День освобождения Западной Беларуси и народное единство

17 сентября 1939 года Красная Армия начала освободительный поход в Западную Беларусь и Западную Украину, оккупированные на тот момент капиталистической Польшей. Оккупация, которая стала результатом проигрыша Советской России в польско-советской войне и заключённого по его итогам Рижского мирного договора, когда под власть Варшавы отошли, в том числе, исконно белорусские земли площадью более 112 тысяч кв. км с населением более четырёх миллионов человек, продлилась чуть менее 20 лет.

d0614ce7205f6d765efe83eec63fb83e_

Впрочем, эти два десятилетия нахождение в межвоенной Польше стали для белорусов невыносимым «временем национального и социального гнёта», который ставил под вопрос не только сохранение белорусами своей национальной идентичности, но и простое физическое выживание. Поэтому, когда РККА наконец-то двинулось им на помощь, они не только с воодушевлением встречали красноармейцев, но и сами поднимались на вооружённую борьбу с «польским паном».

По прошествии многих лет фальсификаторами истории значение этого события для белорусов вновь ставится под сомнение. Звучат голоса либералов о том, что бы это де «раздел Польши Гитлером и Сталиным», «большевистский геноцид» и так далее. Как и то, что объявление в современной Беларуси 17 сентября праздничным днём — это «месть полякам» за их явное участие в поддержке белорусского протеста и белорусской оппозиции. Безусловно, подобные инсинуации исходят исключительно из геополитической повестки и от ангажированных ею национальных деятелей. Радетели «национального возрождения» как-то сразу забывают о закрытии к 1939 году всех белорусских школ, о политике ополячивания, о преследовании жителей Западной Беларуси по национальному признаку (в 1935 году на почти 4 с лишним миллиона белорусского населения имелось всего лишь 16 белорусских школ, которые вскоре были закрыты; на жалобы о закрытии белорусских школ польский министр образования отвечал: «Заверяю вас, что через 10 лет в Польше даже со свечой не найдёте ни одного белоруса»). О безсудных репрессиях, о заключении белорусских и украинских активистов в концлагерь в Картуз-Берёзе, появившийся там раньше нацистских концлагерей и который сами заключённые называли «пеклом на земле», о кровавых «пацификациях» восставших западнобелорусских и западноукраинских сёл. Как и о том, что все деятели белорусского национально-освободительного движения, включая Бронислава ТАРАШКЕВИЧА и других представителей КПЗБ, БКРГ, включая бывших белорусских эсеров — когда-то ведущую политическую силу БНР, — вели борьбу с польскими оккупантами.

F7C3179D-B258-477A-91DF-39C01E26E110

Впрочем, это парадоксально, но едва ли не главными критиками событий осени 1939 года оказываются белорусские национал-демократы. Ведь, казалось бы, кому-никому, а конкретно им нужно категорически приветствовать события, в связи с которыми Беларуси «стало больше»…

Мы не закрываем глаза на то, что в обстановке незаконных репрессий конца 1930-х годов процесс воссоединения белорусского народа проходил не гладко и сопровождался многочисленными эксцессами и необоснованными преследованиями. Из песен слов не выкинешь… Но освободительный поход РККА в 1939 году предотвратил нацистский геноцид еврейского, белорусского и польского народа на территории Западной Беларуси. Более того, в объединённую БССР смогли бежать десятки тысяч беженцев из центральной Польши, включая еврейские семьи и противников нацизма.

В связи с этим хотелось бы задать критикам воссоединения некоторые неудобные вопросы. Например, нужно ли было оставить беларусов, украинцев, евреев и поляков на произвол судьбы под сапогом «третьего рейха»? И… следует ли сейчас вернуть Западную Беларусь — Варшаве?

Впрочем, вопросы эти риторические и задавались уже не раз. Вместо ответа всегда лишь звучал поток слов про «Гулаг, голодомор» и «туалетной бумаги не было»…

979723_6_w_1000

Опрос же ещё живых свидетелей жизни при панской Польше, как и просмотр фотографий того времени, легко свидетельствует – жизнь западнобелорусской деревни, особенно в Полесье, проходила в условиях архаичного примитивного быта и полунатурального хозяйства, отягощённого непомерными налогами и повинностями со стороны польского государства и этническим террором со стороны польской полиции. Документальных свидетельств о том, каким пыткам подвергали в «пастарунках» (полицейских участках) обычных белорусов, также хватает.

Поэтому пускай и не просто, и в условиях нарушения советской законности в определённый период, но западнобелорусские земли получили в составе БССР национальную школу и культуру, мощную промышленность и социальную сферу, развитое современное сельское хозяйство. Даже за столь очевидно короткий промежуток времени с осени 1939 года и до начала Великой Отечественной войны здесь случился подлинный социальный «взрыв», связанный с культурным и экономическим подъёмом, демократизацией, как бы удивительно это не звучало, всей общественной жизни. Плодами всего этого, а не байками про счастливую жизнь «шляхтюков» на хуторах, до сих пор пользуются жители Гродненской и Брестской области; вместе с другими современными жителями страны в целом также пользуясь тем, что когда-то дало им появление на карте новой страны — БССР, осенью 1939 года благодаря освободительному походу РККА получившей свои настоящие и, хочется сказать, честные и справедливые границы.

13-5

В 2019 году, в 80-летие освобождения Западной Беларуси, левые активисты Гомеля (гомельские организации  Белорусской партии «Зелёные» и Белорусской партии левых «Справедливый мир») приняли к властям обращение о необходимости признания 17 сентября государственным праздником. Мы не тешим себя иллюзиями, что были услышаны. Объявление этого дня праздником прошло в других условиях и по другим причинам. Но этот день был всё же признан важной исторической датой в становлении белорусской государственности.

И сегодня, в столь тревожной международной обстановке, на фоне обострения межимпериалистических противоречий и роста реваншистских настроений, в том числе, и у некоторых соседних с Беларусью государств, значение этой даты, памяти об освобождения Западной Беларуси становится ещё актуальней. Как и чёткое понимание того, что это было не только национальное, но и, несмотря на все «перегибы» и деформации — важнейшее глобальное событие, воссоединившее разделённый народ в рамках единого многонационального социалистического государства, надолго избавившего белорусов от капиталистической эксплуатации и позволившего им впервые в их истории «людьми зваться».

Редакция Left.BY

_____

1056560776_0 192 2048 1344_2072x0_60_0_0_07c3f466f4cdbc0409525878158d169f-3397113618

Напоследок небольшой комментарий относительно самого Дня народного единства, который, напоминаем, Александр ЛУКАШЕНКО учредил своим Указом от 7 июня 2021 г. №206; дата напрямую связана с событиями Польского похода РККА, освобождения Западной Беларуси и воссоединения белорусского народа в рамках своего национального государства.

При этом белорусские власти долгое время старались не замечать эту дату, и лишь однажды, в 2009 году, президентская пресс-служба опубликовала официальное поздравление белорусского президента с 70-й годовщиной воссоединения Западной Белоруссии с БССР.

В советское время день 17 сентября также по-настоящему празднично отмечался лишь единожды — в 1940 году как «День освобождения трудящихся Западной Беларуси от гнёта буржуазии и помещиков». Сразу после войны, в августе 1945 года было принято постановление ЦК КП(б)Б «О подготовке и проведении празднования 17 сентября — Дня воссоединения белорусского народа в едином Белорусском государстве». Но впоследствии, в связи с тем, что ПНР стала союзником СССР, данный праздник в Беларуси стал отмечаться неофициально и очень скромно (как уточнил белорусский историк Сергей ТРЕТЬЯК, праздник в этот день отмечался до 1949 года, а затем стал «фигурой умолчания» — потому что нельзя было, как он выразился, «нервировать поляков»).

Лишь 11 января 1990 года, как пишут — «под давлением ветеранов, участников национально-освободительного движения в Западной Беларуси межвоенного времени», был принят указ Президиума Верховного Совета БССР, установивший 14 ноября, когда в 1939 году сессией Верховного Совета БССР был принят закон «О принятии Западной Белоруссии в состав Белорусской Советской Социалистической Республики» (в «семью советских народов» население Западной Беларуси вошло чуть раньше, 2 ноября 1939 года, когда Верховным Советом СССР был принят Закон СССР «О включении Западной Белоруссии в состав Союза ССР с воссоединением её с Белорусской ССР») Днём воссоединения Западной Беларуси с Белорусской ССР.

В итоге, когда в Беларуси вдруг зашёл разговор о некоем «дне народного единства», то и «кандидатур» на эту дату сразу оказалось две: 17 сентября, когда начался освободительный поход Красной Армии с последующей советизацией, демократизацией и ускоренной модернизацией бывших польских «восточных окраин», и 14 ноября.

Против даты 17 сентября выступили те, кто ратовал против «двусмысленных трактовок» событий прошлого (связанных, прежде всего, всё с тем же пресловутым пактом Молотова-Риббентропа и вступлением СССР во Вторую Мировую войну) и их использования «для культивации ненависти к представителям других национальностей». 14 ноября не устраивало, в свою очередь, условное «просоветское» крыло тех, кто принимал решение, поскольку угрожало сохранению 7 ноября — Дня Октябрьской революции — в качестве праздничного дня; всё это напоминало введение Дня народного единства в России, когда 7-м ноября пожертвовали как элементом прежней «советской террористической истории», разменяв его на близкое календарно 4 ноября, связанное с обстоятельствами прежней феодальной истории.

В свою очередь, события, случившиеся в связи с президентскими выборами в Беларуси, и возможный «польский след» в них, очень хорошо подвинули ситуацию в пользу 17 сентября. Как прямо написало одно оппозиционное издание: «учреждение «Дня народного единства» можно объяснить желанием насолить соседям, не признающим Александра Лукашенко легитимным главой государства… Видимо, с точки зрения действующих властей, государственный праздник 17 сентября должен напоминать о притеснениях белорусов со стороны Польши».

Остаётся только один вопрос: почему праздник на 17 сентября «назначили», но не сделали его выходным днём? Ответ простой: во власти до сих пор не уверены в своём решении. Если поменяются в очередной раз внешнеполитические вектора, возможно, снова нельзя будет «нервировать Польшу». Статус выходного быстро народ к празднику приучит,  а так — всегда есть возможность всё «откатить» назад. — Left.BY.

_____

Читать по теме:

Воссоединение нации: год 1939

Воссоединение Беларуси: история событий 1939 года в архивных фотодокументах

«По существу, происходила революция, устроенная Красной армией….» Историки о Польском походе РККА в сентябре 1939 года

«Чекаю з надзеяй на рускiя танкi…»

Александр Дюков: «Для белорусов нахождение в межвоенной Польше — это время национального и социального гнета»

Нож в спину Польши или воссоединение Беларуси: что произошло 17 сентября 1939 года?

Воссоединение республики: как белорусские крестьяне мстили польским панам


Comments are closed.

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

День освобождения Западной Беларуси и народное единство

17/09/2022

17 сентября 1939 года Красная Армия начала освободительный поход в Западную Беларусь и Западную Украину, оккупированные на тот момент капиталистической Польшей. Оккупация, которая стала результатом проигрыша Советской России в польско-советской войне и заключённого по его итогам Рижского мирного договора, когда под власть Варшавы отошли, в том числе, исконно белорусские земли площадью более 112 тысяч кв. км с населением более четырёх миллионов человек, продлилась чуть менее 20 лет.

d0614ce7205f6d765efe83eec63fb83e_

Впрочем, эти два десятилетия нахождение в межвоенной Польше стали для белорусов невыносимым «временем национального и социального гнёта», который ставил под вопрос не только сохранение белорусами своей национальной идентичности, но и простое физическое выживание. Поэтому, когда РККА наконец-то двинулось им на помощь, они не только с воодушевлением встречали красноармейцев, но и сами поднимались на вооружённую борьбу с «польским паном».

По прошествии многих лет фальсификаторами истории значение этого события для белорусов вновь ставится под сомнение. Звучат голоса либералов о том, что бы это де «раздел Польши Гитлером и Сталиным», «большевистский геноцид» и так далее. Как и то, что объявление в современной Беларуси 17 сентября праздничным днём — это «месть полякам» за их явное участие в поддержке белорусского протеста и белорусской оппозиции. Безусловно, подобные инсинуации исходят исключительно из геополитической повестки и от ангажированных ею национальных деятелей. Радетели «национального возрождения» как-то сразу забывают о закрытии к 1939 году всех белорусских школ, о политике ополячивания, о преследовании жителей Западной Беларуси по национальному признаку (в 1935 году на почти 4 с лишним миллиона белорусского населения имелось всего лишь 16 белорусских школ, которые вскоре были закрыты; на жалобы о закрытии белорусских школ польский министр образования отвечал: «Заверяю вас, что через 10 лет в Польше даже со свечой не найдёте ни одного белоруса»). О безсудных репрессиях, о заключении белорусских и украинских активистов в концлагерь в Картуз-Берёзе, появившийся там раньше нацистских концлагерей и который сами заключённые называли «пеклом на земле», о кровавых «пацификациях» восставших западнобелорусских и западноукраинских сёл. Как и о том, что все деятели белорусского национально-освободительного движения, включая Бронислава ТАРАШКЕВИЧА и других представителей КПЗБ, БКРГ, включая бывших белорусских эсеров — когда-то ведущую политическую силу БНР, — вели борьбу с польскими оккупантами.

F7C3179D-B258-477A-91DF-39C01E26E110

Впрочем, это парадоксально, но едва ли не главными критиками событий осени 1939 года оказываются белорусские национал-демократы. Ведь, казалось бы, кому-никому, а конкретно им нужно категорически приветствовать события, в связи с которыми Беларуси «стало больше»…

Мы не закрываем глаза на то, что в обстановке незаконных репрессий конца 1930-х годов процесс воссоединения белорусского народа проходил не гладко и сопровождался многочисленными эксцессами и необоснованными преследованиями. Из песен слов не выкинешь… Но освободительный поход РККА в 1939 году предотвратил нацистский геноцид еврейского, белорусского и польского народа на территории Западной Беларуси. Более того, в объединённую БССР смогли бежать десятки тысяч беженцев из центральной Польши, включая еврейские семьи и противников нацизма.

В связи с этим хотелось бы задать критикам воссоединения некоторые неудобные вопросы. Например, нужно ли было оставить беларусов, украинцев, евреев и поляков на произвол судьбы под сапогом «третьего рейха»? И… следует ли сейчас вернуть Западную Беларусь — Варшаве?

Впрочем, вопросы эти риторические и задавались уже не раз. Вместо ответа всегда лишь звучал поток слов про «Гулаг, голодомор» и «туалетной бумаги не было»…

979723_6_w_1000

Опрос же ещё живых свидетелей жизни при панской Польше, как и просмотр фотографий того времени, легко свидетельствует – жизнь западнобелорусской деревни, особенно в Полесье, проходила в условиях архаичного примитивного быта и полунатурального хозяйства, отягощённого непомерными налогами и повинностями со стороны польского государства и этническим террором со стороны польской полиции. Документальных свидетельств о том, каким пыткам подвергали в «пастарунках» (полицейских участках) обычных белорусов, также хватает.

Поэтому пускай и не просто, и в условиях нарушения советской законности в определённый период, но западнобелорусские земли получили в составе БССР национальную школу и культуру, мощную промышленность и социальную сферу, развитое современное сельское хозяйство. Даже за столь очевидно короткий промежуток времени с осени 1939 года и до начала Великой Отечественной войны здесь случился подлинный социальный «взрыв», связанный с культурным и экономическим подъёмом, демократизацией, как бы удивительно это не звучало, всей общественной жизни. Плодами всего этого, а не байками про счастливую жизнь «шляхтюков» на хуторах, до сих пор пользуются жители Гродненской и Брестской области; вместе с другими современными жителями страны в целом также пользуясь тем, что когда-то дало им появление на карте новой страны — БССР, осенью 1939 года благодаря освободительному походу РККА получившей свои настоящие и, хочется сказать, честные и справедливые границы.

13-5

В 2019 году, в 80-летие освобождения Западной Беларуси, левые активисты Гомеля (гомельские организации  Белорусской партии «Зелёные» и Белорусской партии левых «Справедливый мир») приняли к властям обращение о необходимости признания 17 сентября государственным праздником. Мы не тешим себя иллюзиями, что были услышаны. Объявление этого дня праздником прошло в других условиях и по другим причинам. Но этот день был всё же признан важной исторической датой в становлении белорусской государственности.

И сегодня, в столь тревожной международной обстановке, на фоне обострения межимпериалистических противоречий и роста реваншистских настроений, в том числе, и у некоторых соседних с Беларусью государств, значение этой даты, памяти об освобождения Западной Беларуси становится ещё актуальней. Как и чёткое понимание того, что это было не только национальное, но и, несмотря на все «перегибы» и деформации — важнейшее глобальное событие, воссоединившее разделённый народ в рамках единого многонационального социалистического государства, надолго избавившего белорусов от капиталистической эксплуатации и позволившего им впервые в их истории «людьми зваться».

Редакция Left.BY

_____

1056560776_0 192 2048 1344_2072x0_60_0_0_07c3f466f4cdbc0409525878158d169f-3397113618

Напоследок небольшой комментарий относительно самого Дня народного единства, который, напоминаем, Александр ЛУКАШЕНКО учредил своим Указом от 7 июня 2021 г. №206; дата напрямую связана с событиями Польского похода РККА, освобождения Западной Беларуси и воссоединения белорусского народа в рамках своего национального государства.

При этом белорусские власти долгое время старались не замечать эту дату, и лишь однажды, в 2009 году, президентская пресс-служба опубликовала официальное поздравление белорусского президента с 70-й годовщиной воссоединения Западной Белоруссии с БССР.

В советское время день 17 сентября также по-настоящему празднично отмечался лишь единожды — в 1940 году как «День освобождения трудящихся Западной Беларуси от гнёта буржуазии и помещиков». Сразу после войны, в августе 1945 года было принято постановление ЦК КП(б)Б «О подготовке и проведении празднования 17 сентября — Дня воссоединения белорусского народа в едином Белорусском государстве». Но впоследствии, в связи с тем, что ПНР стала союзником СССР, данный праздник в Беларуси стал отмечаться неофициально и очень скромно (как уточнил белорусский историк Сергей ТРЕТЬЯК, праздник в этот день отмечался до 1949 года, а затем стал «фигурой умолчания» — потому что нельзя было, как он выразился, «нервировать поляков»).

Лишь 11 января 1990 года, как пишут — «под давлением ветеранов, участников национально-освободительного движения в Западной Беларуси межвоенного времени», был принят указ Президиума Верховного Совета БССР, установивший 14 ноября, когда в 1939 году сессией Верховного Совета БССР был принят закон «О принятии Западной Белоруссии в состав Белорусской Советской Социалистической Республики» (в «семью советских народов» население Западной Беларуси вошло чуть раньше, 2 ноября 1939 года, когда Верховным Советом СССР был принят Закон СССР «О включении Западной Белоруссии в состав Союза ССР с воссоединением её с Белорусской ССР») Днём воссоединения Западной Беларуси с Белорусской ССР.

В итоге, когда в Беларуси вдруг зашёл разговор о некоем «дне народного единства», то и «кандидатур» на эту дату сразу оказалось две: 17 сентября, когда начался освободительный поход Красной Армии с последующей советизацией, демократизацией и ускоренной модернизацией бывших польских «восточных окраин», и 14 ноября.

Против даты 17 сентября выступили те, кто ратовал против «двусмысленных трактовок» событий прошлого (связанных, прежде всего, всё с тем же пресловутым пактом Молотова-Риббентропа и вступлением СССР во Вторую Мировую войну) и их использования «для культивации ненависти к представителям других национальностей». 14 ноября не устраивало, в свою очередь, условное «просоветское» крыло тех, кто принимал решение, поскольку угрожало сохранению 7 ноября — Дня Октябрьской революции — в качестве праздничного дня; всё это напоминало введение Дня народного единства в России, когда 7-м ноября пожертвовали как элементом прежней «советской террористической истории», разменяв его на близкое календарно 4 ноября, связанное с обстоятельствами прежней феодальной истории.

В свою очередь, события, случившиеся в связи с президентскими выборами в Беларуси, и возможный «польский след» в них, очень хорошо подвинули ситуацию в пользу 17 сентября. Как прямо написало одно оппозиционное издание: «учреждение «Дня народного единства» можно объяснить желанием насолить соседям, не признающим Александра Лукашенко легитимным главой государства… Видимо, с точки зрения действующих властей, государственный праздник 17 сентября должен напоминать о притеснениях белорусов со стороны Польши».

Остаётся только один вопрос: почему праздник на 17 сентября «назначили», но не сделали его выходным днём? Ответ простой: во власти до сих пор не уверены в своём решении. Если поменяются в очередной раз внешнеполитические вектора, возможно, снова нельзя будет «нервировать Польшу». Статус выходного быстро народ к празднику приучит,  а так — всегда есть возможность всё «откатить» назад. — Left.BY.

_____

Читать по теме:

Воссоединение нации: год 1939

Воссоединение Беларуси: история событий 1939 года в архивных фотодокументах

«По существу, происходила революция, устроенная Красной армией….» Историки о Польском походе РККА в сентябре 1939 года

«Чекаю з надзеяй на рускiя танкi…»

Александр Дюков: «Для белорусов нахождение в межвоенной Польше — это время национального и социального гнета»

Нож в спину Польши или воссоединение Беларуси: что произошло 17 сентября 1939 года?

Воссоединение республики: как белорусские крестьяне мстили польским панам

By
@
backtotop