«Новый» Маркс шагает по Европе

Главная политэкономическая сенсация последних лет — книга профессора Высшей школы социальных наук и Парижской школы экономики Тома ПИКЕТТИ, который недавно отказался от ордена Почётного легиона и которого уже прозвали «новым» Марксом (поспешно — по мнению некоторых; Маркса «старого», во всяком случае, пока отбрасывать рано — так считает, например, Дэвид Харви). Книга, естественно,  называется «Капитал» («Капитал в XXI веке», если точнее) и она объясняет, почему современный капитализм возвращается к домарксовому неравенству, одновременно пытаясь понять, что с этим всем нам теперь делать. Автор «Огонька» Александр АНИЧКИН — о новом «Капитале» и его («Капитала») авторе в материале «Вызов слева». Статья публикуется в сокращении.

Пикетти

Фото: Reuters

Все смешалось в западном дискурсе. Раньше говорили об экономических свободах и о совместном процветании. Теперь — об опасном неравенстве в распределении богатств.

Папа римский и архиепископ Кентерберийский то и дело напоминают об этом… Чуть ли не главной новостью со Всемирного экономического форума в Давосе этой зимой стал доклад международной благотворительной организации «Оксфам», в котором подсчитано: к 2016-му 1% самых богатых в мире будет богаче, чем все их современники. Впрочем, уже сейчас каких-то 85 человек обладают тем же состоянием, что и половина населения планеты,— 3,5 млрд человек.

И наконец, общеевропейское потрясение: к власти в Греции пришёл леворадикальный, неомарксистский блок «Сириза». В Испании, по опросам, лидирует аналогичное политическое движение Podemos. Конечно, Греция и Испания — не первые страны в Европе. Конечно, протестный электорат имеется и на правом политическом фланге и он тоже силён. И тем не менее: в воздухе явно носится аромат «новой левой идеи».

Казалось бы, марксизм как работоспособную политэкономическую идеологию похоронили давно. И вот — снова. Как в старом анекдоте про очень похожего на Маркса человека, которого попросили сбрить бороду. А тот ответил: «Бороду сбрить можно, а мысли, мысли куда девать?»

Этот показательный рост левых движений связывают с навязанным ЕС (по мнению многих, Германией) режимом жёсткой экономии. И хотя вроде должно быть ясно как день, что в ситуации, когда не хватает денег, нужно сначала зарабатывать, а потом тратить, согласны с этим не все.

В своё время часто цитировали Маркса: идея только тогда становится материальной силой, когда овладевает массами. Так что же за идея овладела массами сейчас?

Прежде чем рассказать об этом, уточним: у идеи этой есть автор — француз Тома Пикетти. Это его называют «новым» Марксом и ему прочат Нобелевку по экономике.

Новый автор для нового «Капитала»

На Новый год во Франции вышел скандал. Экономист Тома Пикетти отказался от высшей награды — ордена Почётного легиона. Прозвучало как пощёчина власти — кавалеров Легиона утверждает лично президент Франции…

Отказ от высшей награды родины — случай исключительный. Это всегда протест против существующего порядка, и тут Тома Пикетти… в весьма достойной компании. За всю историю Почётного легиона, учрежденного Наполеоном еще в 1802 году, от ордена отказывались французы, имена которых и без всяких наград внесены в Пантеон. Среди них и посмеявшиеся над затеей Наполеона революционеры — маркиз де Лафайетт и Жан Виктор Моро, маршал революционной Франции, ставший фельдмаршалом Российской империи. В списке отказавшихся также Пьер и Мария Кюри, композиторы Берлиоз и Равель, писатели Жорж Санд, Мопассан, три великих философа-экзистенциалиста — Симона де Бовуар, Сартр и Камю, а заодно и один из секс-символов Франции Брижит Бардо.

Как же попал в эту компанию профессор Парижской школы экономики Тома Пикетти? Гуляет версия, что он просто отомстил президенту Олланду за то, что при нём власти потихоньку отбросили его, Пикетти, экономические идеи как неосуществимые. В самом деле, это с именем Пикетти связывают идею ввести 75-процентный налог на доходы свыше миллиона евро… К слову, этот тезис был одним из главных предвыборных лозунгов Олланда, но лозунг спустили на тормозах, а недавно и вовсе отбросили. И всё же сводить резоны Пикетти лишь к личным мотивам не стоит, а его разочарование в нынешнем левом режиме искреннее.

Показательно, что книга французского экономиста стала и мировым бестселлером — после публикации на английском языке продано полмиллиона экземпляров (общий тираж — полтора миллиона)! На книжном сайте «Амазон» новый «Капитал» возглавлял даже общий список бестселлеров, включая и художественную литературу. При том, что это —  увесистое, сугубо академическое издание, с многочисленными графиками вместо картинок… «Капитал в XXI веке» стал главной сенсацией прошлого года.

«Богатеют все!» Или нет?

Тома Пикетти задумал свою работу в 22 года, начинающим аспирантом. Ко времени завершения книги он уже был ведущим профессором Парижской школы экономики, созданной в 2006-м как центр, соперничающий с авторитетной Лондонской школой экономики. Пикетти превратился в звезду. Дискуссии с ним собирают огромные аудитории, в том числе на ТВ и в интернете.

Так что же такого открыл «новый» Маркс?

Для начала он задумался над тем, как сегодня понимать, что такое капитал. Капитал — это любая собственность, которая может давать доход «владельцу заводов, газет, пароходов» и, конечно, домов, земель, акций, облигаций и так далее. Иногда бывает, что упорный труд дает состояние. Изредка — удача и талант. Чаще всего богатыми просто рождаются. Собственность распределяется неравномерно, у одних больше, у других меньше, у третьих, можно сказать, вообще ничего.

Но как именно неравномерно? И как эта неравномерность со временем меняется?

Французский экономист показывает: в течение всего XIX века богатые богатели быстрее всех остальных. В Англии, например, за 100 лет, к началу ХХ века, стоимость капиталов выросла в семь раз больше, чем стоимость национального продукта. Этот тренд изменился в XX веке. Не сам по себе, в результате мировых войн, революций, Великой депрессии 1930-х и падения колониальных империй богатейшие состояния пострадали, и разрыв перестал быть таким разительным, каким был до этого.

Далее, в течение послевоенных десятилетий происходило восстановление и реструктуризация экономики параллельно с сознательными политическими усилиями — установлением в ведущих индустриальных странах более или менее социальных рыночных хозяйств с их высоким уровнем налогов и социальных платежей. Итог: разрыв в распределении богатств перестал увеличиваться так же стремительно, как в XVIII-XIX веках.

Это относительное равновесие сохранялось до начала 1980-х. Тогда в Советском Союзе произошла быстрая смена престарелых генсеков и грянула перестройка с видом на сытое капиталистическое будущее. А на Западе случилась другая «революция» — пришло «новое мышление» Тэтчер и Рейгана, неолиберальная логика, которая гласила, что экономике для роста нужно больше свободы и меньше налогов. Чем ниже налоги, тем больше деловой активности, а значит, и общая сумма уплаченных налогов тоже растет. Если будет больше богатых, то и бедных будет меньше — богатеем все. Многим, в том числе и в СССР, казалось, что в этом что-то есть.

Но вот — внимание! — по выкладкам Пикетти как раз в это время ломается тренд в относительно пропорциональном росте благосостояния разных групп населения. С начала 1980-х вновь появляется все расходящаяся вилка: капитал снова начинает расти быстрее темпов роста экономики и, таким образом, состояние богатого меньшинства начинает вновь отрываться от бедных и даже средних слоев.

Пикетти прослеживает эту тенденцию и делает революционный вывод: то, что прибыль от капитала во всех формах растет быстрее, чем растет экономика,— это и есть общее правило. А «общее процветание» в течение нескольких послевоенных десятилетий — это исключение, а не новое достижение западной социально-экономической модели.

Из этого далее следует, что богатые обречены становиться богаче, а остальные оставаться там же, где и были, — или даже беднеть. Неравенство при капитализме, получается, не только не сглаживается, но растёт — оно вмонтировано в его социально-экономическую модель. Возвращение к относительному экономическому равенству происходит только в периоды геополитических катастроф ХХ века и времени преодоления их последствий. А потом капитализм снова показывает своё хищное лицо.

Взять и не поделить

Казалось бы, ну и что. Богатеют и пусть богатеют. У кого нет стойкой аллергии на старый советский дискурс, что «бедные становятся всё беднее, а богатые всё богаче»? И на Западе от социализма привыкли отмахиваться как от отдаленной мечты.

И все же, если все так, как описывает Пикетти, то как же с идеей о том, что каждый может стать миллионером? А «американская мечта»: трудись упорно и творчески — и всё у тебя будет? Или как недавно у нас в России один высокий чин поучал: оторви зад от дивана и вкалывай — всё будет. Чем больше экономический пирог, тем больше всем достается? Так вот нет, по выкладкам «нового» Маркса выходит, что всё вовсе не так.

И что же теперь делать?…

Пикетти не требует установления диктатуры пролетариата и радикального передела собственности. Одна из его идей — глобальный налог на богатство, перераспределение, которое бы снизило вопиющее неравенство в доходах. Не только во имя справедливости, но и потому, что такое перераспределение будет стимулировать экономику больше, чем концентрация богатств в руках кучки людей.

Разумеется, о выкладках и идеях французского экономиста с момента их обнародования яростно спорят. Тем не менее, факт налицо: на левом фланге политэкономической мысли появилась «новая большая идея». По словам экономиста-нобелевца Пола Кругмана, это «важнейшая экономическая книга года (речь о 2104-м.— «О»), а может быть, и десятилетия«. Брошен вызов идеям свободного рынка, лежавшим в основе «тэтчеровской революции» и рейганомики. Идеям, настолько утвердившимся, что даже и на левом фланге их боялись оспаривать — тогда прощай надежды выиграть выборы. Рассказывают, когда Тэтчер, уже в преклонном возрасте, спросили, что она считает главным в своем наследии, не потерявшая остроумия железная леди ответила: Тони Блэр с его «новым лейборизмом». Только сейчас британские левые с трудом пытаются нащупать, как вернуться к своим социалистическим корням…

Левые идут!

Книга, внезапно получающая признание благодарных современников, — это ведь не подвиг одиночки-отшельника. Нужно, чтобы были задеты какие-то струны… Работа вызвала такой широкий отклик, потому что попала в точку, как в свое время попал в точку Фрэнсис Фукуяма с его «Концом истории». Фукуяма тогда в падении СССР увидел не крупнейшую «геополитическую катастрофу», а шанс миру успокоиться и объединиться на едином подходе к устройству планеты. Том самом, который пробили Рейган и Тэтчер — государства должно быть мало, люди сами способны стоять на ногах, а экономику и социальную сферу устроит свободное рыночное соревнование. С тех пор с Фукуямой левые много спорили, да и сам он свои взгляды пересмотрел. И все же «большой левой идеи», какой был марксизм, не обнаруживалось. До сих пор.

Теперь вот есть «Капитал» Пикетти. Он появился в обстоятельствах, как нельзя более благоприятных: мировой финансово-экономический кризис. Выяснилось, что толчком к нему послужили спекуляции c полуфантастическими «финансовыми продуктами». Крупнейшие банки попались на бессовестных махинациях. Крупнейшие международные корпорации — на беспардонном уходе от налогов. Началось международное движение Occupy!…

Лозунгом «оккупайцев» был «We are the 99%» — «Мы — 99%». То есть мы, 99% населения, расплачиваемся за выкрутасы 1%. И хотя сама хлесткая фраза принадлежит другому экономисту, американцу Джозефу Стиглицу, с появлением «Капитала» лозунг обрел новую силу.

Бестселлером в Европе одновременно с книгой стала майка с портретом «старого» Маркса и надписью: «А я вас предупреждал, что так всё и будет». В Лондоне вновь оживление в забытых было магазинах социалистической книги, причем особенно резво идут популярные издания для детей. Далее — победа левых в Греции и предвкушение того, что она может повториться в Испании.

Словом, призрак Маркса вернулся. Во всяком случае, по Европе снова бродит что-то очень похожее на него.

«Огонёк». №6 от 16.02.2015. С. 22-23.

Источник — Ъ-Огонёк

_____________

Читайте по теме:

Дэвид ХАРВИ. Впечатления от «Капитала» Томаса Пикетти

Пол КРУГМАН. Неудавшаяся критика Пикетти

Почему 700-страничная книга Томаса Пикетти стала бестселлером?

Книга, которую должен прочитать каждый «плутократ»

10 высказываний Томаса Пикетти — о том, почему экономическое неравенство — главная проблема этого века

 


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


+ шесть = 9

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

«Новый» Маркс шагает по Европе

пикетти 2 28/02/2015

Главная политэкономическая сенсация последних лет — книга профессора Высшей школы социальных наук и Парижской школы экономики Тома ПИКЕТТИ, который недавно отказался от ордена Почётного легиона и которого уже прозвали «новым» Марксом (поспешно — по мнению некоторых; Маркса «старого», во всяком случае, пока отбрасывать рано — так считает, например, Дэвид Харви). Книга, естественно,  называется «Капитал» («Капитал в XXI веке», если точнее) и она объясняет, почему современный капитализм возвращается к домарксовому неравенству, одновременно пытаясь понять, что с этим всем нам теперь делать. Автор «Огонька» Александр АНИЧКИН — о новом «Капитале» и его («Капитала») авторе в материале «Вызов слева». Статья публикуется в сокращении.

Пикетти

Фото: Reuters

Все смешалось в западном дискурсе. Раньше говорили об экономических свободах и о совместном процветании. Теперь — об опасном неравенстве в распределении богатств.

Папа римский и архиепископ Кентерберийский то и дело напоминают об этом… Чуть ли не главной новостью со Всемирного экономического форума в Давосе этой зимой стал доклад международной благотворительной организации «Оксфам», в котором подсчитано: к 2016-му 1% самых богатых в мире будет богаче, чем все их современники. Впрочем, уже сейчас каких-то 85 человек обладают тем же состоянием, что и половина населения планеты,— 3,5 млрд человек.

И наконец, общеевропейское потрясение: к власти в Греции пришёл леворадикальный, неомарксистский блок «Сириза». В Испании, по опросам, лидирует аналогичное политическое движение Podemos. Конечно, Греция и Испания — не первые страны в Европе. Конечно, протестный электорат имеется и на правом политическом фланге и он тоже силён. И тем не менее: в воздухе явно носится аромат «новой левой идеи».

Казалось бы, марксизм как работоспособную политэкономическую идеологию похоронили давно. И вот — снова. Как в старом анекдоте про очень похожего на Маркса человека, которого попросили сбрить бороду. А тот ответил: «Бороду сбрить можно, а мысли, мысли куда девать?»

Этот показательный рост левых движений связывают с навязанным ЕС (по мнению многих, Германией) режимом жёсткой экономии. И хотя вроде должно быть ясно как день, что в ситуации, когда не хватает денег, нужно сначала зарабатывать, а потом тратить, согласны с этим не все.

В своё время часто цитировали Маркса: идея только тогда становится материальной силой, когда овладевает массами. Так что же за идея овладела массами сейчас?

Прежде чем рассказать об этом, уточним: у идеи этой есть автор — француз Тома Пикетти. Это его называют «новым» Марксом и ему прочат Нобелевку по экономике.

Новый автор для нового «Капитала»

На Новый год во Франции вышел скандал. Экономист Тома Пикетти отказался от высшей награды — ордена Почётного легиона. Прозвучало как пощёчина власти — кавалеров Легиона утверждает лично президент Франции…

Отказ от высшей награды родины — случай исключительный. Это всегда протест против существующего порядка, и тут Тома Пикетти… в весьма достойной компании. За всю историю Почётного легиона, учрежденного Наполеоном еще в 1802 году, от ордена отказывались французы, имена которых и без всяких наград внесены в Пантеон. Среди них и посмеявшиеся над затеей Наполеона революционеры — маркиз де Лафайетт и Жан Виктор Моро, маршал революционной Франции, ставший фельдмаршалом Российской империи. В списке отказавшихся также Пьер и Мария Кюри, композиторы Берлиоз и Равель, писатели Жорж Санд, Мопассан, три великих философа-экзистенциалиста — Симона де Бовуар, Сартр и Камю, а заодно и один из секс-символов Франции Брижит Бардо.

Как же попал в эту компанию профессор Парижской школы экономики Тома Пикетти? Гуляет версия, что он просто отомстил президенту Олланду за то, что при нём власти потихоньку отбросили его, Пикетти, экономические идеи как неосуществимые. В самом деле, это с именем Пикетти связывают идею ввести 75-процентный налог на доходы свыше миллиона евро… К слову, этот тезис был одним из главных предвыборных лозунгов Олланда, но лозунг спустили на тормозах, а недавно и вовсе отбросили. И всё же сводить резоны Пикетти лишь к личным мотивам не стоит, а его разочарование в нынешнем левом режиме искреннее.

Показательно, что книга французского экономиста стала и мировым бестселлером — после публикации на английском языке продано полмиллиона экземпляров (общий тираж — полтора миллиона)! На книжном сайте «Амазон» новый «Капитал» возглавлял даже общий список бестселлеров, включая и художественную литературу. При том, что это —  увесистое, сугубо академическое издание, с многочисленными графиками вместо картинок… «Капитал в XXI веке» стал главной сенсацией прошлого года.

«Богатеют все!» Или нет?

Тома Пикетти задумал свою работу в 22 года, начинающим аспирантом. Ко времени завершения книги он уже был ведущим профессором Парижской школы экономики, созданной в 2006-м как центр, соперничающий с авторитетной Лондонской школой экономики. Пикетти превратился в звезду. Дискуссии с ним собирают огромные аудитории, в том числе на ТВ и в интернете.

Так что же такого открыл «новый» Маркс?

Для начала он задумался над тем, как сегодня понимать, что такое капитал. Капитал — это любая собственность, которая может давать доход «владельцу заводов, газет, пароходов» и, конечно, домов, земель, акций, облигаций и так далее. Иногда бывает, что упорный труд дает состояние. Изредка — удача и талант. Чаще всего богатыми просто рождаются. Собственность распределяется неравномерно, у одних больше, у других меньше, у третьих, можно сказать, вообще ничего.

Но как именно неравномерно? И как эта неравномерность со временем меняется?

Французский экономист показывает: в течение всего XIX века богатые богатели быстрее всех остальных. В Англии, например, за 100 лет, к началу ХХ века, стоимость капиталов выросла в семь раз больше, чем стоимость национального продукта. Этот тренд изменился в XX веке. Не сам по себе, в результате мировых войн, революций, Великой депрессии 1930-х и падения колониальных империй богатейшие состояния пострадали, и разрыв перестал быть таким разительным, каким был до этого.

Далее, в течение послевоенных десятилетий происходило восстановление и реструктуризация экономики параллельно с сознательными политическими усилиями — установлением в ведущих индустриальных странах более или менее социальных рыночных хозяйств с их высоким уровнем налогов и социальных платежей. Итог: разрыв в распределении богатств перестал увеличиваться так же стремительно, как в XVIII-XIX веках.

Это относительное равновесие сохранялось до начала 1980-х. Тогда в Советском Союзе произошла быстрая смена престарелых генсеков и грянула перестройка с видом на сытое капиталистическое будущее. А на Западе случилась другая «революция» — пришло «новое мышление» Тэтчер и Рейгана, неолиберальная логика, которая гласила, что экономике для роста нужно больше свободы и меньше налогов. Чем ниже налоги, тем больше деловой активности, а значит, и общая сумма уплаченных налогов тоже растет. Если будет больше богатых, то и бедных будет меньше — богатеем все. Многим, в том числе и в СССР, казалось, что в этом что-то есть.

Но вот — внимание! — по выкладкам Пикетти как раз в это время ломается тренд в относительно пропорциональном росте благосостояния разных групп населения. С начала 1980-х вновь появляется все расходящаяся вилка: капитал снова начинает расти быстрее темпов роста экономики и, таким образом, состояние богатого меньшинства начинает вновь отрываться от бедных и даже средних слоев.

Пикетти прослеживает эту тенденцию и делает революционный вывод: то, что прибыль от капитала во всех формах растет быстрее, чем растет экономика,— это и есть общее правило. А «общее процветание» в течение нескольких послевоенных десятилетий — это исключение, а не новое достижение западной социально-экономической модели.

Из этого далее следует, что богатые обречены становиться богаче, а остальные оставаться там же, где и были, — или даже беднеть. Неравенство при капитализме, получается, не только не сглаживается, но растёт — оно вмонтировано в его социально-экономическую модель. Возвращение к относительному экономическому равенству происходит только в периоды геополитических катастроф ХХ века и времени преодоления их последствий. А потом капитализм снова показывает своё хищное лицо.

Взять и не поделить

Казалось бы, ну и что. Богатеют и пусть богатеют. У кого нет стойкой аллергии на старый советский дискурс, что «бедные становятся всё беднее, а богатые всё богаче»? И на Западе от социализма привыкли отмахиваться как от отдаленной мечты.

И все же, если все так, как описывает Пикетти, то как же с идеей о том, что каждый может стать миллионером? А «американская мечта»: трудись упорно и творчески — и всё у тебя будет? Или как недавно у нас в России один высокий чин поучал: оторви зад от дивана и вкалывай — всё будет. Чем больше экономический пирог, тем больше всем достается? Так вот нет, по выкладкам «нового» Маркса выходит, что всё вовсе не так.

И что же теперь делать?…

Пикетти не требует установления диктатуры пролетариата и радикального передела собственности. Одна из его идей — глобальный налог на богатство, перераспределение, которое бы снизило вопиющее неравенство в доходах. Не только во имя справедливости, но и потому, что такое перераспределение будет стимулировать экономику больше, чем концентрация богатств в руках кучки людей.

Разумеется, о выкладках и идеях французского экономиста с момента их обнародования яростно спорят. Тем не менее, факт налицо: на левом фланге политэкономической мысли появилась «новая большая идея». По словам экономиста-нобелевца Пола Кругмана, это «важнейшая экономическая книга года (речь о 2104-м.— «О»), а может быть, и десятилетия«. Брошен вызов идеям свободного рынка, лежавшим в основе «тэтчеровской революции» и рейганомики. Идеям, настолько утвердившимся, что даже и на левом фланге их боялись оспаривать — тогда прощай надежды выиграть выборы. Рассказывают, когда Тэтчер, уже в преклонном возрасте, спросили, что она считает главным в своем наследии, не потерявшая остроумия железная леди ответила: Тони Блэр с его «новым лейборизмом». Только сейчас британские левые с трудом пытаются нащупать, как вернуться к своим социалистическим корням…

Левые идут!

Книга, внезапно получающая признание благодарных современников, — это ведь не подвиг одиночки-отшельника. Нужно, чтобы были задеты какие-то струны… Работа вызвала такой широкий отклик, потому что попала в точку, как в свое время попал в точку Фрэнсис Фукуяма с его «Концом истории». Фукуяма тогда в падении СССР увидел не крупнейшую «геополитическую катастрофу», а шанс миру успокоиться и объединиться на едином подходе к устройству планеты. Том самом, который пробили Рейган и Тэтчер — государства должно быть мало, люди сами способны стоять на ногах, а экономику и социальную сферу устроит свободное рыночное соревнование. С тех пор с Фукуямой левые много спорили, да и сам он свои взгляды пересмотрел. И все же «большой левой идеи», какой был марксизм, не обнаруживалось. До сих пор.

Теперь вот есть «Капитал» Пикетти. Он появился в обстоятельствах, как нельзя более благоприятных: мировой финансово-экономический кризис. Выяснилось, что толчком к нему послужили спекуляции c полуфантастическими «финансовыми продуктами». Крупнейшие банки попались на бессовестных махинациях. Крупнейшие международные корпорации — на беспардонном уходе от налогов. Началось международное движение Occupy!…

Лозунгом «оккупайцев» был «We are the 99%» — «Мы — 99%». То есть мы, 99% населения, расплачиваемся за выкрутасы 1%. И хотя сама хлесткая фраза принадлежит другому экономисту, американцу Джозефу Стиглицу, с появлением «Капитала» лозунг обрел новую силу.

Бестселлером в Европе одновременно с книгой стала майка с портретом «старого» Маркса и надписью: «А я вас предупреждал, что так всё и будет». В Лондоне вновь оживление в забытых было магазинах социалистической книги, причем особенно резво идут популярные издания для детей. Далее — победа левых в Греции и предвкушение того, что она может повториться в Испании.

Словом, призрак Маркса вернулся. Во всяком случае, по Европе снова бродит что-то очень похожее на него.

«Огонёк». №6 от 16.02.2015. С. 22-23.

Источник — Ъ-Огонёк

_____________

Читайте по теме:

Дэвид ХАРВИ. Впечатления от «Капитала» Томаса Пикетти

Пол КРУГМАН. Неудавшаяся критика Пикетти

Почему 700-страничная книга Томаса Пикетти стала бестселлером?

Книга, которую должен прочитать каждый «плутократ»

10 высказываний Томаса Пикетти — о том, почему экономическое неравенство — главная проблема этого века

 

By
@
backtotop