«ШАРЛИ ЭТО МЫ»: СОЛИДАРНОСТЬ… C ПОСЛЕДСТВИЯМИ.

4 февраля должно было состояться судебное заседание по делу над участниками акции солидарности с журналистами Charlie Hebdo, убитыми во время нападения радикальных исламистов. Но, судя по всему, не состоится: на сайте белорусского Верховного суда вывешено сообщение, «что материалы административных дел в отношении участников акции 11 января возле посольства Франции, направлены в РУВД для устранения выявленных недостатков». В итоге наметившаяся поначалу интрига рассосалась сама собой. А жаль…

povestka_cr

Напомним, в чём дело.

Утром 7 января террористы напали на редакцию французского сатирического еженедельника Charlie Hebdo. Вооруженные автоматическим оружием боевики убили 12 человек. Среди погибших были карикатурист и главный редактор газеты Стефан ШАРБОННЬЕ (более известный под псевдонимом Charb) и ещё три художника: Жан КАБЮ (Cabu), Жорж ВОЛЫНСКИЙ (Georges Wolinski) и Бернар ВЕРЛАК (Tignous). Кроме сотрудников редакции и обслуживающего персонала погибли ещё два полицейских. Погиб и зашедший в гости к коллегам французский фотожурналист Мишель РЕНО; так эхо теракта долетело и до нас — Мишель был женат на уроженке Гомельской области Галине РОМАНОВОЙ, у них подрастала дочка — Василиса.

11 января в Париже прошёл грандиозный Марш единства, участники которого почтили память жертв терактов, выразили свою  солидарность с семьями погибших и заявили о крайнем неприятии политического и религиозного экстремизма — всего того, против чего выступали сотрудники «Шарли». Участие в Марше приняли участие около миллиона французов и более 50 иностранных делегаций. Беларусь представлял посол во Франции Павел ЛАТУШКО.

До того, ещё 8 января, белорусский президент выразил соболезнование французскому народу. «В Республике Беларусь с глубокой болью и скорбью восприняли ужасающее известие о террористическом нападении на редакцию издания Charlie Hebdo, в результате которого погибли и пострадали люди…», — говорилось в соболезновании белорусского президента. Министр иностранных дел Беларуси Владимир МАКЕЙ 9 января посетил посольство Франции в Беларуси и сделал запись в Книге соболезнований. В своей записи министр отметил, что Беларусь «решительно осуждает эту варварскую акцию, а также любые проявления терроризма и экстремизма, жертвами которых становятся мирные граждане».

Акция солидарности с погибшими журналистами французского юмористического журнала Charlie Hebdo прошла 11 января и в Минске, возле посольства Франции. Одновременно с парижским маршем и гражданскими акциями в других европейских городах. Вместе со всеми, что представлялось совершенно естественным в контексте занятой белорусским руководством позиции. Но акция прошла с белорусской, как водится, спецификой.

Её участники, среди которых были наши товарищи по проекту LEFT.BY Павлюк КОНОВАЛЬЧИК (бывший редактор сатирической газеты «Навінкі и член Белорусской партии «Зелёные»)», и Дмитрий КУЧУК (зам. председателя Белорусской партии «Зелёные»), с десяток минут простояли у посольства с плакатами «Я — Шарли» («Je suis Charlie»), совершенно не думая о последствиях. Те хоть и заставили себя ждать, но не долго…

Того же Коновальчика сотрудники милиции встретили рядом с его квартирой через 10 дней — в среду 21 января. Они предъявили ему фотографии с акции солидарности с Charlie Hebdo у французского посольства в Минске, распечатки из его аккаунта в одной из «социальных сетей» и составили административный протокол по ст. 23.34 КоАП РБ «Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий». Что любопытно, работники правоохранительных органов, одним из которых был местный участковый, ради этого несколько часов топтались на улице в ожидании фигуранта. Видно, команда откуда-то с самого верха прошла с тем, чтобы примерно наказать, и пришлось её быстро-быстро исполнять несмотря на погодные условия… Дмитрия Кучука тогда же вызывали в Центральный РУВД, также, вероятно,  для составления протокола, но того не оказалось в городе.

В итоге административные протоколы за проведение несанкционированного мероприятия были составлены в отношении всех немногочисленных участников акции. И все начали готовится к суду, гадая, к каким санкциям прибегнет власть в этой абсурдной ситуации. Судить наших товарищей должны были 4 февраля. Но абсурд только начинался!

Потому как в ситуацию поспешил вмешаться белорусский президент. Во время его последней пресс-конференции журналисты назвали попытку наказать четырёх человек, вышедших к посольству Франции с табличкой «Я — Шарли» именно в тот день, когда во всем мире вспоминали погибших в редакции французского еженедельника, примером «мелочной расправы», до которой не должна опускаться «сильная власть». «Полностью поддерживаю это, заявил в ответ Лукашенко, — Это что, такая проблема у нас? Они что, против мусульман вышли?.. Когда власть начинает такое делать, они — идиоты, просто действуют во вред власти. Этого быть не должно, говорю публично при всех…».

И вот тут-то белорусскому суду проявить принципиальность, чтобы раз и навсегда доказать всему миру и собственному народу то, что суд в Беларуси — это поистине независимая ветвь власти, которая не обращает внимания и не учитывает при принятии решений позицию высших чиновников белорусского государства. Проявить, — и влепить фигурантам дела «по полной», по максимуму — по 15 суток, как говорится, «в плечи»!

А если серьёзно, то разобраться по существу в зале суда и признать, что, несмотря на имеющийся состав правонарушения (на самом деле ведь собрались стихийно, соответственно — разрешения на проведение пикета от соответствующих органов не получали, да и не обращались за разрешением!), само правонарушение социальной опасности не представляло.

И даже наоборот — могло показать, что жители Беларуси никак себя из европейского контекста не исключают, что не только власти, но и простые граждане скорбят по погибшим в Париже. Одни накануне пришли к посольству со свечами и с цветами, другие — как в нашем случае — решили продемонстрировать свою солидарность публично одновременно с маршем в Париже. Не имея, при этом, ввиду чрезвычайности произошедшего во Франции, физической возможности в установленные сроки обратиться в Мингорисполком за разрешением на проведение пикета солидарности.

Как грустно пошутил Коновальчик, с террористами договориться и согласовать сроки их нападения на редакцию Charlie Hebdo не удалось…

Но суд, как теперь видно, не воспользовался открывшейся возможностью и/или не решился взять на себя ответственность, в итоге попросту «отфутболил» дело назад — в Центральный РУВД — в связи с «выявленными» (но почему-то не озвученными вслух) недостатками. Пусть теперь у них (в РУВДе) голова болит, — решил, по всей видимости, «высокий суд», — раз сами такую кашу заварили, пусть сами думают, как выкрутиться из этой неоднозначной (и абсурдной) ситуации так, чтобы и «волки»  были сыты, и «овцы» (сиречь — участники акции) целы. И чтобы репутация главы государства не пострадала. Как-то так… А — жаль…

телеграмма_crАлександр УЛЬЯНЫЧЕВ, редакция LEFT.BY


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


6 + семь =

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

«ШАРЛИ ЭТО МЫ»: СОЛИДАРНОСТЬ… C ПОСЛЕДСТВИЯМИ.

10483903_10152599575778062_3425783701377402569_n 04/02/2015

4 февраля должно было состояться судебное заседание по делу над участниками акции солидарности с журналистами Charlie Hebdo, убитыми во время нападения радикальных исламистов. Но, судя по всему, не состоится: на сайте белорусского Верховного суда вывешено сообщение, «что материалы административных дел в отношении участников акции 11 января возле посольства Франции, направлены в РУВД для устранения выявленных недостатков». В итоге наметившаяся поначалу интрига рассосалась сама собой. А жаль…

povestka_cr

Напомним, в чём дело.

Утром 7 января террористы напали на редакцию французского сатирического еженедельника Charlie Hebdo. Вооруженные автоматическим оружием боевики убили 12 человек. Среди погибших были карикатурист и главный редактор газеты Стефан ШАРБОННЬЕ (более известный под псевдонимом Charb) и ещё три художника: Жан КАБЮ (Cabu), Жорж ВОЛЫНСКИЙ (Georges Wolinski) и Бернар ВЕРЛАК (Tignous). Кроме сотрудников редакции и обслуживающего персонала погибли ещё два полицейских. Погиб и зашедший в гости к коллегам французский фотожурналист Мишель РЕНО; так эхо теракта долетело и до нас — Мишель был женат на уроженке Гомельской области Галине РОМАНОВОЙ, у них подрастала дочка — Василиса.

11 января в Париже прошёл грандиозный Марш единства, участники которого почтили память жертв терактов, выразили свою  солидарность с семьями погибших и заявили о крайнем неприятии политического и религиозного экстремизма — всего того, против чего выступали сотрудники «Шарли». Участие в Марше приняли участие около миллиона французов и более 50 иностранных делегаций. Беларусь представлял посол во Франции Павел ЛАТУШКО.

До того, ещё 8 января, белорусский президент выразил соболезнование французскому народу. «В Республике Беларусь с глубокой болью и скорбью восприняли ужасающее известие о террористическом нападении на редакцию издания Charlie Hebdo, в результате которого погибли и пострадали люди…», — говорилось в соболезновании белорусского президента. Министр иностранных дел Беларуси Владимир МАКЕЙ 9 января посетил посольство Франции в Беларуси и сделал запись в Книге соболезнований. В своей записи министр отметил, что Беларусь «решительно осуждает эту варварскую акцию, а также любые проявления терроризма и экстремизма, жертвами которых становятся мирные граждане».

Акция солидарности с погибшими журналистами французского юмористического журнала Charlie Hebdo прошла 11 января и в Минске, возле посольства Франции. Одновременно с парижским маршем и гражданскими акциями в других европейских городах. Вместе со всеми, что представлялось совершенно естественным в контексте занятой белорусским руководством позиции. Но акция прошла с белорусской, как водится, спецификой.

Её участники, среди которых были наши товарищи по проекту LEFT.BY Павлюк КОНОВАЛЬЧИК (бывший редактор сатирической газеты «Навінкі и член Белорусской партии «Зелёные»)», и Дмитрий КУЧУК (зам. председателя Белорусской партии «Зелёные»), с десяток минут простояли у посольства с плакатами «Я — Шарли» («Je suis Charlie»), совершенно не думая о последствиях. Те хоть и заставили себя ждать, но не долго…

Того же Коновальчика сотрудники милиции встретили рядом с его квартирой через 10 дней — в среду 21 января. Они предъявили ему фотографии с акции солидарности с Charlie Hebdo у французского посольства в Минске, распечатки из его аккаунта в одной из «социальных сетей» и составили административный протокол по ст. 23.34 КоАП РБ «Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий». Что любопытно, работники правоохранительных органов, одним из которых был местный участковый, ради этого несколько часов топтались на улице в ожидании фигуранта. Видно, команда откуда-то с самого верха прошла с тем, чтобы примерно наказать, и пришлось её быстро-быстро исполнять несмотря на погодные условия… Дмитрия Кучука тогда же вызывали в Центральный РУВД, также, вероятно,  для составления протокола, но того не оказалось в городе.

В итоге административные протоколы за проведение несанкционированного мероприятия были составлены в отношении всех немногочисленных участников акции. И все начали готовится к суду, гадая, к каким санкциям прибегнет власть в этой абсурдной ситуации. Судить наших товарищей должны были 4 февраля. Но абсурд только начинался!

Потому как в ситуацию поспешил вмешаться белорусский президент. Во время его последней пресс-конференции журналисты назвали попытку наказать четырёх человек, вышедших к посольству Франции с табличкой «Я — Шарли» именно в тот день, когда во всем мире вспоминали погибших в редакции французского еженедельника, примером «мелочной расправы», до которой не должна опускаться «сильная власть». «Полностью поддерживаю это, заявил в ответ Лукашенко, — Это что, такая проблема у нас? Они что, против мусульман вышли?.. Когда власть начинает такое делать, они — идиоты, просто действуют во вред власти. Этого быть не должно, говорю публично при всех…».

И вот тут-то белорусскому суду проявить принципиальность, чтобы раз и навсегда доказать всему миру и собственному народу то, что суд в Беларуси — это поистине независимая ветвь власти, которая не обращает внимания и не учитывает при принятии решений позицию высших чиновников белорусского государства. Проявить, — и влепить фигурантам дела «по полной», по максимуму — по 15 суток, как говорится, «в плечи»!

А если серьёзно, то разобраться по существу в зале суда и признать, что, несмотря на имеющийся состав правонарушения (на самом деле ведь собрались стихийно, соответственно — разрешения на проведение пикета от соответствующих органов не получали, да и не обращались за разрешением!), само правонарушение социальной опасности не представляло.

И даже наоборот — могло показать, что жители Беларуси никак себя из европейского контекста не исключают, что не только власти, но и простые граждане скорбят по погибшим в Париже. Одни накануне пришли к посольству со свечами и с цветами, другие — как в нашем случае — решили продемонстрировать свою солидарность публично одновременно с маршем в Париже. Не имея, при этом, ввиду чрезвычайности произошедшего во Франции, физической возможности в установленные сроки обратиться в Мингорисполком за разрешением на проведение пикета солидарности.

Как грустно пошутил Коновальчик, с террористами договориться и согласовать сроки их нападения на редакцию Charlie Hebdo не удалось…

Но суд, как теперь видно, не воспользовался открывшейся возможностью и/или не решился взять на себя ответственность, в итоге попросту «отфутболил» дело назад — в Центральный РУВД — в связи с «выявленными» (но почему-то не озвученными вслух) недостатками. Пусть теперь у них (в РУВДе) голова болит, — решил, по всей видимости, «высокий суд», — раз сами такую кашу заварили, пусть сами думают, как выкрутиться из этой неоднозначной (и абсурдной) ситуации так, чтобы и «волки»  были сыты, и «овцы» (сиречь — участники акции) целы. И чтобы репутация главы государства не пострадала. Как-то так… А — жаль…

телеграмма_crАлександр УЛЬЯНЫЧЕВ, редакция LEFT.BY

By
@
backtotop