ДЕКРЕТ О ТУНЕЯДЦАХ ПРОТИВ УКАЗА О КРЕПОСТНОМ ПРАВЕ

а как ты работалДекрет Президента Республики Беларусь №3 «О предупреждении социального иждивенчества» возбудил очень многих. Можно сказать, что за последнее время мало что из социальной сферы вызывало такие дискуссии в интернете…

Возможно, потому что в соцсетях сидит большее количество нелегалов-фрилансеров и просто нигде не работающих. Но в целом не только безработные реагируют на декрет. Авангард рабочего класса Беларуси, — гастарбайтеры, не очень представленные в Интернете, — негодует значительно сильнее на своих спальных районах. И есть от чего…

Пролетариат просто матерится. Зато либеральное сообщество находит умные формулировки: «Новый указ о крепостном праве…», «Рецидив совка», «Происки коммунистического режима…» Понятно, что такие характеристики – сегодня в «трэнде». Но посмотрим внимательно на первую из них…

Крепостное право, говорите? Как раз-таки и нет. Крепостное право предполагало всеобщую занятость и наделение работника средствами производства – в данном случае, землёй. Ничего этого современное государство не гарантирует и не предоставляет. Более того, закрывая заводы, распуская колхозы и проводя сокращения – постоянно отбирает. Даже квартиры заставляет у него выкупать. Так что мы живём скорее в период «сгона с земли», чем становления крепостного права. Элементы крепостничества были, разве что, в указе по модернизации на деревообработке. Но и он давал право откупится от «модернизированной работы» деньгами, а значит, был скорее «капиталистическим» по духу…

Теперь о происках коммунистов и рецидивах вездесущего «совка». Тоже – ничего общего с действительностью. Всё совсем наоборот… В СССР была борьба именно с тунеядством, и гражданина там в обязательном порядке направляли непосредственно трудиться. Но другой рукой человеку действительно предоставляли множество социальных благ – жильё, медицину, образование, — причём безо всякой оплаты. Ещё предлагали почти любую работу – на выбор и с зарплатой, в 3-5 раз превышающую нынешнюю. Принуждение, это, конечно, плохо… А как насчёт обязательных социальных гарантий?

Ничего подобного белорусское государство не даёт, а наоборот – отнимает. Включая работу. Да пресловутый указ и никого не заставляет трудиться! Заплати налог на «иждивенчество» — и спи спокойно! Точнее, «тунеядствуй», — что недавно подтвердили даже белорусские министр по налогам и сборам и профильный министр труда и соцзащиты.

Так что скорее сторонники либеральной модели должны приветствовать этот указ. Он же реально направлен против социального государства, оставшегося нам по наследству от социализма а-ля БССР. Того строя, который либералисты любят именовать «крепостническим» и «тоталитарным». А вот теперь, по их логике, и происходит настоящая «буржуазная революция». Единственное, что их смущает –это то, что во главе рыночных реформ идёт почему-то сам «батька» Лукашенко. А не они сами и не признанные ими теоретики монетаризма, обученные на западные гранты. Но это уже – частности. Игра стихийных сил рынка, так сказать.

Поэтому приснопамятный декрет можно скорее уподобить «работным домам» в Англии XVII века – периода первоначального накопления капитала, — чем советскому социальному законодательству. Согнанного с земли крестьянина (читай – привыкшего к социальным благам постсоветского белоруса) нужно было заставить за пенсы (копейки) идти в наёмные пролетарии и бесправные батраки (работники по контракту и на условиях Декрета №5). Только английских коллег-«тунеядцев» запирали в тюрьмы для отработки.

Отличие современного белорусского «ноу-хау» в области понижения стоимости рабочей силы заключается в том, что здесь и принуждение к дешёвому труду, и «тунеядство» — монетизируются. В полном соответствии с неолиберальным духом… Не хочешь работать за 2 миллиона на частника или государство – о’k, просто заплати.

Между прочим, частные работодатели уже голосуют за «тунеядский» декрет обеими руками. Но не на форумах, где витийствуют либеральные теоретики-маргиналы. А в реальной жизни – резко снизив предлагаемую зарплату даже в объявлениях о вакансиях…

Юрий ГЛУШАКОВ

__________

Мнение колумниста может не совпадать с мнением редакции


  1. Андрей Поносов on 04/14/2015 at 03:53 said:

    Прикольно еще и то, что настоящие тунеядцы и рантье, близкие к властям нисколько от этого закона не посрадают. Недавноавно я познакомился людьми которые нигде вроде бы не работают. Ведут праздный образ жизни, как и я в межсезонье. Я задал вопрос, о том что они думают про закон о тунеядстве. Так выяснилось, что эти проблемы у них давно решены заранее. Один из числится в каком-то колхозе, а второй офицер вооруженных сил! Их зарплаты идут руководителям, а им стаж и выслуга! Причем у «военного» еще и карьерный рост недетский. Поскольку его карточка лежит в кармане у командира части, его никогда не забывают при раздаче звёзд. Он пошел на контракт прапорщиком, а теперь старший лейтенант. По настоящим рантье этот закон не ударит, а только самым низам. Такие дела. Лично мне все чаще приходит мысль о том, чтоб остаться жить по месту работы.

Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


шесть − = 1

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

ДЕКРЕТ О ТУНЕЯДЦАХ ПРОТИВ УКАЗА О КРЕПОСТНОМ ПРАВЕ

не работать 13/04/2015

а как ты работалДекрет Президента Республики Беларусь №3 «О предупреждении социального иждивенчества» возбудил очень многих. Можно сказать, что за последнее время мало что из социальной сферы вызывало такие дискуссии в интернете…

Возможно, потому что в соцсетях сидит большее количество нелегалов-фрилансеров и просто нигде не работающих. Но в целом не только безработные реагируют на декрет. Авангард рабочего класса Беларуси, — гастарбайтеры, не очень представленные в Интернете, — негодует значительно сильнее на своих спальных районах. И есть от чего…

Пролетариат просто матерится. Зато либеральное сообщество находит умные формулировки: «Новый указ о крепостном праве…», «Рецидив совка», «Происки коммунистического режима…» Понятно, что такие характеристики – сегодня в «трэнде». Но посмотрим внимательно на первую из них…

Крепостное право, говорите? Как раз-таки и нет. Крепостное право предполагало всеобщую занятость и наделение работника средствами производства – в данном случае, землёй. Ничего этого современное государство не гарантирует и не предоставляет. Более того, закрывая заводы, распуская колхозы и проводя сокращения – постоянно отбирает. Даже квартиры заставляет у него выкупать. Так что мы живём скорее в период «сгона с земли», чем становления крепостного права. Элементы крепостничества были, разве что, в указе по модернизации на деревообработке. Но и он давал право откупится от «модернизированной работы» деньгами, а значит, был скорее «капиталистическим» по духу…

Теперь о происках коммунистов и рецидивах вездесущего «совка». Тоже – ничего общего с действительностью. Всё совсем наоборот… В СССР была борьба именно с тунеядством, и гражданина там в обязательном порядке направляли непосредственно трудиться. Но другой рукой человеку действительно предоставляли множество социальных благ – жильё, медицину, образование, — причём безо всякой оплаты. Ещё предлагали почти любую работу – на выбор и с зарплатой, в 3-5 раз превышающую нынешнюю. Принуждение, это, конечно, плохо… А как насчёт обязательных социальных гарантий?

Ничего подобного белорусское государство не даёт, а наоборот – отнимает. Включая работу. Да пресловутый указ и никого не заставляет трудиться! Заплати налог на «иждивенчество» — и спи спокойно! Точнее, «тунеядствуй», — что недавно подтвердили даже белорусские министр по налогам и сборам и профильный министр труда и соцзащиты.

Так что скорее сторонники либеральной модели должны приветствовать этот указ. Он же реально направлен против социального государства, оставшегося нам по наследству от социализма а-ля БССР. Того строя, который либералисты любят именовать «крепостническим» и «тоталитарным». А вот теперь, по их логике, и происходит настоящая «буржуазная революция». Единственное, что их смущает –это то, что во главе рыночных реформ идёт почему-то сам «батька» Лукашенко. А не они сами и не признанные ими теоретики монетаризма, обученные на западные гранты. Но это уже – частности. Игра стихийных сил рынка, так сказать.

Поэтому приснопамятный декрет можно скорее уподобить «работным домам» в Англии XVII века – периода первоначального накопления капитала, — чем советскому социальному законодательству. Согнанного с земли крестьянина (читай – привыкшего к социальным благам постсоветского белоруса) нужно было заставить за пенсы (копейки) идти в наёмные пролетарии и бесправные батраки (работники по контракту и на условиях Декрета №5). Только английских коллег-«тунеядцев» запирали в тюрьмы для отработки.

Отличие современного белорусского «ноу-хау» в области понижения стоимости рабочей силы заключается в том, что здесь и принуждение к дешёвому труду, и «тунеядство» — монетизируются. В полном соответствии с неолиберальным духом… Не хочешь работать за 2 миллиона на частника или государство – о’k, просто заплати.

Между прочим, частные работодатели уже голосуют за «тунеядский» декрет обеими руками. Но не на форумах, где витийствуют либеральные теоретики-маргиналы. А в реальной жизни – резко снизив предлагаемую зарплату даже в объявлениях о вакансиях…

Юрий ГЛУШАКОВ

__________

Мнение колумниста может не совпадать с мнением редакции

By
@
backtotop