«Генерал доброты и милосердия…» Памяти В.ФРОЛОВА

10 ноября на 68-м году жизни от обширного инфаркта скончался член ЦК БСДП «Громада», в 2000-2004 гг. — депутат Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь генерал Валерий ФРОЛОВ. По роковому стечению обстоятельств накануне своей смерти генерал собирался ехать в Москву, чтобы заручиться поддержкой в будущих президентских выборах, в которых он собирался принимать участие.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Александр ЯРОЩУК, председатель «Белорусского конгресса демократических профсоюзов», написал некролог на смерть генерала и политика.

С генералом Фроловым мы познакомились в 2004 году – в самый канун Нового года ездили вместе в Германию. Еще одним нашим попутчиком был не так давно ушедший из жизни Геннадий Грушевой. Поездка запомнилась – встречи  с представителями немецкой политической и общественной элит накладывались на витавшее в воздухе приближение праздника. Частью этого праздничного настроения стал для меня и генерал Фролов.

«Неужели такими могут быть генералы?» — подумалось мне тогда.

По мере того, как я узнавал Фролова все ближе и ближе, вопрос этот для меня отнюдь не терял своей актуальности. Наоборот  — я не мог понять, как он оказался в политике – в одной из самых специфических  сфер человеческой деятельности. Сфере, где отсутствие цинизма у человека, там оказавшегося, звучит как приговор. Но, вероятно, в этом и состояла миссия генерала Фролова – доказать, что здесь вполне могут выживать представители гомо сапиенс с ярко выраженными  человеческими качествами – порядочностью, честностью, добротой, жизнелюбием и оптимизмом.

Его наивность поражала – вокруг него неизменно крутились прохвосты разных мастей. Они знали, где можно поживиться – альтруист, бессребреник и романтик Фролов практически все средства, вырученные от продажи коттеджа в Гродно, положил на алтарь демократических перемен. В реальности значительная часть их осела в карманах проходимцев. Они обещали ему собрать под знамена фроловского похода  во власть полки и дивизии,  рисовали захватывающие дух картины бурлящих масс народа – пролетариев, колхозников, врачей, учителей. Слыша, как Фролов нахваливает примазавшихся к нему проходимцев, на которых негде было ставить клейма, я не мог поверить ушам: они, как пираньи, в считанные месяцы выпотрошили политика-романтика в генеральской форме, не выполнив и сотой доли из обещанного, а он все их нахваливал, ни о ком  никогда плохого слова не сказал.

В последние год-полтора мы сблизились особенно – он приходил к нам в офис регулярно. Приветствовал со своим неповторимым фроловским юмором – «доложите обстановку, господа корниловцы, каппелевцы (это относилось ко мне, Сергею Антусевичу, Олегу Подолинскому) и примкнувшие к ним сестры милосердия (имелись в виду Елена Еськова и Ирина Бут-Гусаим)!» Генерал выслушивал наши рапорта, оставался доволен, последствием чего неизменно был, как он любил выражаться, «фунфырик», который торжественно извлекался из наших запасов. «Живут же люди», — со своей неповторимой фроловской улыбкой произносил генерал. И добавлял свое фирменное: «Нам так не жить…».

Долгие месяцы генерал агитировал меня включиться в борьбу за самый желанный приз в нашей стране – президентский пост. Я отвечал: «Валерий Дмитриевич, если стрелять, то наверняка, а у меня всего лишь один патрон. Коллеги на нашей стороне предпочитают стрелять холостыми, но эта забава не по мне – у меня патрон хоть один, но боевой». В конце концов, терпение у генерала иссякло, и однажды он заявил: «Раз вы не желаете, пойду я».

Настоящие генералы, а Фролов был из их числа, не ходят в бой с холостыми патронами. Но меньше всего его образ кандидата в президенты ассоциируется с образом военного человека. И патроны его, оставаясь боевыми, были заряжены гуманизмом, человеколюбием и милосердием… Не успел он их использовать…

Генерал Фролов последний раз позвонил мне 7 ноября, пообещал непременно заглянуть. Но не выполнил своего обещания…

Страна обеднела на самого лучшего своего генерала. Генерала, у которого было огромное сердце, переполненное добротой к людям. Вероятно, в своем желании сделать наш мир добрее и милосерднее, оно переполнилось настолько, что не выдержало…

Спи спокойно, дорогой друг Валерий Дмитриевич Фролов! Настоящий генерал – генерал доброты и милосердия…

Источник — БКДП

 


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


− 2 = два

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

«Генерал доброты и милосердия…» Памяти В.ФРОЛОВА

OLYMPUS DIGITAL CAMERA 14/11/2014

10 ноября на 68-м году жизни от обширного инфаркта скончался член ЦК БСДП «Громада», в 2000-2004 гг. — депутат Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь генерал Валерий ФРОЛОВ. По роковому стечению обстоятельств накануне своей смерти генерал собирался ехать в Москву, чтобы заручиться поддержкой в будущих президентских выборах, в которых он собирался принимать участие.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Александр ЯРОЩУК, председатель «Белорусского конгресса демократических профсоюзов», написал некролог на смерть генерала и политика.

С генералом Фроловым мы познакомились в 2004 году – в самый канун Нового года ездили вместе в Германию. Еще одним нашим попутчиком был не так давно ушедший из жизни Геннадий Грушевой. Поездка запомнилась – встречи  с представителями немецкой политической и общественной элит накладывались на витавшее в воздухе приближение праздника. Частью этого праздничного настроения стал для меня и генерал Фролов.

«Неужели такими могут быть генералы?» — подумалось мне тогда.

По мере того, как я узнавал Фролова все ближе и ближе, вопрос этот для меня отнюдь не терял своей актуальности. Наоборот  — я не мог понять, как он оказался в политике – в одной из самых специфических  сфер человеческой деятельности. Сфере, где отсутствие цинизма у человека, там оказавшегося, звучит как приговор. Но, вероятно, в этом и состояла миссия генерала Фролова – доказать, что здесь вполне могут выживать представители гомо сапиенс с ярко выраженными  человеческими качествами – порядочностью, честностью, добротой, жизнелюбием и оптимизмом.

Его наивность поражала – вокруг него неизменно крутились прохвосты разных мастей. Они знали, где можно поживиться – альтруист, бессребреник и романтик Фролов практически все средства, вырученные от продажи коттеджа в Гродно, положил на алтарь демократических перемен. В реальности значительная часть их осела в карманах проходимцев. Они обещали ему собрать под знамена фроловского похода  во власть полки и дивизии,  рисовали захватывающие дух картины бурлящих масс народа – пролетариев, колхозников, врачей, учителей. Слыша, как Фролов нахваливает примазавшихся к нему проходимцев, на которых негде было ставить клейма, я не мог поверить ушам: они, как пираньи, в считанные месяцы выпотрошили политика-романтика в генеральской форме, не выполнив и сотой доли из обещанного, а он все их нахваливал, ни о ком  никогда плохого слова не сказал.

В последние год-полтора мы сблизились особенно – он приходил к нам в офис регулярно. Приветствовал со своим неповторимым фроловским юмором – «доложите обстановку, господа корниловцы, каппелевцы (это относилось ко мне, Сергею Антусевичу, Олегу Подолинскому) и примкнувшие к ним сестры милосердия (имелись в виду Елена Еськова и Ирина Бут-Гусаим)!» Генерал выслушивал наши рапорта, оставался доволен, последствием чего неизменно был, как он любил выражаться, «фунфырик», который торжественно извлекался из наших запасов. «Живут же люди», — со своей неповторимой фроловской улыбкой произносил генерал. И добавлял свое фирменное: «Нам так не жить…».

Долгие месяцы генерал агитировал меня включиться в борьбу за самый желанный приз в нашей стране – президентский пост. Я отвечал: «Валерий Дмитриевич, если стрелять, то наверняка, а у меня всего лишь один патрон. Коллеги на нашей стороне предпочитают стрелять холостыми, но эта забава не по мне – у меня патрон хоть один, но боевой». В конце концов, терпение у генерала иссякло, и однажды он заявил: «Раз вы не желаете, пойду я».

Настоящие генералы, а Фролов был из их числа, не ходят в бой с холостыми патронами. Но меньше всего его образ кандидата в президенты ассоциируется с образом военного человека. И патроны его, оставаясь боевыми, были заряжены гуманизмом, человеколюбием и милосердием… Не успел он их использовать…

Генерал Фролов последний раз позвонил мне 7 ноября, пообещал непременно заглянуть. Но не выполнил своего обещания…

Страна обеднела на самого лучшего своего генерала. Генерала, у которого было огромное сердце, переполненное добротой к людям. Вероятно, в своем желании сделать наш мир добрее и милосерднее, оно переполнилось настолько, что не выдержало…

Спи спокойно, дорогой друг Валерий Дмитриевич Фролов! Настоящий генерал – генерал доброты и милосердия…

Источник — БКДП

 

By
@
backtotop