АТАКА ДИВАННОЙ ХОРУГВИ. Пейзаж перед битвой

Случится ли белорусский Майдан — вот тот вопрос, который с недавних пор стоит на повестке дня, и всё больше и больше волнует не только нас.

Вот, например, Захар ПРИЛЕПИН регулярно реагирует на этот висящий в воздухе вопрос, рассуждая об идущих с Запада «вагонах бабла и тоннах грантов на поддержание развития «правильного белоруса», в результате чего «традиционное и взрывоопасное совмещение квазилибералов и ультранационалистов может случиться в Минске, обе эти среды вполне готовы ко встрече и совместному празднику...»; в последнем своём по времени «посте» он уже пишет о белорусском президенте, который «кажется, сделал не самые верные выводы из украинской истории» и готовится «разыграть водевиль» с промайданной общественностью. Проиграют в результате, по мнению Захара, все, а не только президент.

В «социальных сетях» то и дело возникают дискуссии вроде той, которая у части наших товарищей развернулась с одним из лидеров украинского объединения «Боротьба» Андреем МАНЧУКОМ в октябре, кажется (кто видел — тот, как говорится в «теме»), где он утверждал, что «один из самых трагических по своим последствиям «евромайданов» неизбежно случится в Белоруссии…»

Чуть раньше — летом — российский интернет-журнал «Новая Политика» отметился материалом «Кто приближает белорусский «майдан»с тем же прогнозом, что «следом за Украиной серьезные потрясения могут ждать Белоруссию…»; добавили, правда, ещё и Казахстан в качестве возможной жертвы очередного «майдана», — однако только после белорусского! 

Наши друзья из журнала социальной критики и аналитики «Прасвет» решили не отставать от «тренда», но в отличии от многих прочих начали разбираться с поставленной проблемой по существу: что может (и не может) ждать Беларусь по ходу (и в итоге) грядущих президентских выборов. И случится ли, на самом деле, наконец у Беларуси свой «майдан», о котором так много говорит (и на него надеется как на свой последний шанс)  белорусская право-либеральная общественность?

gusar-648x350

________

Будет ли в Беларуси Майдан? С тех пор, как конфликт на Юго-Востоке Украины перешел в позиционную фазу, тема «второго фронта», который вот-вот откроет на улицах белорусских городов то ли Путин против Украины, то ли Америка против Путина, все больше овладевает сознанием политизированной аудитории. Вот-вот разверзнутся хляби и… «оранжисты» устроят путч, «колорады» – сепаратизм, а коварный Стрелков ворвется в какой-нибудь богом забытый райцентр на белоснежном гуманитарном грузовике.

Редакция интернет-журнала «Прасвет» приветствует все эти измышления и считает, что мельницы фантазии не должны останавливаться никогда. В умеренных дозах политическая аналитика и даже, прости господи, конспирология способствуют развитию ума и повышают интерес к жизни. Однако напоминаем – чтобы ваш анализ не превратился в ваш диагноз, необходимо всегда помнить об одном пустячке – фактах объективной реальности.

Факты, факты! Я не могу строить дом без цемента! – говорил голливудский Шерлок.

Так вот, на начало этого года джентльменский набор любого уважающего себя «диванного» аналитика, примеривающегося к Беларуси, должен включать следующий необходимый минимум фактов и инструментов. Итак, начнем-с…

Факт №1:
В 2015-м году в Беларуси должны пройти президентские выборы. По словам главы ЦИК Лидии ЕРМОШИНОЙ, выборы пройдут не позднее 15 ноября. Впрочем, это не означает, что они не могут пройти раньше. Прошлые выборы, например, могли пройти в феврале 2011, но прошли в декабре 2010-го, и как прошли

В соответствии с местным законодательством, выборы проводятся не позднее, чем за два месяца до истечения срока полномочий действующего президента, а не меньше чем за три месяца до проведения, о них нужно объявить. Так что ход конем – собрать завтра парламент и объявить выборы через три месяца – в случае острой политической необходимости, возможен. Не обязательно, но стоит иметь ввиду.

Из инструментов нам понадобится социология. В связи с этим возникает вопрос, а каким социологам можно верить? Хочу всех огорчить – придется иметь дело с «независимыми». Потому что, как говорил классик, других писателей у меня для вас нет.

Электоральной социологией «за власть» занимается прежде всего ИАЦ — информационно-аналитический центр при администрации «вождя». Публичными данными он вообще радует не часто, и каждый раз так, чтобы мало не показалось — последний выброс данных был датирован апрелем и зафиксировал личный рейтинг Лукашенко в 79% (при аналогичном показатели от НИСЭПИ в 37%).

Основной независимый институт – НИСЭПИ — лишен регистрации в Беларуси, легализован в Литве и действует на полулегальном положении. Это, как и кондовый либеральный «заглюк» на «реформах» и «совке», не может не сказываться на качестве материала. Однако опросы НИСЭПИ проводит регулярно, и их результаты коррелируют с экономикой – в период неудач рейтинг власти падает, а во время успехов растёт. Да и степень поддержки оппозиции, по крайней мере, в мирный период, они не завышают.

В общем, во время предвыборного бугурта лучше не доверять никому, но в межсезонье можно использовать данные НИСЭПИ. С поправкой на ветер.

Факт №2:
Рейтинг действующего президента на данный момент составляет около 50%, но имеет отрицательную динамику. Проще говоря, падает. Хотя еще недавно неудержимо рвался ввысь. В декабре 2013 г. ему доверяли 37,7% респондентов, в июне 2014 г. — 49,6%, в сентябре — 53,5%, а сегодня, как уже было сказано — 49,9%.

Первое, что приходит в голову, глядя на такие цифры — народная пословица «пока толстый сохнет, худой сдохнет». Рейтинг любого оппозиционного политика на данный момент меньше раз в 10-15, да и сам Лукашенко знавал худшие времена — после экономического кризиса 2011-го года уровень его поддержки населением обваливался и до 20%. И как-то он это пережил. Тем более, что…

Факт №3:
Белорусы не приняли Майдан. Ни сам метод, ни его конкретное воплощение. Согласно опросам, 60-65% граждан РБ — отпетые «ватники» – не поддерживают свержение Януковича, зато согласны отдать России Крым и сидя перед телевизором болеют за Донбасс. В принципиально ином свете видят эти коллизии другие 23-27% опрошенных.

Казалось бы, при таких раскладах любые оппоненты существующего режима не имеют абсолютно никаких шансов. И месяца три-четыре назад именно так и казалось буквально всем. Однако новый год (а точнее – российский кризис) раздал на руки игрокам другие карты.

Как уже говорилось, уровень поддержки белорусского «кормчего» устойчиво зависит от уровня достатка в стране. А именно с этим могут быть проблемы.

Следующий наш инструмент — экономика. И здесь нам придется доверять официальной статистике, — за отсутствием какой-либо другой.

Факт №4:
Считается, что Беларусь — страна с экспорто-ориентированной экономикой — живет за счет того, что произвела и продала на мировом рынке. Это не совсем так. Вообще-то мы покупаем на этом рынке больше, чем продаем.

1r1

Внешнеторговый оборот товарами Республики Беларусь (млрд долларов США). Инфографика: НСК РБ

Эта красивая картинка с сайта Национального статистического комитета бесстыдно демонстрирует нам вечное отрицательное сальдо белорусской внешней торговли товарами. Ситуация несколько улучшается за счет внешней торговли услугами — наши услуги наполовину замешаны на доходе от транзита и поэтому дают стабильный плюс. Однако общее внешнеторговое сальдо по услугам и товарам все равно бывает положительным примерно год в пятилетку. Такие дела.

Факт №5:
«Зайца» лихорадит — белорусский рубль теряет в цене, однако при этом заметно отстает по темпам девальвации от российского собрата. Наша валюта за год (за окном 07.01.2015 и все меняется не по дням, а по часам) подешевела примерно на 42%, а российская просела на 75%. Это увеличивает цену белорусских товаров в России, а РФ у нас – это половина экспорта. А если к этому добавится еще и вполне вероятный затяжной спад в российской экономике… представьте, как будет выглядеть картинка с белорусским внешнеторговым сальдо в 2015-м.

Факт №6:
Согласно статистике, номинальная начисленная средняя заработная плата в Беларуси (при всей условности этого показателя) по состоянию на ноябрь 2014 г. составила 6 млн. 200 тыс. рублей. На тот момент это было 580 долларов США. В результате девальвации сначала российского, а вслед за ним и белорусского рубля, они автоматически превратились в 460 долларов.

Напомню, что сумма в 500 долларов США средней заработной платы была раскручена в качестве «национальной мечты» и достигнута перед выборами 2010-го года. После чего обвалилась в результате кризиса и была ещё раз достигнута и превышена уже в 2012-2013 годах.

А теперь возвращаемся к нашей картинке. В этих столбцах не только сальдо, но и наша главная политическая драма. Приближение к главному политическому событию прошлой пятилетки – президентским выборам декабря 2010-го года, — в сфере экономики похоже на приближение к катастрофе. Хотя на уровне бытового восприятия происходящее отнюдь не выглядело катастрофой. Напротив, рост зарплат создавал атмосферу стабильного развития и уверенности — народ был доволен и рейтинг власти рос.

Но когда страна, стремительно теряя золотовалютные резервы, с трудом перевалив выборы, после новогодних праздников рухнула в девальвацию национальной валюты и ситуация на бытовом уровне действительно стала напоминать катастрофу, экономике как будто полегчало – как минимум наши товары снова стали нужны миру, а валютная заначка перестала таять.

Проблема только в том, что потоп девальвации, смыв проблемы порожденные форсированным ростом заработной платы, снова актуализировал две первоначальные проблемы – массовый отток рабочей силы и падение рейтинга власти.

Собственно, как вырваться из этого цикла – когда кризис порождает отток кадров, отток порождает рост зарплат, рост порождает внешнеэкономические перекосы, а перекосы порождают кризис и девальвацию, которые выпрямляют перекосы, но порождают отток кадров… – не предложил пока никто.

Выход через неолиберальные реформы и деиндустриализацию, когда проблемы с кадрами, заводами и зарплатами просто не волнуют государство, пока считается властью политически неприемлемым, — поэтому оставим его за рамками рассмотрения.

После того, как белорусский электорально-экономический круг замкнулся, власть предсказуемо пошла на новый виток. С разгоном зарплат до 500 долларов к 2013-14 годам и перспективой контролируемой или не очень девальвации где-нибудь после выборов 2015-го.

Однако, благодаря российскому кризису, на этот раз тревожные звоночки прозвенели значительно раньше. В 2011-м жесткое приземление случилось после выборов, после того, как все имеющиеся оппоненты были показательно разгромлены и деморализованы, и правительство вполне могло позволить себе расслабиться и погрузиться в кризис, как алкаш в запой. В 2015-м же кризис случился, когда до выборов ещё почти год.

Сейчас вопрос стоит так, что прохождение выборов даже без роста, просто с сохранением достатка уровня 2014-го года, требует дополнительных трат и несёт в себе опасность соскользнуть в неконтролируемый кризис сразу после выборов или даже незадолго до них. Либо же придется отказаться от давней политической традиции и пытаться прорулить через выборы при снижении уровня жизни на одних только антимайданных фобиях.

Именно этот казус, и только он, дает возможность оппонентам существующего режима наверное не выиграть, но сыграть и не выглядеть при этом совсем позорно. Разумеется, речь идет о тех оппонентах, которые располагают нужными ресурсами, чтобы принять участие в игре.

На этом месте, однако, справедливо задаться вопросом – а так ли важны все эти уровни поддержки? При том, что власть, похоже, перестала толком голоса считать, а мечтой оппозиции давно уже является не завоевание электорального большинства, а сбор на площади ста тысяч человек одновременно. В конце концов, рядом Украина, в которой безумные «сотники» уже стали фактором политики внутренней и скоро могут стать фактором внешней.

Все так. Но чтобы ознакомится с этими аспектами ситуации, нам придется свернуть с прямой дороги фактов и углубится в дебри теорий и гипотез. И мы это непременно сделаем. В следующих сериях рубрики ПалітПрасвет

Re Van Shist.

Источник — «Прасвет»


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


− два = 4

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

АТАКА ДИВАННОЙ ХОРУГВИ. Пейзаж перед битвой

gusar-648x350 18/01/2015

Случится ли белорусский Майдан — вот тот вопрос, который с недавних пор стоит на повестке дня, и всё больше и больше волнует не только нас.

Вот, например, Захар ПРИЛЕПИН регулярно реагирует на этот висящий в воздухе вопрос, рассуждая об идущих с Запада «вагонах бабла и тоннах грантов на поддержание развития «правильного белоруса», в результате чего «традиционное и взрывоопасное совмещение квазилибералов и ультранационалистов может случиться в Минске, обе эти среды вполне готовы ко встрече и совместному празднику...»; в последнем своём по времени «посте» он уже пишет о белорусском президенте, который «кажется, сделал не самые верные выводы из украинской истории» и готовится «разыграть водевиль» с промайданной общественностью. Проиграют в результате, по мнению Захара, все, а не только президент.

В «социальных сетях» то и дело возникают дискуссии вроде той, которая у части наших товарищей развернулась с одним из лидеров украинского объединения «Боротьба» Андреем МАНЧУКОМ в октябре, кажется (кто видел — тот, как говорится в «теме»), где он утверждал, что «один из самых трагических по своим последствиям «евромайданов» неизбежно случится в Белоруссии…»

Чуть раньше — летом — российский интернет-журнал «Новая Политика» отметился материалом «Кто приближает белорусский «майдан»с тем же прогнозом, что «следом за Украиной серьезные потрясения могут ждать Белоруссию…»; добавили, правда, ещё и Казахстан в качестве возможной жертвы очередного «майдана», — однако только после белорусского! 

Наши друзья из журнала социальной критики и аналитики «Прасвет» решили не отставать от «тренда», но в отличии от многих прочих начали разбираться с поставленной проблемой по существу: что может (и не может) ждать Беларусь по ходу (и в итоге) грядущих президентских выборов. И случится ли, на самом деле, наконец у Беларуси свой «майдан», о котором так много говорит (и на него надеется как на свой последний шанс)  белорусская право-либеральная общественность?

gusar-648x350

________

Будет ли в Беларуси Майдан? С тех пор, как конфликт на Юго-Востоке Украины перешел в позиционную фазу, тема «второго фронта», который вот-вот откроет на улицах белорусских городов то ли Путин против Украины, то ли Америка против Путина, все больше овладевает сознанием политизированной аудитории. Вот-вот разверзнутся хляби и… «оранжисты» устроят путч, «колорады» – сепаратизм, а коварный Стрелков ворвется в какой-нибудь богом забытый райцентр на белоснежном гуманитарном грузовике.

Редакция интернет-журнала «Прасвет» приветствует все эти измышления и считает, что мельницы фантазии не должны останавливаться никогда. В умеренных дозах политическая аналитика и даже, прости господи, конспирология способствуют развитию ума и повышают интерес к жизни. Однако напоминаем – чтобы ваш анализ не превратился в ваш диагноз, необходимо всегда помнить об одном пустячке – фактах объективной реальности.

Факты, факты! Я не могу строить дом без цемента! – говорил голливудский Шерлок.

Так вот, на начало этого года джентльменский набор любого уважающего себя «диванного» аналитика, примеривающегося к Беларуси, должен включать следующий необходимый минимум фактов и инструментов. Итак, начнем-с…

Факт №1:
В 2015-м году в Беларуси должны пройти президентские выборы. По словам главы ЦИК Лидии ЕРМОШИНОЙ, выборы пройдут не позднее 15 ноября. Впрочем, это не означает, что они не могут пройти раньше. Прошлые выборы, например, могли пройти в феврале 2011, но прошли в декабре 2010-го, и как прошли

В соответствии с местным законодательством, выборы проводятся не позднее, чем за два месяца до истечения срока полномочий действующего президента, а не меньше чем за три месяца до проведения, о них нужно объявить. Так что ход конем – собрать завтра парламент и объявить выборы через три месяца – в случае острой политической необходимости, возможен. Не обязательно, но стоит иметь ввиду.

Из инструментов нам понадобится социология. В связи с этим возникает вопрос, а каким социологам можно верить? Хочу всех огорчить – придется иметь дело с «независимыми». Потому что, как говорил классик, других писателей у меня для вас нет.

Электоральной социологией «за власть» занимается прежде всего ИАЦ — информационно-аналитический центр при администрации «вождя». Публичными данными он вообще радует не часто, и каждый раз так, чтобы мало не показалось — последний выброс данных был датирован апрелем и зафиксировал личный рейтинг Лукашенко в 79% (при аналогичном показатели от НИСЭПИ в 37%).

Основной независимый институт – НИСЭПИ — лишен регистрации в Беларуси, легализован в Литве и действует на полулегальном положении. Это, как и кондовый либеральный «заглюк» на «реформах» и «совке», не может не сказываться на качестве материала. Однако опросы НИСЭПИ проводит регулярно, и их результаты коррелируют с экономикой – в период неудач рейтинг власти падает, а во время успехов растёт. Да и степень поддержки оппозиции, по крайней мере, в мирный период, они не завышают.

В общем, во время предвыборного бугурта лучше не доверять никому, но в межсезонье можно использовать данные НИСЭПИ. С поправкой на ветер.

Факт №2:
Рейтинг действующего президента на данный момент составляет около 50%, но имеет отрицательную динамику. Проще говоря, падает. Хотя еще недавно неудержимо рвался ввысь. В декабре 2013 г. ему доверяли 37,7% респондентов, в июне 2014 г. — 49,6%, в сентябре — 53,5%, а сегодня, как уже было сказано — 49,9%.

Первое, что приходит в голову, глядя на такие цифры — народная пословица «пока толстый сохнет, худой сдохнет». Рейтинг любого оппозиционного политика на данный момент меньше раз в 10-15, да и сам Лукашенко знавал худшие времена — после экономического кризиса 2011-го года уровень его поддержки населением обваливался и до 20%. И как-то он это пережил. Тем более, что…

Факт №3:
Белорусы не приняли Майдан. Ни сам метод, ни его конкретное воплощение. Согласно опросам, 60-65% граждан РБ — отпетые «ватники» – не поддерживают свержение Януковича, зато согласны отдать России Крым и сидя перед телевизором болеют за Донбасс. В принципиально ином свете видят эти коллизии другие 23-27% опрошенных.

Казалось бы, при таких раскладах любые оппоненты существующего режима не имеют абсолютно никаких шансов. И месяца три-четыре назад именно так и казалось буквально всем. Однако новый год (а точнее – российский кризис) раздал на руки игрокам другие карты.

Как уже говорилось, уровень поддержки белорусского «кормчего» устойчиво зависит от уровня достатка в стране. А именно с этим могут быть проблемы.

Следующий наш инструмент — экономика. И здесь нам придется доверять официальной статистике, — за отсутствием какой-либо другой.

Факт №4:
Считается, что Беларусь — страна с экспорто-ориентированной экономикой — живет за счет того, что произвела и продала на мировом рынке. Это не совсем так. Вообще-то мы покупаем на этом рынке больше, чем продаем.

1r1

Внешнеторговый оборот товарами Республики Беларусь (млрд долларов США). Инфографика: НСК РБ

Эта красивая картинка с сайта Национального статистического комитета бесстыдно демонстрирует нам вечное отрицательное сальдо белорусской внешней торговли товарами. Ситуация несколько улучшается за счет внешней торговли услугами — наши услуги наполовину замешаны на доходе от транзита и поэтому дают стабильный плюс. Однако общее внешнеторговое сальдо по услугам и товарам все равно бывает положительным примерно год в пятилетку. Такие дела.

Факт №5:
«Зайца» лихорадит — белорусский рубль теряет в цене, однако при этом заметно отстает по темпам девальвации от российского собрата. Наша валюта за год (за окном 07.01.2015 и все меняется не по дням, а по часам) подешевела примерно на 42%, а российская просела на 75%. Это увеличивает цену белорусских товаров в России, а РФ у нас – это половина экспорта. А если к этому добавится еще и вполне вероятный затяжной спад в российской экономике… представьте, как будет выглядеть картинка с белорусским внешнеторговым сальдо в 2015-м.

Факт №6:
Согласно статистике, номинальная начисленная средняя заработная плата в Беларуси (при всей условности этого показателя) по состоянию на ноябрь 2014 г. составила 6 млн. 200 тыс. рублей. На тот момент это было 580 долларов США. В результате девальвации сначала российского, а вслед за ним и белорусского рубля, они автоматически превратились в 460 долларов.

Напомню, что сумма в 500 долларов США средней заработной платы была раскручена в качестве «национальной мечты» и достигнута перед выборами 2010-го года. После чего обвалилась в результате кризиса и была ещё раз достигнута и превышена уже в 2012-2013 годах.

А теперь возвращаемся к нашей картинке. В этих столбцах не только сальдо, но и наша главная политическая драма. Приближение к главному политическому событию прошлой пятилетки – президентским выборам декабря 2010-го года, — в сфере экономики похоже на приближение к катастрофе. Хотя на уровне бытового восприятия происходящее отнюдь не выглядело катастрофой. Напротив, рост зарплат создавал атмосферу стабильного развития и уверенности — народ был доволен и рейтинг власти рос.

Но когда страна, стремительно теряя золотовалютные резервы, с трудом перевалив выборы, после новогодних праздников рухнула в девальвацию национальной валюты и ситуация на бытовом уровне действительно стала напоминать катастрофу, экономике как будто полегчало – как минимум наши товары снова стали нужны миру, а валютная заначка перестала таять.

Проблема только в том, что потоп девальвации, смыв проблемы порожденные форсированным ростом заработной платы, снова актуализировал две первоначальные проблемы – массовый отток рабочей силы и падение рейтинга власти.

Собственно, как вырваться из этого цикла – когда кризис порождает отток кадров, отток порождает рост зарплат, рост порождает внешнеэкономические перекосы, а перекосы порождают кризис и девальвацию, которые выпрямляют перекосы, но порождают отток кадров… – не предложил пока никто.

Выход через неолиберальные реформы и деиндустриализацию, когда проблемы с кадрами, заводами и зарплатами просто не волнуют государство, пока считается властью политически неприемлемым, — поэтому оставим его за рамками рассмотрения.

После того, как белорусский электорально-экономический круг замкнулся, власть предсказуемо пошла на новый виток. С разгоном зарплат до 500 долларов к 2013-14 годам и перспективой контролируемой или не очень девальвации где-нибудь после выборов 2015-го.

Однако, благодаря российскому кризису, на этот раз тревожные звоночки прозвенели значительно раньше. В 2011-м жесткое приземление случилось после выборов, после того, как все имеющиеся оппоненты были показательно разгромлены и деморализованы, и правительство вполне могло позволить себе расслабиться и погрузиться в кризис, как алкаш в запой. В 2015-м же кризис случился, когда до выборов ещё почти год.

Сейчас вопрос стоит так, что прохождение выборов даже без роста, просто с сохранением достатка уровня 2014-го года, требует дополнительных трат и несёт в себе опасность соскользнуть в неконтролируемый кризис сразу после выборов или даже незадолго до них. Либо же придется отказаться от давней политической традиции и пытаться прорулить через выборы при снижении уровня жизни на одних только антимайданных фобиях.

Именно этот казус, и только он, дает возможность оппонентам существующего режима наверное не выиграть, но сыграть и не выглядеть при этом совсем позорно. Разумеется, речь идет о тех оппонентах, которые располагают нужными ресурсами, чтобы принять участие в игре.

На этом месте, однако, справедливо задаться вопросом – а так ли важны все эти уровни поддержки? При том, что власть, похоже, перестала толком голоса считать, а мечтой оппозиции давно уже является не завоевание электорального большинства, а сбор на площади ста тысяч человек одновременно. В конце концов, рядом Украина, в которой безумные «сотники» уже стали фактором политики внутренней и скоро могут стать фактором внешней.

Все так. Но чтобы ознакомится с этими аспектами ситуации, нам придется свернуть с прямой дороги фактов и углубится в дебри теорий и гипотез. И мы это непременно сделаем. В следующих сериях рубрики ПалітПрасвет

Re Van Shist.

Источник — «Прасвет»

By
@
backtotop