«Возмущённые»: новая форма социального протеста?

Мирный захват жителями Испании городских площадей ознаменовал превращение пассивных испанских обывателей в решительно настроенных граждан. Это гражданское движение сразу получило несколько названий — «Возмущённые» (Indignados), «Движение 15-М», — и стало испанским вариантом Occupy. Каков социальный и идейно-политический облик этого движения? Как оно влияет на политический процесс в стране и как соотносится с массовыми протестными выступлениями в других странах и регионах? Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН Сергей ХЕНКИН попытался с этим скрупулёзно разобраться в своей статье «Движение возмущенных» в Испании:«новая форма социального протеста», написанной специально для портала «Перспективы» и опубликованной в декабре 2011 г., сопроводив свой материал хорошо подобранной фактологической базой и ссылками на «первоисточники».

Нами статья публикуется в сокращении — без «болевых точек» испанской модели развития и вышеуказанных ссылок (как, скажем, несколько затрудняющих чтение), — в достоверности изложенных фактов мы не сомневаемся, а «возмущённые» нам гораздо интересней как отдельный (сам по себе взятый) феномен, без анализа причин своего появления. Тем более, что испанские социально-экономические и социально-политические «язвы» не сильно напоминают наши, — ну, за исключением разве что коррупции.

А вспомнить о «Движении 15 мая» мы решили, во-первых, ввиду скоро наступающего 4-летия движения (какой-никакой, а юбилей!), а, во-вторых, в связи с тем, что на фоне продолжающихся до сих пор протестных мероприятий испанское общество неожиданно полевело. До такой степени, что возникшая на волне протестов «возмущённых» партия «Подемос» (Podemos) сначала провела пять депутатов в Европарламент, став одной из самых популярных политических сил в Испании (25–27% сторонников по соцопросам), а теперь с нетерпением ждёт ближайших выборов (парламентские выборы в Испании намечены на декабрь), чтобы потеснить традиционные политические силы — Народную партию (НП)  и ИСРП.

В этой связи особенно символичным представляется то, что лидера «Подемос» зовут Пабло ИГЛЕСИАС — так же, как и основателя партии испанских социалистов, — одной из тех, которые «Подемос» намеревается «подвинуть».

Spain-Podemos-Rally_OCo-800x533

_________

Сергей ХЕНКИН

«ДВИЖЕНИЕ ВОЗМУЩЁННЫХ» В ИСПАНИИ: НОВАЯ ФОРМА СОЦИАЛЬНОГО ПРОТЕСТА

В мае 2011 года улицы и площади 60 испанских городов заполнили десятки тысяч людей, требовавших изменения правительственной политики и проведения в стране глубоких политических и социально-экономических реформ. На центральных площадях столиц многих испанских автономий участники манифестаций разбили палаточные лагеря, в которых жили несколько недель.

Подобные выступления в городах Испании имели место и в дальнейшем. Эти протестные акции получили название «движение возмущённых». Массовость и долговременный характер движения свидетельствуют, что оно выражает интересы и чаяния многочисленных групп испанского общества. А 15 октября испанские «возмущённые» вышли на улицу уже как составная часть манифестаций протеста, охвативших многие страны мира.

Социальный и идейно-политический облик движения

«Движение возмущённых» возникло в общей атмосфере недовольства испанцев функционированием многих элементов политической и экономической системы. Датой его рождения считается 15 мая 2011 г., когда в ряде городов Испании прошли протестные манифестации. Их превращение в «Движение 15-М» произошло спонтанно: после завершения демонстраций многие люди решили продолжать протестовать, но были вытеснены с площадей полицией. Действия властей встретили сопротивление «возмущённых», вернувшихся на площади и разбивших здесь палаточные лагеря. По словам участников движения, мирный захват городских площадей ознаменовал превращение пассивных обывателей в критически настроенных граждан, стремящихся участвовать в политике глубоко и по-настоящему. «Возмущенные» предстали как субъект политики, показав, что не являются «товаром в руках политиков и банкиров».

Фото: Samuel Cossar-Gilbert

Фото: Samuel Cossar-Gilbert

Как и подобает общественному движению, «возмущённые» не имеют четких организационных рамок и определённого состава участников. По последнему показателю, «демонстрации 15-М» и «Движение 15-М» – далеко не одно и то же. Немало вышедших протестовать в этот день не участвовали в последующих акциях. В то же время многие обитатели палаточных лагерей не были участниками манифестаций 15 мая. Движение объединяет людей разных профессий, социального статуса, возрастов – работающих и безработных, домохозяек и иммигрантов, молодых и пожилых. Барьеры, отделяющие людей друг от друга в повседневной жизни, здесь сломаны.

Основную массу участников движения составляют молодые люди. Испанская молодежь шла к активным протестным акциям через разочарование в окружающей её реальности и осознание отсутствия жизненных перспектив. Желание действовать пришло не сразу. Долгое время будущие «возмущённые» разделяли конформистские настроения, пребывали в состоянии апатии, считая невозможным изменить существующее положение дел или повлиять на него. Вот типичное признание 27-летнего жителя Галисии, окончившего факультет политики и права, два года проработавшего, а затем ставшего безработным:

«Я принадлежу к поколению, годами жившему в миражах ирреальности и избалованному своими семьями, которые, отвергая авторитарные догмы франкизма и нужду, предлагали нам в изобилии материальное благосостояние, помощь, свободу, образование. Погруженные в эти миражи, многие думали, что у нас будет всё, что жизнь будет удовольствием… Но постепенно наступило пробуждение, иллюзиям пришел конец. И дело не только в кризисе. Долгое время мы бессильно наблюдали, как разрушается наше будущее – из-за массового распространения временных трудовых контрактов, жалких заработков, недостижимости приобретения собственного жилья… Наши иллюзии развеялись…».

Определённое представление о «возмущённых» даёт социологическое исследование мадридского фонда «Альтернатива». Оно проводилось в конце мая в г. Саламанке среди более 250 обитателей палаточных лагерей и участников ассамблей – общих собраний «возмущённых». Выводы во многом совпадают с заключениями экспертов в других городах Испании: большинство участников движения – люди в возрасте от 19 до 30 лет, имеющие университетское образование. 67% респондентов заявили, что они студенты. В целом речь идет о людях информированных и знающих о проблемах, с которыми сталкивается испанское общество. Это опровергает распространяемое рядом испанских СМИ представление о «возмущённых» как аполитичной, не занимающей опредёленной позиции части населения. Если по Испании в целом 20% избирателей не могут или не хотят определить своё место на шкале идеологической самоидентификации, то среди «возмущенных» эта цифра составляет всего 12%. На шкале самооценок, где цифра «1» соответствует крайне левой, а цифра «10» крайне правой позиции, их средний показатель составляет 2,84 балла.

Фото:

Фото: Alessia Grossi

Среди «возмущённых» выделяются две категории: «активные» и «нерегулярно участвующие». «Активные» – сторонники постоянных действий, работавшие в комиссиях и ночевавшие в палаточных лагерях. Они составили твёрдое ядро движения – примерно треть его участников. «Нерегулярно участвующие» относились к «активным» с одобрением и симпатией, хотя сами чаще всего не ночевали в палаточных лагерях и не посещали диспуты. На уже упоминавшейся идеологической шкале самооценок «активные» позиционируют себя по сравнению с нерегулярно участвующими как более левые.

Имея политические убеждения, «возмущённые» не участвуют в выборах, а если участвуют, то голосуют, как правило, не за ИСРП и НП, определяющие направление испанской политики, а за мелкие партии. В муниципальных выборах, состоявшихся 22 мая, во время активных протестных действий, участвовало лишь 56% «возмущённых», причем подавляющее большинство отдало голоса мелким партиям (79%), а еще 8% опустили в урны незаполненные бюллетени или испортили их.

«Возмущённые» резко критикуют испанскую демократию, основные партии и другие политические институты, которые, не представляя интересы граждан, превращают политический и избирательный процесс в пустой ритуал. Участники движения бичуют всё увеличивающуюся пропасть между господствующим меньшинством и огромным большинством населения, а также коррупцию, поразившую различные сферы общественной жизни. По их мнению, главные виновники всего этого – «политики, наши так называемые представители, действующие совместно с экономическими властями, которые контролируют политические партии. Рынки навязывают сокращение социальных расходов», — писала в мае 2011 г. испанская «Эль Паис».

В отличие от многих европейских стран, где массовые протестные действия стали реакцией на антикризисные меры жесткой экономии, в Испании «возмущённые» выступают, прежде всего, против политического управления экономическим кризисом. Массовым сознанием здесь овладела идея, что дело в политиках, которые переложили расходы по преодолению кризиса на граждан, а не на финансовый капитал, виновный в его развязывании. Примечательно, что в 2009–2011 гг. число испанцев, воспринимающих политиков и политические партии как «главные проблемы страны», выросло в два раза. Вопрос сокращения социальных расходов не стал для протестующих первоочередным. Люди, вышедшие на улицы, требуют, прежде всего, улучшения политической системы, совершенствования и углубления демократии. Они выступают за то, чтобы сделать испанскую демократию реальной. В понимании многих из них это означает действительное разделение властей, пропорциональную избирательную систему, новые формы гражданского участия. На манифестациях наиболее часто повторялся лозунг: «Нет, нет, они нас не представляют».

При этом «возмущённые» вовсе не отказываются от выдвижения социально-экономических требований. Они добиваются большей социальной справедливости, обвиняя банкиров и политиков в снижении заработной платы, распространении временных контрактов, повышении сроков выхода на пенсию, сокращении пенсионного обеспечения, увеличении налогов, урезании социальных услуг, но прежде всего – в существовании 5 млн безработных и 1,5 млн семей, не имеющих доходов.

123_tent-city17

Фото: Peter Crosby

«Возмущённые» глубоко обеспокоены не только ситуацией в Испании. Они высказываются за смену глобальной парадигмы развития, за то, чтобы «сделать распределение благ… между Севером и Югом более справедливым». Они требуют переориентации политики ЕС, который «превратился в инструмент на службе финансовых властей и крупных корпораций, полностью игнорирующий интересы европейских народов».

Цели движения глубоко гуманистичны. В центре политической и экономической жизни, по мнению «возмущённых», должна быть человеческая личность. «На нас лежит ответственность за перестройку мира, за то, чтобы сделать его лучше для тех, кто идет за нами», – считают они.

Заметим, что разумные и здравые предложения сочетаются у «возмущённых» с утопическими и анархистскими. Так, группа бунтарей шла на майской манифестации под транспарантом «Либертарного и автономного блока», на котором было написано: «Мы хотим всего. Мы хотим сейчас!» Другое их требование – «Политика без политиков. Вся власть ассамблеям!».

Для «возмущённых» характерен отказ от насильственных действий. По словам участников, «движение отвергает любой путь насилия». Возможно, они извлекли уроки из других выступлений (в Сиэтле, Праге, Женеве), где небольшие группы сторонников насильственных действий нанесли урон всему протестному движению. Массовые акции в Испании в целом проходили без каких-либо эксцессов. Исключением стал широко известный инцидент в Барселоне в июне, когда радикально настроенные молодые люди попытались помешать депутатам войти в здание местного парламента для обсуждения бюджета на 2011 г. Таким образом они выражали свой протест против запланированного в проекте бюджета сокращения социальных расходов. Акция сопровождалась оскорблениями в адрес депутатов и нанесением ущерба зданию парламента. 32 политика, в том числе председатель правительства каталонской автономии Артур Мас, смогли попасть в парламент только с помощью вертолёта и бронированных полицейских фургонов. Обитатели палаточного лагеря в Барселоне, равно как и «возмущённые» по всей Испании, отмежевались от этих действий. Разумеется, и среди «возмущённых» есть меньшинство, настроенное внесистемно. Но его представители в основном также выступают за ненасильственные действия, сознавая, что это даст больший эффект и большую поддержку.

Фото: Pablo Blazquez Dominguez / Getty Images

Фото: Pablo Blazquez Dominguez / Getty Images

Оcновная масса «возмущённых» борется за свои идеалы в рамках существующей общественной системы, стремясь развить демократический потенциал испанской конституции 1978 г. По словам участницы движения, преподавателя Клаудии Альварес, «нас называют антисистемной силой, стремясь опорочить. На это отвечаем: мы не против системы, это система против тебя». Испанский автор Б. де ла Куадра считает «движение возмущённых» «скорее демократическим, чем левым», поскольку оно не выдвигает традиционных для испанских левых требований отказа от монархии и замены её республикой, ограничения влияния католической церкви на государство, не ставит под вопрос рыночную экономику и не настаивает на усилении общественного сектора в ущерб частному.

«Возмущённые» по всей Испании стремятся координировать свои действия. В июне представители 25 городов (примерно половины из числа охваченных движением) достигли минимального консенсуса, включавшего в себя требования реформы избирательной системы и разработки законодательства по борьбе с коррупцией. В целом, однако, «возмущённые» сознают в своих действиях отсутствие конкретной и целостной идейно-политической платформы, неразработанность системы приоритетов в общенациональном масштабе. «Мы критикуем капитализм, а что делаем сами? Нужно бороться за конкретные цели, а мы от этого очень далеки», – говорит один из участников движения.

В определенном смысле можно сказать, что «возмущенные» чётко знают, чего не хотят, но не вполне представляют себе, чего хотят.

Социальное движение нового типа

Отличительная особенность «движения возмущённых» состоит в отсутствии организационного центра, лидеров и иерархии. Решающую роль в создании движения сыграли социальные сети. Виртуальное общение многократно усилило мобилизующую роль организаций гражданского общества «Реальная демократия сейчас», «Молодежь без будущего» и других, звавших людей на улицы. Опыт Испании показал возможности Интернета в кратчайшие сроки с минимальными затратами мобилизовать большие группы населения. Ещё вчера совершенно незнакомые люди разных профессий и возрастов объединились в борьбе за общие интересы.

В ходе опросов большинство участников заявляли, что примкнули к движению благодаря социальным сетям. Иерархия причин, побуждающих людей участвовать в массовом протестном движении, выглядит так: возможность выразить свое возмущение; «изучение несправедливостей существующей системы»; «изучение того, как достичь консенсуса»; «изучение механизмов функционирования социального движения»; «знакомство с интересными людьми»».

Фото: EFE

Фото: EFE

Формы деятельности «возмущённых» – ассамблеи, а также комиссии, обсуждающие положение дел в определённых сферах (экономика, образование, положение женщин, экология и др.) и разрабатывающие предложения. Основными территориальными единицами, где проходили ассамблеи, были муниципалитеты и городские кварталы. Только в Мадриде в «движение возмущённых» были вовлечены 80 муниципалитетов и 41 городской квартал. На площадях, где проводятся ассамблеи, нет старших. Каждый может выступить и изложить свою точку зрения, царят полное равенство, атмосфера доброжелательности и взаимного уважения. Решения принимаются на основе консенсуса. «Площадь – это пространство для протеста и предложений. Это своего рода гигантская школа, в которой люди различных возрастов учатся не кричать, слушать, принимать во внимание иные точки зрения и участвовать в работе ассамблей», – говорит 20-летняя студентка. На площадях начала складываться специфическая протестная субкультура, отличительные признаки которой – плакаты, листовки, гитары, песни.

Отношения в движении строятся по горизонтальному принципу (в противовес вертикальному, доминирующему в традиционных партиях и организациях). По существу, «возмущённые» стремятся к «прямой демократии», полагая, что чем меньше регулирования и посредников между управляющими и управляемыми, тем лучше. Участники движения высоко оценивают роль ассамблей, считая их отличительной чертой «принятие решений всеми». К достоинствам ассамблей относят то, что они «вызывают чувство принадлежности к группе», а также «побуждают к собственным размышлениям по проблемам, представляющим общий интерес».

Казалось бы, ассамблеи создают самые благоприятные условия для демократического обсуждения и принятия решений. Однако на практике выявляются серьёзные проблемы. Во-первых, ассамблеи встают на путь превращения в бюрократические структуры. Их проведение становится ритуалом, чем-то сакральным. На них обсуждаются все вопросы, в том числе практического характера, вовсе не требующие обсуждения. К обюрокрачиванию ассамблей ведет также создание ими многочисленных комиссий и подкомиссий. В числе главных недостатков ассамблей опрошенные «возмущённые» называли «отсутствие быстроты в принятии решений» (60,2%), «трудности координации с другими регионами» (30,9%), «монополизация дискурса немногими людьми» (20,1%). Один из активистов движения заметил, что «всё больше людей отдалялись от движения, полагая, что ассамблеи не очень эффективны».

Фото: Colin Brooks

Фото: Colin Brooks

Во-вторых, столь же «священной» становится необходимость всеобщего согласия по обсуждаемым вопросам. Между тем достижение консенсуса (его не следует путать с единомыслием) оказывается делом трудным, так как нередко есть несогласное меньшинство, блокирующее принятие решений. В результате воля большинства не может быть проведена в жизнь.

Возникает принципиально важный вопрос: служит ли «движение возмущённых», основанное на горизонтальных связях, развитию демократии или, напротив, создает на её пути проблемы?

Примечательно, что среди «возмущенных» существуют разногласия в отношении организационных форм их действий. Одни отстаивают самостоятельность движения, видя в нем «зародыш горизонтальной революции». Другие, напротив, заявляют о необходимости превратить его в политическую партию и стремятся к контактам с левыми силами.

Можно ли провести аналогию между «движением возмущённых» и массовыми движениями протеста в арабских странах, проходившими примерно в то же время? Безусловно, «арабская весна» повлияла на зарождение протестного движения в Испании. Об этом говорят многие «возмущённые». Оба феномена имеют общие признаки: мобилизация широких слоёв населения через Интернет, «символический» захват площадей, массовое участие молодёжи, лишенной жизненных перспектив. Однако есть и принципиальное различие. В арабских странах население протестовало против авторитарных порядков, требуя демократизации; в Испании же речь идет об улучшении, совершенствовании уже давно существующей демократии.

Трудно согласиться и с аналогией между «возмущёнными» и участниками событий в мае 1968 г. во Франции. Если французская молодежь, протестуя против пороков системы, была вполне удовлетворена своим социально-экономическим положением (впоследствии немало бунтарей стали респектабельными буржуа), то в Испании на улицы вышли представители «потерянного поколения», разочарованные в жизни и не имеющие перспектив.

Фото: Euronews

Фото: Euronews

«Возмущённые», при всей специфичности, ближе скорее к антиглобалистским движениям, выступающим против господства финансового капитала, за социальную справедливость в обществе. Эта близость стала особенно заметна 15 октября [2011 г.], когда по 700 городам в 80 странах мира синхронно прокатилась волна протестов. Испанские «возмущенные» тоже были в этом ряду. Более того: если восстановить хронологию событий, Испания – точнее, центральная площадь Мадрида Пуэрта дель Соль – стала инициатором протестных движений в зоне стран давно консолидированной демократии, подхватив эстафету «арабской весны». «После Мадрида движение распространилось и охватило страну, Европу, мир. Возмущение возникло, сформировалось и, похоже, не исчезнет в демократических странах. В движении участвовали Париж, Лондон, Брюссель, Афины, Рим, Тель-Авив, Нью-Йорк, Сантьяго-де-Чили. Оно приобрело всемирный характер, подтверждением чему стало 15 октября», – писал испанский еженедельник «Cambio-16».

«Возмущенные» и испанское общество

Гражданское общество в Испании существовало всегда. На разных поворотах истории гордые и независимые по характеру испанцы нередко вступали в конфликт с государством, попиравшим их интересы, отстаивая своё человеческое достоинство. Немало взрывов гражданской активности было и в годы демократии. Некоторые из них (например, массовые манифестации против участия страны в войне с Ираком или после терактов в Мадриде в марте 2004 г.) на короткое время оказывались в центре общественного внимания, другие (протестные акции за достойное жильё, качественное медицинское обслуживание и образование) оставались незамеченными.

Но таких массовых и длительных проявлений гражданской активности, как нынче, испанская демократия ещё не знала. Дремавшие в годы глобального кризиса широкие общественные слои вдруг всколыхнулись. «Возмущённые» разбудили общество, заставив миллионы людей задуматься над условиями своего существования, приковав их внимание к проблемам, действительно требующим решений. Участники движения превратили бессилие и страх, овладевшие многими, в надежду на лучшее будущее. По словам испанского автора, протест, который вывел на улицы сотни тысяч людей, сопоставим с притягательной силой мощного магнита. У «возмущённых» есть свои лозунги, но каждый гражданин может добавить к ним собственные требования, так как «коллекция обид, нанесенных гражданам политиками, огромна».

Indignados-in-Madrid-007

Фото: Dani Pozo/AFP/Getty Images

В октябре 2011 г. 73% опрошенных испанцев считали, что «возмущённые» правы. 63% полагали, что протестное движение должно продолжаться, поскольку оно «отражает гнев людей последствиями кризиса, в котором они не виноваты, и разочарование действиями политиков по части защиты и представительства интересов граждан». Вместе с тем только 20% респондентов так или иначе участвовали в манифестациях и 8% – в работе ассамблей.

С наибольшей симпатией к «возмущённым» относятся молодёжь и сторонники левых партий, считающие, что у движения есть будущее. Доля поддерживающих движение среди электората ИСРП заметно выше, чем среди сторонников НП (79% против 55%). Немалая часть избирателей НП относится к движению сдержанно-скептически, прогнозируя его скорый закат. Некоторые видные деятели консервативного лагеря оценивают деятельность «возмущённых» чисто негативно. По мнению бывшего председателя правительства Испании и лидера НП Х.М. Аснара, это – «радикальное антисистемное движение, тесно связанное с крайне левыми». А председатель правительства автономного сообщества М.Э. Агирре видит в нем «зерно тоталитаризма».

Многие политические партии Испании, признав справедливость ряда требований «возмущённых», опасаются, что непартийное движение подорвет доверие к партиям и отнимет у них голоса избирателей. В ряде мест полиция, руководствуясь указаниями местных властей, выдворяла обитателей палаточных лагерей с площадей. В Барселоне в мае действия полиции привели к тому, что 121 человек получили лёгкие ранения.

Накануне выборов 20 ноября муниципалитет Мадрида запретил проведение манифестаций в 110 общественных местах, включая площадь Пуэрта дель Соль, где зародилось «Движение 15-М» (на автономных и муниципальных выборах в мае 2011 г. и всеобщих в 2008 г. число мест, запрещенных для проведения манифестаций, было, соответственно, на 42 и 45 меньше). Несмотря на запрет, за день до выборов сотни «возмущенных» собрались на Пуэрта дель Соль. Никаких столкновений с полицией не было.

Фото: Wikimedia/Montgomery

Фото: Wikimedia/Montgomery

Популярность движения пытаются использовать разные политические силы. Так, в ходе кампании по подготовке к внеочередным парламентским выборам 20 ноября 2011 г. была образована Партия гражданского движения 15 мая. Всеобщая ассамблея «возмущённых» отмежевалась от неё, подчеркнув, что «Движение 15-М с самого начала является непартийным». Присвоение новообразованной партией этого названия означает «отсутствие уважения» к «движению возмущённых». От её кандидатов потребовали отказа от использования названия движения.

«Движение возмущённых» оказало определенное влияние на результаты национальных и региональных выборов. Обратимся вначале к итогам автономных и муниципальных выборов, состоявшихся 22 мая – через неделю после того, как движение вышло на политическую сцену. Обследование, проведенное социологом из Севильи М. Хименесом Санчесом и основанное на результатах выборов в 89 муниципалитетах Испании с населением свыше 75 тыс. человек, свидетельствует, что влияние «возмущённых» весьма заметно. Доля проголосовавших «против всех» и опустивших в урны незаполненные бюллетени оказалась в 2011 г. самой большой после выборов 1987 г. По сравнению с предыдущими муниципальными выборами 2007 г. эта доля возросла, соответственно, на 127 и 157 тыс. (1,1%). За две ведущие партии было подано на 1 млн голосов (6%) меньше, причем наибольшие потери понесла ИСРП. Разумеется, отказ от заполнения бюллетеней и голосование «против всех» может объясняться разными причинами. Однако весь социально-политический контекст свидетельствует, что «возмущённые» внесли весомую лепту в этот критический настрой. Характерно также, что больше всего протестных голосов на выборах было в тех муниципалитетах, где они наиболее активно вели себя.

«Возмущённые» повлияли и на результаты внеочередных парламентских выборов, состоявшихся 20 ноября. Накануне выборов они призывали избирателей не голосовать за две ведущие партии Испании, обычно в совокупности собирающие свыше 80% голосов и контролирующие политический процесс. Их действия и призывы – наряду с целым рядом других факторов – привели к определённому результату. Традиционный бипартизм заметно ослаб. В 2011 г. НП и ИСРП собрали на 10,4% голосов меньше, чем на предыдущих парламентских выборах 2008 г. (73,5% против 83,8%). Конечно, решающую роль в этом сыграло беспрецедентное в истории испанской демократии поражение ИСРП, потерявшей 4,3 млн сторонников. Однако НП, завоевавшая абсолютное большинство мест в нижней палате парламента (186 из 350) и одержавшая самую большую победу в своей истории, набрала только на 600 тыс. голосов больше, чем в 2008 г. (между прочим, это на 400 тыс. голосов меньше, чем набрала ИСРП в 2008 г., когда она одержала победу, не получив абсолютного большинства в кортесах). Следы влияния «возмущённых» прослеживаются и в росте доли абсентеистов (с 26,1% в 2008 г. до 28,3% в 2008 г.), а также количества бюллетеней: незаполненных (с 1,1% до 1,4%) и «против всех» (с 0,6% до 1,3%) [46].

Источник — «Перспективы»


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


7 − = один

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

«Возмущённые»: новая форма социального протеста?

DSC_9065_Ciudadanos_indignados 15/03/2015

Мирный захват жителями Испании городских площадей ознаменовал превращение пассивных испанских обывателей в решительно настроенных граждан. Это гражданское движение сразу получило несколько названий — «Возмущённые» (Indignados), «Движение 15-М», — и стало испанским вариантом Occupy. Каков социальный и идейно-политический облик этого движения? Как оно влияет на политический процесс в стране и как соотносится с массовыми протестными выступлениями в других странах и регионах? Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник ИНИОН РАН Сергей ХЕНКИН попытался с этим скрупулёзно разобраться в своей статье «Движение возмущенных» в Испании:«новая форма социального протеста», написанной специально для портала «Перспективы» и опубликованной в декабре 2011 г., сопроводив свой материал хорошо подобранной фактологической базой и ссылками на «первоисточники».

Нами статья публикуется в сокращении — без «болевых точек» испанской модели развития и вышеуказанных ссылок (как, скажем, несколько затрудняющих чтение), — в достоверности изложенных фактов мы не сомневаемся, а «возмущённые» нам гораздо интересней как отдельный (сам по себе взятый) феномен, без анализа причин своего появления. Тем более, что испанские социально-экономические и социально-политические «язвы» не сильно напоминают наши, — ну, за исключением разве что коррупции.

А вспомнить о «Движении 15 мая» мы решили, во-первых, ввиду скоро наступающего 4-летия движения (какой-никакой, а юбилей!), а, во-вторых, в связи с тем, что на фоне продолжающихся до сих пор протестных мероприятий испанское общество неожиданно полевело. До такой степени, что возникшая на волне протестов «возмущённых» партия «Подемос» (Podemos) сначала провела пять депутатов в Европарламент, став одной из самых популярных политических сил в Испании (25–27% сторонников по соцопросам), а теперь с нетерпением ждёт ближайших выборов (парламентские выборы в Испании намечены на декабрь), чтобы потеснить традиционные политические силы — Народную партию (НП)  и ИСРП.

В этой связи особенно символичным представляется то, что лидера «Подемос» зовут Пабло ИГЛЕСИАС — так же, как и основателя партии испанских социалистов, — одной из тех, которые «Подемос» намеревается «подвинуть».

Spain-Podemos-Rally_OCo-800x533

_________

Сергей ХЕНКИН

«ДВИЖЕНИЕ ВОЗМУЩЁННЫХ» В ИСПАНИИ: НОВАЯ ФОРМА СОЦИАЛЬНОГО ПРОТЕСТА

В мае 2011 года улицы и площади 60 испанских городов заполнили десятки тысяч людей, требовавших изменения правительственной политики и проведения в стране глубоких политических и социально-экономических реформ. На центральных площадях столиц многих испанских автономий участники манифестаций разбили палаточные лагеря, в которых жили несколько недель.

Подобные выступления в городах Испании имели место и в дальнейшем. Эти протестные акции получили название «движение возмущённых». Массовость и долговременный характер движения свидетельствуют, что оно выражает интересы и чаяния многочисленных групп испанского общества. А 15 октября испанские «возмущённые» вышли на улицу уже как составная часть манифестаций протеста, охвативших многие страны мира.

Социальный и идейно-политический облик движения

«Движение возмущённых» возникло в общей атмосфере недовольства испанцев функционированием многих элементов политической и экономической системы. Датой его рождения считается 15 мая 2011 г., когда в ряде городов Испании прошли протестные манифестации. Их превращение в «Движение 15-М» произошло спонтанно: после завершения демонстраций многие люди решили продолжать протестовать, но были вытеснены с площадей полицией. Действия властей встретили сопротивление «возмущённых», вернувшихся на площади и разбивших здесь палаточные лагеря. По словам участников движения, мирный захват городских площадей ознаменовал превращение пассивных обывателей в критически настроенных граждан, стремящихся участвовать в политике глубоко и по-настоящему. «Возмущенные» предстали как субъект политики, показав, что не являются «товаром в руках политиков и банкиров».

Фото: Samuel Cossar-Gilbert

Фото: Samuel Cossar-Gilbert

Как и подобает общественному движению, «возмущённые» не имеют четких организационных рамок и определённого состава участников. По последнему показателю, «демонстрации 15-М» и «Движение 15-М» – далеко не одно и то же. Немало вышедших протестовать в этот день не участвовали в последующих акциях. В то же время многие обитатели палаточных лагерей не были участниками манифестаций 15 мая. Движение объединяет людей разных профессий, социального статуса, возрастов – работающих и безработных, домохозяек и иммигрантов, молодых и пожилых. Барьеры, отделяющие людей друг от друга в повседневной жизни, здесь сломаны.

Основную массу участников движения составляют молодые люди. Испанская молодежь шла к активным протестным акциям через разочарование в окружающей её реальности и осознание отсутствия жизненных перспектив. Желание действовать пришло не сразу. Долгое время будущие «возмущённые» разделяли конформистские настроения, пребывали в состоянии апатии, считая невозможным изменить существующее положение дел или повлиять на него. Вот типичное признание 27-летнего жителя Галисии, окончившего факультет политики и права, два года проработавшего, а затем ставшего безработным:

«Я принадлежу к поколению, годами жившему в миражах ирреальности и избалованному своими семьями, которые, отвергая авторитарные догмы франкизма и нужду, предлагали нам в изобилии материальное благосостояние, помощь, свободу, образование. Погруженные в эти миражи, многие думали, что у нас будет всё, что жизнь будет удовольствием… Но постепенно наступило пробуждение, иллюзиям пришел конец. И дело не только в кризисе. Долгое время мы бессильно наблюдали, как разрушается наше будущее – из-за массового распространения временных трудовых контрактов, жалких заработков, недостижимости приобретения собственного жилья… Наши иллюзии развеялись…».

Определённое представление о «возмущённых» даёт социологическое исследование мадридского фонда «Альтернатива». Оно проводилось в конце мая в г. Саламанке среди более 250 обитателей палаточных лагерей и участников ассамблей – общих собраний «возмущённых». Выводы во многом совпадают с заключениями экспертов в других городах Испании: большинство участников движения – люди в возрасте от 19 до 30 лет, имеющие университетское образование. 67% респондентов заявили, что они студенты. В целом речь идет о людях информированных и знающих о проблемах, с которыми сталкивается испанское общество. Это опровергает распространяемое рядом испанских СМИ представление о «возмущённых» как аполитичной, не занимающей опредёленной позиции части населения. Если по Испании в целом 20% избирателей не могут или не хотят определить своё место на шкале идеологической самоидентификации, то среди «возмущенных» эта цифра составляет всего 12%. На шкале самооценок, где цифра «1» соответствует крайне левой, а цифра «10» крайне правой позиции, их средний показатель составляет 2,84 балла.

Фото:

Фото: Alessia Grossi

Среди «возмущённых» выделяются две категории: «активные» и «нерегулярно участвующие». «Активные» – сторонники постоянных действий, работавшие в комиссиях и ночевавшие в палаточных лагерях. Они составили твёрдое ядро движения – примерно треть его участников. «Нерегулярно участвующие» относились к «активным» с одобрением и симпатией, хотя сами чаще всего не ночевали в палаточных лагерях и не посещали диспуты. На уже упоминавшейся идеологической шкале самооценок «активные» позиционируют себя по сравнению с нерегулярно участвующими как более левые.

Имея политические убеждения, «возмущённые» не участвуют в выборах, а если участвуют, то голосуют, как правило, не за ИСРП и НП, определяющие направление испанской политики, а за мелкие партии. В муниципальных выборах, состоявшихся 22 мая, во время активных протестных действий, участвовало лишь 56% «возмущённых», причем подавляющее большинство отдало голоса мелким партиям (79%), а еще 8% опустили в урны незаполненные бюллетени или испортили их.

«Возмущённые» резко критикуют испанскую демократию, основные партии и другие политические институты, которые, не представляя интересы граждан, превращают политический и избирательный процесс в пустой ритуал. Участники движения бичуют всё увеличивающуюся пропасть между господствующим меньшинством и огромным большинством населения, а также коррупцию, поразившую различные сферы общественной жизни. По их мнению, главные виновники всего этого – «политики, наши так называемые представители, действующие совместно с экономическими властями, которые контролируют политические партии. Рынки навязывают сокращение социальных расходов», — писала в мае 2011 г. испанская «Эль Паис».

В отличие от многих европейских стран, где массовые протестные действия стали реакцией на антикризисные меры жесткой экономии, в Испании «возмущённые» выступают, прежде всего, против политического управления экономическим кризисом. Массовым сознанием здесь овладела идея, что дело в политиках, которые переложили расходы по преодолению кризиса на граждан, а не на финансовый капитал, виновный в его развязывании. Примечательно, что в 2009–2011 гг. число испанцев, воспринимающих политиков и политические партии как «главные проблемы страны», выросло в два раза. Вопрос сокращения социальных расходов не стал для протестующих первоочередным. Люди, вышедшие на улицы, требуют, прежде всего, улучшения политической системы, совершенствования и углубления демократии. Они выступают за то, чтобы сделать испанскую демократию реальной. В понимании многих из них это означает действительное разделение властей, пропорциональную избирательную систему, новые формы гражданского участия. На манифестациях наиболее часто повторялся лозунг: «Нет, нет, они нас не представляют».

При этом «возмущённые» вовсе не отказываются от выдвижения социально-экономических требований. Они добиваются большей социальной справедливости, обвиняя банкиров и политиков в снижении заработной платы, распространении временных контрактов, повышении сроков выхода на пенсию, сокращении пенсионного обеспечения, увеличении налогов, урезании социальных услуг, но прежде всего – в существовании 5 млн безработных и 1,5 млн семей, не имеющих доходов.

123_tent-city17

Фото: Peter Crosby

«Возмущённые» глубоко обеспокоены не только ситуацией в Испании. Они высказываются за смену глобальной парадигмы развития, за то, чтобы «сделать распределение благ… между Севером и Югом более справедливым». Они требуют переориентации политики ЕС, который «превратился в инструмент на службе финансовых властей и крупных корпораций, полностью игнорирующий интересы европейских народов».

Цели движения глубоко гуманистичны. В центре политической и экономической жизни, по мнению «возмущённых», должна быть человеческая личность. «На нас лежит ответственность за перестройку мира, за то, чтобы сделать его лучше для тех, кто идет за нами», – считают они.

Заметим, что разумные и здравые предложения сочетаются у «возмущённых» с утопическими и анархистскими. Так, группа бунтарей шла на майской манифестации под транспарантом «Либертарного и автономного блока», на котором было написано: «Мы хотим всего. Мы хотим сейчас!» Другое их требование – «Политика без политиков. Вся власть ассамблеям!».

Для «возмущённых» характерен отказ от насильственных действий. По словам участников, «движение отвергает любой путь насилия». Возможно, они извлекли уроки из других выступлений (в Сиэтле, Праге, Женеве), где небольшие группы сторонников насильственных действий нанесли урон всему протестному движению. Массовые акции в Испании в целом проходили без каких-либо эксцессов. Исключением стал широко известный инцидент в Барселоне в июне, когда радикально настроенные молодые люди попытались помешать депутатам войти в здание местного парламента для обсуждения бюджета на 2011 г. Таким образом они выражали свой протест против запланированного в проекте бюджета сокращения социальных расходов. Акция сопровождалась оскорблениями в адрес депутатов и нанесением ущерба зданию парламента. 32 политика, в том числе председатель правительства каталонской автономии Артур Мас, смогли попасть в парламент только с помощью вертолёта и бронированных полицейских фургонов. Обитатели палаточного лагеря в Барселоне, равно как и «возмущённые» по всей Испании, отмежевались от этих действий. Разумеется, и среди «возмущённых» есть меньшинство, настроенное внесистемно. Но его представители в основном также выступают за ненасильственные действия, сознавая, что это даст больший эффект и большую поддержку.

Фото: Pablo Blazquez Dominguez / Getty Images

Фото: Pablo Blazquez Dominguez / Getty Images

Оcновная масса «возмущённых» борется за свои идеалы в рамках существующей общественной системы, стремясь развить демократический потенциал испанской конституции 1978 г. По словам участницы движения, преподавателя Клаудии Альварес, «нас называют антисистемной силой, стремясь опорочить. На это отвечаем: мы не против системы, это система против тебя». Испанский автор Б. де ла Куадра считает «движение возмущённых» «скорее демократическим, чем левым», поскольку оно не выдвигает традиционных для испанских левых требований отказа от монархии и замены её республикой, ограничения влияния католической церкви на государство, не ставит под вопрос рыночную экономику и не настаивает на усилении общественного сектора в ущерб частному.

«Возмущённые» по всей Испании стремятся координировать свои действия. В июне представители 25 городов (примерно половины из числа охваченных движением) достигли минимального консенсуса, включавшего в себя требования реформы избирательной системы и разработки законодательства по борьбе с коррупцией. В целом, однако, «возмущённые» сознают в своих действиях отсутствие конкретной и целостной идейно-политической платформы, неразработанность системы приоритетов в общенациональном масштабе. «Мы критикуем капитализм, а что делаем сами? Нужно бороться за конкретные цели, а мы от этого очень далеки», – говорит один из участников движения.

В определенном смысле можно сказать, что «возмущенные» чётко знают, чего не хотят, но не вполне представляют себе, чего хотят.

Социальное движение нового типа

Отличительная особенность «движения возмущённых» состоит в отсутствии организационного центра, лидеров и иерархии. Решающую роль в создании движения сыграли социальные сети. Виртуальное общение многократно усилило мобилизующую роль организаций гражданского общества «Реальная демократия сейчас», «Молодежь без будущего» и других, звавших людей на улицы. Опыт Испании показал возможности Интернета в кратчайшие сроки с минимальными затратами мобилизовать большие группы населения. Ещё вчера совершенно незнакомые люди разных профессий и возрастов объединились в борьбе за общие интересы.

В ходе опросов большинство участников заявляли, что примкнули к движению благодаря социальным сетям. Иерархия причин, побуждающих людей участвовать в массовом протестном движении, выглядит так: возможность выразить свое возмущение; «изучение несправедливостей существующей системы»; «изучение того, как достичь консенсуса»; «изучение механизмов функционирования социального движения»; «знакомство с интересными людьми»».

Фото: EFE

Фото: EFE

Формы деятельности «возмущённых» – ассамблеи, а также комиссии, обсуждающие положение дел в определённых сферах (экономика, образование, положение женщин, экология и др.) и разрабатывающие предложения. Основными территориальными единицами, где проходили ассамблеи, были муниципалитеты и городские кварталы. Только в Мадриде в «движение возмущённых» были вовлечены 80 муниципалитетов и 41 городской квартал. На площадях, где проводятся ассамблеи, нет старших. Каждый может выступить и изложить свою точку зрения, царят полное равенство, атмосфера доброжелательности и взаимного уважения. Решения принимаются на основе консенсуса. «Площадь – это пространство для протеста и предложений. Это своего рода гигантская школа, в которой люди различных возрастов учатся не кричать, слушать, принимать во внимание иные точки зрения и участвовать в работе ассамблей», – говорит 20-летняя студентка. На площадях начала складываться специфическая протестная субкультура, отличительные признаки которой – плакаты, листовки, гитары, песни.

Отношения в движении строятся по горизонтальному принципу (в противовес вертикальному, доминирующему в традиционных партиях и организациях). По существу, «возмущённые» стремятся к «прямой демократии», полагая, что чем меньше регулирования и посредников между управляющими и управляемыми, тем лучше. Участники движения высоко оценивают роль ассамблей, считая их отличительной чертой «принятие решений всеми». К достоинствам ассамблей относят то, что они «вызывают чувство принадлежности к группе», а также «побуждают к собственным размышлениям по проблемам, представляющим общий интерес».

Казалось бы, ассамблеи создают самые благоприятные условия для демократического обсуждения и принятия решений. Однако на практике выявляются серьёзные проблемы. Во-первых, ассамблеи встают на путь превращения в бюрократические структуры. Их проведение становится ритуалом, чем-то сакральным. На них обсуждаются все вопросы, в том числе практического характера, вовсе не требующие обсуждения. К обюрокрачиванию ассамблей ведет также создание ими многочисленных комиссий и подкомиссий. В числе главных недостатков ассамблей опрошенные «возмущённые» называли «отсутствие быстроты в принятии решений» (60,2%), «трудности координации с другими регионами» (30,9%), «монополизация дискурса немногими людьми» (20,1%). Один из активистов движения заметил, что «всё больше людей отдалялись от движения, полагая, что ассамблеи не очень эффективны».

Фото: Colin Brooks

Фото: Colin Brooks

Во-вторых, столь же «священной» становится необходимость всеобщего согласия по обсуждаемым вопросам. Между тем достижение консенсуса (его не следует путать с единомыслием) оказывается делом трудным, так как нередко есть несогласное меньшинство, блокирующее принятие решений. В результате воля большинства не может быть проведена в жизнь.

Возникает принципиально важный вопрос: служит ли «движение возмущённых», основанное на горизонтальных связях, развитию демократии или, напротив, создает на её пути проблемы?

Примечательно, что среди «возмущенных» существуют разногласия в отношении организационных форм их действий. Одни отстаивают самостоятельность движения, видя в нем «зародыш горизонтальной революции». Другие, напротив, заявляют о необходимости превратить его в политическую партию и стремятся к контактам с левыми силами.

Можно ли провести аналогию между «движением возмущённых» и массовыми движениями протеста в арабских странах, проходившими примерно в то же время? Безусловно, «арабская весна» повлияла на зарождение протестного движения в Испании. Об этом говорят многие «возмущённые». Оба феномена имеют общие признаки: мобилизация широких слоёв населения через Интернет, «символический» захват площадей, массовое участие молодёжи, лишенной жизненных перспектив. Однако есть и принципиальное различие. В арабских странах население протестовало против авторитарных порядков, требуя демократизации; в Испании же речь идет об улучшении, совершенствовании уже давно существующей демократии.

Трудно согласиться и с аналогией между «возмущёнными» и участниками событий в мае 1968 г. во Франции. Если французская молодежь, протестуя против пороков системы, была вполне удовлетворена своим социально-экономическим положением (впоследствии немало бунтарей стали респектабельными буржуа), то в Испании на улицы вышли представители «потерянного поколения», разочарованные в жизни и не имеющие перспектив.

Фото: Euronews

Фото: Euronews

«Возмущённые», при всей специфичности, ближе скорее к антиглобалистским движениям, выступающим против господства финансового капитала, за социальную справедливость в обществе. Эта близость стала особенно заметна 15 октября [2011 г.], когда по 700 городам в 80 странах мира синхронно прокатилась волна протестов. Испанские «возмущенные» тоже были в этом ряду. Более того: если восстановить хронологию событий, Испания – точнее, центральная площадь Мадрида Пуэрта дель Соль – стала инициатором протестных движений в зоне стран давно консолидированной демократии, подхватив эстафету «арабской весны». «После Мадрида движение распространилось и охватило страну, Европу, мир. Возмущение возникло, сформировалось и, похоже, не исчезнет в демократических странах. В движении участвовали Париж, Лондон, Брюссель, Афины, Рим, Тель-Авив, Нью-Йорк, Сантьяго-де-Чили. Оно приобрело всемирный характер, подтверждением чему стало 15 октября», – писал испанский еженедельник «Cambio-16».

«Возмущенные» и испанское общество

Гражданское общество в Испании существовало всегда. На разных поворотах истории гордые и независимые по характеру испанцы нередко вступали в конфликт с государством, попиравшим их интересы, отстаивая своё человеческое достоинство. Немало взрывов гражданской активности было и в годы демократии. Некоторые из них (например, массовые манифестации против участия страны в войне с Ираком или после терактов в Мадриде в марте 2004 г.) на короткое время оказывались в центре общественного внимания, другие (протестные акции за достойное жильё, качественное медицинское обслуживание и образование) оставались незамеченными.

Но таких массовых и длительных проявлений гражданской активности, как нынче, испанская демократия ещё не знала. Дремавшие в годы глобального кризиса широкие общественные слои вдруг всколыхнулись. «Возмущённые» разбудили общество, заставив миллионы людей задуматься над условиями своего существования, приковав их внимание к проблемам, действительно требующим решений. Участники движения превратили бессилие и страх, овладевшие многими, в надежду на лучшее будущее. По словам испанского автора, протест, который вывел на улицы сотни тысяч людей, сопоставим с притягательной силой мощного магнита. У «возмущённых» есть свои лозунги, но каждый гражданин может добавить к ним собственные требования, так как «коллекция обид, нанесенных гражданам политиками, огромна».

Indignados-in-Madrid-007

Фото: Dani Pozo/AFP/Getty Images

В октябре 2011 г. 73% опрошенных испанцев считали, что «возмущённые» правы. 63% полагали, что протестное движение должно продолжаться, поскольку оно «отражает гнев людей последствиями кризиса, в котором они не виноваты, и разочарование действиями политиков по части защиты и представительства интересов граждан». Вместе с тем только 20% респондентов так или иначе участвовали в манифестациях и 8% – в работе ассамблей.

С наибольшей симпатией к «возмущённым» относятся молодёжь и сторонники левых партий, считающие, что у движения есть будущее. Доля поддерживающих движение среди электората ИСРП заметно выше, чем среди сторонников НП (79% против 55%). Немалая часть избирателей НП относится к движению сдержанно-скептически, прогнозируя его скорый закат. Некоторые видные деятели консервативного лагеря оценивают деятельность «возмущённых» чисто негативно. По мнению бывшего председателя правительства Испании и лидера НП Х.М. Аснара, это – «радикальное антисистемное движение, тесно связанное с крайне левыми». А председатель правительства автономного сообщества М.Э. Агирре видит в нем «зерно тоталитаризма».

Многие политические партии Испании, признав справедливость ряда требований «возмущённых», опасаются, что непартийное движение подорвет доверие к партиям и отнимет у них голоса избирателей. В ряде мест полиция, руководствуясь указаниями местных властей, выдворяла обитателей палаточных лагерей с площадей. В Барселоне в мае действия полиции привели к тому, что 121 человек получили лёгкие ранения.

Накануне выборов 20 ноября муниципалитет Мадрида запретил проведение манифестаций в 110 общественных местах, включая площадь Пуэрта дель Соль, где зародилось «Движение 15-М» (на автономных и муниципальных выборах в мае 2011 г. и всеобщих в 2008 г. число мест, запрещенных для проведения манифестаций, было, соответственно, на 42 и 45 меньше). Несмотря на запрет, за день до выборов сотни «возмущенных» собрались на Пуэрта дель Соль. Никаких столкновений с полицией не было.

Фото: Wikimedia/Montgomery

Фото: Wikimedia/Montgomery

Популярность движения пытаются использовать разные политические силы. Так, в ходе кампании по подготовке к внеочередным парламентским выборам 20 ноября 2011 г. была образована Партия гражданского движения 15 мая. Всеобщая ассамблея «возмущённых» отмежевалась от неё, подчеркнув, что «Движение 15-М с самого начала является непартийным». Присвоение новообразованной партией этого названия означает «отсутствие уважения» к «движению возмущённых». От её кандидатов потребовали отказа от использования названия движения.

«Движение возмущённых» оказало определенное влияние на результаты национальных и региональных выборов. Обратимся вначале к итогам автономных и муниципальных выборов, состоявшихся 22 мая – через неделю после того, как движение вышло на политическую сцену. Обследование, проведенное социологом из Севильи М. Хименесом Санчесом и основанное на результатах выборов в 89 муниципалитетах Испании с населением свыше 75 тыс. человек, свидетельствует, что влияние «возмущённых» весьма заметно. Доля проголосовавших «против всех» и опустивших в урны незаполненные бюллетени оказалась в 2011 г. самой большой после выборов 1987 г. По сравнению с предыдущими муниципальными выборами 2007 г. эта доля возросла, соответственно, на 127 и 157 тыс. (1,1%). За две ведущие партии было подано на 1 млн голосов (6%) меньше, причем наибольшие потери понесла ИСРП. Разумеется, отказ от заполнения бюллетеней и голосование «против всех» может объясняться разными причинами. Однако весь социально-политический контекст свидетельствует, что «возмущённые» внесли весомую лепту в этот критический настрой. Характерно также, что больше всего протестных голосов на выборах было в тех муниципалитетах, где они наиболее активно вели себя.

«Возмущённые» повлияли и на результаты внеочередных парламентских выборов, состоявшихся 20 ноября. Накануне выборов они призывали избирателей не голосовать за две ведущие партии Испании, обычно в совокупности собирающие свыше 80% голосов и контролирующие политический процесс. Их действия и призывы – наряду с целым рядом других факторов – привели к определённому результату. Традиционный бипартизм заметно ослаб. В 2011 г. НП и ИСРП собрали на 10,4% голосов меньше, чем на предыдущих парламентских выборах 2008 г. (73,5% против 83,8%). Конечно, решающую роль в этом сыграло беспрецедентное в истории испанской демократии поражение ИСРП, потерявшей 4,3 млн сторонников. Однако НП, завоевавшая абсолютное большинство мест в нижней палате парламента (186 из 350) и одержавшая самую большую победу в своей истории, набрала только на 600 тыс. голосов больше, чем в 2008 г. (между прочим, это на 400 тыс. голосов меньше, чем набрала ИСРП в 2008 г., когда она одержала победу, не получив абсолютного большинства в кортесах). Следы влияния «возмущённых» прослеживаются и в росте доли абсентеистов (с 26,1% в 2008 г. до 28,3% в 2008 г.), а также количества бюллетеней: незаполненных (с 1,1% до 1,4%) и «против всех» (с 0,6% до 1,3%) [46].

Источник — «Перспективы»

By
@
backtotop