Вопиющее неравенство смертности в Америке (Роже КАРМА, The New Republic)

Богатейшие американцы живут на 10-15 лет дольше, чем самые бедные американцы. И необходимо намного большее для преодоления этого разрыва, чем MFA — Medicare for All («Медобслуживание для всех»). Об этом — статья The Gross Inequality of Death in America из американского лево-либерального издания The New Republic, в которой подробно объясняются глубинные причины разрыва в продолжительности жизни между наиболее бедными и наиболее богатыми американцами. 

4vYDcVnD_wk

В итоге видно, что всеобщее медицинское обеспечение, правильное питание и вообще здоровый образ жизни далеко не полностью способны помочь преодолеть этот самый разрыв. Определяющими факторами роста смертности являются бедность большей части населения и особенно — глубокое социально-экономическое и политическое неравенство, его психо-социальные последствия в виде хронического стресса, чувства неуверенности и собственной беспомощности в сравнении с зажиточными «толстосумами» и высшими чиновниками. Перевод статьи вышел в рамках проекта «Наука марксизм», сопроводившего перевод также своим комментарием — мы привели его практически «как есть».

________

Одним из самых тревожных фактов жизни в Соединённых Штатах является то, что самые богатые американские мужчины живут на 15 лет дольше, чем самые бедные, а женщины — на 10 лет. Иными словами, разрыв в ожидаемой продолжительности жизни между богатыми и бедными в США больше, чем разрыв между «средним» американцем и «средним» йеменцем или эфиопом.

Этот разрыв только увеличивается. Согласно отчету Health Inequality Project, с 2001 по 2014 год самые богатые американцы увеличили ожидаемую продолжительность жизни примерно на три года, в то время как самые бедные американцы не добились никакого прироста. Разница в продолжительности жизни в три года может показаться незначительной, но, как отмечают авторы доклада, такой прирост продолжительности жизни эквивалентен излечению от рака только для богатых. Если расширить временные рамки, цифры только ухудшаются: самые богатые американцы увеличили ожидаемую продолжительность жизни на шесть лет с 1980 по 2010 год, в то время как результаты для самых бедных мужчин остались на прежнем уровне.

Эти факты, казалось бы, оправдывают широкую поддержку Демократической партией всеобщего медицинского обслуживания. Кандидаты в президенты, в том числе Берни САНДЕРС, Элизабет УОРРЕН, Кори БУКЕР, Камала ХАРРИС и Хулиан КАСТРО, поддерживают ту или иную форму Medicare «для всех»*, и многие из кандидатов, которые не полностью поддержали MFA, сделали все возможное, чтобы убедить избирателей — иногда неубедительно — что их планы гарантируют недорогое универсальное покрытие.

* Имеется в виду проект Medicare for All, представляющий собой развитие системы Medicare, которая должна заменить и её, и американскую государственную программу медицинской помощи нуждающимся Medicaid; принципиальным тут является переход к системе медицинского обслуживания с одним плательщиком (Single-payer healthcare), где все жители получают медицинскую помощь независимо от возраста, дохода или состояния здоровья, за отказ от введения которого представители ДСА критиковали проект Obamacare (Affordable Care Act) как «непоследовательный»; альтернативой «Медобслуживанию для всех», предложенной правым большинством американских законодателей, является American Health Care Act, с которым американские демосоциалисты отчаянно борются, поскольку тот перекрывает даже все те немногие социальные достижения администрации Обамы в области медицинского страхования. — Left.BY.

Однако, когда дело доходит до разрыва между здоровьем и благосостоянием, Medicare for All, возможно, не является «палочкой-выручалочкой», на которую надеются прогрессивные силы. Большинство данных свидетельствует о том, что, хотя всеобщее здравоохранение является необходимым шагом для устранения этого разрыва, этого недостаточно. Это потому, что есть два других основных фактора, которые заставляют богатых жить намного дольше, чем бедных.

Если разрыв между здоровьем и благосостоянием является просто результатом доступа к качественному медицинскому обслуживанию, то этот разрыв должен в значительной степени исчезнуть, когда доступ к здравоохранению будет уравнен во всём обществе. Но это не так в странах, которые уже имеют всеобщее медицинское обслуживание. Во Франции, которая имеет одну из лучших и самых обширных систем здравоохранения в мире, разрыв между здоровьем и благосостоянием составляет около 11 лет. Даже в Соединённом Королевстве, где действует самая мощная на планете единая система здравоохранения, богатые живут примерно на 9 лет дольше, чем бедные.

Исследователи из проекта Health Inequality Project обнаружили аналогичный результат при сравнении штатов в США. «Различия в ожидаемой продолжительности жизни среди бедных, — говорится в их итоговом отчёте, — не сильно связаны с различиями в доступе к медицинскому обслуживанию».

Разрыв между здоровьем и благосостоянием также существует для болезней, которые не имеют ничего общего с доступом к медицинской помощи, а именно для ювенильного диабета и ревматоидного артрита. Более того, недавнее падение ожидаемой продолжительности жизни в США было вызвано тем, что экономисты из Принстона Энн КЕЙС и Ангус ДИТОН назвали «смертями от отчаяния», а именно, самоубийствами и передозировками наркотиков, которые имеют мало общего с доступом к здравоохранению и несоразмерно влияют на здоровье. (Однако эти состояния имеют непосредственное отношение к службам охраны психического здоровья и наркозависимости).

Этот разрыв между здоровьем и благосостоянием сохраняется и при учёте поведения — например, того факта, что бедные люди, как правило, больше курят и пьют. Знаменитые «исследования Уайтхолла», проведенные британской государственной службой под руководством эпидемиолога Майкла МАРМОТА, показали, что только около одной трети разрыва между здоровьем и благосостоянием можно объяснить факторами «риска», — такими как курение, употребление алкоголя и зависимость от «фаст-фуда». Когда вы добавляете «защитные» факторы, — такие как доступ к медицинскому обслуживанию или тренажёрным залам, — это число по-прежнему составляет менее половины общего разрыва.

Итак, что отвечает за большую часть разрыва между здоровьем и благосостоянием?

Нейробиолог из Стэнфорда Роберт САПОЛЬСКИ, который десятилетиями говорил и писал об этом вопросе, предлагает простой ответ: сама бедность. Или, как выразился Сапольски, «психосоциальные последствия бедности».

Опираясь на исследования в области неврологии, психологии и нейробиологии, Сапольски обнаружил мощную связь между бедностью, хроническим стрессом и серьёзными последствиями для здоровья. Будучи адаптивной реакцией нашего организма на внешние угрозы, кратковременный стресс может быть полезным: он вызывает реакцию «бей или беги», которая может помочь нам выжить в опасных ситуациях. Однако люди испытывают уникальный опыт так называемого «хронического стресса»: длительный психосоциальный стресс, который может длиться месяцами или даже годами.

Хронический стресс может буквально убить нас. Это увеличивает риск и тяжесть таких заболеваний, как диабет 2-го типа и желудочно-кишечные расстройства, замедляет рост детей, подавляет нашу иммунную систему (делает нас менее способными бороться даже с основными заболеваниями) и увеличивает вероятность депрессии или зависимости.

Хотя все люди испытывают стресс, Сапольски отмечает, что опыт хронического стресса неравномерно распределяется в обществе. Обширная биомедицинская литература указывает на то, что люди с большей вероятностью испытывают связанные со стрессом заболевания, когда им не хватает контроля и социальной поддержки для преодоления стрессовых состояний. Бедные непропорционально часто сталкиваются с такими условиями.

Жизнь в бедности может означать жизнь в постоянном стрессе. Бедные мало контролируют свой рабочий график или заработную плату. (В исследованиях Уайтхолла уровень контроля на рабочем месте, даже для работников одной организации, объясняет половину различий в состоянии здоровья.) Они боятся внезапной потери работы и неспособности оплачивать счета. Они отчаиваются из-за своего будущего и из-за того, как дать своим детям лучшую жизнь. Они истощены и социально изолированы второй или третьей работой, длительными поездками на работу и сменами по выходным. Им не хватает средств, чтобы взять столь необходимый отпуск или заплатить за расслабляющие хобби. И часто их системы социальной поддержки уничтожены лишением свободы, зависимостью и депрессией.

Неудивительно, что у бедных постоянно ухудшаются показатели здоровья. Их мозг постоянно работает сверхурочно.

И все же бедность и ее предшественники могут быть только началом. Как отмечает Сапольски, недавние исследования показывают, что жизнь в условиях «бедности среди изобилия» — неравенства — также является важной частью уравнения здоровья и благосостояния. Например, психолог Нэнси АДЛЕР продемонстрировала, что то, как люди оценивают свои дела по сравнению с другими, является, по крайней мере, таким же прогностическим фактором здоровья или болезни, как и любые объективные показатели, такие как фактический уровень дохода, и исследования эпидемиологов Ричарда УИЛКИНСОНА и Кейт ПИКЕТТ показали, что практически по всем показателям здоровья — младенческой смертности, общей продолжительности жизни, ожирению и так далее — неравенство может быть даже хуже, чем бедность. В «исследованиях Уайтхолла», Мармот обнаружил четырехкратную разницу в показателях смертности от сердечных заболеваний между низшей и высшей ступенями британской государственной службы, несмотря на то, что всем им платили прожиточный минимум.

f1ed1ff37e36655259fe56b46f55da6e35263ca7

Фото: Mario Tama/Getty Images

Это исследование показывает, что последствия для здоровья — это не просто вопрос доступа к медицинскому обслуживанию: бедность и неравенство сами по себе являются вопросом жизни и смерти. Политика, обеспечивающая базовый доход, устанавливающая прожиточный минимум, устраняющая задолженность перед колледжами, гарантирующая доступное жильё и дающая рабочим возможность вести коллективные переговоры, таким образом, одинаково важна для сокращения вопиющего разрыва в ожидаемой продолжительности жизни между богатыми и бедными в Америке. Если здоровье всех американцев является приоритетом для Демократической партии, кандидаты должны так же серьёзно относиться к избавлению людей от бедности, усилению рабочего контроля и сокращению неравенства доходов, как и к внедрению всеобщего медицинского обслуживания.

_______

Комментарий

Как видно, в данной статье дана действительно качественная материалистическая характеристика тяжёлых причин и последствий экономического неравенства и бедности значительной части населения для демографии, вне зависимости от таких второстепенных факторов, как правильное питание или всеобщее медицинское обеспечение. Безусловно, влияние также оказывает неолиберальная оптимизация государственной системы здравоохранения, о чем писали и исследователи, чьи работы закреплены в некоторых гиперссылках выше, ибо, например, в Англии неравенство в продолжительности жизни в XXI веке так же, как и в США, серьёзно возросло. Тем не менее, ключевым детерминантом неравенства смертности в мире является классовая борьба и давление капитала на труд при власти «толстосумов,» вроде Баффетта, Безоса, Гейтса, Блумберга, Трампа и так дальше. С конца Второй мировой войны и по настоящее время рост нормы прибавочной стоимости в Америке составил 100%, что по итогу привело к краткосрочному росту нормы прибыли, снижению доли оплаты труда в сравнении с прибылью буржуазии, снижению экономического роста и увеличению неравенства по всем фронтам: в образовании, в налогообложении, в доходах, накопленном богатстве и продолжительности жизни. И смех и грех!

Безусловно, такое положение вызвано меняющимся время от времени соотношением классовых сил, что определяет собой масштабы бедности, неравенства, уклонения от уплаты налогов, доступности и качества медицины и психофизического состояния пролетариата.

В заключение обязательно отметим, что автор той статьи уж слишком серьёзно надеялся на декларируемые реформы представителей Демократической партии. Чья бы корова мычала…

В действительности, разумеется, решающих политических отличий демократов от республиканцев никаких не существуют, ибо обе правящие партии Америки регулярно, каждые выборы в Конгресс или на пост президента, консервируют политическую власть капиталистов и представляют их интересы во всех общественных сферах <…> С момента объявления и обретения независимости 13 североамериканских колоний произошли многие социальные явления: рабство было полностью ликвидировано, окончательно оформились два политических гегемона, произведена индустриализация и дальнейшая научно-техническая революция, оформился американский империализм, усилили влияние американские транснациональные корпорации – но капитализм сохранился и укрепил позиции перед мелким фермерством и рабовладельческим способом производства.

В области ослабления налогового бремени на богатейших американских семей, уничтожения профсоюзного и коммунистического движения, подавления народных выступлений, эксплуатации периферии мирового капитализма, сокращения государственных программ и демократы, и республиканцы всегда преуспевали. С той лишь разницей, что Республиканская партия – это глашатай наиболее радикальных, реакционных слоёв буржуазии.

Существует масса публикаций в СМИ, что Джо БАЙДЕНУ помогал финансово Марк ЦУКЕРБЕРГ, оказавший, скорее всего, ключевое влияние на победу Джо БАЙДЕНА в президентской гонке; а также — магнаты недвижимости СШАмедицинские, военные и финансовые компанииконгломераты с Уолл-Стрит, кредитные организации и так далее. Байден за два года президенства так и не удосужился хотя бы частично отменить «закон о снижении налогов и увеличении рабочих мест» от 2017 года и по крайней мере увеличить налог на прибыль с 21% до 28% (хотя до вышеуказанного акта этот налог составлял 35%) <…>

Так чей же президент Байден и кто настоящие хозяева Америки?

Источник — ВКонтакте

_______

Читать по теме:

Система здравоохранения во Франции умерла. Остальной Европе приготовиться

США продолжают движение к социализму: какому и почему, — опросы

СМИ: Вирус показал смертельную пропасть между бедными и богатыми

США: Слияния и поглощения на рынке медицинских услуг смертельно опасны для пациентов

Великобритания: систему бесплатного здравоохранения искусственно загоняют в кризис

Медицина в США: плати или умри

Каждое новое поколение британцев беднее предыдущего, и британские учителя уже жалуются на бедность среди школьников

Капитализм и неравенство


Comments are closed.

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Вопиющее неравенство смертности в Америке (Роже КАРМА, The New Republic)

29/08/2022

Богатейшие американцы живут на 10-15 лет дольше, чем самые бедные американцы. И необходимо намного большее для преодоления этого разрыва, чем MFA — Medicare for All («Медобслуживание для всех»). Об этом — статья The Gross Inequality of Death in America из американского лево-либерального издания The New Republic, в которой подробно объясняются глубинные причины разрыва в продолжительности жизни между наиболее бедными и наиболее богатыми американцами. 

4vYDcVnD_wk

В итоге видно, что всеобщее медицинское обеспечение, правильное питание и вообще здоровый образ жизни далеко не полностью способны помочь преодолеть этот самый разрыв. Определяющими факторами роста смертности являются бедность большей части населения и особенно — глубокое социально-экономическое и политическое неравенство, его психо-социальные последствия в виде хронического стресса, чувства неуверенности и собственной беспомощности в сравнении с зажиточными «толстосумами» и высшими чиновниками. Перевод статьи вышел в рамках проекта «Наука марксизм», сопроводившего перевод также своим комментарием — мы привели его практически «как есть».

________

Одним из самых тревожных фактов жизни в Соединённых Штатах является то, что самые богатые американские мужчины живут на 15 лет дольше, чем самые бедные, а женщины — на 10 лет. Иными словами, разрыв в ожидаемой продолжительности жизни между богатыми и бедными в США больше, чем разрыв между «средним» американцем и «средним» йеменцем или эфиопом.

Этот разрыв только увеличивается. Согласно отчету Health Inequality Project, с 2001 по 2014 год самые богатые американцы увеличили ожидаемую продолжительность жизни примерно на три года, в то время как самые бедные американцы не добились никакого прироста. Разница в продолжительности жизни в три года может показаться незначительной, но, как отмечают авторы доклада, такой прирост продолжительности жизни эквивалентен излечению от рака только для богатых. Если расширить временные рамки, цифры только ухудшаются: самые богатые американцы увеличили ожидаемую продолжительность жизни на шесть лет с 1980 по 2010 год, в то время как результаты для самых бедных мужчин остались на прежнем уровне.

Эти факты, казалось бы, оправдывают широкую поддержку Демократической партией всеобщего медицинского обслуживания. Кандидаты в президенты, в том числе Берни САНДЕРС, Элизабет УОРРЕН, Кори БУКЕР, Камала ХАРРИС и Хулиан КАСТРО, поддерживают ту или иную форму Medicare «для всех»*, и многие из кандидатов, которые не полностью поддержали MFA, сделали все возможное, чтобы убедить избирателей — иногда неубедительно — что их планы гарантируют недорогое универсальное покрытие.

* Имеется в виду проект Medicare for All, представляющий собой развитие системы Medicare, которая должна заменить и её, и американскую государственную программу медицинской помощи нуждающимся Medicaid; принципиальным тут является переход к системе медицинского обслуживания с одним плательщиком (Single-payer healthcare), где все жители получают медицинскую помощь независимо от возраста, дохода или состояния здоровья, за отказ от введения которого представители ДСА критиковали проект Obamacare (Affordable Care Act) как «непоследовательный»; альтернативой «Медобслуживанию для всех», предложенной правым большинством американских законодателей, является American Health Care Act, с которым американские демосоциалисты отчаянно борются, поскольку тот перекрывает даже все те немногие социальные достижения администрации Обамы в области медицинского страхования. — Left.BY.

Однако, когда дело доходит до разрыва между здоровьем и благосостоянием, Medicare for All, возможно, не является «палочкой-выручалочкой», на которую надеются прогрессивные силы. Большинство данных свидетельствует о том, что, хотя всеобщее здравоохранение является необходимым шагом для устранения этого разрыва, этого недостаточно. Это потому, что есть два других основных фактора, которые заставляют богатых жить намного дольше, чем бедных.

Если разрыв между здоровьем и благосостоянием является просто результатом доступа к качественному медицинскому обслуживанию, то этот разрыв должен в значительной степени исчезнуть, когда доступ к здравоохранению будет уравнен во всём обществе. Но это не так в странах, которые уже имеют всеобщее медицинское обслуживание. Во Франции, которая имеет одну из лучших и самых обширных систем здравоохранения в мире, разрыв между здоровьем и благосостоянием составляет около 11 лет. Даже в Соединённом Королевстве, где действует самая мощная на планете единая система здравоохранения, богатые живут примерно на 9 лет дольше, чем бедные.

Исследователи из проекта Health Inequality Project обнаружили аналогичный результат при сравнении штатов в США. «Различия в ожидаемой продолжительности жизни среди бедных, — говорится в их итоговом отчёте, — не сильно связаны с различиями в доступе к медицинскому обслуживанию».

Разрыв между здоровьем и благосостоянием также существует для болезней, которые не имеют ничего общего с доступом к медицинской помощи, а именно для ювенильного диабета и ревматоидного артрита. Более того, недавнее падение ожидаемой продолжительности жизни в США было вызвано тем, что экономисты из Принстона Энн КЕЙС и Ангус ДИТОН назвали «смертями от отчаяния», а именно, самоубийствами и передозировками наркотиков, которые имеют мало общего с доступом к здравоохранению и несоразмерно влияют на здоровье. (Однако эти состояния имеют непосредственное отношение к службам охраны психического здоровья и наркозависимости).

Этот разрыв между здоровьем и благосостоянием сохраняется и при учёте поведения — например, того факта, что бедные люди, как правило, больше курят и пьют. Знаменитые «исследования Уайтхолла», проведенные британской государственной службой под руководством эпидемиолога Майкла МАРМОТА, показали, что только около одной трети разрыва между здоровьем и благосостоянием можно объяснить факторами «риска», — такими как курение, употребление алкоголя и зависимость от «фаст-фуда». Когда вы добавляете «защитные» факторы, — такие как доступ к медицинскому обслуживанию или тренажёрным залам, — это число по-прежнему составляет менее половины общего разрыва.

Итак, что отвечает за большую часть разрыва между здоровьем и благосостоянием?

Нейробиолог из Стэнфорда Роберт САПОЛЬСКИ, который десятилетиями говорил и писал об этом вопросе, предлагает простой ответ: сама бедность. Или, как выразился Сапольски, «психосоциальные последствия бедности».

Опираясь на исследования в области неврологии, психологии и нейробиологии, Сапольски обнаружил мощную связь между бедностью, хроническим стрессом и серьёзными последствиями для здоровья. Будучи адаптивной реакцией нашего организма на внешние угрозы, кратковременный стресс может быть полезным: он вызывает реакцию «бей или беги», которая может помочь нам выжить в опасных ситуациях. Однако люди испытывают уникальный опыт так называемого «хронического стресса»: длительный психосоциальный стресс, который может длиться месяцами или даже годами.

Хронический стресс может буквально убить нас. Это увеличивает риск и тяжесть таких заболеваний, как диабет 2-го типа и желудочно-кишечные расстройства, замедляет рост детей, подавляет нашу иммунную систему (делает нас менее способными бороться даже с основными заболеваниями) и увеличивает вероятность депрессии или зависимости.

Хотя все люди испытывают стресс, Сапольски отмечает, что опыт хронического стресса неравномерно распределяется в обществе. Обширная биомедицинская литература указывает на то, что люди с большей вероятностью испытывают связанные со стрессом заболевания, когда им не хватает контроля и социальной поддержки для преодоления стрессовых состояний. Бедные непропорционально часто сталкиваются с такими условиями.

Жизнь в бедности может означать жизнь в постоянном стрессе. Бедные мало контролируют свой рабочий график или заработную плату. (В исследованиях Уайтхолла уровень контроля на рабочем месте, даже для работников одной организации, объясняет половину различий в состоянии здоровья.) Они боятся внезапной потери работы и неспособности оплачивать счета. Они отчаиваются из-за своего будущего и из-за того, как дать своим детям лучшую жизнь. Они истощены и социально изолированы второй или третьей работой, длительными поездками на работу и сменами по выходным. Им не хватает средств, чтобы взять столь необходимый отпуск или заплатить за расслабляющие хобби. И часто их системы социальной поддержки уничтожены лишением свободы, зависимостью и депрессией.

Неудивительно, что у бедных постоянно ухудшаются показатели здоровья. Их мозг постоянно работает сверхурочно.

И все же бедность и ее предшественники могут быть только началом. Как отмечает Сапольски, недавние исследования показывают, что жизнь в условиях «бедности среди изобилия» — неравенства — также является важной частью уравнения здоровья и благосостояния. Например, психолог Нэнси АДЛЕР продемонстрировала, что то, как люди оценивают свои дела по сравнению с другими, является, по крайней мере, таким же прогностическим фактором здоровья или болезни, как и любые объективные показатели, такие как фактический уровень дохода, и исследования эпидемиологов Ричарда УИЛКИНСОНА и Кейт ПИКЕТТ показали, что практически по всем показателям здоровья — младенческой смертности, общей продолжительности жизни, ожирению и так далее — неравенство может быть даже хуже, чем бедность. В «исследованиях Уайтхолла», Мармот обнаружил четырехкратную разницу в показателях смертности от сердечных заболеваний между низшей и высшей ступенями британской государственной службы, несмотря на то, что всем им платили прожиточный минимум.

f1ed1ff37e36655259fe56b46f55da6e35263ca7

Фото: Mario Tama/Getty Images

Это исследование показывает, что последствия для здоровья — это не просто вопрос доступа к медицинскому обслуживанию: бедность и неравенство сами по себе являются вопросом жизни и смерти. Политика, обеспечивающая базовый доход, устанавливающая прожиточный минимум, устраняющая задолженность перед колледжами, гарантирующая доступное жильё и дающая рабочим возможность вести коллективные переговоры, таким образом, одинаково важна для сокращения вопиющего разрыва в ожидаемой продолжительности жизни между богатыми и бедными в Америке. Если здоровье всех американцев является приоритетом для Демократической партии, кандидаты должны так же серьёзно относиться к избавлению людей от бедности, усилению рабочего контроля и сокращению неравенства доходов, как и к внедрению всеобщего медицинского обслуживания.

_______

Комментарий

Как видно, в данной статье дана действительно качественная материалистическая характеристика тяжёлых причин и последствий экономического неравенства и бедности значительной части населения для демографии, вне зависимости от таких второстепенных факторов, как правильное питание или всеобщее медицинское обеспечение. Безусловно, влияние также оказывает неолиберальная оптимизация государственной системы здравоохранения, о чем писали и исследователи, чьи работы закреплены в некоторых гиперссылках выше, ибо, например, в Англии неравенство в продолжительности жизни в XXI веке так же, как и в США, серьёзно возросло. Тем не менее, ключевым детерминантом неравенства смертности в мире является классовая борьба и давление капитала на труд при власти «толстосумов,» вроде Баффетта, Безоса, Гейтса, Блумберга, Трампа и так дальше. С конца Второй мировой войны и по настоящее время рост нормы прибавочной стоимости в Америке составил 100%, что по итогу привело к краткосрочному росту нормы прибыли, снижению доли оплаты труда в сравнении с прибылью буржуазии, снижению экономического роста и увеличению неравенства по всем фронтам: в образовании, в налогообложении, в доходах, накопленном богатстве и продолжительности жизни. И смех и грех!

Безусловно, такое положение вызвано меняющимся время от времени соотношением классовых сил, что определяет собой масштабы бедности, неравенства, уклонения от уплаты налогов, доступности и качества медицины и психофизического состояния пролетариата.

В заключение обязательно отметим, что автор той статьи уж слишком серьёзно надеялся на декларируемые реформы представителей Демократической партии. Чья бы корова мычала…

В действительности, разумеется, решающих политических отличий демократов от республиканцев никаких не существуют, ибо обе правящие партии Америки регулярно, каждые выборы в Конгресс или на пост президента, консервируют политическую власть капиталистов и представляют их интересы во всех общественных сферах <…> С момента объявления и обретения независимости 13 североамериканских колоний произошли многие социальные явления: рабство было полностью ликвидировано, окончательно оформились два политических гегемона, произведена индустриализация и дальнейшая научно-техническая революция, оформился американский империализм, усилили влияние американские транснациональные корпорации – но капитализм сохранился и укрепил позиции перед мелким фермерством и рабовладельческим способом производства.

В области ослабления налогового бремени на богатейших американских семей, уничтожения профсоюзного и коммунистического движения, подавления народных выступлений, эксплуатации периферии мирового капитализма, сокращения государственных программ и демократы, и республиканцы всегда преуспевали. С той лишь разницей, что Республиканская партия – это глашатай наиболее радикальных, реакционных слоёв буржуазии.

Существует масса публикаций в СМИ, что Джо БАЙДЕНУ помогал финансово Марк ЦУКЕРБЕРГ, оказавший, скорее всего, ключевое влияние на победу Джо БАЙДЕНА в президентской гонке; а также — магнаты недвижимости СШАмедицинские, военные и финансовые компанииконгломераты с Уолл-Стрит, кредитные организации и так далее. Байден за два года президенства так и не удосужился хотя бы частично отменить «закон о снижении налогов и увеличении рабочих мест» от 2017 года и по крайней мере увеличить налог на прибыль с 21% до 28% (хотя до вышеуказанного акта этот налог составлял 35%) <…>

Так чей же президент Байден и кто настоящие хозяева Америки?

Источник — ВКонтакте

_______

Читать по теме:

Система здравоохранения во Франции умерла. Остальной Европе приготовиться

США продолжают движение к социализму: какому и почему, — опросы

СМИ: Вирус показал смертельную пропасть между бедными и богатыми

США: Слияния и поглощения на рынке медицинских услуг смертельно опасны для пациентов

Великобритания: систему бесплатного здравоохранения искусственно загоняют в кризис

Медицина в США: плати или умри

Каждое новое поколение британцев беднее предыдущего, и британские учителя уже жалуются на бедность среди школьников

Капитализм и неравенство

By
@
backtotop