Александр ВОЛОДАРСКИЙ. Левые, разделённые Майданом

Не отпускает нас тема киевского Евромайдана, кардинально изменившего судьбу Украины: страна неумолимо «правеет» и погружается в экономический и политический хаос. Самое страшное, что украинские левые оказались совершенно к этому не готовы: ни к триумфу ультраправых в центре своей столицы, ни к доминированию крайне-правых в парламенте вместе со вступившими с ними в «ура-патриотический» блок украинскими либералами, ни к работе в условиях социально-политического и социально-экономического кризиса. Левые вообще оказались ни к чему не готовы, последние несколько десятков лет предпочитая выяснять отношения между собой и бесконечно делиться на фракции, вместо того, чтобы совместно заниматься возвращением в национальное политическое пространство левых социально-политических идей и поиском возможных инструментов для их реализации.

Хорошо иллюстрирует это состояние левой дезорганизации вышедшая в июле на портале «Русская планета» статья украинского либертарного активиста и публициста Александра ВОЛОДАРСКОГО, озаглавленная кратко и ёмко — «Левые по разные стороны Майдана». Речь в ней как раз идёт о том, как украинские «внесистемные» левые, и так не грешившие особым единством, равно как его желанием,  оказались окончательно и бесповоротно расколоты известными событиями на Майдане — так, что «можно с полной уверенностью говорить, что «левого единства» на Украине уже не будет…» При этом статья содержит ещё более важное, на наш взгляд, признание, что «принципиальное разделение левых произошло не только по событиям в Киеве и на юго-востоке Украины, но и по линии отношения к СССР». 

Статья стала ответом на ранее опубликованный на «Русской Планете» материал Юрия ГЕОРГИЕВА «Как левые оценивают события на Украине», который, по мнению Володарского, «описывает точку зрения лишь одного лагеря, который можно условно обозначить как «антимайдановский». Позиция левых, поддержавших Майдан или же занявших нейтральную позицию, не была передана или же была передана с искажениями…»

На  LEFT.BY критикуемый материал также вышел — в слегка подкорректированном и уточнённом варианте, и под новым заглавием — «Минская встреча: левые оценивают события в Украине». Его автор является давним другом нашей редакции и представляет белорусский левый политический сектор — и мы не могли отказать себе в удовольствии разместить его материал у себя — не разделяя, впрочем, полностью его позицию и его выводы. Но, тем не менее, критика статьи нашего товарища касается теперь и нас.

В то же время, несмотря на ещё больший ряд принципиальных замечания в адрес статьи Володарского (особенно в части его любимой темы про «плохих» и «хороших», «правильных» и «неправильных»  украинских левых, дифференцируемых автором статьи, в основном, по их отношению к вопросу «о природе СССР» и его историческом значении), мы решили следом за статьёй Георгиева разместить и его иную точку зрения на ситуацию в Украине (в том числе на левой политической сцене) — в порядке давно развернувшейся у нас дискуссии о роли Евромайдана, Антимайдана и сил, стоящих за ними, в нынешних украинских трагических событиях. Возможно, для кого-то эта статья станет важным дополнением к уже опубликованным в рамках нашего проекта материалам.

Ряд самых важных наших замечаний мы дали курсивом в тексте. Более подробно с позицией редакции LEFT.BY по поводу публикуемой статьи можно познакомиться в редакционной статье.

Фото: heineimaging.de/kiew-maidan

Противостояние на Майдане, декабрь 2013 года.
Фото: heineimaging.de/kiew-maidan

_____________

Александр ВОЛОДАРСКИЙ

ЛЕВЫЕ ПО РАЗНЫЕ СТОРОНЫ МАЙДАНА

Майдан полностью сломал привычное соотношение сил в политической жизни Украины. Многие крупные игроки ушли со сцены, а пешки стали ферзями. Партии, бывшие аутсайдерами, такие как «Блок Олега Ляшко» и «Солидарность», сейчас лидируют в соцопросах. Упало влияние «Блока Юлии Тимошенко», который фактически получил власть после Майдана, но лишился её по итогам президентских выборов. Всеукраинское объединение «Свобода» потеряло свой имидж наиболее радикального субъекта парламентской политики и при повторных выборах в Раду уже не имеет шансов повторить успех 2012 года, когда они получили более 10%. Распалась и фактически ушла в небытие Партия регионов, участники которой сейчас либо активно поддерживают сепаратистское движение на юго-востоке Украины, либо пытаются отмежеваться от своего прошлого и примкнуть к не столь дискредитировавшей себя силе. Виталий Кличко, который казался наиболее вероятной кандидатурой на пост президента, сейчас — мэр Киева, и вряд ли уже поднимется выше этой планки.

Перелом коснулся не только главных политических сил, но и маргинальных, плохо знакомых широким массам. Тем не менее нельзя недооценивать маргиналов и обделять их вниманием. «Правый сектор», который, хоть и не получил широкой поддержки в обществе (его рейтинги составляют около 1%), стал важным медиафеноменом и сыграл роль катализатора во время перехода Майдана от мирной фазы к уличным столкновениям. Костяком этого движения стали ультраправые организации, которые на фоне гораздо более успешного ВО «Свобода» казались полузабытыми и обреченными на вымирание политическими сектами.

7ED2AEA9-3C13-440C-B816-4474DE03828D_mw1024_n_s

Участник протестов в Киеве, январь 2014 года.
Фото: Reuters

Аналогичным образом пророссийские ультраправые и монархические организации на востоке Украины, которые были известны лишь узкому кругу людей, стали важным, можно сказать ключевым фактором в формировании сепаратистского движения. Небольшая организация «Донецкая республика», существовавшая с середины 2000-х годов преимущественно в виртуальном пространстве, сегодня может наблюдать масштабные воплощения своих фантазий. Так что даже небольшие политические секты, насчитывающие несколько сотен или десятков членов, в определенных ситуациях могут увлечь массы и полностью переломить политическую ситуацию.

Ультралевые организации Украины тоже оказались серьезно затронуты последними событиями. Сейчас они находятся на вторых ролях и плохо слышны на фоне стремительно правеющего мейнстрима, но при дальнейшем росте социальной напряженности в обществе левые нотки разбавят или даже потеснят национальные в будущих акциях протеста. Если пророссийские и проукраинские правые силы логично разделились по разные стороны баррикад исходя из национальных и языковых предпочтений, то у левых всё вышло сложнее. Принципиальное разделение произошло по линии отношения к СССР, которое из отвлеченного исторического и теоретического вопроса стало актуальной и злободневной темой…

Левый Майдан и Черный Майдан

С первых дней в события на Майдане в Киеве включилась «Левая оппозиция», объединяющая социал-демократов и троцкистов. Они выходили с евро-социалистскими лозунгами, приносили красный флаг с ЕСовскими звездочками. Присутствовали на Майдане и анархисты: большую активность проявила эко-анархистская организация «Вольная земля» и ряд внеорганизационных активистов, левые художники из объединения Худрада, студенческий профсоюз «Прямое действие». Из-за символики между ними и тогда еще не особенно широко известным «Правым сектором» несколько раз происходили стычки (в конечном итоге, как говорят очевидцы, левую символику пришлось убрать — прим. ред.). Тем не менее, левым из разных групп удалось утвердиться если не на самом Майдане, то в оккупированных зданиях — функционировал киноклуб, созданный левыми студенческими активистами, проводились лекции и даже презентации левой прессы. Нельзя сказать, что в Киеве они стали полноправной частью движения полностью сохранив политическую субъектность, но и сказать, что «левых не было на Майдане» или «их полностью прогнали оттуда» было бы некорректно.

Активисты левой оппозиции в Киеве на марше за европейскую Украину, 24 ноября 2013 года.  Фото: gaslo.info

Активисты «Левой оппозиции» в Киеве на марше за европейскую Украину, 24 ноября 2013 года.
Фото: gaslo.info

Анархо-синдикалисты из киевского «Автономного союза трудящихся» заняли нейтральную позицию в начале Майдана, поскольку не видели возможности эффективно влиять на протест в условиях правой гегемонии, но поддержали выступления против Януковича после принятия законов, ограничивающих свободу собраний, принятых 16 января. В то же время харьковская ячейка организации с самого начала включилась в деятельность Майдана в своем городе, поскольку гораздо меньшее влияние ультраправых позволяло им беспрепятственно выходить со своей символикой и продвигать социальную повестку.

После начала столкновений на Грушевского многие левые и анархисты включились в гуманитарную деятельность, в частности, именно группой анархистских и лево-либеральных активистов была придумана «Больничная вахта» (“Варта в лiкарнi”) — инициатива по предотвращению похищений раненных на Майдане протестующих из больниц. Впервые активисты «Прямого действия» проявили себя еще 1 декабря на Банковой, когда помогали работе бригад «скорой помощи». Некоторые выступали и на передовой, как в качестве медиков и спасателей, так и во время столкновений. Один из сгоревших в уличных боях БТР был подбит анархистами. Впрочем, формирование «анархистской сотни», в которую планировали войти также «ультрас» футбольного клуба «Арсенал», в отличие от большей части фанатского движения позиционирующие себя как «антирасисты», так и не осуществилось по причине угрозы атаки вооруженных ультраправых.

Анархисты вместе со студенческими активистами смогли взять небольшой реванш во время захвата министерства образования. На территорию оккупированного здания не были допущены ВО «Свобода» и «Правый сектор», а новому министру образования был навязан ряд требований, и он физически не допускался к работе до их подписания. Впрочем, часть участников тех событий критически отнеслась к этому успеху, поскольку их не устраивала сама фигура министра образования Сергея Квита, имеющего ультраправое прошлое. Несмотря на влияние анархистов, профессиональные «студенческие лидеры» смогли перетянуть на свою сторону массу и предпочли эскалации конфликта сотрудничество с министерством.

Несколько сотен студентов захватили здание Министерства образования и науки Украины. Фото: facebook.com / sasha.burlaka.75

Группа студентов захватили здание Министерства образования и науки Украины, 21 февраля 2014 года.
Фото: facebook.com / sasha.burlaka.75

Упоминания заслуживают и левые националисты из «Автономного сопротивления» (АС). Совсем недавно эта организация была тесно связана с ВО «Свобода» и с одним из её лидеров Юрием Михальчишиным, близким к штрассерианству. Но впоследствии между учениками и учителем произошел конфликт, и сейчас АС является силой, противостоящей влиянию ВО «Свобода» в Западной Украине. Часть левых рассматривают «Автономное сопротивление» как возможного союзника, часть дистанцируется от них из-за сохраняющейся националистической и консервативной риторики. Но не стоит недооценивать их роль во львовском Майдане, который в какой-то мере противостоял не только правящей Партии регионов, но и местным властям из ВО «Свобода». При активном участии АС была устроена «ночь гнева»: серия атак на здания МВД, СБУ, прокуратуру.

Антимайдан

Полностью, от начала и до конца, из заметных левых сил от Майдана отмежевалась лишь организация «Боротьба», но и её позиция со временем претерпела определенную эволюцию. В ноябре и декабре «Боротьба» критиковала Майдан, но при этом дистанцировалась и от «Антимайдана» (в частности, издала резолюцию с разоблачением виртуального «Красного сектора», бравшего на себя ответственность за поджоги машин в Киеве). С обострением ситуации «Боротьба» всё же предпочла солидаризироваться с «Антимайданом», признав его «антифашистской силой». В конце февраля и марте они уже выступали одним блоком с пророссийскими активистами из организаций «Оплот» и «Славянское единство», в Харькове и в Одессе соответственно. Также «Боротьба» солидаризировалась с Коммунистической партией Украины, которую многие годы радикальные активисты вообще не рассматривали как часть левой сцены.

Столкновения у здания областной администрации Харькова, 1 марта 2014 года.  Фото: Reuters

Столкновения у здания областной администрации Харькова, 1 марта 2014 года.
Фото: Reuters

Серьезное силовое противостояние между левыми (хотя обе стороны отказывают оппонентам в праве так называться) сторонниками и противниками Майдана произошло в марте, во время столкновений в Харьковской областной администрации. Пророссийские активисты, которых сопровождали также активисты «Боротьбы», жестоко избили забаррикадировавшихся участников местного Евромайдана, причем добивали даже тех, кто не сопротивлялся. Среди пострадавших были анархисты, в том числе известный писатель Сергей Жадан, получивший серьезные ранения.

Позже «Боротьба» не раз напрямую высказывала поддержку «Антимайдану», в том числе и откровенно правым его участникам. Киевский режим назывался не иначе как «фашистская хунта», а следовательно, требовал противостояния со стороны «широкого антифашистского фронта». Наиболее широким фронт получился в Одессе, где «Боротьба» объединилась с «Родиной» и «Славянским единством» — организацией, которую они же сами пару лет назад обвиняли в русском национализме.

Большой раскол

После событий в Харькове было написано письмо об отмежевании ряда левых и анархистских организаций от «Боротьбы». Раскол углубился после трагических событий в Доме профсоюзов в Одессе: некоторые левые солидаризировались с «Боротьбой», другие обвинили ее в поддержке вооруженных провокаторов и возложили часть ответственности за произошедшее на координатора одесской «Боротьбы» Алексея Албу. Еще до начала Майдана одесская «Боротьба» проводила совместные акции с местной ячейкой «Автономного сопротивления», не беспокоясь по поводу их украинского национализма. Поэтому было бы не совсем корректно говорить о «пророссийских» или «проукраинских» симпатиях противоборствующих левых лагерей, разделяющая их линия лежала не в национальной плоскости.

    В одесском Доме профсоюзов после трагедии, 3 мая 2014 г.  Фото: Артемий Глазунов

В одесском Доме профсоюзов после трагедии, 3 мая 2014 года.
Фото: Артемий Глазунов

Раскол, затронувший левых радикалов, носит международный характер. В Германии одни левые проводят акции с георгиевскими лентами и российскими флагами, другие пытаются атаковать и блокировать эти акции. Нет единства и внутри многих крупных левых партий; к примеру, в Die Linke есть различные платформы, как поддерживающие ДНР/ЛНР, так и настроенные к ним крайне критично. Организация Rote Hilfe («Красная помощь» — немецкая левая правозащитная организация — прим. ред.), занимающаяся помощью политзаключенным и жертвам ультраправого насилия, сперва собирала деньги для помощи «Боротьбе», но позже передумала это делать из-за давления со стороны анархистов. Аналогичные тенденции прослеживаются среди левых сил Польши, Испании, Швеции, Франции, Англии, практически по всему миру. Есть такое разделение и в России — одни левые активно поддерживают ДНР/ЛНР и его союзников, другие, напротив, категорически осуждают.

(Не) наша война

Минская резолюция «Остановить войну в Украине» из-за размытости формулировок отражает сразу две противоположные позиции, так как по-разному толкуется даже её соавторами. На ресурсе «Рабкор» состоялась интересная полемика между Денисом Денисовым («Левая оппозиция») и редакцией сайта. Представитель ЛО видел в минской резолюции призыв сложить оружие как к украинской армии, так и к её противникам. Представители редакции «Рабкора», как и движения «Боротьба», напротив, прочли резолюцию как призыв к капитуляции киевского правительства и фактическому признанию ДНР.

Меньше трактовок оставляет резолюция анархистов «Война войне» (представленных рядом маргинальных групп «автономов», включая АСТ. — прим. ред.), которую поддержал ряд левых и либертарных организаций и активистов из разных стран мира. В ней режимы ДНР и ЛНР характеризуются как реакционные и заведомо угрожающие населению регионов, но при этом указывается и на потенциальные угрозы исходящие от украинского правительства и получивших оружие ультраправых (что не помешало в итоге некоторым важным активистам-подписантам анархистской резолюции  поддержать анти-террористическую операцию, проводимую украинским правительством на Юго-востоке страны — на том основании, что она, дескать, «меньшее зло». — прим. ред.). Решение конфликта видится в развитии низового рабочего движения.

Схожие мысли (осуждение ультраправых по обе стороны, поддержка рабочего и профсоюзного движения, развитие социальной повестки как защита от войны) были высказаны и «Левой оппозицией».

После Майдана

Вопреки многим утверждениям, левая политика после Майдана отнюдь не остановилась, она даже в какой-то мере активизировалась. «Автономный Союз трудящихся» в Киеве регулярно проводит акции с критикой действующего правительства и городских властей. На Первомайский марш анархистов пришло несколько сотен участников, хотя место его проведения пришлось в последний момент изменить из соображений безопасности. Аналогичные марши прошли в Харькове и Житомире.

АСТ-Харьков активно занимается работой с переселенцами. В европейских традициях, анархистами было захвачено пустующее муниципальное здание, в котором был создан социальный центр. Вместе с активистами живут и обустраивают его вынужденные переселенцы из Славянска. Местные власти пригрозили «сквоту» выселением, но обеспечить беженцев жильем не готовы.

Дом, который со временем должен приютить переселенцев, 5 июля 2014 года. Фото: АСТ-Харьков

Дом, который со временем должен приютить переселенцев, 5 июля 2014 года.
Фото: АСТ-Харьков

Представители «Левой оппозиции» принимали участие в муниципальных выборах в Киеве и, хоть и не добились заметных результатов, планируют дальше развивать опустевший сейчас левый фланг парламентской политики. Для этих целей ими было создано объединение «Ассамблея социальной революции», ориентированное на вовлечение профсоюзных активистов и «левых интеллектуалов», желающих найти точки соприкосновения с реальной политикой.

«Боротьба» выбрала путь интеграции в структуры «народных республик». Лидер «Боротьбы» Сергей Киричук сейчас находится в Германии, где, по информации, полученной от местных правозащитников, пытается получить статус беженца. В ФРГ он активно взаимодействует с местными «антиимпериалистическими» левыми, преимущественно с теми, кто поддерживает «Демонстрации за мир по понедельникам». Часть руководящего состава «Боротьбы» выехала в Крым, рядовые активисты остались в регионах, некоторых из них вызывали в СБУ и милицию.

Можно с полной уверенностью говорить, что «левого единства» на Украине уже не будет. Между продолжателями советской политической традиции и ее противниками теперь лежат не только историческая память и теоретические разногласия, но и вполне свежая кровь, которой может стать больше — конфликт далек от завершения.

Александр ВОЛОДАРСКИЙ

Источник — «Русская планета».

 


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


× восемь = 32

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Александр ВОЛОДАРСКИЙ. Левые, разделённые Майданом

Фото: автора. 14/07/2014

Не отпускает нас тема киевского Евромайдана, кардинально изменившего судьбу Украины: страна неумолимо «правеет» и погружается в экономический и политический хаос. Самое страшное, что украинские левые оказались совершенно к этому не готовы: ни к триумфу ультраправых в центре своей столицы, ни к доминированию крайне-правых в парламенте вместе со вступившими с ними в «ура-патриотический» блок украинскими либералами, ни к работе в условиях социально-политического и социально-экономического кризиса. Левые вообще оказались ни к чему не готовы, последние несколько десятков лет предпочитая выяснять отношения между собой и бесконечно делиться на фракции, вместо того, чтобы совместно заниматься возвращением в национальное политическое пространство левых социально-политических идей и поиском возможных инструментов для их реализации.

Хорошо иллюстрирует это состояние левой дезорганизации вышедшая в июле на портале «Русская планета» статья украинского либертарного активиста и публициста Александра ВОЛОДАРСКОГО, озаглавленная кратко и ёмко — «Левые по разные стороны Майдана». Речь в ней как раз идёт о том, как украинские «внесистемные» левые, и так не грешившие особым единством, равно как его желанием,  оказались окончательно и бесповоротно расколоты известными событиями на Майдане — так, что «можно с полной уверенностью говорить, что «левого единства» на Украине уже не будет…» При этом статья содержит ещё более важное, на наш взгляд, признание, что «принципиальное разделение левых произошло не только по событиям в Киеве и на юго-востоке Украины, но и по линии отношения к СССР». 

Статья стала ответом на ранее опубликованный на «Русской Планете» материал Юрия ГЕОРГИЕВА «Как левые оценивают события на Украине», который, по мнению Володарского, «описывает точку зрения лишь одного лагеря, который можно условно обозначить как «антимайдановский». Позиция левых, поддержавших Майдан или же занявших нейтральную позицию, не была передана или же была передана с искажениями…»

На  LEFT.BY критикуемый материал также вышел — в слегка подкорректированном и уточнённом варианте, и под новым заглавием — «Минская встреча: левые оценивают события в Украине». Его автор является давним другом нашей редакции и представляет белорусский левый политический сектор — и мы не могли отказать себе в удовольствии разместить его материал у себя — не разделяя, впрочем, полностью его позицию и его выводы. Но, тем не менее, критика статьи нашего товарища касается теперь и нас.

В то же время, несмотря на ещё больший ряд принципиальных замечания в адрес статьи Володарского (особенно в части его любимой темы про «плохих» и «хороших», «правильных» и «неправильных»  украинских левых, дифференцируемых автором статьи, в основном, по их отношению к вопросу «о природе СССР» и его историческом значении), мы решили следом за статьёй Георгиева разместить и его иную точку зрения на ситуацию в Украине (в том числе на левой политической сцене) — в порядке давно развернувшейся у нас дискуссии о роли Евромайдана, Антимайдана и сил, стоящих за ними, в нынешних украинских трагических событиях. Возможно, для кого-то эта статья станет важным дополнением к уже опубликованным в рамках нашего проекта материалам.

Ряд самых важных наших замечаний мы дали курсивом в тексте. Более подробно с позицией редакции LEFT.BY по поводу публикуемой статьи можно познакомиться в редакционной статье.

Фото: heineimaging.de/kiew-maidan

Противостояние на Майдане, декабрь 2013 года.
Фото: heineimaging.de/kiew-maidan

_____________

Александр ВОЛОДАРСКИЙ

ЛЕВЫЕ ПО РАЗНЫЕ СТОРОНЫ МАЙДАНА

Майдан полностью сломал привычное соотношение сил в политической жизни Украины. Многие крупные игроки ушли со сцены, а пешки стали ферзями. Партии, бывшие аутсайдерами, такие как «Блок Олега Ляшко» и «Солидарность», сейчас лидируют в соцопросах. Упало влияние «Блока Юлии Тимошенко», который фактически получил власть после Майдана, но лишился её по итогам президентских выборов. Всеукраинское объединение «Свобода» потеряло свой имидж наиболее радикального субъекта парламентской политики и при повторных выборах в Раду уже не имеет шансов повторить успех 2012 года, когда они получили более 10%. Распалась и фактически ушла в небытие Партия регионов, участники которой сейчас либо активно поддерживают сепаратистское движение на юго-востоке Украины, либо пытаются отмежеваться от своего прошлого и примкнуть к не столь дискредитировавшей себя силе. Виталий Кличко, который казался наиболее вероятной кандидатурой на пост президента, сейчас — мэр Киева, и вряд ли уже поднимется выше этой планки.

Перелом коснулся не только главных политических сил, но и маргинальных, плохо знакомых широким массам. Тем не менее нельзя недооценивать маргиналов и обделять их вниманием. «Правый сектор», который, хоть и не получил широкой поддержки в обществе (его рейтинги составляют около 1%), стал важным медиафеноменом и сыграл роль катализатора во время перехода Майдана от мирной фазы к уличным столкновениям. Костяком этого движения стали ультраправые организации, которые на фоне гораздо более успешного ВО «Свобода» казались полузабытыми и обреченными на вымирание политическими сектами.

7ED2AEA9-3C13-440C-B816-4474DE03828D_mw1024_n_s

Участник протестов в Киеве, январь 2014 года.
Фото: Reuters

Аналогичным образом пророссийские ультраправые и монархические организации на востоке Украины, которые были известны лишь узкому кругу людей, стали важным, можно сказать ключевым фактором в формировании сепаратистского движения. Небольшая организация «Донецкая республика», существовавшая с середины 2000-х годов преимущественно в виртуальном пространстве, сегодня может наблюдать масштабные воплощения своих фантазий. Так что даже небольшие политические секты, насчитывающие несколько сотен или десятков членов, в определенных ситуациях могут увлечь массы и полностью переломить политическую ситуацию.

Ультралевые организации Украины тоже оказались серьезно затронуты последними событиями. Сейчас они находятся на вторых ролях и плохо слышны на фоне стремительно правеющего мейнстрима, но при дальнейшем росте социальной напряженности в обществе левые нотки разбавят или даже потеснят национальные в будущих акциях протеста. Если пророссийские и проукраинские правые силы логично разделились по разные стороны баррикад исходя из национальных и языковых предпочтений, то у левых всё вышло сложнее. Принципиальное разделение произошло по линии отношения к СССР, которое из отвлеченного исторического и теоретического вопроса стало актуальной и злободневной темой…

Левый Майдан и Черный Майдан

С первых дней в события на Майдане в Киеве включилась «Левая оппозиция», объединяющая социал-демократов и троцкистов. Они выходили с евро-социалистскими лозунгами, приносили красный флаг с ЕСовскими звездочками. Присутствовали на Майдане и анархисты: большую активность проявила эко-анархистская организация «Вольная земля» и ряд внеорганизационных активистов, левые художники из объединения Худрада, студенческий профсоюз «Прямое действие». Из-за символики между ними и тогда еще не особенно широко известным «Правым сектором» несколько раз происходили стычки (в конечном итоге, как говорят очевидцы, левую символику пришлось убрать — прим. ред.). Тем не менее, левым из разных групп удалось утвердиться если не на самом Майдане, то в оккупированных зданиях — функционировал киноклуб, созданный левыми студенческими активистами, проводились лекции и даже презентации левой прессы. Нельзя сказать, что в Киеве они стали полноправной частью движения полностью сохранив политическую субъектность, но и сказать, что «левых не было на Майдане» или «их полностью прогнали оттуда» было бы некорректно.

Активисты левой оппозиции в Киеве на марше за европейскую Украину, 24 ноября 2013 года.  Фото: gaslo.info

Активисты «Левой оппозиции» в Киеве на марше за европейскую Украину, 24 ноября 2013 года.
Фото: gaslo.info

Анархо-синдикалисты из киевского «Автономного союза трудящихся» заняли нейтральную позицию в начале Майдана, поскольку не видели возможности эффективно влиять на протест в условиях правой гегемонии, но поддержали выступления против Януковича после принятия законов, ограничивающих свободу собраний, принятых 16 января. В то же время харьковская ячейка организации с самого начала включилась в деятельность Майдана в своем городе, поскольку гораздо меньшее влияние ультраправых позволяло им беспрепятственно выходить со своей символикой и продвигать социальную повестку.

После начала столкновений на Грушевского многие левые и анархисты включились в гуманитарную деятельность, в частности, именно группой анархистских и лево-либеральных активистов была придумана «Больничная вахта» (“Варта в лiкарнi”) — инициатива по предотвращению похищений раненных на Майдане протестующих из больниц. Впервые активисты «Прямого действия» проявили себя еще 1 декабря на Банковой, когда помогали работе бригад «скорой помощи». Некоторые выступали и на передовой, как в качестве медиков и спасателей, так и во время столкновений. Один из сгоревших в уличных боях БТР был подбит анархистами. Впрочем, формирование «анархистской сотни», в которую планировали войти также «ультрас» футбольного клуба «Арсенал», в отличие от большей части фанатского движения позиционирующие себя как «антирасисты», так и не осуществилось по причине угрозы атаки вооруженных ультраправых.

Анархисты вместе со студенческими активистами смогли взять небольшой реванш во время захвата министерства образования. На территорию оккупированного здания не были допущены ВО «Свобода» и «Правый сектор», а новому министру образования был навязан ряд требований, и он физически не допускался к работе до их подписания. Впрочем, часть участников тех событий критически отнеслась к этому успеху, поскольку их не устраивала сама фигура министра образования Сергея Квита, имеющего ультраправое прошлое. Несмотря на влияние анархистов, профессиональные «студенческие лидеры» смогли перетянуть на свою сторону массу и предпочли эскалации конфликта сотрудничество с министерством.

Несколько сотен студентов захватили здание Министерства образования и науки Украины. Фото: facebook.com / sasha.burlaka.75

Группа студентов захватили здание Министерства образования и науки Украины, 21 февраля 2014 года.
Фото: facebook.com / sasha.burlaka.75

Упоминания заслуживают и левые националисты из «Автономного сопротивления» (АС). Совсем недавно эта организация была тесно связана с ВО «Свобода» и с одним из её лидеров Юрием Михальчишиным, близким к штрассерианству. Но впоследствии между учениками и учителем произошел конфликт, и сейчас АС является силой, противостоящей влиянию ВО «Свобода» в Западной Украине. Часть левых рассматривают «Автономное сопротивление» как возможного союзника, часть дистанцируется от них из-за сохраняющейся националистической и консервативной риторики. Но не стоит недооценивать их роль во львовском Майдане, который в какой-то мере противостоял не только правящей Партии регионов, но и местным властям из ВО «Свобода». При активном участии АС была устроена «ночь гнева»: серия атак на здания МВД, СБУ, прокуратуру.

Антимайдан

Полностью, от начала и до конца, из заметных левых сил от Майдана отмежевалась лишь организация «Боротьба», но и её позиция со временем претерпела определенную эволюцию. В ноябре и декабре «Боротьба» критиковала Майдан, но при этом дистанцировалась и от «Антимайдана» (в частности, издала резолюцию с разоблачением виртуального «Красного сектора», бравшего на себя ответственность за поджоги машин в Киеве). С обострением ситуации «Боротьба» всё же предпочла солидаризироваться с «Антимайданом», признав его «антифашистской силой». В конце февраля и марте они уже выступали одним блоком с пророссийскими активистами из организаций «Оплот» и «Славянское единство», в Харькове и в Одессе соответственно. Также «Боротьба» солидаризировалась с Коммунистической партией Украины, которую многие годы радикальные активисты вообще не рассматривали как часть левой сцены.

Столкновения у здания областной администрации Харькова, 1 марта 2014 года.  Фото: Reuters

Столкновения у здания областной администрации Харькова, 1 марта 2014 года.
Фото: Reuters

Серьезное силовое противостояние между левыми (хотя обе стороны отказывают оппонентам в праве так называться) сторонниками и противниками Майдана произошло в марте, во время столкновений в Харьковской областной администрации. Пророссийские активисты, которых сопровождали также активисты «Боротьбы», жестоко избили забаррикадировавшихся участников местного Евромайдана, причем добивали даже тех, кто не сопротивлялся. Среди пострадавших были анархисты, в том числе известный писатель Сергей Жадан, получивший серьезные ранения.

Позже «Боротьба» не раз напрямую высказывала поддержку «Антимайдану», в том числе и откровенно правым его участникам. Киевский режим назывался не иначе как «фашистская хунта», а следовательно, требовал противостояния со стороны «широкого антифашистского фронта». Наиболее широким фронт получился в Одессе, где «Боротьба» объединилась с «Родиной» и «Славянским единством» — организацией, которую они же сами пару лет назад обвиняли в русском национализме.

Большой раскол

После событий в Харькове было написано письмо об отмежевании ряда левых и анархистских организаций от «Боротьбы». Раскол углубился после трагических событий в Доме профсоюзов в Одессе: некоторые левые солидаризировались с «Боротьбой», другие обвинили ее в поддержке вооруженных провокаторов и возложили часть ответственности за произошедшее на координатора одесской «Боротьбы» Алексея Албу. Еще до начала Майдана одесская «Боротьба» проводила совместные акции с местной ячейкой «Автономного сопротивления», не беспокоясь по поводу их украинского национализма. Поэтому было бы не совсем корректно говорить о «пророссийских» или «проукраинских» симпатиях противоборствующих левых лагерей, разделяющая их линия лежала не в национальной плоскости.

    В одесском Доме профсоюзов после трагедии, 3 мая 2014 г.  Фото: Артемий Глазунов

В одесском Доме профсоюзов после трагедии, 3 мая 2014 года.
Фото: Артемий Глазунов

Раскол, затронувший левых радикалов, носит международный характер. В Германии одни левые проводят акции с георгиевскими лентами и российскими флагами, другие пытаются атаковать и блокировать эти акции. Нет единства и внутри многих крупных левых партий; к примеру, в Die Linke есть различные платформы, как поддерживающие ДНР/ЛНР, так и настроенные к ним крайне критично. Организация Rote Hilfe («Красная помощь» — немецкая левая правозащитная организация — прим. ред.), занимающаяся помощью политзаключенным и жертвам ультраправого насилия, сперва собирала деньги для помощи «Боротьбе», но позже передумала это делать из-за давления со стороны анархистов. Аналогичные тенденции прослеживаются среди левых сил Польши, Испании, Швеции, Франции, Англии, практически по всему миру. Есть такое разделение и в России — одни левые активно поддерживают ДНР/ЛНР и его союзников, другие, напротив, категорически осуждают.

(Не) наша война

Минская резолюция «Остановить войну в Украине» из-за размытости формулировок отражает сразу две противоположные позиции, так как по-разному толкуется даже её соавторами. На ресурсе «Рабкор» состоялась интересная полемика между Денисом Денисовым («Левая оппозиция») и редакцией сайта. Представитель ЛО видел в минской резолюции призыв сложить оружие как к украинской армии, так и к её противникам. Представители редакции «Рабкора», как и движения «Боротьба», напротив, прочли резолюцию как призыв к капитуляции киевского правительства и фактическому признанию ДНР.

Меньше трактовок оставляет резолюция анархистов «Война войне» (представленных рядом маргинальных групп «автономов», включая АСТ. — прим. ред.), которую поддержал ряд левых и либертарных организаций и активистов из разных стран мира. В ней режимы ДНР и ЛНР характеризуются как реакционные и заведомо угрожающие населению регионов, но при этом указывается и на потенциальные угрозы исходящие от украинского правительства и получивших оружие ультраправых (что не помешало в итоге некоторым важным активистам-подписантам анархистской резолюции  поддержать анти-террористическую операцию, проводимую украинским правительством на Юго-востоке страны — на том основании, что она, дескать, «меньшее зло». — прим. ред.). Решение конфликта видится в развитии низового рабочего движения.

Схожие мысли (осуждение ультраправых по обе стороны, поддержка рабочего и профсоюзного движения, развитие социальной повестки как защита от войны) были высказаны и «Левой оппозицией».

После Майдана

Вопреки многим утверждениям, левая политика после Майдана отнюдь не остановилась, она даже в какой-то мере активизировалась. «Автономный Союз трудящихся» в Киеве регулярно проводит акции с критикой действующего правительства и городских властей. На Первомайский марш анархистов пришло несколько сотен участников, хотя место его проведения пришлось в последний момент изменить из соображений безопасности. Аналогичные марши прошли в Харькове и Житомире.

АСТ-Харьков активно занимается работой с переселенцами. В европейских традициях, анархистами было захвачено пустующее муниципальное здание, в котором был создан социальный центр. Вместе с активистами живут и обустраивают его вынужденные переселенцы из Славянска. Местные власти пригрозили «сквоту» выселением, но обеспечить беженцев жильем не готовы.

Дом, который со временем должен приютить переселенцев, 5 июля 2014 года. Фото: АСТ-Харьков

Дом, который со временем должен приютить переселенцев, 5 июля 2014 года.
Фото: АСТ-Харьков

Представители «Левой оппозиции» принимали участие в муниципальных выборах в Киеве и, хоть и не добились заметных результатов, планируют дальше развивать опустевший сейчас левый фланг парламентской политики. Для этих целей ими было создано объединение «Ассамблея социальной революции», ориентированное на вовлечение профсоюзных активистов и «левых интеллектуалов», желающих найти точки соприкосновения с реальной политикой.

«Боротьба» выбрала путь интеграции в структуры «народных республик». Лидер «Боротьбы» Сергей Киричук сейчас находится в Германии, где, по информации, полученной от местных правозащитников, пытается получить статус беженца. В ФРГ он активно взаимодействует с местными «антиимпериалистическими» левыми, преимущественно с теми, кто поддерживает «Демонстрации за мир по понедельникам». Часть руководящего состава «Боротьбы» выехала в Крым, рядовые активисты остались в регионах, некоторых из них вызывали в СБУ и милицию.

Можно с полной уверенностью говорить, что «левого единства» на Украине уже не будет. Между продолжателями советской политической традиции и ее противниками теперь лежат не только историческая память и теоретические разногласия, но и вполне свежая кровь, которой может стать больше — конфликт далек от завершения.

Александр ВОЛОДАРСКИЙ

Источник — «Русская планета».

 

By
@
backtotop