Корея: война с железнодорожниками

strike-railway-korea

Рабочие железной дороги бастуют с 9 декабря. Эта забастовка против попыток приватизации, которые предпринимаются партией президента Пак Кын Хе «Сэнури», уже стала самой длительной забастовкой на железной дороге в истории Южной Кореи. Забастовка снизила объемы грузоперевозок на 70% и пассажироперевозок на 40%.

В воскресенье 22 декабря, силами 4600 полицейских и 900 бойцов спецподразделения SWAT был проведен рейд на офисы Корейской Конфедерации Профсоюзов (KCTU) в центральном районе Сеула – для исполнения ордера на арест руководителей железнодорожного профсоюза (дочерняя организация KCTU). Им противостояло около 800 активистов, утверждавших, что у полиции есть ордер на арест, но нет ордера на обыск здания.

Полиция сломала стеклянные входные двери и арестовала 120 сторонников профсоюза. Руководители профсоюза к тому времени уже покинули здание. Полиция применила против протестующих перцовый газ, а в ответ те поливали полицейских водой. Буржуазные СМИ освещали рейд в прямом эфире, надеясь выставить бастующих в негативном свете.

Забастовка началась 9 декабря, когда было объявлено о том, что Корейская Железнодорожная корпорация (KORAIL) – государственная железнодорожная компания, которая дополнительно обслуживает в Сеуле линии метро 1,3 и 4, совместно с компанией «Метро Сеула» – рганизует отдельную компанию для управления новой линией высокоскоростных поездов. Несмотря на заявления правительства об обратном, это станет первым шагом по приватизации KORAIL – по схеме, аналогичной тому, как японское правительство в 1987 году разделило японские национальные железные дороги на 7 коммерческих компаний, которые сегодня входят в группу компаний «Японские Железные Дороги».

Президент Пак Кые Хе – дочь диктатора Пак Чон Хи, который управлял Южной Кореей со времен военного переворота 1961 года – до тех пор, пока не был убит в ходе пьянки главой центрального разведывательного управления Кореи (KCIA). Она, как и её отец, продолжает по-диктаторски управлять страной, подавляя движения рабочих – но уже в новой, неолиберальной форме. Чтобы оправдать рейд полиции, она заявила, что забастовка может нанести ущерб экономике страны.

Управляющий KORAIL Чои Йеон Хе заявила сегодня, что планирует нанять 500 штрейкбрехеров, чтобы водить поезда во время забастовки. «Я планирую нанять 300 инженеров и 200 членов экипажей поездов на контрактной основе. Их разместят на рабочих местах после прохождения обучения», – сказала Чои в своем заявлении. Существующее трудовое законодательство запрещает нанимать замещающих рабочих сотрудников во время забастовки, но менеджмент компании заявляет, что поскольку забастовка объявлена незаконной, то и наём штрейкбрехеров не нарушает трудовое законодательство.

84-летняя женщина погибла на 4-й линии метро 15 декабря в результате того, что оказалась зажата между вагоном и стеклянной дверью, отделяющую платформу от путей. Виновным в инциденте был объявлен 19-летний студент, нанятый KORAIL в качестве штрейкбрехера для замены бастующих рабочих.

На третью неделю забастовки железнодорожных сотрудников ситуация обстоит так:

– 7642 сотрудника все ещё бастуют

– штат сотрудников KORAIL составляет 20 473 человека

– 1098 человек вернулись на рабочие места

– KORAIL отстранила от работы 8565 сотрудника.

– 2 руководителя забастовочного комитета арестованы, всего выданы ордера на арест 25 руководителей.

– KORAIL подала иск на сумму 7,7 млрд. южнокорейских вон (7,2 млн.$) против 186 человек, обвиненных в организации забастовки

KCTU назвала действия, направленные против забастовки «объявлением войны» и призвала 690 тысяч своих членов ко всеобщей забастовке 28 декабря. Это обычная переговорная позиция KCTU в таких ситуациях. Сама KCTU не проводила всеобщих забастовок с 1996-1997 годов, когда сотни тысяч её членов бастовали в течение почти месяца, когда парламентом были тайно приняты новые драконовские законы в области трудового законодательства.

Libcom

 

Striking rail worker Seoul Station

 Второй по размерам профсоюзный центр Кореи – KCTU (Корейская Конфедерация Профсоюзов) – объявил о всеобщей забастовке, которая началась 28 декабря 2013 года. На столь решительный шаг KCTU (левая организация, которая объединяет под своей крышей около 700 тысяч южнокорейских рабочих) пошла после долгого и наполненного драматическими событиями дня. Тысячи полицейских штурмовали штаб-квартиру KCTU в Сеуле 22 декабря – это беспрецедентное явление в истории пост-диктаторской Кореи. Этим шагом действующий президент Пак Кын Хе показала обществу, как далеко она намеревается зайти в своей попытке расправится с рабочими и их выборными организациями.

61-летняя Пак Кын Хе – первая женщина-президент, а так же дочь Пак Чон Хи, военного диктатора, который пришел к власти после государственного переворота в 1961 году. Он правил страной железной рукой до 1979 года, пока не был убит главой своего собственного центрального разведывательного управления (KCIA). Президентство его дочери Пак Кын Хе сопровождается шлейфом скандалов – с тех пор, как она была избрана на высший государственный пост в конце 2012 года. Корейская национальная разведывательная служба (NIS) – организация преемница KCIA – была поймана с поличным в попытках вмешаться в выборы в пользу госпожи Пак. Миллионы сообщений в Twitter с поддержкой Пак, как выяснилось, отправлялись сотрудниками NIS в преддверии предстоящих выборов. Масштабная противозаконная онлайн-кампания кажется особенно сомнительной, учитывая, что она была проведена той же самой секретной организацией, которая обеспечивала правление её отца, похищая и пытая политических оппонентов режима.

Пак Кын Хе хочет позиционировать себя в Южной Корее как суровый консервативный лидер неолиберального толка, идя по стопам не только своего отца, но и своего непосредственного неолиберального предшественника и соратника по партии «Сэнури» экс-президента Ли Мён Бака (президент в 2008-2012). Ли, который называл себя «управляющим корпорацией Корея», начал «избавлять» страну от её наиболее ценных активов, и Пак сейчас подготавливает почву для следующего этапа по растаскиванию ранее сильных государственных секторов экономики Южной Кореи. Масштабная приватизация здравоохранения уже началась – 20 тысяч врачей протестовали на прошлой неделе в Сеуле против запланированной дерегуляции и приватизации их отрасли. Сектор общественного транспорта сейчас тоже под сильным давлением: в ходе реструктуризации государственной Корейской Железнодорожной Корпорации (KORAIL) объявленное недавно создание дочерней компании было воспринято многими как первый шаг по возможной приватизации KORAIL Ли Мён Бак уже объявлял об этом во время своего президентства.

Чтобы предотвратить этот шаг, профсоюз работников железной дороги Кореи (KRWU) – организация, в которой состоит примерно 20 тысяч работников железной дороги и которая является частью вышеупомянутой KCTU) – начал забастовку. Эта борьба рабочих за свои права, которая проходила в течение двух недель, уже стала самой длительной забастовкой за 65-летнюю историю существования KRWU, и сейчас наблюдается стремительный рост количества ее участников. Около 40 процентов работников, входящих в профсоюз, приняли участие в этой забастовке, что привело к остановке значительной части транспортной системы Южной Кореи. В попытке прекратить эту жизненно важную борьбу рабочих за свои права забастовке препятствовали беспрецедентными мерами со стороны государственной компании и стоящего за ней правительства. Забастовка немедленно была объявлена вне закона, а около 7000 рабочих, – практически все участники профсоюза, принявшие в ней участие, – были уволены из KORAIL. Более того, был выдан ордер на арест руководителей профсоюза, которые были заподозрены в том, что укрылись в штаб-квартире корейской конфедерации профсоюзов, частью которой и является KRWU.

Закономерно, что вчерашним утром около 4000 полицейских выстроились перед офисами KCTU в районе Сеула Содемунгу, где началось противостояние между активистами профсоюза и их сторонниками с полицией, и которое продолжалось в течение десяти часов. После того, как стеклянные двери штаб квартиры были разбиты, полиция достаточно жестко прокладывала себе дорогу через все 17 этажей здания до самой крыши, поливая перцовым газом и арестовывая всех, кто вставал у них на пути. Около 130 человек были задержаны, несмотря на отсутствия ордера на обыск штаб квартиры KCTU – таким образом, рейд полиции на профсоюзный центр был незаконным. Более того, во время этого рейда, который поставил под угрозу здоровье и жизни множества рабочих активистов, руководители забастовки на KORAIL так и не были обнаружены в здании.

Поскольку лидеры забастовки все ещё на свободе, борьба рабочих корейской железнодорожной корпорации за свои права продолжится, а президенту Пак теперь придется иметь дело со всеобщей забастовкой, к которой только что призвала KCTU в ответ на рейд полиции в свою штаб-квартиру. После этих событий в офисе KCTU, а так же после того, как 11-й президент Южной Кореи железным кулаком ответила на первую забастовку в находящемся под её руководством государственном секторе, не составит труда понять, чьим ребенком она на самом деле является. Теперь, когда забастовка на железной дороге перекинулась на всю страну, ставки совершенно точно будут подняты с обеих сторон. И можно только надеяться, что демократическое движение южно-корейских рабочих сможет собрать достаточно людей, сил и твердости, чтобы выстоять в последующие дни и недели.

Элизабет Шобер

Ctiticatac

Перевод Сергея Яковлева

Источник: интернет-журнал ЛІВА.com.ua

Читайте также: Корейская Тэтчер атакует профсоюзы. Рабочие ответят всеобщей забастовкой


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


− пять = 4

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Корея: война с железнодорожниками

S-Korea 20/01/2014

strike-railway-korea

Рабочие железной дороги бастуют с 9 декабря. Эта забастовка против попыток приватизации, которые предпринимаются партией президента Пак Кын Хе «Сэнури», уже стала самой длительной забастовкой на железной дороге в истории Южной Кореи. Забастовка снизила объемы грузоперевозок на 70% и пассажироперевозок на 40%.

В воскресенье 22 декабря, силами 4600 полицейских и 900 бойцов спецподразделения SWAT был проведен рейд на офисы Корейской Конфедерации Профсоюзов (KCTU) в центральном районе Сеула – для исполнения ордера на арест руководителей железнодорожного профсоюза (дочерняя организация KCTU). Им противостояло около 800 активистов, утверждавших, что у полиции есть ордер на арест, но нет ордера на обыск здания.

Полиция сломала стеклянные входные двери и арестовала 120 сторонников профсоюза. Руководители профсоюза к тому времени уже покинули здание. Полиция применила против протестующих перцовый газ, а в ответ те поливали полицейских водой. Буржуазные СМИ освещали рейд в прямом эфире, надеясь выставить бастующих в негативном свете.

Забастовка началась 9 декабря, когда было объявлено о том, что Корейская Железнодорожная корпорация (KORAIL) – государственная железнодорожная компания, которая дополнительно обслуживает в Сеуле линии метро 1,3 и 4, совместно с компанией «Метро Сеула» – рганизует отдельную компанию для управления новой линией высокоскоростных поездов. Несмотря на заявления правительства об обратном, это станет первым шагом по приватизации KORAIL – по схеме, аналогичной тому, как японское правительство в 1987 году разделило японские национальные железные дороги на 7 коммерческих компаний, которые сегодня входят в группу компаний «Японские Железные Дороги».

Президент Пак Кые Хе – дочь диктатора Пак Чон Хи, который управлял Южной Кореей со времен военного переворота 1961 года – до тех пор, пока не был убит в ходе пьянки главой центрального разведывательного управления Кореи (KCIA). Она, как и её отец, продолжает по-диктаторски управлять страной, подавляя движения рабочих – но уже в новой, неолиберальной форме. Чтобы оправдать рейд полиции, она заявила, что забастовка может нанести ущерб экономике страны.

Управляющий KORAIL Чои Йеон Хе заявила сегодня, что планирует нанять 500 штрейкбрехеров, чтобы водить поезда во время забастовки. «Я планирую нанять 300 инженеров и 200 членов экипажей поездов на контрактной основе. Их разместят на рабочих местах после прохождения обучения», – сказала Чои в своем заявлении. Существующее трудовое законодательство запрещает нанимать замещающих рабочих сотрудников во время забастовки, но менеджмент компании заявляет, что поскольку забастовка объявлена незаконной, то и наём штрейкбрехеров не нарушает трудовое законодательство.

84-летняя женщина погибла на 4-й линии метро 15 декабря в результате того, что оказалась зажата между вагоном и стеклянной дверью, отделяющую платформу от путей. Виновным в инциденте был объявлен 19-летний студент, нанятый KORAIL в качестве штрейкбрехера для замены бастующих рабочих.

На третью неделю забастовки железнодорожных сотрудников ситуация обстоит так:

– 7642 сотрудника все ещё бастуют

– штат сотрудников KORAIL составляет 20 473 человека

– 1098 человек вернулись на рабочие места

– KORAIL отстранила от работы 8565 сотрудника.

– 2 руководителя забастовочного комитета арестованы, всего выданы ордера на арест 25 руководителей.

– KORAIL подала иск на сумму 7,7 млрд. южнокорейских вон (7,2 млн.$) против 186 человек, обвиненных в организации забастовки

KCTU назвала действия, направленные против забастовки «объявлением войны» и призвала 690 тысяч своих членов ко всеобщей забастовке 28 декабря. Это обычная переговорная позиция KCTU в таких ситуациях. Сама KCTU не проводила всеобщих забастовок с 1996-1997 годов, когда сотни тысяч её членов бастовали в течение почти месяца, когда парламентом были тайно приняты новые драконовские законы в области трудового законодательства.

Libcom

 

Striking rail worker Seoul Station

 Второй по размерам профсоюзный центр Кореи – KCTU (Корейская Конфедерация Профсоюзов) – объявил о всеобщей забастовке, которая началась 28 декабря 2013 года. На столь решительный шаг KCTU (левая организация, которая объединяет под своей крышей около 700 тысяч южнокорейских рабочих) пошла после долгого и наполненного драматическими событиями дня. Тысячи полицейских штурмовали штаб-квартиру KCTU в Сеуле 22 декабря – это беспрецедентное явление в истории пост-диктаторской Кореи. Этим шагом действующий президент Пак Кын Хе показала обществу, как далеко она намеревается зайти в своей попытке расправится с рабочими и их выборными организациями.

61-летняя Пак Кын Хе – первая женщина-президент, а так же дочь Пак Чон Хи, военного диктатора, который пришел к власти после государственного переворота в 1961 году. Он правил страной железной рукой до 1979 года, пока не был убит главой своего собственного центрального разведывательного управления (KCIA). Президентство его дочери Пак Кын Хе сопровождается шлейфом скандалов – с тех пор, как она была избрана на высший государственный пост в конце 2012 года. Корейская национальная разведывательная служба (NIS) – организация преемница KCIA – была поймана с поличным в попытках вмешаться в выборы в пользу госпожи Пак. Миллионы сообщений в Twitter с поддержкой Пак, как выяснилось, отправлялись сотрудниками NIS в преддверии предстоящих выборов. Масштабная противозаконная онлайн-кампания кажется особенно сомнительной, учитывая, что она была проведена той же самой секретной организацией, которая обеспечивала правление её отца, похищая и пытая политических оппонентов режима.

Пак Кын Хе хочет позиционировать себя в Южной Корее как суровый консервативный лидер неолиберального толка, идя по стопам не только своего отца, но и своего непосредственного неолиберального предшественника и соратника по партии «Сэнури» экс-президента Ли Мён Бака (президент в 2008-2012). Ли, который называл себя «управляющим корпорацией Корея», начал «избавлять» страну от её наиболее ценных активов, и Пак сейчас подготавливает почву для следующего этапа по растаскиванию ранее сильных государственных секторов экономики Южной Кореи. Масштабная приватизация здравоохранения уже началась – 20 тысяч врачей протестовали на прошлой неделе в Сеуле против запланированной дерегуляции и приватизации их отрасли. Сектор общественного транспорта сейчас тоже под сильным давлением: в ходе реструктуризации государственной Корейской Железнодорожной Корпорации (KORAIL) объявленное недавно создание дочерней компании было воспринято многими как первый шаг по возможной приватизации KORAIL Ли Мён Бак уже объявлял об этом во время своего президентства.

Чтобы предотвратить этот шаг, профсоюз работников железной дороги Кореи (KRWU) – организация, в которой состоит примерно 20 тысяч работников железной дороги и которая является частью вышеупомянутой KCTU) – начал забастовку. Эта борьба рабочих за свои права, которая проходила в течение двух недель, уже стала самой длительной забастовкой за 65-летнюю историю существования KRWU, и сейчас наблюдается стремительный рост количества ее участников. Около 40 процентов работников, входящих в профсоюз, приняли участие в этой забастовке, что привело к остановке значительной части транспортной системы Южной Кореи. В попытке прекратить эту жизненно важную борьбу рабочих за свои права забастовке препятствовали беспрецедентными мерами со стороны государственной компании и стоящего за ней правительства. Забастовка немедленно была объявлена вне закона, а около 7000 рабочих, – практически все участники профсоюза, принявшие в ней участие, – были уволены из KORAIL. Более того, был выдан ордер на арест руководителей профсоюза, которые были заподозрены в том, что укрылись в штаб-квартире корейской конфедерации профсоюзов, частью которой и является KRWU.

Закономерно, что вчерашним утром около 4000 полицейских выстроились перед офисами KCTU в районе Сеула Содемунгу, где началось противостояние между активистами профсоюза и их сторонниками с полицией, и которое продолжалось в течение десяти часов. После того, как стеклянные двери штаб квартиры были разбиты, полиция достаточно жестко прокладывала себе дорогу через все 17 этажей здания до самой крыши, поливая перцовым газом и арестовывая всех, кто вставал у них на пути. Около 130 человек были задержаны, несмотря на отсутствия ордера на обыск штаб квартиры KCTU – таким образом, рейд полиции на профсоюзный центр был незаконным. Более того, во время этого рейда, который поставил под угрозу здоровье и жизни множества рабочих активистов, руководители забастовки на KORAIL так и не были обнаружены в здании.

Поскольку лидеры забастовки все ещё на свободе, борьба рабочих корейской железнодорожной корпорации за свои права продолжится, а президенту Пак теперь придется иметь дело со всеобщей забастовкой, к которой только что призвала KCTU в ответ на рейд полиции в свою штаб-квартиру. После этих событий в офисе KCTU, а так же после того, как 11-й президент Южной Кореи железным кулаком ответила на первую забастовку в находящемся под её руководством государственном секторе, не составит труда понять, чьим ребенком она на самом деле является. Теперь, когда забастовка на железной дороге перекинулась на всю страну, ставки совершенно точно будут подняты с обеих сторон. И можно только надеяться, что демократическое движение южно-корейских рабочих сможет собрать достаточно людей, сил и твердости, чтобы выстоять в последующие дни и недели.

Элизабет Шобер

Ctiticatac

Перевод Сергея Яковлева

Источник: интернет-журнал ЛІВА.com.ua

Читайте также: Корейская Тэтчер атакует профсоюзы. Рабочие ответят всеобщей забастовкой

By
@
backtotop