Геннадий ФЕДЫНИЧ: Кризис выплеснется на улицы осенью

Весной ждать “голодных бунтов” не стоит. Но к осени экономический кризис может выплеснуться на улицу, потому что беларуская экономика не имеет ресурсов для преодоления кризиса, а внешние кредиты под большим вопросом. А «критическую массу» недовольства ОМОНом не остановишь. Так считает лидер профсоюза радиоэлектронной промышленности (РЭП) Геннадий ФЕДЫНИЧ, который очень эмоционально рассказал о настроениях в рабочей среде. Впрочем, это мы уже слышали, причём неоднократно.

s_a_cr

Рабочие протесты в Минске в начале 1990-х

Минское производственное объединение вычислительной техники (МПОВТ) давно перешло на четырехдневку, а всю текущую неделю предприятие вообще не работает из-за долгов Министерству энергетики. Если в прошлом году рабочие получали в среднем 4,4 млн. рублей, то сейчас средняя зарплата не достигает даже 3-х млн., уборщицы не получают и двух. Аналогичная ситуация возможна на всех предприятиях, за исключением “Беларуськалия” и нефтеперерабатывающих заводов.

Ни в одном обменнике нет проблем с валютой. Откуда она взялась? Люди начали сдавать валюту, которую скупали в прошлом году, потому что не хватает на жизнь. Человек вначале поест, а только потом задумается о коммунальных платежах, следовательно, впереди – огромные задолженности по коммунальным платежам.

И вообще, о каком тунеядстве сегодня может идти речь, когда в экономике творится анархия, а просвета впереди не видно? Предприятия не могут реализовать свою продукцию не из-за нежелания, а потому что белорусская промышленность ориентирована на Россию и Украину. А запасные рынки сбыта никто и не готовил – это очевидный промах правительства и руководства страны.

А что происходит с предпринимателями? 120 тысяч предпринимателей просят одного: не мешайте работать! Власти требуют работать по правилам Таможенного союза. Вначале беларусов «обули» с автомобилями, теперь правила Таможенного союза навязывают предпринимателям. Почему народ Беларуси должен страдать из-за принимаемых Путиным решений? Таможенный союз был выгоден Беларуси до тех пор, пока она получала из России кредиты, дешёвые нефть и газ. Сейчас ситуация кардинально меняется, неизвестно, получил ли Беларусь российский кредит в прежних объёмах. Работа миссии МВФ в Минске также не даёт гарантию, что страна получит кредит.

Зарплаты в стране уже сейчас не растут. А государственная политика сконцентрирована на том, чтобы выкачать у людей – иных источников поступлений нет. Налог на тунеядство, повышение налогов, коммунальных платежей, предполагаемое увеличение цен на проезд до 10 тысяч – это звенья одной цепи.

Часть населения в растерянности; рабочие увольняются с предприятий, потому что им поставили условие – уходить. А куда? Разве у нас стоят свободные цеха, куда можно направить людей на работу, обеспечив зарплату в 500 долларов? Нет таких цехов!

— Беларуская промышленность ориентирована на российский рынок сбыта, который сейчас сам пребывает в кризисе. Значит, перспектив у промышленности нет?

— Если появятся перспективы у России, они напрямую «отрикошетят» и по Беларуси. У России пока перспектив нет. Я боюсь, как бы на фоне экономического кризиса Беларусь вновь не захлестнула коррупция на высшем уровне. Речь о чиновниках, которые сидят на государственном имуществе. Взвинтили цену на МПОВТ до 10 млрд. долларов – никто не берёт; немного подождут, цены будут опускать до 8, 5, 3, 2 млрд., затем за бесценок сплавят лакомый кусочек, а «откат» положат в карман. Народ об этом говорит в голос, потому что не верит, что власть поступит порядочно. Чтобы не допустить этого, процесс приватизации должен стать кристально прозрачным.

— Как сами рабочие воспринимают происходящее?

— Очень негативно. Но страх потерять работу уже отходит на второй план, потому что каждый уважающий себя рабочий не будет работать за 3 миллиона – он найдет, где схалтурить. Почему власти взяли паузу в принятии декрета о тунеядстве? Рабочих на предприятиях зажимают, чуть что не так – уходи. Коллега с вагоноремонтного завода прорвался на прием к заммистру транспорта, где ему сказано прямым текстом: не нравится – уходи. Куда уходить? Люди хотят нормально зарабатывать, кормить свои семьи, а их направляют совершенно в другое русло.

Декрет о крепостном праве сейчас воплощается в жизнь. Но ведь у всего есть обратная сторона медали: руководители предприятий, не забывайте – вы будете отвечать за предприятие. Если из 5 тысяч рабочих вы оставите 500 человек, предприятие не получит прибыль, бюджет не получит налоги – кто будет отвечать? А отвечать придется, и ещё неизвестно, где вы после этого окажетесь. А то, что все областные и районные бюджеты недополучат, станет очевидно после окончания первого квартала.

Рабочему всё равно, на кого работать – на государство, на частника или капиталиста; он должен продать свой труд за достойную зарплату. А у нас, как это ни печально, часть зарплаты не зарабатывали, а получали. Провал государственной политики стоит признать. Сейчас государство требует затянуть пояса. Так давайте начнем с верхов: устроим трехразовое питание – по понедельникам, средам и пятницам: люди должны знать, что власть питается три раза в неделю, а не три раза в день.

— Только за февраль официальное количество безработных выросло почти на 12 тысяч. Какие масштабы может приобрести безработица?

— Мы всегда говорили, что скрытая безработица составляет как минимум 15%. Сейчас скрытая безработица становится явной. Людей держали на предприятиях, не имея возможности обеспечить и работой, руководители не могли увольнять лишнюю рабочую силу. Сейчас рабочих на предприятиях не держат. Но кто за 8 долларов будет ходить на биржу труда? Нет нормальной государственной программы переобучения людей; нам не нужны юристы и экономисты, которых некуда девать. В субботу был в Бресте на стройке – работа есть, а денег нет. Куда вернутся гастарбайтеры из России? Здесь стало ещё хуже, чем прежде.

— Рост безработицы, возвращение как минимум 500 тысяч гастарбайтеров, которым нужна работа – во что это может вылиться?

— Когда накопится «критическая масса» недовольства, её ОМОНом не остановишь. Когда бытовые проблемы становятся проблемой государства – это серьёзно. Я не думаю, что власть настолько близорука, что не замечает происходящего, просто она не знает, как можно бороться с проблемами. Кардинально ситуацию не изменишь: мы уже опоздали на 20 лет, а вернуть за год упущенное никак не получится. Народ не поймёт призывов затянуть пояса. Давайте тогда все поголовно получать по 2 миллиона, по 3 миллиона, но все: президент, министр, депутат, рабочий. Тогда народ может понять, что нужно затянуть пояса, чтобы через год стало легче. Но если через год легче не станет, то народ сметёт это правительство. Нет публичности – нет доверия. Как только правительство заявляет, что девальвации не будет, народ готовится к девальвации.

Но практически уравнять всех невозможно. У власти остается только один выход – вытянуть из людей всё, что спрятано в чулках – через рост цен на коммуналку, на проезд… А что дальше? Голодный, злой и бедный народ – страшная сила.

— Пока бульба не закончится, беларус не станет выступать.

— Весной протестов ждать не стоит. Но к осени созреют проблемы – у экономики нет ресурсов для исправления ситуации. Увеличится количество правонарушений, потому что население займётся грабежами. Государству нужно готовиться ко всем прелестям кризиса.

Глеб ЮРИН, Беларуская праўда


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


3 + один =

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Геннадий ФЕДЫНИЧ: Кризис выплеснется на улицы осенью

1249579132_20090806-1_rab 16/03/2015

Весной ждать “голодных бунтов” не стоит. Но к осени экономический кризис может выплеснуться на улицу, потому что беларуская экономика не имеет ресурсов для преодоления кризиса, а внешние кредиты под большим вопросом. А «критическую массу» недовольства ОМОНом не остановишь. Так считает лидер профсоюза радиоэлектронной промышленности (РЭП) Геннадий ФЕДЫНИЧ, который очень эмоционально рассказал о настроениях в рабочей среде. Впрочем, это мы уже слышали, причём неоднократно.

s_a_cr

Рабочие протесты в Минске в начале 1990-х

Минское производственное объединение вычислительной техники (МПОВТ) давно перешло на четырехдневку, а всю текущую неделю предприятие вообще не работает из-за долгов Министерству энергетики. Если в прошлом году рабочие получали в среднем 4,4 млн. рублей, то сейчас средняя зарплата не достигает даже 3-х млн., уборщицы не получают и двух. Аналогичная ситуация возможна на всех предприятиях, за исключением “Беларуськалия” и нефтеперерабатывающих заводов.

Ни в одном обменнике нет проблем с валютой. Откуда она взялась? Люди начали сдавать валюту, которую скупали в прошлом году, потому что не хватает на жизнь. Человек вначале поест, а только потом задумается о коммунальных платежах, следовательно, впереди – огромные задолженности по коммунальным платежам.

И вообще, о каком тунеядстве сегодня может идти речь, когда в экономике творится анархия, а просвета впереди не видно? Предприятия не могут реализовать свою продукцию не из-за нежелания, а потому что белорусская промышленность ориентирована на Россию и Украину. А запасные рынки сбыта никто и не готовил – это очевидный промах правительства и руководства страны.

А что происходит с предпринимателями? 120 тысяч предпринимателей просят одного: не мешайте работать! Власти требуют работать по правилам Таможенного союза. Вначале беларусов «обули» с автомобилями, теперь правила Таможенного союза навязывают предпринимателям. Почему народ Беларуси должен страдать из-за принимаемых Путиным решений? Таможенный союз был выгоден Беларуси до тех пор, пока она получала из России кредиты, дешёвые нефть и газ. Сейчас ситуация кардинально меняется, неизвестно, получил ли Беларусь российский кредит в прежних объёмах. Работа миссии МВФ в Минске также не даёт гарантию, что страна получит кредит.

Зарплаты в стране уже сейчас не растут. А государственная политика сконцентрирована на том, чтобы выкачать у людей – иных источников поступлений нет. Налог на тунеядство, повышение налогов, коммунальных платежей, предполагаемое увеличение цен на проезд до 10 тысяч – это звенья одной цепи.

Часть населения в растерянности; рабочие увольняются с предприятий, потому что им поставили условие – уходить. А куда? Разве у нас стоят свободные цеха, куда можно направить людей на работу, обеспечив зарплату в 500 долларов? Нет таких цехов!

— Беларуская промышленность ориентирована на российский рынок сбыта, который сейчас сам пребывает в кризисе. Значит, перспектив у промышленности нет?

— Если появятся перспективы у России, они напрямую «отрикошетят» и по Беларуси. У России пока перспектив нет. Я боюсь, как бы на фоне экономического кризиса Беларусь вновь не захлестнула коррупция на высшем уровне. Речь о чиновниках, которые сидят на государственном имуществе. Взвинтили цену на МПОВТ до 10 млрд. долларов – никто не берёт; немного подождут, цены будут опускать до 8, 5, 3, 2 млрд., затем за бесценок сплавят лакомый кусочек, а «откат» положат в карман. Народ об этом говорит в голос, потому что не верит, что власть поступит порядочно. Чтобы не допустить этого, процесс приватизации должен стать кристально прозрачным.

— Как сами рабочие воспринимают происходящее?

— Очень негативно. Но страх потерять работу уже отходит на второй план, потому что каждый уважающий себя рабочий не будет работать за 3 миллиона – он найдет, где схалтурить. Почему власти взяли паузу в принятии декрета о тунеядстве? Рабочих на предприятиях зажимают, чуть что не так – уходи. Коллега с вагоноремонтного завода прорвался на прием к заммистру транспорта, где ему сказано прямым текстом: не нравится – уходи. Куда уходить? Люди хотят нормально зарабатывать, кормить свои семьи, а их направляют совершенно в другое русло.

Декрет о крепостном праве сейчас воплощается в жизнь. Но ведь у всего есть обратная сторона медали: руководители предприятий, не забывайте – вы будете отвечать за предприятие. Если из 5 тысяч рабочих вы оставите 500 человек, предприятие не получит прибыль, бюджет не получит налоги – кто будет отвечать? А отвечать придется, и ещё неизвестно, где вы после этого окажетесь. А то, что все областные и районные бюджеты недополучат, станет очевидно после окончания первого квартала.

Рабочему всё равно, на кого работать – на государство, на частника или капиталиста; он должен продать свой труд за достойную зарплату. А у нас, как это ни печально, часть зарплаты не зарабатывали, а получали. Провал государственной политики стоит признать. Сейчас государство требует затянуть пояса. Так давайте начнем с верхов: устроим трехразовое питание – по понедельникам, средам и пятницам: люди должны знать, что власть питается три раза в неделю, а не три раза в день.

— Только за февраль официальное количество безработных выросло почти на 12 тысяч. Какие масштабы может приобрести безработица?

— Мы всегда говорили, что скрытая безработица составляет как минимум 15%. Сейчас скрытая безработица становится явной. Людей держали на предприятиях, не имея возможности обеспечить и работой, руководители не могли увольнять лишнюю рабочую силу. Сейчас рабочих на предприятиях не держат. Но кто за 8 долларов будет ходить на биржу труда? Нет нормальной государственной программы переобучения людей; нам не нужны юристы и экономисты, которых некуда девать. В субботу был в Бресте на стройке – работа есть, а денег нет. Куда вернутся гастарбайтеры из России? Здесь стало ещё хуже, чем прежде.

— Рост безработицы, возвращение как минимум 500 тысяч гастарбайтеров, которым нужна работа – во что это может вылиться?

— Когда накопится «критическая масса» недовольства, её ОМОНом не остановишь. Когда бытовые проблемы становятся проблемой государства – это серьёзно. Я не думаю, что власть настолько близорука, что не замечает происходящего, просто она не знает, как можно бороться с проблемами. Кардинально ситуацию не изменишь: мы уже опоздали на 20 лет, а вернуть за год упущенное никак не получится. Народ не поймёт призывов затянуть пояса. Давайте тогда все поголовно получать по 2 миллиона, по 3 миллиона, но все: президент, министр, депутат, рабочий. Тогда народ может понять, что нужно затянуть пояса, чтобы через год стало легче. Но если через год легче не станет, то народ сметёт это правительство. Нет публичности – нет доверия. Как только правительство заявляет, что девальвации не будет, народ готовится к девальвации.

Но практически уравнять всех невозможно. У власти остается только один выход – вытянуть из людей всё, что спрятано в чулках – через рост цен на коммуналку, на проезд… А что дальше? Голодный, злой и бедный народ – страшная сила.

— Пока бульба не закончится, беларус не станет выступать.

— Весной протестов ждать не стоит. Но к осени созреют проблемы – у экономики нет ресурсов для исправления ситуации. Увеличится количество правонарушений, потому что население займётся грабежами. Государству нужно готовиться ко всем прелестям кризиса.

Глеб ЮРИН, Беларуская праўда

By
@
backtotop