестиции в старую инфраструктуру, чтобы мы могли справиться с предстоящими потрясениями. На протяжении десятилетий мы делали противоположное. Снова и снова мы убеждаемся, что десятилетия экономии на общественном хозяйстве делают нас всё более уязвимыми к климатическим бедствиям: рушатся дамбы, сильные дожди заливают озера сточными водами, а в регионах, где десятилетиями недоплачивали пожарным командам, бушуют лесные пожары. Мосты и тоннели рушатся под ударами разъярённой стихии – они были просто не рассчитаны на такие бури.

Проблема изменения климата ставит нас в центр событий — но на этот раз вооружёнными аргументами, которые значительно повышают ставки. И это не преувеличение сказать, что наше будущее зависит от нашей способности действовать так, как мы уже практически разучились: действовать коллективно. И кто лучше, чем профсоюзы, может донести это до людей?

Обновление в общественной сфере создаст миллионы новых рабочих мест, даст высокооплачиваемую работу массе трудящихся, даст импульс развитию профсоюзов. И это будут не просто строители и работники на конвейерах, заработают целые отрасли экономики, которые уже сейчас работают без выбросов парниковых газов.

Есть сектора, которые также нужно расширять: образование, здравоохранение, санитарные службы, другие сферы услуг. Превращение низкооплачиваемых рабочих мест, которые дают низкие выбросы углерода в более высокооплачиваемые рабочие места, это само по себе важно.

Здесь я думаю, что мы должны черпать вдохновение из действий рабочих сферы фаст-фуда в Соединённых Штатах и их исторических успехов, достигнутых на прошлой неделе. Возможно, удастся сочетать борьбу за реальную заработную плату и здоровую пищу! Это тот случай, когда здоровье работников и здоровье общества неразрывно связаны между собой. Исцеление нашей планеты от разрушительных последствий 30 лет неолиберализма – это достойная цель.

Экологи не могут реализовать такого рода революцию сами по себе. Этого не сможет и ни одна политическая партия – здесь нужна помощь профсоюзов.

Как добиться этого?

Серьёзный вопрос: как добиться всего этого? Кто будет платить за всё? Наши власти всегда говорят с нами именно таким языком. Мы знаем, что власти всегда находят деньги, чтобы спасать нужные им банки или начать войну. Значит, мы должны идти туда, где есть деньги, деньги компаний, занимающихся добычей ископаемого топлива и банков, которые их финансируют. Мы должны взять под контроль их сверхприбыли, чтобы навести порядок. Это простая концепция, и она прописана в законе: за нанесённый экологии ущерб платит тот, кто его нанёс. Мы знаем, что мы не можем получать деньги, продолжая извлекать из недр всё больше и больше.

Итак, как мы сократить нашу зависимость от ископаемых видов топлива, и при этом получать больше. Есть много способов сделать это. Например, ввести национальный налог на выбросы углерода и ввести высокое вознаграждение за их сокращение, что являются наиболее очевидным. Налог на финансовые трансакции также станет большим подспорьем. Таким образом, рытье ям и укладка труб это не единственный путь.

Вот пример. Недавнее исследование, проведённое CCPA (Канадский центр политических альтернатив) по сравнению общественной ценности от прокладки трубопровода стоимостью в пять миллиардов долларов, и того же количества денег, вложенных в «зелёные» отрасли показало, что они дадут, по крайней мере, в три раза больше рабочих мест … не говоря уже о более безопасном будущем.

Прибыли от трубопровода носят краткосрочный характер, причём в частном секторе, и — тяжёлые общественные затраты в будущем из-за ущерба окружающей среде. Вложите эти деньги в общественный транспорт, модернизацию зданий и возобновляемых источников энергии, и вы получите такое количество рабочих мест, которое может быть во много раз большим, чем даже то, на которое рассчитывали вначале. «Зелёные» инвестиции могут создать в 34 раза больше рабочих мест, чем просто строительство ещё одного трубопровода.

Но как получить пять миллиардов долларов общественных инвестиций? Достаточно ввести минимальный национальный налог на углерод в десять долларов за тонну. Так у нас будет пять миллиардов на инвестиции, причём ежегодно, а не одноразово.

Господствующая идеология говорит нам, что мы не можем увеличить налоги на корпорации, что мы не можем решать, какую модель экономики мы хотим — что мы должны отдать всё это «волшебной руке» рынка. Кстати, все мы уже убедились, как «волшебно» эта рука справляется с кризисом. А это значит, что мы должны провести масштабную реструктуризацию сферы энергетики, инфраструктуры и инвестиций.

Эта программа всё чаще описывается как «энергетическая демократия», и это не новая идея для профсоюзов, поскольку многие из них работают над этими вопросами в течение многих лет. Пришло время превратить энергетическую демократию в реальность! «Власть народа» — это потрясающий лозунг, с которого стоит начать.

Торговля

Пора покончить с так называемой свободной торговлей раз и навсегда. Профсоюзы боролись с ней в течение десятилетий, потому что она подрывает права трудящихся и здесь, и за границей, потому что она ведёт к «гонке на дно», и потому что она расширяет права и возможности корпораций до абсурда. Логика свободной торговли блокирует нас от важных действий, необходимых для предотвращения климатической катастрофы.

Ещё никогда линия фронта не была столь очевидной. Изменение климата является козырем в борьбе с корпоративной свободной торговлей. Но я считаю, что здоровье людей и нашей планеты намного более важно, чем право корпораций на непристойно большие прибыли.

Это те моральные аргументы, благодаря которым мы должны победить.

Мы не должны ждать разрешения властей. Делайте то, что делают работники из Аргентины или Греции в Чикаго: займите фабрику. Создайте на ней «зелёный» кооператив. Начните строительство новой экономики прямо сейчас. Это станет примером для всех активистов в борьбе с бедностью, примером для студентов и экологов, для всех. Борьба с изменением климата – это инструмент. Берите его и используйте. Это не угроза для ваших рабочих мест, это ключ к освобождению от логики войны, которую капитал давно ведёт с самой идеей достойного труда.

Таким образом, всё, что нам нужно, это политическая сила, которая сделает наше видение будущего реальностью.

Перевод — Андрея МАКЛАКОВА

Источник — ДиалогUA

______

Читать ещё:

Наоми КЛЯЙН. КАПИТАЛИЗМ VS. КЛИМАТ


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


− один = 1

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Наоми КЛЯЙН. Климатический кризис и повестка дня левых

Naomi_Klein_1 27/04/2015

Наоми КЛЯЙН (род. 1970) — канадская журналистка, писательница и социолог, одна из лидеров альтерглобализма. Работала обозревателем «The Toronto Star», редактором журнала «The Magazine» и других леворадикальных изданий. Автор книги «No Logo» (2000), переведённой на русский язык как «Люди против брэндов» (2003). В ней автор критикует империализм, неолиберализм и современный экономический порядок, в котором человек, подавленный глобальными брендами, лишен свободы выбора и не может реализовать себя, а страны «третьего мира» не могут полноценно развиваться и обречены на отсталость.

В 2002 году она публикует книгу «Заборы и окна» («Fences and Windows») — сборник своих альтерглобалистских статей, в 2007 году — книгу «Доктрина шока: расцвет капитализма катастроф» («The Shock Doctrine: The Rise of Disaster Capitalism»), где Кляйн последовательно критикует экономическую доктрину неолиберализма, господствующую сейчас в России и большинстве стран Запада, а так же взгляды главного проповедника этой доктрины — профессора М. Фридмана. Основываясь на множестве фактов геноцида, репрессий, политических переворотов Кляйн разрушает миф о том, что дерегулирование экономики ведет к свободе, демократии и экономическому процветанию, она обвиняет экономистов Чикагской школы в содействии использованию кризисных ситуаций — таких как в Чили во время диктатуры Пиночета, в России во время президентства Ельцина, а также в Новом Орлеане после наводнения — для проталкивания неолиберальных политико-экономических решений в пользу транснациональных компаний вопреки непопулярности и недемократичности таких решений.

Публикуем её программную статью «Климатический кризис и повестка дня объединённых левых» (The Climate Crisis And A Unified Left Agenda), фактически — манифест, — продолжающий темы, заявленные в ранее опубликованной статье «Капитализм vs. климат», и содержащий очередной её призыв к левым партиям, движениям и профсоюзам объединиться и обязательно добавить борьбу против изменения климата к борьбе с политикой жёсткой экономии, против расширения свободной торговли и так далее — и поставить её впереди всего.

«Экосоциализм или варварство», — третьего пути по её мнению нет.

Naomi_Klein_1__________

Наоми КЛЯЙН

КЛИМАТИЧЕСКИЙ КРИЗИС И ПОВЕСТКА ДНЯ ОБЪЕДИНЁННЫХ ЛЕВЫХ

Новые социальные движения принесли многое — способность мобилизовать огромное количество людей, реальный плюрализм, готовность взять на себя большие риски, а также новые методы организации и углубление демократии. Однако эти движения также нуждаются и в вас — они нуждаются в вашем организационном потенциале, вашем непростом историческом опыте, и, возможно, самое главное, в вашей способности служить неким якорем, не позволяющим унестись в неведомую даль. Вы нужны нам, ваша надёжность, стабильность, и твёрдая почва под ногами.

Даже тогда, когда есть массовое сопротивление политике жёсткой экономии, и даже когда мы понимаем ситуацию, всё же что-то мешает нам действовать вместе, борясь против неолиберальной политики. Мы не можем просто отказаться от доминирующего представления о том, как устроен мир. Прежде нам предстоит создать нечто своё собственное. Нам нужен наш собственный проект. Теперь мы знаем, в чём состоит проект, предложенный правительством (Наоми имеет в виду нынешнее канадское правительство. — прим. ред.) – и весь основан на идее того, как перестроить нашу экономику.

Главная идея правительства

Выкопайте много ям, сделайте много труб. Погрузите их на корабли, или на грузовики, или в вагоны, и везите их туда — и везите их туда, где из них сделают что-то ещё, а потом выбросят на свалку. Повторите ещё раз, только больше и быстрее. Прежде чем кто-то выяснит, что это одна и та же идея, всё это время можно будет поддерживать иллюзию активной деятельности, а остальная часть экономики пусть разваливается.

Вот почему правительство постоянно ускоряет добычу нефти и газа, и почему оно объявило войну всем, кто стоит на его пути, будь это экологи, местные общины или общественные организации. Это также объясняет, почему правительство готово пожертвовать производственной базой страны, ведя войну с трудящимися и атакуя самые основные коллективные права.

Речь идёт не просто об извлечении конкретных ресурсов – правительство Харпера представляет собой крайнюю версию специфического мировоззрения. Это то, что я иногда называю «экстрактивизмом», то есть своего рода хищничество, что другие обычно называют капитализмом.

Экстрактивизм

Это отношение к миру, основанное на том, чтобы постоянно брать, и ничего не давать взамен. Постоянно брать, как будто этот мир безграничен – и что люди могут снести всё, что угодно, и что общество может снести всё, что хотите, и что у планеты тоже можно брать и брать без конца.

В глазах экстрактивистов, труд является таким же товаром, как битум. То есть из нас с вами нужно извлечь максимальное количество этого ресурса — независимо от нанесённого нам ущерба. Ущерба для здоровья, семьи, общества. А когда ударит кризис, у них есть только одно решение: брать и брать ещё больше, ещё быстрее. Везде и всюду.

Такова их система – и все мы попали в неё, как в ловушку. И если мы хотим победить систему, прежде мы должны создать наш собственный взгляд на мир.

Изменение климата — не отводите взгляд

Поэтому я хочу предложить вам самый мощный, по моему мнению, контрнарратив против этой брутальной логики. Вот он: наша нынешняя экономическая модель не только ведёт войну против людей труда, против местных общин, против государства и социальной защиты. Она ведёт войну против системы жизнеобеспечения самой планеты, против жизни на Земле.

Изменение климата. Это отнюдь не очередная «проблема», которую нужно занести в записную книжку. Это сигнал бедствия нашей цивилизации. Мощный сигнал — пожары, наводнения, бури и засухи — говорят нам, что мы должны создать абсолютно новую экономическую модель, основанную на справедливости и здравомыслии.

Это говорит о том, что, когда вы берете, вы что-то должны отдавать, что существуют пределы, за которые мы не можем выйти, что наше будущее не в том, чтобы рыть себе яму, а углубиться в себя – и понять, насколько взаимосвязаны все наши судьбы. Да, и последнее. Мы должны были сделать этот переход ещё вчера. Потому что планета летит в тартарары и у нас осталось очень мало времени.

Говорить об изменении климата может показаться немного неудобным для тех, кто работает в добывающих отраслях, или в обрабатывающих отраслях, которые дают продукцию, выбрасывающую массу углекислого газа, такую как автомобили и самолёты. Я также знаю, что, несмотря на ваши личные страхи, ещё не все вошли в ряды отрицателей.

Вообще-то я тоже не эколог. Всю сознательную жизнь я провела в борьбе за экономическую справедливость, как внутри страны, так и на мировой арене. Я против ВТО не потому, что он губит дельфинов, а из-за его воздействия на людей, на нашу демократию.

Я хочу донести до вас одно, что изменение климата — когда вы понимаете в полной мере его экономические и моральные последствия — это самое мощное оружие в руках прогрессивных сил, которым они когда-либо обладали в борьбе за равенство и социальную справедливость.

Но, во-первых, мы должны остановить бегство от осознания климатического кризиса, иначе он останется уделом экологов. Давайте примем тот факт, что промышленная революция, которая привела наше общество к процветанию, сегодня разрушает природные системы, от которых зависит всё живое, сама жизнь.

Я не собираюсь утомлять вас кучей цифр. Хотя и могла бы напомнить вам, что Всемирный Банк считает, что мы идём к миру, в котором будет на четыре градуса теплее. Это Международное Энергетическое Агентство, – которое отнюдь не замечено в симпатиях к «зелёным», считает прогноз Банка слишком оптимистичным, и что уже в этом веке потеплеет на 6 градусов, что будет иметь «катастрофические последствия для всех нас». И это ещё мягко сказано: мы ещё даже не увидели в полной мере ход этого потепления и ещё не поняли, что сейчас происходит.

Изменение климата происходит прямо сейчас

97% поверхности ледникового покрова в Гренландии летом прошлого года начало таять — как говорит Билл Макиббен, мы взяли одну из главных ценностей планеты, и уничтожили её. А ещё есть экстремальные погодные события. Черт побери, ведь когда я была в Форт МакМюррей этим летом, то содержимое городского музея — буквально, его история – поплыла по воде.

Я пыталась взять интервью у представителей крупных нефтяных компаний, но их штаб-квартиры в Калгари были пусты, в центре города было темно, поскольку город отчаянно искал спасения от худшего наводнения, которое он когда-либо видел. И даже провинциальный депутаты не имели мужества признать: вот так выглядит глобальное изменение климата, а дальше всё будет ещё хуже, если эти нефтяные компании и дальше будут работать.

Мы знаем, что климат планеты становится только хуже. И наши отговорки о том, почему мы не можем ничего с этим поделать — почему это должен решать кто-то другой, тают, как льды Гренландии. Но броситься на борьбу с изменением климата не означает, что вам нужно забросить всё, что вы делаете, и превратиться в экологов. Потому что я знаю, что борьба с политикой жёсткой экономии, против расширения свободной торговли, против атак на профсоюзы, ещё никогда не была столь важна.

Именно поэтому я не призываю вас не отказаться от неё. Борьба с изменением климата находится в центре всех наших требований. Я считаю, что климатическая угроза делает необходимость борьбы с политикой жёсткой экономии ещё более актуальной, поскольку государство и его инфраструктуры должны сократить выбросы парниковых газов и подготовиться к предстоящим испытаниям. Кроме того, эта борьба вполне согласуется со многим из того, чего левые добивались в течение многих десятилетий.

На самом деле, борьба с изменением климата даёт мощный импульс левому движению и даёт ему научную основу. Она вынуждает нас стать более смелыми и решительными, потому что на этот раз мы действительно не можем позволить проиграть. Это наполняет наше видение лучшего мира новым смыслом. Я намерена доказать вам, что борьба с изменением климата требует, чтобы мы разрушили власть свободного рынка — и сделали это безотлагательно.

Новые политические задачи левых

Теперь я хочу изложить новый план действий в области борьбы с изменением климата. Прежде всего, мы должны обновить и возродить всё общественное хозяйство. Если мы хотим сократить выбросы, мы должны сделать метро, общественный транспорт и железнодорожное сообщение общедоступным.

Мы должны наладить энергоэффективное строительство доступного жилья. Мы должны обновить электрические сети, чтобы они передавали энергию из возобновляемых источников. Мы должны наладить переработку мусора, и вообще его ликвидировать.

Нам не просто нужна новая инфраструктура. Нам нужны крупные инвестиции в старую инфраструктуру, чтобы мы могли справиться с предстоящими потрясениями. На протяжении десятилетий мы делали противоположное. Снова и снова мы убеждаемся, что десятилетия экономии на общественном хозяйстве делают нас всё более уязвимыми к климатическим бедствиям: рушатся дамбы, сильные дожди заливают озера сточными водами, а в регионах, где десятилетиями недоплачивали пожарным командам, бушуют лесные пожары. Мосты и тоннели рушатся под ударами разъярённой стихии – они были просто не рассчитаны на такие бури.

Проблема изменения климата ставит нас в центр событий — но на этот раз вооружёнными аргументами, которые значительно повышают ставки. И это не преувеличение сказать, что наше будущее зависит от нашей способности действовать так, как мы уже практически разучились: действовать коллективно. И кто лучше, чем профсоюзы, может донести это до людей?

Обновление в общественной сфере создаст миллионы новых рабочих мест, даст высокооплачиваемую работу массе трудящихся, даст импульс развитию профсоюзов. И это будут не просто строители и работники на конвейерах, заработают целые отрасли экономики, которые уже сейчас работают без выбросов парниковых газов.

Есть сектора, которые также нужно расширять: образование, здравоохранение, санитарные службы, другие сферы услуг. Превращение низкооплачиваемых рабочих мест, которые дают низкие выбросы углерода в более высокооплачиваемые рабочие места, это само по себе важно.

Здесь я думаю, что мы должны черпать вдохновение из действий рабочих сферы фаст-фуда в Соединённых Штатах и их исторических успехов, достигнутых на прошлой неделе. Возможно, удастся сочетать борьбу за реальную заработную плату и здоровую пищу! Это тот случай, когда здоровье работников и здоровье общества неразрывно связаны между собой. Исцеление нашей планеты от разрушительных последствий 30 лет неолиберализма – это достойная цель.

Экологи не могут реализовать такого рода революцию сами по себе. Этого не сможет и ни одна политическая партия – здесь нужна помощь профсоюзов.

Как добиться этого?

Серьёзный вопрос: как добиться всего этого? Кто будет платить за всё? Наши власти всегда говорят с нами именно таким языком. Мы знаем, что власти всегда находят деньги, чтобы спасать нужные им банки или начать войну. Значит, мы должны идти туда, где есть деньги, деньги компаний, занимающихся добычей ископаемого топлива и банков, которые их финансируют. Мы должны взять под контроль их сверхприбыли, чтобы навести порядок. Это простая концепция, и она прописана в законе: за нанесённый экологии ущерб платит тот, кто его нанёс. Мы знаем, что мы не можем получать деньги, продолжая извлекать из недр всё больше и больше.

Итак, как мы сократить нашу зависимость от ископаемых видов топлива, и при этом получать больше. Есть много способов сделать это. Например, ввести национальный налог на выбросы углерода и ввести высокое вознаграждение за их сокращение, что являются наиболее очевидным. Налог на финансовые трансакции также станет большим подспорьем. Таким образом, рытье ям и укладка труб это не единственный путь.

Вот пример. Недавнее исследование, проведённое CCPA (Канадский центр политических альтернатив) по сравнению общественной ценности от прокладки трубопровода стоимостью в пять миллиардов долларов, и того же количества денег, вложенных в «зелёные» отрасли показало, что они дадут, по крайней мере, в три раза больше рабочих мест … не говоря уже о более безопасном будущем.

Прибыли от трубопровода носят краткосрочный характер, причём в частном секторе, и — тяжёлые общественные затраты в будущем из-за ущерба окружающей среде. Вложите эти деньги в общественный транспорт, модернизацию зданий и возобновляемых источников энергии, и вы получите такое количество рабочих мест, которое может быть во много раз большим, чем даже то, на которое рассчитывали вначале. «Зелёные» инвестиции могут создать в 34 раза больше рабочих мест, чем просто строительство ещё одного трубопровода.

Но как получить пять миллиардов долларов общественных инвестиций? Достаточно ввести минимальный национальный налог на углерод в десять долларов за тонну. Так у нас будет пять миллиардов на инвестиции, причём ежегодно, а не одноразово.

Господствующая идеология говорит нам, что мы не можем увеличить налоги на корпорации, что мы не можем решать, какую модель экономики мы хотим — что мы должны отдать всё это «волшебной руке» рынка. Кстати, все мы уже убедились, как «волшебно» эта рука справляется с кризисом. А это значит, что мы должны провести масштабную реструктуризацию сферы энергетики, инфраструктуры и инвестиций.

Эта программа всё чаще описывается как «энергетическая демократия», и это не новая идея для профсоюзов, поскольку многие из них работают над этими вопросами в течение многих лет. Пришло время превратить энергетическую демократию в реальность! «Власть народа» — это потрясающий лозунг, с которого стоит начать.

Торговля

Пора покончить с так называемой свободной торговлей раз и навсегда. Профсоюзы боролись с ней в течение десятилетий, потому что она подрывает права трудящихся и здесь, и за границей, потому что она ведёт к «гонке на дно», и потому что она расширяет права и возможности корпораций до абсурда. Логика свободной торговли блокирует нас от важных действий, необходимых для предотвращения климатической катастрофы.

Ещё никогда линия фронта не была столь очевидной. Изменение климата является козырем в борьбе с корпоративной свободной торговлей. Но я считаю, что здоровье людей и нашей планеты намного более важно, чем право корпораций на непристойно большие прибыли.

Это те моральные аргументы, благодаря которым мы должны победить.

Мы не должны ждать разрешения властей. Делайте то, что делают работники из Аргентины или Греции в Чикаго: займите фабрику. Создайте на ней «зелёный» кооператив. Начните строительство новой экономики прямо сейчас. Это станет примером для всех активистов в борьбе с бедностью, примером для студентов и экологов, для всех. Борьба с изменением климата – это инструмент. Берите его и используйте. Это не угроза для ваших рабочих мест, это ключ к освобождению от логики войны, которую капитал давно ведёт с самой идеей достойного труда.

Таким образом, всё, что нам нужно, это политическая сила, которая сделает наше видение будущего реальностью.

Перевод — Андрея МАКЛАКОВА

Источник — ДиалогUA

______

Читать ещё:

Наоми КЛЯЙН. КАПИТАЛИЗМ VS. КЛИМАТ

By
@
backtotop