«Левая идея в Беларуси переживает ренессанс»

Это интервью Сергея КАЛЯКИНА, председателя Белорусской партии левых «Справедливый мир», вышло ещё в марте прошлого года в рамках рубрики «Беседы о коммунизме». С журналистом БДГ Денисом Лавникевичем тогда «беседовали» (кроме Калякина) ещё Леонид Школьников, лидер незарегистрированной Белорусской коммунистической партии трудящихся (БКПТ), представляющей собой самую «ортодоксальную» часть белорусского коммунистического движения (недаром Школьников ещё и секретарь-координатор общественного объединения «За Союз и коммунистическую партию Союза»), и Игорь Карпенко, первый секретарь ЦК «официозной» КПБ — единственной в стране компартии, действующая полностью в русле государственной политики (сам Карпенко, кстати — ещё и зам. председателя Мингорисполкома).

Тогда эти интервью опубликовать в рамках нашего проекта не удалось. Но потом оказалось, что вопросы, заданные всем — не теряют своей актуальности даже по прошествии года. Равно как ответы собеседников БДГ до сих пор вызывают интерес, поскольку позволяют понять их теоретические и политические позиции. Белорусская политическая ситуация развивается неспешно…

Как, например, позиции нашего сегодняшнего героя относительно ренессанса коммунистических и социалистических идей в стране и в мире (недавняя победа Коалиции радикальных левых сил (СИРИЗА) в Греции тому красноречивый пример), мифов о «либеральном рае» и «свободном рынке» и поисков левой альтернативы, актуальности марксизма сегодня и отношения к государственной собственности, перспектив белорусских левых и так далее.

В-общем, пусть и с опозданием — но мы решили опубликовать интервью лидера «Справедливого мира» (пусть и с незначительными сокращениями). Тем более, что он в этом интервью раскрывается с неожиданной стороны, и впервые перестаёт говорить говорить только о пресловутых «общедемократических ценностях», так надоевших за это время. Конкретики дайте, товарищи, конкретики!

1____________

— Сегодня в Беларуси насчитывается уже три компартии – Ваш «Справедливый мир», «Коммунистическая партия Беларуси», и пытаются зарегистрировать «Белорусскую коммунистическую партию трудящихся». Плюс несколько социал-демократических партий. Плюс периодически заявляющие о себе национал-большевики. Как Вы сами считаете, в чем причина такой популярности левых идей в стране?

— Я думаю, это не столько популярность левых идей. В свое время многие партии возникли «по поводу», и сегодня продолжают существовать скорее не как партии, а как небольшие группы людей. Сегодня из левых наиболее крупные группы – это наш «Левый мир» (так в тексте, на самом деле имеется в виду, конечно же, «Справедливый мир». — прим. ред.) и Коммунистическая партия Беларуси. По крайней мере, сегодня эти партии декларируют свою программу и пытаются ее реализовывать, участвуют в политической жизни, в частности, в проходящих сейчас местных выборах. Подобную же активность проявляет и Социал-демократическая партия «Грамада», которую возглавляет Вешторт (так в тексте, на самом деле Вештард. — прим. ред.).

Сегодня в Беларуси, к сожалению, все политические партии в классическом стиле – это квази-партии. Потому что государство создает невозможные условия для деятельности. Начиная от невозможности зарегистрироваться новым структурам. Но и те, кто сегодня зарегистрирован, ущемлены в своих правах. Вот возьмем нашу Белорусскую партию левых «Справедливый мир». Абсолютно немыслимая ситуация, когда мы за собственные партийные деньги снимаем где-то в Минске зал и проводим публичную дискуссию на тему «О правах трудящихся в Республике Беларусь», или на какую-то другую тему, которая может волновать наших сторонников. Это абсолютно невозможно, никто не рискнет сдать нам зал в аренду.

Провести демонстрацию наших программных позиций, нашего отношения к действительности через какое-либо массовое мероприятие – тоже практически невозможно. Потому что такие мероприятия разрешаются один раз в год, и то даже не каждый год. Такой праздник, как 1-е мая, также блокируется властями, которые просто боятся любого организованного гражданского движения. Наверное, в силу того, что власть декларирует полную поддержку ее населением (на последних президентских выборах – более 80%). Но я не верю, что это так, потому что если бы это было так, не было бы такого жесткого прессинга в отношении организованных групп граждан, которые относятся оппозиционно к этой власти.

Что же касается левых идей в целом, то в мире они сегодня переживают ренессанс. В Беларуси – в меньшей степени, но и у нас в последнее время появилось много партий, которые стоят на левых позициях. К примеру, та же «Белорусская партия зелёных».

Есть и много всяких левых молодежных групп, которые не ассоциируют себя с партиями. Среди них можно найти всех – от антиглобалистов до анархистов и прочих. В основном все они базируются на неудовлетворенности людей тем социально-экономическим положением, в котором они сегодня находятся. Для молодежи, на мой взгляд, даже более важно не то положение, в котором она находится, а бесперспективность, отсутствие социальных лифтов. Сегодня многие молодые люди даже не заводят семью, потому что нет перспективы получить собственное жилье, иметь достаточные доходы для обеспечения этой семьи.

Эти все проблемы сегодня есть в государстве, и существующая государственная система не дает людям перспективы. Соответственно, люди начинают интересоваться: есть ли какая-то альтернатива? Альтернативой являются левые, марксистские идеи. Поэтому сегодня объективно все больше людей в Беларуси понимают и осознают, что это миф – о либеральном рае и рынке, который решит все их проблемы…

— Продолжает ли идеология «Справедливого мира» основываться на идеях Карла Маркса, Фридриха Энгельса и Владимира Ленина?

— Да, что касается Карла Маркса и Фридриха Энгельса – однозначно, на мой взгляд марксизм – это одна из фундаментальных социальных наук, которая дает ответы на многие вопросы и сегодня многие вещи там актуальны. Хотя их нужно применять, исходя из того, что мир изменился, и изменилась структура общества, в том числе классовая. Допустим, сегодня понятие «пролетариат» значительно отличается от того, что имел ввиду Маркс. Но это были очень прозорливые ученые, и в свое время уже Энгельс писал о пролетариате как о «совокупном рабочем». Поэтому сегодня пролетарии – это не только те люди, которые стоят у станка, но и так называемые «пролетарии умственного труда», которые живут на зарплату, зарабатывают собственным трудом, не эксплуатируя других.

И сегодня они являются базой для нашей партии и той общественной силой, которая может изменять общественный строй. Конечно, иногда они работают и на либеральную буржуазию, реализуют их интересы, – такое тоже бывает в истории.

— Кто из левых политиков ХХ века является для Вас лично образцом для подражания?

— Все политики – люди, все они имеют достоинства и изъяны. Думаю, надо отдать должное Ульянову-Ленину, интеллект которого значительно превышал не только интеллект его соотечественников, но и интеллект многих сегодняшних действующих политиков. Достаточно вспомнить, сколько написал Владимир Ильич – не все за жизнь могут вообще столько прочитать. Но надо понимать, что он был политиком в очень жесткий период, жесткого военного противостояния, и многие его решения, которые сегодня критикуют, они в то время были объективны.

В значительной мере надо отдать должное и Иосифу Сталину, который смог мобилизовать страну, смог выстроить мобилизационным путем одну из мощнейших держав. Но при этом нельзя оправдать те репрессии, которые были осуществлены Сталиным в Советском Союзе.

Нужно вспомнить и о Че Геваре. Он в меньшей степени идеолог, даже в значительной степени его поступки не были продиктованы глубоким знанием марксизма. Но это выдающийся революционер ХХ столетия, которого сегодня боготворят в Латинской Америке.

— Как Вы считаете, в условиях честных выборов в парламент, президентских выборов, каковы шансы коммунистов придти к власти в Беларуси?

— Очень высокие. Только надо понимать, что эта власть не будет абсолютной. Я думаю, что левые получат относительное большинство, но не получат большинства абсолютного. И поэтому, к сожалению (а может, и к счастью), им придется договариваться с центристами, с какими-то другими силами, которые нельзя отнести к левым, для того, чтобы осуществлять свою политику реформирования Беларуси, особенно что касается социально-экономических вопросов.

— В Беларуси уже много лет практически свернута приватизация, подавляющее большинство средств производства находится в руках государства. Вы одобряете или нет такую политику руководства страны?

— Здесь у очень многих людей, которые считают себя коммунистами, есть заблуждение. Считается, согласно вольному трактованию Маркса, что огосударствление – это шаг к социализму. На мой взгляд, это не совсем так, и Беларусь здесь является одним из примеров. Лично я считаю, что разницы между частной собственностью и государственной собственностью никакой нет. Потому что и одна, и вторая абсолютно отчуждена от трудящихся. Есть такое понятие еще у Маркса – государственный капитализм. Когда капиталистом, эксплуатирующим рабочих, является государство.

Социализм – это нечто другое. По Марксу, главная идея социализма с точки зрения трудовых отношений – чтобы те, кто производит социальные блага, сами были совладельцами этой собственности. То есть это должна быть коллективная форма собственности, которая, кстати, в 1996 году исчезла из Конституции Беларуси. То есть даже кооперативы у нас, фактически, сегодня находятся вне закона.

Доктрина говорит, что человек никогда не будет работать «на дядю» хорошо, независимо от того, кто этот «дядя» – государственное чиновничество или частник. Он может хорошо работать только на себя, если он сопричастен к своему предприятию. Это идеалистическая доктрина, но она реализована – и в капиталистическом мире есть коллективные предприятия. Кроме того, нужно разделять рыночную экономику и капитализм – как это делают сейчас, скажем, социал-демократы в Швеции. Рынок рассматривается как система отношений, которая дает возможность эффективно заниматься производством. А вот капитализм, в их понимании, – это присвоение частником результатов данного высокоэффективного производства.

Так что то, что сегодня в Беларуси не идет приватизация – это ничего общего с социализмом не имеет. И еще Маркс сказал, что капитализм создал очень развитые производительные силы, которые ни одна другая система создать не сумела. И эти возможности, созданные капитализмом, нужно использовать для социального прогресса и перехода к социалистическому обществу.

Возвращаясь к Беларуси: я не думаю, что государству нужно нести на плечах убыточные и малорентабельные предприятия, оплачивая это за счет высокоприбыльных. Почему бы это бремя не отдать частнику, если он способен будет способен это эффективно использовать, сделать предприятие рентабельным, загрузить людей работой и дать им зарплату? Если это экономически целесообразно – то стоит проводить разгосударствление предприятий.

— Митрополит Минский и Слуцкий Павел, патриарший экзарх всея Беларуси, не намерен враждовать с последователями коммунистической идеологии и теми, кто считает святыми памятники большевикам. 16 февраля он заявил: «Я думаю, что придет время, когда люди поймут, что все эти призывы советской или коммунистической власти нереализуемы. И люди поймут, что идти по этому пути бессмысленно. Они повернутся и пойдут по другому пути, где они будут получать все необходимое и для жизни земной, и для своей души». Как Вы к этому относитесь?

— Я к этому отношусь очень хорошо. Нельзя насильно сделать людей счастливыми, как пыталась сделать КПСС. Исли идеология прогрессивна и способна сделать людей счастливыми, то она победит на выборах, если неспособна – пусть победит другая. Именно поэтому мы не совсем коммунисты в том смысле, что мы поддерживаем многопартийность, которая не позволит повторить прежние ошибки СССР.

Если мы исторически неправы, то мы проиграем, если правы – то победим. И нельзя вводить декретом ту экономическую модель, которая нам нравится. Так что я согласен с митрополитом: люди сами разберутся. И если какая-то идеология окажется утопичной, невостребованной, она сама умрет. А запрещать ее нельзя.

При этом я сам атеист, и могу сказать: все то, что проповедует церковь, – оно утопично и никогда не сбывалось. Но у нас в партии много верующих людей, и я уважаю их взгляды. И я не говорю, что церковь надо закрывать. Люди сами разберутся. Сегодня влияние церкви снижается во всем

Источник — БДГ-online

________

Беседы о коммунизме: Леонид Школьников

Беседы о коммунизме: Игорь Карпенко


Comments are closed.

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

«Левая идея в Беларуси переживает ренессанс»

33b241ce0c1c9902fa6b86fef54efc39 26/01/2015

Это интервью Сергея КАЛЯКИНА, председателя Белорусской партии левых «Справедливый мир», вышло ещё в марте прошлого года в рамках рубрики «Беседы о коммунизме». С журналистом БДГ Денисом Лавникевичем тогда «беседовали» (кроме Калякина) ещё Леонид Школьников, лидер незарегистрированной Белорусской коммунистической партии трудящихся (БКПТ), представляющей собой самую «ортодоксальную» часть белорусского коммунистического движения (недаром Школьников ещё и секретарь-координатор общественного объединения «За Союз и коммунистическую партию Союза»), и Игорь Карпенко, первый секретарь ЦК «официозной» КПБ — единственной в стране компартии, действующая полностью в русле государственной политики (сам Карпенко, кстати — ещё и зам. председателя Мингорисполкома).

Тогда эти интервью опубликовать в рамках нашего проекта не удалось. Но потом оказалось, что вопросы, заданные всем — не теряют своей актуальности даже по прошествии года. Равно как ответы собеседников БДГ до сих пор вызывают интерес, поскольку позволяют понять их теоретические и политические позиции. Белорусская политическая ситуация развивается неспешно…

Как, например, позиции нашего сегодняшнего героя относительно ренессанса коммунистических и социалистических идей в стране и в мире (недавняя победа Коалиции радикальных левых сил (СИРИЗА) в Греции тому красноречивый пример), мифов о «либеральном рае» и «свободном рынке» и поисков левой альтернативы, актуальности марксизма сегодня и отношения к государственной собственности, перспектив белорусских левых и так далее.

В-общем, пусть и с опозданием — но мы решили опубликовать интервью лидера «Справедливого мира» (пусть и с незначительными сокращениями). Тем более, что он в этом интервью раскрывается с неожиданной стороны, и впервые перестаёт говорить говорить только о пресловутых «общедемократических ценностях», так надоевших за это время. Конкретики дайте, товарищи, конкретики!

1____________

— Сегодня в Беларуси насчитывается уже три компартии – Ваш «Справедливый мир», «Коммунистическая партия Беларуси», и пытаются зарегистрировать «Белорусскую коммунистическую партию трудящихся». Плюс несколько социал-демократических партий. Плюс периодически заявляющие о себе национал-большевики. Как Вы сами считаете, в чем причина такой популярности левых идей в стране?

— Я думаю, это не столько популярность левых идей. В свое время многие партии возникли «по поводу», и сегодня продолжают существовать скорее не как партии, а как небольшие группы людей. Сегодня из левых наиболее крупные группы – это наш «Левый мир» (так в тексте, на самом деле имеется в виду, конечно же, «Справедливый мир». — прим. ред.) и Коммунистическая партия Беларуси. По крайней мере, сегодня эти партии декларируют свою программу и пытаются ее реализовывать, участвуют в политической жизни, в частности, в проходящих сейчас местных выборах. Подобную же активность проявляет и Социал-демократическая партия «Грамада», которую возглавляет Вешторт (так в тексте, на самом деле Вештард. — прим. ред.).

Сегодня в Беларуси, к сожалению, все политические партии в классическом стиле – это квази-партии. Потому что государство создает невозможные условия для деятельности. Начиная от невозможности зарегистрироваться новым структурам. Но и те, кто сегодня зарегистрирован, ущемлены в своих правах. Вот возьмем нашу Белорусскую партию левых «Справедливый мир». Абсолютно немыслимая ситуация, когда мы за собственные партийные деньги снимаем где-то в Минске зал и проводим публичную дискуссию на тему «О правах трудящихся в Республике Беларусь», или на какую-то другую тему, которая может волновать наших сторонников. Это абсолютно невозможно, никто не рискнет сдать нам зал в аренду.

Провести демонстрацию наших программных позиций, нашего отношения к действительности через какое-либо массовое мероприятие – тоже практически невозможно. Потому что такие мероприятия разрешаются один раз в год, и то даже не каждый год. Такой праздник, как 1-е мая, также блокируется властями, которые просто боятся любого организованного гражданского движения. Наверное, в силу того, что власть декларирует полную поддержку ее населением (на последних президентских выборах – более 80%). Но я не верю, что это так, потому что если бы это было так, не было бы такого жесткого прессинга в отношении организованных групп граждан, которые относятся оппозиционно к этой власти.

Что же касается левых идей в целом, то в мире они сегодня переживают ренессанс. В Беларуси – в меньшей степени, но и у нас в последнее время появилось много партий, которые стоят на левых позициях. К примеру, та же «Белорусская партия зелёных».

Есть и много всяких левых молодежных групп, которые не ассоциируют себя с партиями. Среди них можно найти всех – от антиглобалистов до анархистов и прочих. В основном все они базируются на неудовлетворенности людей тем социально-экономическим положением, в котором они сегодня находятся. Для молодежи, на мой взгляд, даже более важно не то положение, в котором она находится, а бесперспективность, отсутствие социальных лифтов. Сегодня многие молодые люди даже не заводят семью, потому что нет перспективы получить собственное жилье, иметь достаточные доходы для обеспечения этой семьи.

Эти все проблемы сегодня есть в государстве, и существующая государственная система не дает людям перспективы. Соответственно, люди начинают интересоваться: есть ли какая-то альтернатива? Альтернативой являются левые, марксистские идеи. Поэтому сегодня объективно все больше людей в Беларуси понимают и осознают, что это миф – о либеральном рае и рынке, который решит все их проблемы…

— Продолжает ли идеология «Справедливого мира» основываться на идеях Карла Маркса, Фридриха Энгельса и Владимира Ленина?

— Да, что касается Карла Маркса и Фридриха Энгельса – однозначно, на мой взгляд марксизм – это одна из фундаментальных социальных наук, которая дает ответы на многие вопросы и сегодня многие вещи там актуальны. Хотя их нужно применять, исходя из того, что мир изменился, и изменилась структура общества, в том числе классовая. Допустим, сегодня понятие «пролетариат» значительно отличается от того, что имел ввиду Маркс. Но это были очень прозорливые ученые, и в свое время уже Энгельс писал о пролетариате как о «совокупном рабочем». Поэтому сегодня пролетарии – это не только те люди, которые стоят у станка, но и так называемые «пролетарии умственного труда», которые живут на зарплату, зарабатывают собственным трудом, не эксплуатируя других.

И сегодня они являются базой для нашей партии и той общественной силой, которая может изменять общественный строй. Конечно, иногда они работают и на либеральную буржуазию, реализуют их интересы, – такое тоже бывает в истории.

— Кто из левых политиков ХХ века является для Вас лично образцом для подражания?

— Все политики – люди, все они имеют достоинства и изъяны. Думаю, надо отдать должное Ульянову-Ленину, интеллект которого значительно превышал не только интеллект его соотечественников, но и интеллект многих сегодняшних действующих политиков. Достаточно вспомнить, сколько написал Владимир Ильич – не все за жизнь могут вообще столько прочитать. Но надо понимать, что он был политиком в очень жесткий период, жесткого военного противостояния, и многие его решения, которые сегодня критикуют, они в то время были объективны.

В значительной мере надо отдать должное и Иосифу Сталину, который смог мобилизовать страну, смог выстроить мобилизационным путем одну из мощнейших держав. Но при этом нельзя оправдать те репрессии, которые были осуществлены Сталиным в Советском Союзе.

Нужно вспомнить и о Че Геваре. Он в меньшей степени идеолог, даже в значительной степени его поступки не были продиктованы глубоким знанием марксизма. Но это выдающийся революционер ХХ столетия, которого сегодня боготворят в Латинской Америке.

— Как Вы считаете, в условиях честных выборов в парламент, президентских выборов, каковы шансы коммунистов придти к власти в Беларуси?

— Очень высокие. Только надо понимать, что эта власть не будет абсолютной. Я думаю, что левые получат относительное большинство, но не получат большинства абсолютного. И поэтому, к сожалению (а может, и к счастью), им придется договариваться с центристами, с какими-то другими силами, которые нельзя отнести к левым, для того, чтобы осуществлять свою политику реформирования Беларуси, особенно что касается социально-экономических вопросов.

— В Беларуси уже много лет практически свернута приватизация, подавляющее большинство средств производства находится в руках государства. Вы одобряете или нет такую политику руководства страны?

— Здесь у очень многих людей, которые считают себя коммунистами, есть заблуждение. Считается, согласно вольному трактованию Маркса, что огосударствление – это шаг к социализму. На мой взгляд, это не совсем так, и Беларусь здесь является одним из примеров. Лично я считаю, что разницы между частной собственностью и государственной собственностью никакой нет. Потому что и одна, и вторая абсолютно отчуждена от трудящихся. Есть такое понятие еще у Маркса – государственный капитализм. Когда капиталистом, эксплуатирующим рабочих, является государство.

Социализм – это нечто другое. По Марксу, главная идея социализма с точки зрения трудовых отношений – чтобы те, кто производит социальные блага, сами были совладельцами этой собственности. То есть это должна быть коллективная форма собственности, которая, кстати, в 1996 году исчезла из Конституции Беларуси. То есть даже кооперативы у нас, фактически, сегодня находятся вне закона.

Доктрина говорит, что человек никогда не будет работать «на дядю» хорошо, независимо от того, кто этот «дядя» – государственное чиновничество или частник. Он может хорошо работать только на себя, если он сопричастен к своему предприятию. Это идеалистическая доктрина, но она реализована – и в капиталистическом мире есть коллективные предприятия. Кроме того, нужно разделять рыночную экономику и капитализм – как это делают сейчас, скажем, социал-демократы в Швеции. Рынок рассматривается как система отношений, которая дает возможность эффективно заниматься производством. А вот капитализм, в их понимании, – это присвоение частником результатов данного высокоэффективного производства.

Так что то, что сегодня в Беларуси не идет приватизация – это ничего общего с социализмом не имеет. И еще Маркс сказал, что капитализм создал очень развитые производительные силы, которые ни одна другая система создать не сумела. И эти возможности, созданные капитализмом, нужно использовать для социального прогресса и перехода к социалистическому обществу.

Возвращаясь к Беларуси: я не думаю, что государству нужно нести на плечах убыточные и малорентабельные предприятия, оплачивая это за счет высокоприбыльных. Почему бы это бремя не отдать частнику, если он способен будет способен это эффективно использовать, сделать предприятие рентабельным, загрузить людей работой и дать им зарплату? Если это экономически целесообразно – то стоит проводить разгосударствление предприятий.

— Митрополит Минский и Слуцкий Павел, патриарший экзарх всея Беларуси, не намерен враждовать с последователями коммунистической идеологии и теми, кто считает святыми памятники большевикам. 16 февраля он заявил: «Я думаю, что придет время, когда люди поймут, что все эти призывы советской или коммунистической власти нереализуемы. И люди поймут, что идти по этому пути бессмысленно. Они повернутся и пойдут по другому пути, где они будут получать все необходимое и для жизни земной, и для своей души». Как Вы к этому относитесь?

— Я к этому отношусь очень хорошо. Нельзя насильно сделать людей счастливыми, как пыталась сделать КПСС. Исли идеология прогрессивна и способна сделать людей счастливыми, то она победит на выборах, если неспособна – пусть победит другая. Именно поэтому мы не совсем коммунисты в том смысле, что мы поддерживаем многопартийность, которая не позволит повторить прежние ошибки СССР.

Если мы исторически неправы, то мы проиграем, если правы – то победим. И нельзя вводить декретом ту экономическую модель, которая нам нравится. Так что я согласен с митрополитом: люди сами разберутся. И если какая-то идеология окажется утопичной, невостребованной, она сама умрет. А запрещать ее нельзя.

При этом я сам атеист, и могу сказать: все то, что проповедует церковь, – оно утопично и никогда не сбывалось. Но у нас в партии много верующих людей, и я уважаю их взгляды. И я не говорю, что церковь надо закрывать. Люди сами разберутся. Сегодня влияние церкви снижается во всем

Источник — БДГ-online

________

Беседы о коммунизме: Леонид Школьников

Беседы о коммунизме: Игорь Карпенко

By
@
backtotop