Дэвид ШВАРЦМАН. «Новый зелёный курс».

OLYMPUS DIGITAL CAMERAДэвид ШВАРЦМАН — американский геохимик, доктор геохимии Университета Брауна (1971), почетный профессор биологического факультета Университет Говарда. Занят исследованиями в области эволюции биосферы, геохимических циклов углерода, происхождения жизни и экологической политики.

При этом он ещё является известным американским эко-социалистом, автором концепции «Солярного коммунизма», исходящей из необходимости максимально эффективного использования солнечной энергии и учёта теплового баланса земной поверхности, термодинамических процессов внутри Земли, для преодоления системного кризиса человеческой цивилизации и реализации переосмысленной с позиций «солярной экономики» марксистской концепции коммунизма.

Дэвид также  активно связан с DC Greens — общественной организацией г. Вашингтон (округ Колумбия, США), занятой построением сетей здорового питания и стремящейся к тому, чтобы все жители округа имели равный доступ к свежим овощам и фруктам.

________

Дэвид ШВАРЦМАН

«НОВЫЙ ЗЕЛЁНЫЙ КУРС»: ПЕРСПЕКТИВЫ ЭКО-СОЦИАЛИСТОВ

Green New Deal: An Ecosocialist Perspective // Capitalism Nature Socialism. 22 (3). 2011. P. 49-56.

Позволю себе начать с упрека: сегодня, те, кто именуют себя левыми, испытывают огромный дефицит стратегического мышления. Красноречивые высказывания о том, что капитализм должен быть как можно скорее заменен социализмом — это всего лишь обозначение политической перспективы, но не стратегия. Надо возобновить дискуссии о стратегии социалистов в XXI веке, чтобы справиться с этим дефицитом. И ради этого пишется данная статья.

Один из нынешних симптомов отсутствия стратегии — это отторжение большинством возможности Green New Deal«Нового зелёного курса» (НЗК) вместе с критикой так называемого «Зелёного капитализма». В своей статье я, напротив, настаиваю на том, чтобы увидеть в борьбе за НЗК средство классовой мобилизации, которая обладает потенциалом для начала перехода к новому эко-социалистическому порядку в мировом масштабе.

Способны ли мы извлечь уроки из положительного опыта «Нового курса» Рузвельта (New Deal) во времена Великой депрессии в 1930-х, рассматривая эко-социалистическую стратегию и возможность использования НЗК при столкновении с усиливающимся сегодня экономическим кризисом, вызванным капиталистической моделью?

Вопреки распространенному мнению, «Новый курс» Ф. Рузвельта был осуществлен для того, чтобы спасти капитализм, а его самые прогрессивные инициативы появились только как ответ на ожесточение классовой борьбы, в том числе и возрождение индустриального рабочего движения, что, в свою очередь, привело к образованию Конгресса производственных профсоюзов (CIO) в 1936 году. В Википедии (английское издание — прим. ред.) об этом написано следующее:

«В то время как бюрократическое руководство Американской федерации труда было неспособно обеспечить успех забастовок, в 1934 году произошло три победоносные стачки. Это была забастовка водителей грузовиков в Миннеаполисе, некоторые лидеры которой входили в троцкистскую Коммунистическую лигу Америки (CLA), забастовка Западного побережья, частично возглавленная членами компартии США (CP USA) и забастовка на заводе Авто-Лайт в Толедо, организованная Американской рабочей партией (AWP). Победоносные производственные союзы вместе с их боевым руководством стали катализатором для становления и роста Конгресса производственных профсоюзов».

В то время, как уровень трудоустройства в промышленности увеличился на 3 млн занятых с 1933 по 1939 годы, показатель безработицы понижался относительно слабо, находясь на уровне между 15 и 20 % и не изменялся до начала военно-промышленного бума, начавшегося в 1940 году как следствие Второй мировой войны.

Хорошо организованные левые, социалисты и коммунисты преобразовались в мощную политическую силу, которая была разбита только после спланированной во время «Холодной войны» защитниками капитала антидемократической кампании, демонизировавшей всех, кто противостоял рыночному капитализму. Эти усилия правительства в конце концов увенчались успехом, что привело к тому, что руководство рабочего движения заключило «фаустовскую сделку» с капиталом, подтолкнувшую левых к сотрудничеству с американским империализмом в обмен на обещания, что реальные доходы рабочих смогут повыситься до беспрецедентных уровней. Но это продолжалось недолго. Вскоре, с началом неолиберальной реструктуризации экономики, которая началась в 1970-х, капитал стал отказываться от своих обещаний. С тех пор заработная плата подавляющего большинства рабочих начала стагнировать.

В настоящее время, когда мы имеем дело с усугубляющимся кризисом капитализма, обусловленным монетизацией, мы, вероятно, сталкиваемся с длительным периодом высокой безработицы среди американского «среднего» класса, который стремительно приближается к уровню маргинализированных рабочих глобального Юга. И впервые со времен Великой депрессии,  люди старшего возраста сталкиваются с перспективой постоянной безработицы, в то время как даже образованная молодежь теперь глядит в мрачное будущее неполного рабочего дня и постоянно растущего долга.

«Новый зелёный курс» доказывает свою состоятельность как решение проблем разразившегося кризиса; как кейнсианское повторение «Нового курса» Рузвельта, он имеет потенциал создания миллионов новых рабочих мест не только в энергосбережении/чистой энергетике, но и в области восстановления физической инфраструктуры. Объединения The BlueGreen Alliance в США, One Million Climate Jobs в Великобритании и Global Green New Deal (в рамках Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП)прим. ред.) — это примеры инициатив в рамках «Нового зелёного курса».

Эти наработки едва видны в трудах марксистских критиков «зелёного капитализма», таких как Ричард Смит. Такая критика зеленого капитализма, конечно, является своевременной и нужной. Он приходит к выводу, что единственным реальным решением является:

«… коллективный демократический контроль над экономикой с целью уделять первостепенное внимание потребностям общества и окружающей среды. Это требует национального и международного экономического планирования для реорганизации хозяйства и перераспределения ресурсов и труда под эти цели. Поэтому, если у человечества еще остался инстинкт самосохранения, у него нет иного выбора, кроме как уничтожить капитализм и заменить его демократической плановой социалистической экономикой». (Смит 2011, 112)

Хотя я и разделяю вывод Смита, он не даёт ни намека на то как эта цель будет достигаться. Будут ли рабочие движения играть важную роль в уничтожении капиталистического устройства? Или всё случится само собой чудесным образом? Полагаю, может быть, в результате смертельной болезни, агонии системы?

Видимо, рабочий класс просто вынужден преследовать те же цели, что и капиталисты:

«Таким образом, топ-менеджмент, рабочий класс и правительства находят, что они «испытывают необходимость» в максимизизации роста, чрезмерном потреблении, даже загрязнении окружающей среды, которое уничтожит будущее для их детей в обмен на сохранение рабочих мест сегодня. Если такой «необходимости» нет, то система вошла в кризис или еще худшее состояние» (Smith, R. Green capitalism: the god that failed. Real-World Economics Review 56, 2011, p. 112).

Кто же «похоронит» капитализм, если не те, кто станет социалистом после прочтения убедительной статьи?

Смит говорит о возможностях нерыночного влияния на существующую капиталистическую модель так:

«…единственный путь преодоления коллапса — это усиление экономической контракции в промышленно развитых экономиках, направленной на снижение производства в целом ряде бесполезных, ресурсоемких и неэкологичных секторов, включая и полное уничтожение наихудших из них. Тем не менее, такая возможность абсолютно исключена в рамках капитализма, т. к. это не социализм: никто не возьмет на себя обязательства обещать новые рабочие места для безработных шахтеров угольной отрасли, нефтедобытчиков, автомобилестроителей, пилотов самолетов, химиков, производителей пластмасс и других рабочих, занятых в «грязных» отраслях, которые должны будут быть уволены. А безработные не платят налоги» (Smith, R. Ibid).

Но разве в истории капитализма нет удачных примеров финансируемого государством массового создания рабочих мест для безработных? Говоря об этом, я имею ввиду «Новый курс», когда организованные рабочие, трудоустроенные и нет, осуществили подобное через классовую борьбу. Увы, возможности классовой борьбы в капиталистическом обществе, кажется, остались без внимания в рассуждениях Смита. Разве не классовая борьба, в своем широком смысле также объединяющая защитников окружающей среды и социальные движения (например, добивающиеся права на бесплатное медицинское обслуживание) на самом деле обеспечила возможность внерыночного регулирования американского капитализма ХХ века, когда был принят, например, Закон о чистом воздухе (CAA) и учреждены Агентство по охране окружающей среды (EPA) и Управление по профессиональной безопасности и здравоохранению (OSHA)? Правда, нужно отметить, что эти учреждения были сильно ослаблены наступлением капитала в рамках неолиберальной модели на протяжении последних 30 лет. И действительно, почти не ограниченное регулированием, глобальное расширение самовоспроизводства капитала приводит нас все ближе и ближе точке невозврата, к необратимым последствиям экологической катастрофы.

Но так ли необходимо для предотвращения фатального исхода это «Смитовское» «усиление экономической контракции в промышленно развитых экономиках»? Рассматриваться должны качественные аспекты роста, а не только уровень ВВП. И да, нам абсолютно необходимо как можно быстрее сокращать экономику, связанную с ВПК, ископаемым топливом, атомной энергетикой, т. к. такой курс производит огромное количество короткоживущих товаров, которые в конечном счете превращаются в постоянно растущие горы ядовитого мусора или уничтожаются в войнах за ресурсы.

Но как насчет экономической экспансии зеленой экономики, производящей чистую энергию и восстанавливающей физическую инфраструктуру, включая массовый общественный транспорт и создание зеленых городов? Такая возможность исключается Смитом:

«…Ученые, выступающие за возобновляемую энергетику утверждают, что интегрированные комплексные системы (чистые) смогут решить проблему производства энергии. По оценкам Международного Энергетического Агентства (I.E.A.), солнечная энергетика в одиночку способна производить почти четверть электроэнергии в мире к 2050 году. Но, как утверждает Тед Трейнер, с учетом зависимого, непостоянного, прерывистого характера производства в возобновляемой энергетике, солнечной или ветровой, даже при принятии того факта, что солнце и ветер обеспечат большую часть в электроснабжении, резервные мощности необходимы. И соответственно, нецелесообразно сокращение потенциала угольной или атомной энергетики — вполне возможно, даже незначительное. (Smith, R. Green capitalism: the god that failed. Real-World Economics Review 56, 2011, p. 133.)

Я с такими оценками Трейнера не согласен категорически.

Смит продолжает:

«…Но даже если мы смогли бы достичь резкого перехода к солнечной энергии и другим возобновляемым источникам энергии… мы не можем утверждать, будто это обязательно приведет к широкому и постоянному уменьшению глобального загрязнения окружающей среды. Так как в условиях отсутствия нерыночных ограничений появление дешевой экологически чистой энергии может легко спровоцировать производство бесконечного количества электромобилей, приборов, источников освещения, ноутбуков, телефонов, iPad-ов, и других новых игрушек, которые мы себе пока даже не можем вообразить… Расширение производства всего этого, в глобальном масштабе, простимулирует потребление еще большего количества сырья, металлов, пластиков, редкоземельных элементов и пр., провоцируя увеличение уровня загрязнения, уничтожая всё больше и больше окружающую среду, что, в конечном итоге, приведет к появлению всемирной свалки. В итоге, единственный выход для общества, меры, которые действительно смогут затормозить чрезмерное потребление электричества — это установление нерыночных ограничений на производство и потребление электроэнергии, введение радикального нормирования и прекращение изготовления ненужных устройств, нуждающихся в бесконечно растущем потребления энергии» (Smith, R., op.cit., p. 134).

Действительно, введение таких нерыночных ограничений необходимо, но борьба за них должна начаться в капиталистическом обществе сегодня, а не быть просто частью политики «будущего социализма». Да, агрессивное меры по энергосбережению важны, особенно в Соединенных Штатах и других странах глобального Севера. Все мы только выиграем от резкого сокращения расточительного потребления, чистого воздуха, чистой воды, и органической пищи. Тем не менее, для того, чтобы обеспечить каждого ребенка, родившегося на этой планете, более высоким качеством жизни, необходимо и глобальное увеличение мощностей чистой энергетики. (Schwartzman, P. and D. Schwartzman. A solar transition is possible, 2011).

Но должны ли мы ожидать того, что «Зелёный капитализм», даже подталкиваемый к своей крайней черте классовой борьбой, может на какое-то время отложить окончательный распад глобального капитализма и действительно будет способен заменить нынешнюю неустойчивую энергетическую базу на возобновляемую энергоинфраструктуру достаточно быстро для того, чтобы избежать катализирования климатической катастрофы, катастрофических изменений климата (К-3)? Я утверждаю, что такая перспектива маловероятна. Наследие и политэкономия реально существующего капитализма сами по себе делают «глобальный солнечный капитализм» иллюзией (Schwartzman, D. Ecosocialism or ecocatastrophe? // Capitalism Nature Socialism. 20 (1). 2009. P. 6-33.).

В то время как Пентагон делает вид, будто намеревается идти по «зеленому» пути, он остается слугой империалистической системы защиты потенциала ископаемого топлива и стратегических металлов, рекой текущих в военно-промышленный комплекс (ископаемое топливо, атомная энергетика, государственный террор). Огромная сила и влияние ВПК является самым большим препятствием для осуществления эффективной программы экологической профилактики, которая имеет реальный шанс на преодоление К-3. Избежание К-3 требует положить конец  зависимости от угля и ископаемого топлива, отказа от атомной энергетики и быстрого перехода к высокоэффективной солнечной энергоинфраструктуре.

Подводя итог вышесказанному, ВПК является в настоящее время крупнейшим препятствием на пути предотвращения К-3, потому что:

  1. Это настоящее ядро глобального воспроизводства капитала с его колоссальной расточительной тратой энергии и материальных ресурсов.
  2. Отрасли, использующие ископаемое топливо и атомную энергетику интегрированы в ВПК.
  3. ВПК играет доминирующую роль в формировании внутренней и внешней политики США и других лидирующих капиталистических держав.
  4. Пентагон — это «глобальная служба по защите нефтегазовой отрасли» как в рамках американской империалистической повестки дня (Klare, M.T. The Pentagon vs. peak oil, 2007), так и в рамках транснационального капитала как такового (напр., Robinson, W.I. A theory of global capitalism. Baltimore: Johns Hopkins Univ. Press, 2004).
  5. Империалистическая политика ВПК блокирует глобальное сотрудничество и инвестиции, необходимые для предотвращения К-3.

Тем не менее, задачи, которые стоят перед борьбой за «Новый зелёный курс», это те же самые задачи, которые необходимо решить, чтобы предотвратить К-3. Однако человечество не может позволить себе ждать социализма, чтобы приступить к реализации этой программы экологической профилактики. И я утверждал и утверждаю, что начало НЗК в рамках существующего капитализма может открыть путь к экосоциалистическому переходу — социализму 21-го века — Социализму, действительно достойному своего названия.

Климатология говорит нам, что сейчас мы обязаны использовать любую внушающую доверие возможность, чтобы избежать погружение в К-3. Создание так-называемых «зеленых рабочих мест» является одновременно и созданием нового принадлежащего рабочему классу сектора, призванного покончить с зависимостью от ископаемых энергоресурсов. Такой исторический переход на возобновляемые источники энергии был бы вполне сопоставим с промышленной революцией, которая осуществила переход от древесной энергетики к угольной. Несмотря на очевидную необходимость, всего этого будет недостаточно для предотвращения К-3. Нам также требуется установить строгий режим регулирования снижения выбросов углекислого газа с целью избежать превращения расширения сферы возобновляемых источников энергии в дополнение и опору продолжающейся зависимости от ископаемого топлива. В то же время, широкий глобальный альянс рабочего класса и угнетенного народа («зелёные» рабочие организации, женские движения, маргинализированный пролетариат, коренные народы, и, да, даже капитал, инвестирующий в солнечную энергетику) может потенциально породить силу, способную противостоять привилегированному положению связанного с ВПК капитала и начать процесс глобальной демилитаризации, отправив военно-промышленно «динозавра» в доисторический музей, где ему самое место, а следом и его отца — Глобальный капитализм.

Крис Уильямс выступает за похожий подход:

«… Некоторые из наиболее дальновидных предприятий, не связанных с ископаемыми видами топлива, понимают, что прибыль может быть извлечена в результате инвестирования в альтернативные источники энергии. Это уже является достоверным фактом. Такая ситуация обязательно создаст напряженность и раскол между правящими элитами и конфликт корпоративных интересов, что открывают пространство для социальных и трудовых движений» (Williams, C. Ecology and socialism. Chicago: Haymarket Books., 2010. P. 166).

Я пришел к выводу о том, что, прежде всего, нам следует обратиться к политическому гению В. Ленина, который утверждал, что должно в полной мере использоваться любое противоречие между фракциями капитала (Schwartzman, D., 2009). Кроме того, следует подчеркнуть, что борьба за консолидацию этого широкого альянса должна преодолеть разногласия внутри рабочего класса и его потенциальных союзников, которые спонсируют и поощряют в своих интересах правящие классы и элиты. Успех классовой борьбы в эпоху «Нового курса» привел в США к значительным подвижкам в борьбе с расизмом, и, конечно, усилению движения за гражданские права в 1940-х, которое вплоть до 1960-х годов одерживало значимые победы, в итоге закрепленные в законодательстве. Тем не менее, в настоящее время мы сталкиваемся с продолжающимся массовым лишением свобод (в основном здесь приходится говорить о меньшинствах), а также демонизацией иммигрантских общин, в особенности, выходцев из стран глобального Юга. Именно с этими новыми вызовами должны бороться организаторы, выступающие за НЗК, так как единство, но не раскол среди угнетенных, отберет мощный инструмент, который используют правящие элиты, чтобы отвлечь массы от понимания вреда, который сами наносят большинству.

В отличие от «Нового курса», переход к НЗК в глобальном масштабе и в контексте перехода на  возобновляемые и экологически чистые источники энергии, который обязательно будет сопровождаться демилитаризацей, не закончится укреплением военно-промышленно капитала, как это было во время Второй мировой войны и по результатам «Холодной войны». Вернее всего, в этом случае НЗК имеет реальный потенциал для подпитки отказа от капитализма в пользу экосоциализма. Вторая мировая война и появления империалистического ВПК отложили смертельный кризис капитализма. Новый проект раскрывает для нас свои объятия, призывая закончить начатое.

Мы нуждаемся в стратегии переходного периода. Это должно стать приоритетом для экосоциалистов в теории и на практике. Любой левый обязан не только заниматься текущими потребностями эксплуатируемого и угнетенного крупным капиталам большинства, но и быть лидером в организации ответного удара. Таким образом, достойный труд, создание рабочих мест, доступное жилье, здравоохранение, ювенальные вопросы, качество окружающей среды и экологическое законодательство должны стать неотъемлемой частью Левой повестки дня. Программа ответного удара должна противостоять экологической катастрофе и требовать решений в русле глобального использования чистой энергии.

Мы должны избавиться от мысли, выраженной в словосочетании «чем хуже, тем лучше», о том, что коллапс капитализма принесет нам социализм. Нельзя воспринимать смертельную болезнь общества как надежду на будущее. Трупный яд капитализма уничтожит всё. Ни лозунги, ни пропаганда не дадут полномасштабного эффекта, который необходим в этой идеологической борьбе. Только переходящая от локальной к транснациональной классовая борьба в рамках капитализма сможет уничтожить сложившуюся систему, которая, к сожалению, не умрет своей смертью и не уйдет по собственной воле. И на этот раз капитализм должен исчезнуть навсегда. Решающая роль левых экосоциалистических сил заключается в определении стратегических сегментов класса — уже существующих или еще только находящихся в стадии формирования — которые и станут могильщиками капитализма. Кроме того, экосоциалисты должны также принимать активное участие в создании и реализации коллективной концепции, которая станет зерном в пока еще капиталистической почве, зерном новой глобальной цивилизации, где власть капитала перестанет существовать.

Сейчас мы являемся свидетелями усиления борьбы за общественное управление производством и потреблением на всех уровнях, как в локальных, так и в глобальных масштабах. Точками сосредоточения такой борьбы должны стать национализация энергетики, железной дороги и телекоммуникационного сектора; муниципализация электрических и водопроводных сетей; создание децентрализованных кооперативов в области солнечной энергетики, пищевой промышленности, фермерства; поощрение производств, принадлежащих трудящимся (экономики солидарности), переход от промышленного сельского хозяйства и ГМО к агроэкологии; создание «зелёных» городов. Все эти задачи должны быть частью повестки дня экосоциалистов, касающейся НЗК, которая, конечно же, должна включать и уничтожение ВПК.

История капитализма — это история классовой борьбы, ее приливов и отливов. И это не история рабочего класса как пассивного инструмента в машине воспроизводства капитала. Списание потенциала классовой борьбы со счетов отсылает нас к пустым идеалистическим представлениям о том, что рано или поздно социализм придет сам, вместо того, чтобы сосредоточится на материалистической теории и практикой добиться результата. Перспектива «Нового зелёного курса» дает нам мощный рычаг. Остается только им воспользоваться.

Перевод — Тимофея ЗЕЛЕНОВА

Источник — РАБКОР.РУ

Оригинал (англ.) — Political affairs

_________

Читать по теме:

David SCHWARTZMAN. Solar Communism


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


пять − 3 =

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Дэвид ШВАРЦМАН. «Новый зелёный курс».

10_ 23/10/2014

OLYMPUS DIGITAL CAMERAДэвид ШВАРЦМАН — американский геохимик, доктор геохимии Университета Брауна (1971), почетный профессор биологического факультета Университет Говарда. Занят исследованиями в области эволюции биосферы, геохимических циклов углерода, происхождения жизни и экологической политики.

При этом он ещё является известным американским эко-социалистом, автором концепции «Солярного коммунизма», исходящей из необходимости максимально эффективного использования солнечной энергии и учёта теплового баланса земной поверхности, термодинамических процессов внутри Земли, для преодоления системного кризиса человеческой цивилизации и реализации переосмысленной с позиций «солярной экономики» марксистской концепции коммунизма.

Дэвид также  активно связан с DC Greens — общественной организацией г. Вашингтон (округ Колумбия, США), занятой построением сетей здорового питания и стремящейся к тому, чтобы все жители округа имели равный доступ к свежим овощам и фруктам.

________

Дэвид ШВАРЦМАН

«НОВЫЙ ЗЕЛЁНЫЙ КУРС»: ПЕРСПЕКТИВЫ ЭКО-СОЦИАЛИСТОВ

Green New Deal: An Ecosocialist Perspective // Capitalism Nature Socialism. 22 (3). 2011. P. 49-56.

Позволю себе начать с упрека: сегодня, те, кто именуют себя левыми, испытывают огромный дефицит стратегического мышления. Красноречивые высказывания о том, что капитализм должен быть как можно скорее заменен социализмом — это всего лишь обозначение политической перспективы, но не стратегия. Надо возобновить дискуссии о стратегии социалистов в XXI веке, чтобы справиться с этим дефицитом. И ради этого пишется данная статья.

Один из нынешних симптомов отсутствия стратегии — это отторжение большинством возможности Green New Deal«Нового зелёного курса» (НЗК) вместе с критикой так называемого «Зелёного капитализма». В своей статье я, напротив, настаиваю на том, чтобы увидеть в борьбе за НЗК средство классовой мобилизации, которая обладает потенциалом для начала перехода к новому эко-социалистическому порядку в мировом масштабе.

Способны ли мы извлечь уроки из положительного опыта «Нового курса» Рузвельта (New Deal) во времена Великой депрессии в 1930-х, рассматривая эко-социалистическую стратегию и возможность использования НЗК при столкновении с усиливающимся сегодня экономическим кризисом, вызванным капиталистической моделью?

Вопреки распространенному мнению, «Новый курс» Ф. Рузвельта был осуществлен для того, чтобы спасти капитализм, а его самые прогрессивные инициативы появились только как ответ на ожесточение классовой борьбы, в том числе и возрождение индустриального рабочего движения, что, в свою очередь, привело к образованию Конгресса производственных профсоюзов (CIO) в 1936 году. В Википедии (английское издание — прим. ред.) об этом написано следующее:

«В то время как бюрократическое руководство Американской федерации труда было неспособно обеспечить успех забастовок, в 1934 году произошло три победоносные стачки. Это была забастовка водителей грузовиков в Миннеаполисе, некоторые лидеры которой входили в троцкистскую Коммунистическую лигу Америки (CLA), забастовка Западного побережья, частично возглавленная членами компартии США (CP USA) и забастовка на заводе Авто-Лайт в Толедо, организованная Американской рабочей партией (AWP). Победоносные производственные союзы вместе с их боевым руководством стали катализатором для становления и роста Конгресса производственных профсоюзов».

В то время, как уровень трудоустройства в промышленности увеличился на 3 млн занятых с 1933 по 1939 годы, показатель безработицы понижался относительно слабо, находясь на уровне между 15 и 20 % и не изменялся до начала военно-промышленного бума, начавшегося в 1940 году как следствие Второй мировой войны.

Хорошо организованные левые, социалисты и коммунисты преобразовались в мощную политическую силу, которая была разбита только после спланированной во время «Холодной войны» защитниками капитала антидемократической кампании, демонизировавшей всех, кто противостоял рыночному капитализму. Эти усилия правительства в конце концов увенчались успехом, что привело к тому, что руководство рабочего движения заключило «фаустовскую сделку» с капиталом, подтолкнувшую левых к сотрудничеству с американским империализмом в обмен на обещания, что реальные доходы рабочих смогут повыситься до беспрецедентных уровней. Но это продолжалось недолго. Вскоре, с началом неолиберальной реструктуризации экономики, которая началась в 1970-х, капитал стал отказываться от своих обещаний. С тех пор заработная плата подавляющего большинства рабочих начала стагнировать.

В настоящее время, когда мы имеем дело с усугубляющимся кризисом капитализма, обусловленным монетизацией, мы, вероятно, сталкиваемся с длительным периодом высокой безработицы среди американского «среднего» класса, который стремительно приближается к уровню маргинализированных рабочих глобального Юга. И впервые со времен Великой депрессии,  люди старшего возраста сталкиваются с перспективой постоянной безработицы, в то время как даже образованная молодежь теперь глядит в мрачное будущее неполного рабочего дня и постоянно растущего долга.

«Новый зелёный курс» доказывает свою состоятельность как решение проблем разразившегося кризиса; как кейнсианское повторение «Нового курса» Рузвельта, он имеет потенциал создания миллионов новых рабочих мест не только в энергосбережении/чистой энергетике, но и в области восстановления физической инфраструктуры. Объединения The BlueGreen Alliance в США, One Million Climate Jobs в Великобритании и Global Green New Deal (в рамках Программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП)прим. ред.) — это примеры инициатив в рамках «Нового зелёного курса».

Эти наработки едва видны в трудах марксистских критиков «зелёного капитализма», таких как Ричард Смит. Такая критика зеленого капитализма, конечно, является своевременной и нужной. Он приходит к выводу, что единственным реальным решением является:

«… коллективный демократический контроль над экономикой с целью уделять первостепенное внимание потребностям общества и окружающей среды. Это требует национального и международного экономического планирования для реорганизации хозяйства и перераспределения ресурсов и труда под эти цели. Поэтому, если у человечества еще остался инстинкт самосохранения, у него нет иного выбора, кроме как уничтожить капитализм и заменить его демократической плановой социалистической экономикой». (Смит 2011, 112)

Хотя я и разделяю вывод Смита, он не даёт ни намека на то как эта цель будет достигаться. Будут ли рабочие движения играть важную роль в уничтожении капиталистического устройства? Или всё случится само собой чудесным образом? Полагаю, может быть, в результате смертельной болезни, агонии системы?

Видимо, рабочий класс просто вынужден преследовать те же цели, что и капиталисты:

«Таким образом, топ-менеджмент, рабочий класс и правительства находят, что они «испытывают необходимость» в максимизизации роста, чрезмерном потреблении, даже загрязнении окружающей среды, которое уничтожит будущее для их детей в обмен на сохранение рабочих мест сегодня. Если такой «необходимости» нет, то система вошла в кризис или еще худшее состояние» (Smith, R. Green capitalism: the god that failed. Real-World Economics Review 56, 2011, p. 112).

Кто же «похоронит» капитализм, если не те, кто станет социалистом после прочтения убедительной статьи?

Смит говорит о возможностях нерыночного влияния на существующую капиталистическую модель так:

«…единственный путь преодоления коллапса — это усиление экономической контракции в промышленно развитых экономиках, направленной на снижение производства в целом ряде бесполезных, ресурсоемких и неэкологичных секторов, включая и полное уничтожение наихудших из них. Тем не менее, такая возможность абсолютно исключена в рамках капитализма, т. к. это не социализм: никто не возьмет на себя обязательства обещать новые рабочие места для безработных шахтеров угольной отрасли, нефтедобытчиков, автомобилестроителей, пилотов самолетов, химиков, производителей пластмасс и других рабочих, занятых в «грязных» отраслях, которые должны будут быть уволены. А безработные не платят налоги» (Smith, R. Ibid).

Но разве в истории капитализма нет удачных примеров финансируемого государством массового создания рабочих мест для безработных? Говоря об этом, я имею ввиду «Новый курс», когда организованные рабочие, трудоустроенные и нет, осуществили подобное через классовую борьбу. Увы, возможности классовой борьбы в капиталистическом обществе, кажется, остались без внимания в рассуждениях Смита. Разве не классовая борьба, в своем широком смысле также объединяющая защитников окружающей среды и социальные движения (например, добивающиеся права на бесплатное медицинское обслуживание) на самом деле обеспечила возможность внерыночного регулирования американского капитализма ХХ века, когда был принят, например, Закон о чистом воздухе (CAA) и учреждены Агентство по охране окружающей среды (EPA) и Управление по профессиональной безопасности и здравоохранению (OSHA)? Правда, нужно отметить, что эти учреждения были сильно ослаблены наступлением капитала в рамках неолиберальной модели на протяжении последних 30 лет. И действительно, почти не ограниченное регулированием, глобальное расширение самовоспроизводства капитала приводит нас все ближе и ближе точке невозврата, к необратимым последствиям экологической катастрофы.

Но так ли необходимо для предотвращения фатального исхода это «Смитовское» «усиление экономической контракции в промышленно развитых экономиках»? Рассматриваться должны качественные аспекты роста, а не только уровень ВВП. И да, нам абсолютно необходимо как можно быстрее сокращать экономику, связанную с ВПК, ископаемым топливом, атомной энергетикой, т. к. такой курс производит огромное количество короткоживущих товаров, которые в конечном счете превращаются в постоянно растущие горы ядовитого мусора или уничтожаются в войнах за ресурсы.

Но как насчет экономической экспансии зеленой экономики, производящей чистую энергию и восстанавливающей физическую инфраструктуру, включая массовый общественный транспорт и создание зеленых городов? Такая возможность исключается Смитом:

«…Ученые, выступающие за возобновляемую энергетику утверждают, что интегрированные комплексные системы (чистые) смогут решить проблему производства энергии. По оценкам Международного Энергетического Агентства (I.E.A.), солнечная энергетика в одиночку способна производить почти четверть электроэнергии в мире к 2050 году. Но, как утверждает Тед Трейнер, с учетом зависимого, непостоянного, прерывистого характера производства в возобновляемой энергетике, солнечной или ветровой, даже при принятии того факта, что солнце и ветер обеспечат большую часть в электроснабжении, резервные мощности необходимы. И соответственно, нецелесообразно сокращение потенциала угольной или атомной энергетики — вполне возможно, даже незначительное. (Smith, R. Green capitalism: the god that failed. Real-World Economics Review 56, 2011, p. 133.)

Я с такими оценками Трейнера не согласен категорически.

Смит продолжает:

«…Но даже если мы смогли бы достичь резкого перехода к солнечной энергии и другим возобновляемым источникам энергии… мы не можем утверждать, будто это обязательно приведет к широкому и постоянному уменьшению глобального загрязнения окружающей среды. Так как в условиях отсутствия нерыночных ограничений появление дешевой экологически чистой энергии может легко спровоцировать производство бесконечного количества электромобилей, приборов, источников освещения, ноутбуков, телефонов, iPad-ов, и других новых игрушек, которые мы себе пока даже не можем вообразить… Расширение производства всего этого, в глобальном масштабе, простимулирует потребление еще большего количества сырья, металлов, пластиков, редкоземельных элементов и пр., провоцируя увеличение уровня загрязнения, уничтожая всё больше и больше окружающую среду, что, в конечном итоге, приведет к появлению всемирной свалки. В итоге, единственный выход для общества, меры, которые действительно смогут затормозить чрезмерное потребление электричества — это установление нерыночных ограничений на производство и потребление электроэнергии, введение радикального нормирования и прекращение изготовления ненужных устройств, нуждающихся в бесконечно растущем потребления энергии» (Smith, R., op.cit., p. 134).

Действительно, введение таких нерыночных ограничений необходимо, но борьба за них должна начаться в капиталистическом обществе сегодня, а не быть просто частью политики «будущего социализма». Да, агрессивное меры по энергосбережению важны, особенно в Соединенных Штатах и других странах глобального Севера. Все мы только выиграем от резкого сокращения расточительного потребления, чистого воздуха, чистой воды, и органической пищи. Тем не менее, для того, чтобы обеспечить каждого ребенка, родившегося на этой планете, более высоким качеством жизни, необходимо и глобальное увеличение мощностей чистой энергетики. (Schwartzman, P. and D. Schwartzman. A solar transition is possible, 2011).

Но должны ли мы ожидать того, что «Зелёный капитализм», даже подталкиваемый к своей крайней черте классовой борьбой, может на какое-то время отложить окончательный распад глобального капитализма и действительно будет способен заменить нынешнюю неустойчивую энергетическую базу на возобновляемую энергоинфраструктуру достаточно быстро для того, чтобы избежать катализирования климатической катастрофы, катастрофических изменений климата (К-3)? Я утверждаю, что такая перспектива маловероятна. Наследие и политэкономия реально существующего капитализма сами по себе делают «глобальный солнечный капитализм» иллюзией (Schwartzman, D. Ecosocialism or ecocatastrophe? // Capitalism Nature Socialism. 20 (1). 2009. P. 6-33.).

В то время как Пентагон делает вид, будто намеревается идти по «зеленому» пути, он остается слугой империалистической системы защиты потенциала ископаемого топлива и стратегических металлов, рекой текущих в военно-промышленный комплекс (ископаемое топливо, атомная энергетика, государственный террор). Огромная сила и влияние ВПК является самым большим препятствием для осуществления эффективной программы экологической профилактики, которая имеет реальный шанс на преодоление К-3. Избежание К-3 требует положить конец  зависимости от угля и ископаемого топлива, отказа от атомной энергетики и быстрого перехода к высокоэффективной солнечной энергоинфраструктуре.

Подводя итог вышесказанному, ВПК является в настоящее время крупнейшим препятствием на пути предотвращения К-3, потому что:

  1. Это настоящее ядро глобального воспроизводства капитала с его колоссальной расточительной тратой энергии и материальных ресурсов.
  2. Отрасли, использующие ископаемое топливо и атомную энергетику интегрированы в ВПК.
  3. ВПК играет доминирующую роль в формировании внутренней и внешней политики США и других лидирующих капиталистических держав.
  4. Пентагон — это «глобальная служба по защите нефтегазовой отрасли» как в рамках американской империалистической повестки дня (Klare, M.T. The Pentagon vs. peak oil, 2007), так и в рамках транснационального капитала как такового (напр., Robinson, W.I. A theory of global capitalism. Baltimore: Johns Hopkins Univ. Press, 2004).
  5. Империалистическая политика ВПК блокирует глобальное сотрудничество и инвестиции, необходимые для предотвращения К-3.

Тем не менее, задачи, которые стоят перед борьбой за «Новый зелёный курс», это те же самые задачи, которые необходимо решить, чтобы предотвратить К-3. Однако человечество не может позволить себе ждать социализма, чтобы приступить к реализации этой программы экологической профилактики. И я утверждал и утверждаю, что начало НЗК в рамках существующего капитализма может открыть путь к экосоциалистическому переходу — социализму 21-го века — Социализму, действительно достойному своего названия.

Климатология говорит нам, что сейчас мы обязаны использовать любую внушающую доверие возможность, чтобы избежать погружение в К-3. Создание так-называемых «зеленых рабочих мест» является одновременно и созданием нового принадлежащего рабочему классу сектора, призванного покончить с зависимостью от ископаемых энергоресурсов. Такой исторический переход на возобновляемые источники энергии был бы вполне сопоставим с промышленной революцией, которая осуществила переход от древесной энергетики к угольной. Несмотря на очевидную необходимость, всего этого будет недостаточно для предотвращения К-3. Нам также требуется установить строгий режим регулирования снижения выбросов углекислого газа с целью избежать превращения расширения сферы возобновляемых источников энергии в дополнение и опору продолжающейся зависимости от ископаемого топлива. В то же время, широкий глобальный альянс рабочего класса и угнетенного народа («зелёные» рабочие организации, женские движения, маргинализированный пролетариат, коренные народы, и, да, даже капитал, инвестирующий в солнечную энергетику) может потенциально породить силу, способную противостоять привилегированному положению связанного с ВПК капитала и начать процесс глобальной демилитаризации, отправив военно-промышленно «динозавра» в доисторический музей, где ему самое место, а следом и его отца — Глобальный капитализм.

Крис Уильямс выступает за похожий подход:

«… Некоторые из наиболее дальновидных предприятий, не связанных с ископаемыми видами топлива, понимают, что прибыль может быть извлечена в результате инвестирования в альтернативные источники энергии. Это уже является достоверным фактом. Такая ситуация обязательно создаст напряженность и раскол между правящими элитами и конфликт корпоративных интересов, что открывают пространство для социальных и трудовых движений» (Williams, C. Ecology and socialism. Chicago: Haymarket Books., 2010. P. 166).

Я пришел к выводу о том, что, прежде всего, нам следует обратиться к политическому гению В. Ленина, который утверждал, что должно в полной мере использоваться любое противоречие между фракциями капитала (Schwartzman, D., 2009). Кроме того, следует подчеркнуть, что борьба за консолидацию этого широкого альянса должна преодолеть разногласия внутри рабочего класса и его потенциальных союзников, которые спонсируют и поощряют в своих интересах правящие классы и элиты. Успех классовой борьбы в эпоху «Нового курса» привел в США к значительным подвижкам в борьбе с расизмом, и, конечно, усилению движения за гражданские права в 1940-х, которое вплоть до 1960-х годов одерживало значимые победы, в итоге закрепленные в законодательстве. Тем не менее, в настоящее время мы сталкиваемся с продолжающимся массовым лишением свобод (в основном здесь приходится говорить о меньшинствах), а также демонизацией иммигрантских общин, в особенности, выходцев из стран глобального Юга. Именно с этими новыми вызовами должны бороться организаторы, выступающие за НЗК, так как единство, но не раскол среди угнетенных, отберет мощный инструмент, который используют правящие элиты, чтобы отвлечь массы от понимания вреда, который сами наносят большинству.

В отличие от «Нового курса», переход к НЗК в глобальном масштабе и в контексте перехода на  возобновляемые и экологически чистые источники энергии, который обязательно будет сопровождаться демилитаризацей, не закончится укреплением военно-промышленно капитала, как это было во время Второй мировой войны и по результатам «Холодной войны». Вернее всего, в этом случае НЗК имеет реальный потенциал для подпитки отказа от капитализма в пользу экосоциализма. Вторая мировая война и появления империалистического ВПК отложили смертельный кризис капитализма. Новый проект раскрывает для нас свои объятия, призывая закончить начатое.

Мы нуждаемся в стратегии переходного периода. Это должно стать приоритетом для экосоциалистов в теории и на практике. Любой левый обязан не только заниматься текущими потребностями эксплуатируемого и угнетенного крупным капиталам большинства, но и быть лидером в организации ответного удара. Таким образом, достойный труд, создание рабочих мест, доступное жилье, здравоохранение, ювенальные вопросы, качество окружающей среды и экологическое законодательство должны стать неотъемлемой частью Левой повестки дня. Программа ответного удара должна противостоять экологической катастрофе и требовать решений в русле глобального использования чистой энергии.

Мы должны избавиться от мысли, выраженной в словосочетании «чем хуже, тем лучше», о том, что коллапс капитализма принесет нам социализм. Нельзя воспринимать смертельную болезнь общества как надежду на будущее. Трупный яд капитализма уничтожит всё. Ни лозунги, ни пропаганда не дадут полномасштабного эффекта, который необходим в этой идеологической борьбе. Только переходящая от локальной к транснациональной классовая борьба в рамках капитализма сможет уничтожить сложившуюся систему, которая, к сожалению, не умрет своей смертью и не уйдет по собственной воле. И на этот раз капитализм должен исчезнуть навсегда. Решающая роль левых экосоциалистических сил заключается в определении стратегических сегментов класса — уже существующих или еще только находящихся в стадии формирования — которые и станут могильщиками капитализма. Кроме того, экосоциалисты должны также принимать активное участие в создании и реализации коллективной концепции, которая станет зерном в пока еще капиталистической почве, зерном новой глобальной цивилизации, где власть капитала перестанет существовать.

Сейчас мы являемся свидетелями усиления борьбы за общественное управление производством и потреблением на всех уровнях, как в локальных, так и в глобальных масштабах. Точками сосредоточения такой борьбы должны стать национализация энергетики, железной дороги и телекоммуникационного сектора; муниципализация электрических и водопроводных сетей; создание децентрализованных кооперативов в области солнечной энергетики, пищевой промышленности, фермерства; поощрение производств, принадлежащих трудящимся (экономики солидарности), переход от промышленного сельского хозяйства и ГМО к агроэкологии; создание «зелёных» городов. Все эти задачи должны быть частью повестки дня экосоциалистов, касающейся НЗК, которая, конечно же, должна включать и уничтожение ВПК.

История капитализма — это история классовой борьбы, ее приливов и отливов. И это не история рабочего класса как пассивного инструмента в машине воспроизводства капитала. Списание потенциала классовой борьбы со счетов отсылает нас к пустым идеалистическим представлениям о том, что рано или поздно социализм придет сам, вместо того, чтобы сосредоточится на материалистической теории и практикой добиться результата. Перспектива «Нового зелёного курса» дает нам мощный рычаг. Остается только им воспользоваться.

Перевод — Тимофея ЗЕЛЕНОВА

Источник — РАБКОР.РУ

Оригинал (англ.) — Political affairs

_________

Читать по теме:

David SCHWARTZMAN. Solar Communism

By
@
backtotop