Александр ЯРОШУК: Козик сделал всё для дискредитации ФПБ

В Федерации профсоюзов Беларуси три дня не могли подтвердить, что руководитель организации Леонид КОЗИК подал заявление об увольнении. 25 сентября информация подтвердилась. О возможных причинах, побудивших главу официальных профсоюзов после 12 лет бессменного правления уйти со своего поста, «Товарищ.online» в материале «Козик влез так, что, не исключено, закончит печально» рассказал лидер Белорусского конгресса демократических профсоюзов (БКДП) Александр ЯРОШУК .

Леонид КОЗИК. Фото: onliner.by

Деятельность Козика все время сопровождали скандалы

Какой-то детектив со всего этого получается. Я сидел на Национальном совете по трудовым и социальным вопрос, председателем которого является Козик, но он так и не появился. Я спросил своих коллег, ушел ли он. Мне ответили, что он приходил, написал заявление, теперь надо созывать президиум.

Похоже несколько на детский сад. Совершенно очевидно, что не принимал Козик по воле каких-то эмоций свое решение. К этому дело давно шло. Сколько он возглавлял федерацию, столько и сопровождали его кипучую деятельность слухи, разговоры и прямые скандалы, связанные с имуществом, распоряжением им.

Понятное дело, утверждать, что он куда-то влез, я не имею право. Могу только рассуждать о том, что эти скандалы имели место, проверки проходили не единожды, назывались многочисленные факты, скажем так, вольного обращения с имуществом.

Умел настраивать всех против себя

Козик — удивительная личность, которая умеет настраивать всех против себя. В свое время мне сообщали, что Козика дважды спасали, когда его хотели уволить из ФПБ. Слишком он неряшливо делал все, что касается имущества.

По информации, которая до меня доходила, ситуация в ФПБ очень напряглась с весны, Козик даже перестал ездить на различные мероприятия, в частности, в Москву. Мне говорили, что там совсем плохо, не известно, как он выкрутится.

Сделал все для дискредитации ФПБ

Вряд ли у меня еще в жизни появится такой партнер, который все, что можно, сделал для нас в плане рекламы и имиджа. Жалко ФПБ, людей. Уже сама реакция на его заявление об уходе говорит сама за себя: три дня назад его написал, а там играют, ничего не говорят. До какого уровня дошла деградация, что никто не может на себя ничего взять, не может принять никаких решений. Ситуация же элементарная. Написал — это его право, зачем же не отвечать на звонки.

Можно вспомнить и о семейственности и кумовстве: всякие рестораны, которые открывались и руководились его самыми близкими родственниками, сын стал первым проректором МИТСО. И прочие вещи, которые естественно сейчас озвучивать не хотел бы, так как надо делать специальные проверки. Но резонанс постоянно шел.

Крайнее недовольство его деятельностью спасало только редкое верноподданичество.

ФПБ призвана контролировать недовольство рабочих

Я бы не сказал, что произошло событие, которое грянуло, как гром среди ясного неба. Одно дело выслушивать сентенции, что он якобы собрался уходить за год до съезда, чтобы появились какие-то новые люди. Я вот могу появиться, если он это имеет в виду, спасибо.

Но все понимают, что это не тот человек, который будет писать заявление. Кроме того, все понимают, что никакие люди нигде не проявятся и не появятся в ФПБ просто так, что решение, как и 12 лет назад по Козику, самолично будет принимать глава государства.

В иерархии государственного управления пост главы ФПБ — один из важнейших. Понятно, что в этом случае речь меньше всего идет о какой-то профсоюзной организации, скорее — об одной из фундаментальных опор, структуре, которая призвана контролировать рабочих, анализировать их недовольство.

Мог хотеть сохранить лицо

Это могла быть попытка сохранить лицо. Даже если бы ему вдруг приспичило уходить, собрали бы пленум федерации в плановом порядке. Все бы расчувствовались, принесли букет цветов, сказали спасибо, Леонид Петрович, что под твоим чутким руководством мы достигли невиданных высот. Этого же ничего не произошло. Человек просто пришел, и написал заявление.

Я многое за эти годы наслушался. Козик обвинял различных чиновников в пособничестве независимым профсоюзам. Он здесь конкретно многих достал. Я думаю, что свои пять копеек могли много представителей политической элиты, органов госуправления, правительства внести.

Провалил внешнее позиционирование ФПБ

Козик полностью провалил не только внутреннее, но и внешнее позиционирование ФПБ. Он умудрился оказаться в полной изоляции на международной арене. Он так себя повел, что никто из руководителей профсоюзов стран постсоветского пространства с ним не хотел иметь никаких отношений. Он неоднократно подставлял. Несколько раз обманул главу Федерации независимых профсоюзов России Михаила Шмакова, что вызывало сильнейшее негодование главы государства.

В декабре прошлого года Белорусский конгресс демократических профсоюзов вместе с Федерацией независимых профсоюзов России и Конфедерации труда России создали ассоциацию профсоюзов Беларуси и России. ФПБ туда не вошла.

Российские профсоюзы имели все основания с тревогой наблюдать за эволюцией политического режима и правами трудящихся в Беларуси, так как справедливо полагали, что пример может быть заразительным для тех, кто устанавливает эти правила в России. У нас консолидированная позиция с ними. Но в России идет речь о реальном профсоюзном плюрализме. При всех различиях двух профсоюзных организаций России, они понимают, что нужно подниматься выше них, если идет речь о реальной защите трудящихся, которые тебя же содержат.

Негатив перевесил

Не знаю, что будет дальше. Но по информации от коллег, если он просто соскочил, то это, можно считать, будет для него самый желанный исход. Говорили, что он влез так, что, не исключено, закончит печально.

Но мы не желаем, чтобы он закончил печально, пусть живет и здравствует, все, что непосильным трудом нажито, пусть приносит ему счастье.

Это проблемы тех, кто потворствовал его безнаказанности. Он все сводил к примитивной философии: президент работает не покладая рук, дает мудрые установки, а чиновники и правительство саботируют. Так он постоянно озвучивал свою позицию. Вероятно, до поры до времени это помогало, но в итоге весь негатив стал перевешивать.

Без голоса в защиту трудящихся

Козик декларировал (а он был большим мастером деклараций), что ФПБ как никогда сплочена, что возвращено имущество, что вернули людей. Как будто мы не знали, как возвращали людей.

Все эти годы, несмотря на усилия и инициативы, которые он выдвигал (и Курган Славы чистил, и Лукашенко на Нобелевскую премию выдвигал), результата не было. Он много чего красивого говорил, что ФПБ преодолело черную полосу, связаную с руководством Владимира Гончарика (упоминали и меня с Александром Бухвостовым и Геннадием Федыничем), что он консолидировал федерацию, сплотил ее, и она якобы сейчас выполняет важнейшую функцию столпа и опоры государства.

Представить себе, что 4 млн. 200 тысяч человек каждый год радостно несут свои проценты с зарплат в виде взносов для того, чтобы ФПБ проводил среди них соревнования, предлагал путевки, конечно, сложно. Какие бы не были наши люди, но значительное их число являются существами мыслящими, и они отдают себе отчет, какой ненормальной стала ситуация.

Федерация ни разу нигде, даже в самые критические моменты не подала голоса в защиту трудящихся.

Внутри — прогнившая система отношений

Надо отдать должное, в головном офисе навели глянец. Но туда ни один трудящийся не имеет ни одного шанса проникнуть. Все, что он может, так это любоваться извне тем зданием. А внутри это совершенно прогнившая система отношений. Если это и опора, то лучше на нее не опираться.

Добавлю еще один момент о позиции Международной организации труда. Все разговоры, которые были, в том числе и кулуарные, сводились с представителями правительства, власти к тому, чтобы убрали Козика — назначенца президентской Администрации. Но речь шла не о том, чтобы просто убрали, а о том, чтобы дали организации самостоятельно выбрать своего руководителя. И это будет первым шагом, чтобы нормализовать отношения с МОТ.

Вернуть ФПБ рабочим

Все заинтересованы, чтобы ФПБ была возвращена рабочим. Есть огромная масса людей, которых убрали из ФПБ, но которые желают сделать что-то полезное трудящимся. Они знают, каким позором покрыла себя федерация, когда именно с приходом Козика стал возможным не имеющийся в мировой практике прецедент перевода практически всех трудящихся на срочные трудовые контракты.

Когда Гончарик был во главе ФПБ, власть не смогла перевести всех на срочные контракты. Сейчас в это даже плохо верится, но тогда мы провели многочисленные акции, в Минске только 30 тысяч человек вывели ко Дворцу спорта.

Сомнительные инициативы, которые выдвигались Козиком, покрыли позором организацию. Не просто, наверное, будет избавиться от этого имиджа. Но мы исходим из того, что организация, которую у рабочих отняли, для трудящихся нужна. Рано или поздно это неизбежно произойдет, и ФПБ станет на трудный путь преобразования, чтобы вернуться из статуса государственого профсоюза в профсоюз настоящий, классический.

Но, к великому сожалению, с учетом характера политической системы на большие надежды на изменение политики ФПБ вряд ли стоит возлагать.

Сергей ПАВЛОВСКИЙ

Источник — «Товарищ.online»

____________

От редакции. В 2012 году Леонид КОЗИК вообще попал в не очень приятную историю, скорее — даже очень неприятную, вдобавок — публичную. На пиджаке его костюма,  в котором лидер Федерации профсоюзов Беларуси пришел на первомайский митинг «День труда», внимательные граждане рассмотрели этикетку известной во всем мире марки мужской одежды Roy Robson, чьи костюмы ориентировочно стоят $5000.

«Господин Козик носит костюм Roy Robson… это же сколько надо получать профсоюзному боссу, чтобы такое покупать…», — написал тогда в свой Facebook фотокорреспондент Дмитрий БРУШКО.

Любопытно, что в таком случае костюм руководителя ФПБ оказывался дороже костюма Главы белорусского государства почти в 9 раз (костюмы для белорусского президента шьются под заказ респектабельным магазином-ателье «Line A» при Управлении делами президента; стоил такой костюм по тогдашнему курсу порядка $618).

Вот мы и задались вопросом, что чем это не ещё один повод для увольнения Козика в связи с, например, «утратой доверия»? Хотя по старой белорусской традиции у нас все пишут заявления «по-собственному», даже когда и не по-собственному желанию.

_____________
Читать по теме:


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


5 − = один

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Александр ЯРОШУК: Козик сделал всё для дискредитации ФПБ

1336053762_03 28/09/2014
В Федерации профсоюзов Беларуси три дня не могли подтвердить, что руководитель организации Леонид КОЗИК подал заявление об увольнении. 25 сентября информация подтвердилась. О возможных причинах, побудивших главу официальных профсоюзов после 12 лет бессменного правления уйти со своего поста, «Товарищ.online» в материале «Козик влез так, что, не исключено, закончит печально» рассказал лидер Белорусского конгресса демократических профсоюзов (БКДП) Александр ЯРОШУК .

Леонид КОЗИК. Фото: onliner.by

Деятельность Козика все время сопровождали скандалы

Какой-то детектив со всего этого получается. Я сидел на Национальном совете по трудовым и социальным вопрос, председателем которого является Козик, но он так и не появился. Я спросил своих коллег, ушел ли он. Мне ответили, что он приходил, написал заявление, теперь надо созывать президиум.

Похоже несколько на детский сад. Совершенно очевидно, что не принимал Козик по воле каких-то эмоций свое решение. К этому дело давно шло. Сколько он возглавлял федерацию, столько и сопровождали его кипучую деятельность слухи, разговоры и прямые скандалы, связанные с имуществом, распоряжением им.

Понятное дело, утверждать, что он куда-то влез, я не имею право. Могу только рассуждать о том, что эти скандалы имели место, проверки проходили не единожды, назывались многочисленные факты, скажем так, вольного обращения с имуществом.

Умел настраивать всех против себя

Козик — удивительная личность, которая умеет настраивать всех против себя. В свое время мне сообщали, что Козика дважды спасали, когда его хотели уволить из ФПБ. Слишком он неряшливо делал все, что касается имущества.

По информации, которая до меня доходила, ситуация в ФПБ очень напряглась с весны, Козик даже перестал ездить на различные мероприятия, в частности, в Москву. Мне говорили, что там совсем плохо, не известно, как он выкрутится.

Сделал все для дискредитации ФПБ

Вряд ли у меня еще в жизни появится такой партнер, который все, что можно, сделал для нас в плане рекламы и имиджа. Жалко ФПБ, людей. Уже сама реакция на его заявление об уходе говорит сама за себя: три дня назад его написал, а там играют, ничего не говорят. До какого уровня дошла деградация, что никто не может на себя ничего взять, не может принять никаких решений. Ситуация же элементарная. Написал — это его право, зачем же не отвечать на звонки.

Можно вспомнить и о семейственности и кумовстве: всякие рестораны, которые открывались и руководились его самыми близкими родственниками, сын стал первым проректором МИТСО. И прочие вещи, которые естественно сейчас озвучивать не хотел бы, так как надо делать специальные проверки. Но резонанс постоянно шел.

Крайнее недовольство его деятельностью спасало только редкое верноподданичество.

ФПБ призвана контролировать недовольство рабочих

Я бы не сказал, что произошло событие, которое грянуло, как гром среди ясного неба. Одно дело выслушивать сентенции, что он якобы собрался уходить за год до съезда, чтобы появились какие-то новые люди. Я вот могу появиться, если он это имеет в виду, спасибо.

Но все понимают, что это не тот человек, который будет писать заявление. Кроме того, все понимают, что никакие люди нигде не проявятся и не появятся в ФПБ просто так, что решение, как и 12 лет назад по Козику, самолично будет принимать глава государства.

В иерархии государственного управления пост главы ФПБ — один из важнейших. Понятно, что в этом случае речь меньше всего идет о какой-то профсоюзной организации, скорее — об одной из фундаментальных опор, структуре, которая призвана контролировать рабочих, анализировать их недовольство.

Мог хотеть сохранить лицо

Это могла быть попытка сохранить лицо. Даже если бы ему вдруг приспичило уходить, собрали бы пленум федерации в плановом порядке. Все бы расчувствовались, принесли букет цветов, сказали спасибо, Леонид Петрович, что под твоим чутким руководством мы достигли невиданных высот. Этого же ничего не произошло. Человек просто пришел, и написал заявление.

Я многое за эти годы наслушался. Козик обвинял различных чиновников в пособничестве независимым профсоюзам. Он здесь конкретно многих достал. Я думаю, что свои пять копеек могли много представителей политической элиты, органов госуправления, правительства внести.

Провалил внешнее позиционирование ФПБ

Козик полностью провалил не только внутреннее, но и внешнее позиционирование ФПБ. Он умудрился оказаться в полной изоляции на международной арене. Он так себя повел, что никто из руководителей профсоюзов стран постсоветского пространства с ним не хотел иметь никаких отношений. Он неоднократно подставлял. Несколько раз обманул главу Федерации независимых профсоюзов России Михаила Шмакова, что вызывало сильнейшее негодование главы государства.

В декабре прошлого года Белорусский конгресс демократических профсоюзов вместе с Федерацией независимых профсоюзов России и Конфедерации труда России создали ассоциацию профсоюзов Беларуси и России. ФПБ туда не вошла.

Российские профсоюзы имели все основания с тревогой наблюдать за эволюцией политического режима и правами трудящихся в Беларуси, так как справедливо полагали, что пример может быть заразительным для тех, кто устанавливает эти правила в России. У нас консолидированная позиция с ними. Но в России идет речь о реальном профсоюзном плюрализме. При всех различиях двух профсоюзных организаций России, они понимают, что нужно подниматься выше них, если идет речь о реальной защите трудящихся, которые тебя же содержат.

Негатив перевесил

Не знаю, что будет дальше. Но по информации от коллег, если он просто соскочил, то это, можно считать, будет для него самый желанный исход. Говорили, что он влез так, что, не исключено, закончит печально.

Но мы не желаем, чтобы он закончил печально, пусть живет и здравствует, все, что непосильным трудом нажито, пусть приносит ему счастье.

Это проблемы тех, кто потворствовал его безнаказанности. Он все сводил к примитивной философии: президент работает не покладая рук, дает мудрые установки, а чиновники и правительство саботируют. Так он постоянно озвучивал свою позицию. Вероятно, до поры до времени это помогало, но в итоге весь негатив стал перевешивать.

Без голоса в защиту трудящихся

Козик декларировал (а он был большим мастером деклараций), что ФПБ как никогда сплочена, что возвращено имущество, что вернули людей. Как будто мы не знали, как возвращали людей.

Все эти годы, несмотря на усилия и инициативы, которые он выдвигал (и Курган Славы чистил, и Лукашенко на Нобелевскую премию выдвигал), результата не было. Он много чего красивого говорил, что ФПБ преодолело черную полосу, связаную с руководством Владимира Гончарика (упоминали и меня с Александром Бухвостовым и Геннадием Федыничем), что он консолидировал федерацию, сплотил ее, и она якобы сейчас выполняет важнейшую функцию столпа и опоры государства.

Представить себе, что 4 млн. 200 тысяч человек каждый год радостно несут свои проценты с зарплат в виде взносов для того, чтобы ФПБ проводил среди них соревнования, предлагал путевки, конечно, сложно. Какие бы не были наши люди, но значительное их число являются существами мыслящими, и они отдают себе отчет, какой ненормальной стала ситуация.

Федерация ни разу нигде, даже в самые критические моменты не подала голоса в защиту трудящихся.

Внутри — прогнившая система отношений

Надо отдать должное, в головном офисе навели глянец. Но туда ни один трудящийся не имеет ни одного шанса проникнуть. Все, что он может, так это любоваться извне тем зданием. А внутри это совершенно прогнившая система отношений. Если это и опора, то лучше на нее не опираться.

Добавлю еще один момент о позиции Международной организации труда. Все разговоры, которые были, в том числе и кулуарные, сводились с представителями правительства, власти к тому, чтобы убрали Козика — назначенца президентской Администрации. Но речь шла не о том, чтобы просто убрали, а о том, чтобы дали организации самостоятельно выбрать своего руководителя. И это будет первым шагом, чтобы нормализовать отношения с МОТ.

Вернуть ФПБ рабочим

Все заинтересованы, чтобы ФПБ была возвращена рабочим. Есть огромная масса людей, которых убрали из ФПБ, но которые желают сделать что-то полезное трудящимся. Они знают, каким позором покрыла себя федерация, когда именно с приходом Козика стал возможным не имеющийся в мировой практике прецедент перевода практически всех трудящихся на срочные трудовые контракты.

Когда Гончарик был во главе ФПБ, власть не смогла перевести всех на срочные контракты. Сейчас в это даже плохо верится, но тогда мы провели многочисленные акции, в Минске только 30 тысяч человек вывели ко Дворцу спорта.

Сомнительные инициативы, которые выдвигались Козиком, покрыли позором организацию. Не просто, наверное, будет избавиться от этого имиджа. Но мы исходим из того, что организация, которую у рабочих отняли, для трудящихся нужна. Рано или поздно это неизбежно произойдет, и ФПБ станет на трудный путь преобразования, чтобы вернуться из статуса государственого профсоюза в профсоюз настоящий, классический.

Но, к великому сожалению, с учетом характера политической системы на большие надежды на изменение политики ФПБ вряд ли стоит возлагать.

Сергей ПАВЛОВСКИЙ

Источник — «Товарищ.online»

____________

От редакции. В 2012 году Леонид КОЗИК вообще попал в не очень приятную историю, скорее — даже очень неприятную, вдобавок — публичную. На пиджаке его костюма,  в котором лидер Федерации профсоюзов Беларуси пришел на первомайский митинг «День труда», внимательные граждане рассмотрели этикетку известной во всем мире марки мужской одежды Roy Robson, чьи костюмы ориентировочно стоят $5000.

«Господин Козик носит костюм Roy Robson… это же сколько надо получать профсоюзному боссу, чтобы такое покупать…», — написал тогда в свой Facebook фотокорреспондент Дмитрий БРУШКО.

Любопытно, что в таком случае костюм руководителя ФПБ оказывался дороже костюма Главы белорусского государства почти в 9 раз (костюмы для белорусского президента шьются под заказ респектабельным магазином-ателье «Line A» при Управлении делами президента; стоил такой костюм по тогдашнему курсу порядка $618).

Вот мы и задались вопросом, что чем это не ещё один повод для увольнения Козика в связи с, например, «утратой доверия»? Хотя по старой белорусской традиции у нас все пишут заявления «по-собственному», даже когда и не по-собственному желанию.

_____________
Читать по теме:
By
@
backtotop