Проблема не в существовании «империализмов», проблема — в отсутствии левой социальной альтернативы / Мнения

Накануне Первой мировой войны социал-демократические лидеры рабочего движения предали свои собственные идеалы международной солидарности рабочего класса и свои собственные программы, проголосовав за военные кредиты. Сегодня история повторяется… в виде фарса. Очередной этап предательства левых завершён, следующие этапы впереди… Об этом пишут польские марксистские теоретики* и левые публицисты Ева БАЛЬЦЕРЕК (Ewa Balcerek) и Влодек БРАТКОВСКИ (Włodek Bratkowski), добавляя, что неизбежность предательства было ясна уже тогда, когда никто ещё не бредил большой войной, и речь шла лишь о локальном конфликте.

* См., напр., их текст Несколько критических замечаний, или нет розы без шипов на независимом интернет-проекте Lenin Crew

scale_1200

Империализм не может существовать иначе, как через войну, поддерживая экономические интересы «своего» капитала. Это основа способности капитала поддерживать классовый мир в «его» обществе. Левые, склеротичные в своём «новолевом» догматизме, для которых классовая борьба сводится к требованию социальных гарантий от капитала, должны принять империалистические войны, — в силу того, что они принимают капиталистическую экономику.

«Минимум» левых настроений в Польше — это требование «выкинуть» базы НАТО из Польши, — сейчас и немедленно. И не обязательно требовать, чтобы на этих базах соблюдались права трансгендеров

Однако пост-троцкистские левые в Польше больше боятся Путина и его авторитарного режима, от которого нас защищает… НАТО. Конечно, натовцы — ублюдки, но… «наши ублюдки».

Очевидно, что радикальные социальные левые не без оснований опасаются, что выпадение Польши из орбиты империалистических стран лишит польское общество аннуитета — финансовой помощи ЕС, получаемой в результате эксплуатации европейским империализмом остального мира, где, nota bene, войны — в порядке вещей. А ведь ничего другого не скрывалось и за позицией социал-демократии накануне Первой мировой войны.

Понятно, что современные радикальные левые осознают, что альтернатива капитализму будет означать падение уровня жизни классов и социальных слоёв, находящихся выше класса непосредственных производителей. В такой позиции левых нет никакой нелогичности. Как позиция немецкой социал-демократии тогда было следствием отказа от теории Маркса, так и отношение левых сегодня является следствием аналогичного неприятия этой теории.

«Проблема России» заключается в том, что эта страна не была включена в экономические и политические структуры Запада. Однако, если бы Россия была интегрирована в эти структуры, очевидно, что эти структуры изменились бы, поскольку капиталистическая экономика в её логике конкуренции и максимизации прибыли не смогла бы осуществить такую интеграцию. Эта логика должна была бы измениться и отказаться от принципа максимизации прибыли в пользу расширения сферы экономического планирования. Империалистической альтернативой могло быть только отношение к российской экономике как к несуществующей. Уже имеющаяся интеграция — проводимая по политическим и пропагандистским причинам — стран-сателлитов фактически демонтировала экономическую систему Европейского союза. Следствием этого стала популярность, завоёванная партиями правых популистов — экономическая система Союза не смогла интегрировать новые европейские общества на том же уровне, который был предоставлен западным сообществам. Вместо этого, процветание этих обществ в одночасье рухнуло.

Однако надежда левых на то, что уничтожение России как таковой спасёт европейскую экономику, также не имеет под собой оснований. Не в интересах США спасать европейскую экономику…

«Проблема России» предоставила левым возможность выдвинуть социалистическую программу, которая была бы привлекательна и для тех, кто находит правый популизм привлекательным, и для тех, кто испытывает ностальгию по временам «реального социализма». То есть для маргинальной части общества, совершенно чуждой «креативному классу». Но для современных левых радикалов это оказалось неприемлемо по программным причинам. Поэтому, хотели они того или нет, левые оказались в одном лагере с либералами и право-центристами, представляя интересы крупного капитала. Так как-то сложились линии политического разделения. Для левых чувств филантропия осталась единственным полем для выражения. Но это вполне приемлемая позиция в рамках самого ортодоксального капитализма.

Левые всего мира протестуют против агрессии Путина, полусерьёзно добавляя, что НАТО не следует вооружаться. Но, конечно, что само собой разумеется, в мирное время. На данный момент НАТО должно победить Путина.

Антивоенные и демократические протесты в России возглавляются и контролируются либералами. В рамках марксистской политической практики пост-троцкистские левые забыли о своих разногласиях с либералами до тех пор, пока тиран не будет свергнут. Как только либералы, которые также являются искренними демократами, придут к власти в России, наступит время социальной борьбы. Появится бесконечное поле для демонстрации своей левой социальной чувствительности. Такова нормальность современных лево-радикалов. Но именно о таком поле с детства мечтали активисты KOR, снимая с ног рабочих кандалы вместе с сапогами.

В настоящее время мы наблюдаем парад лицемерия радикальных левых. И это не буржуазные левые, такие как «Razem», или прислужники капитала, выросшие в бывшей СДЛС. В то время как умеренные левые, такие как DiEM25 Варуфакиса, показывают, что знают, о чём говорят, радикальные и анти-империалистические левые сделали из трудов Троцкого вывод, что, рассматривая империалистическую войну как «чужое дело», они освободили себя от обязанности нанести удар по собственному империализму. Поэтому европейские левые солидарно и со всей силы наносят удар по «империализму» путинскому.

«Минимум» левых настроений представляет ККЕ в Греции. Лидер ККЕ, выступая в парламенте 2 марта этого года, потребовал запрета на отправку греческих солдат в миссии НАТО и демонтажа баз НАТО в его стране. Мы помним, что за это выступал DiEM25, который просил и KKE, и SYRIZA поддержать это требование.

Выше мы изложили причину, по которой современные радикальные левые не способны предъявить своим правительствам такой ультиматум. У левых нет ни малейшего желания выдвигать такие требования, потому что они не видят альтернативы капиталистической экономике, точно так же, как не видела её немецкая социал-демократия на заре ХХ века.

Радикальные левые не захотят поддерживать требования пост-сталинской Коммунистической партии (надо понимать, KKE. — Left.BY) по принципиальным соображениям. Если тактический союз с либералами для борьбы с авторитаризмом возможен для радикальных левых, то пост-сталинский авторитаризм является непреодолимым препятствием. Камень преткновения — это неизменное отношение к демократии. Даже если это демократия в платоновских терминах, ограниченная привилегированной социальной кастой. Ленинское различие между реальной и формальной демократией является для современных левых открытой калиткой в авторитаризм.

Для современных левых очевидно, что режим Путина имеет «империалистические» амбиции из-за своего участия в империалистической глобальной конкуренции. Левые не видят, что имперские амбиции России являются результатом её объективной неспособности интегрироваться экономически, а значит — и политически, — в структуры европейской экономики. Вес России предопределяет её участие в мировой экономике и угрозу американской или китайской гегемонии. Однако это лишь перспектива. Имперские амбиции, который временно вынужден демонстрировать режим Путина (а пока ещё не империалистические амбиции), ясно дают нам понять, что только НАТО является здесь действительно агрессивной стороной, и что действия режима Путина являются вынужденным ответом на первоначальные действия западного империализма.

Только на фоне такого понимания ситуации можно правильно поставить вопрос об отказе от поддержки обеих сторон. Борясь с режимом Путина, который действует только реактивно, левые не в состоянии остановить эскалацию агрессии. По той причине, что это действие направлено исключительно на агрессивный ответ, а не на сам источник агрессии.

306-336-7379-1-Y2236632

Советский плакат

США безразлично, какая сторона победит в этом конфликте. Главным проигравшим остаётся Европа, низведённая до статуса Афганистана и потому неспособная конкурировать с экономикой США. Нетрудно представить себе цель — создать ещё одну зону хаоса, на этот раз на окраинах «цивилизованной» Европы. Это одним махом устраняет угрозу как российской, так и европейской конкуренции.

Для многих европейцев это кажется невозможным, так же как невозможно было представить, что война может вспыхнуть в «цивилизованной» Европе, а не только в районах, населённых «недочеловеками» с другим цветом кожи и с ценностями, расходящимися с буржуазной демократией.

Игра интересов различных национальных групп капитала закрепляет ситуацию хаоса, когда все следят друг за другом, чтобы никто не одержал верх и не установил свой собственный порядок, как это произошло бы, если бы Германия объединила свою экономику с российским сырьём. К этому добавляется разжигание националистической вражды, что решающим образом влияет на возможности манипуляции. Спокойствие гарантируется только неоспоримой гегемонией США, которые как единственный актор контролируют ситуацию извне.

Гегемония, навязанная США в ответ на конкретные события, препятствует функционированию альтернативы капитализму, которая естественным образом возникла бы в результате военной катастрофы, как после Второй мировой войны. Хаос делает невозможным преодоление явной и неблагоприятной ситуации.

Имперские амбиции России автоматически теряют актуальность в случае социалистической угрозы капиталистической системе в Европе. Будет создана новая перспектива для людей, у которых сейчас на выбор есть только неолиберализм и национализм.

Проблема заключается не в существовании «империализмов» и не в том, что они сталкиваются друг с другом. Такова логика капитализма. Проблема заключается в отсутствии социалистической левых.

А тот, кто определяет себя таким образом, показал своё лицемерие в момент исторического вызова.

Как и более ста лет назад…

Перевод с польского

Источник — facebook

______

Мнение авторов не обязательно должно совпадать с мнением редакции

______

Читать ещё:

Братские люди…

Пока полмиллиона берлинцев протестуют против войны, Германия укрепляет свои вооружённые силы

«Оборонцы» и «пораженцы» в текущей войне

«Разворачивающаяся на наших глазах трагедия стала итогом неолиберальных реформ, «шоковой терапии», ограбления народов и всеобъемлющего кризиса…», — позиция группы активистов БПЗ в отношении российско-украинского конфликта

Приглашение к войне

Популярный империализм

Минская встреча: левые оценивают события в Украине

Геополитика раскола Украины


Comments are closed.

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Проблема не в существовании «империализмов», проблема — в отсутствии левой социальной альтернативы / Мнения

scale_1200 02/04/2022

Накануне Первой мировой войны социал-демократические лидеры рабочего движения предали свои собственные идеалы международной солидарности рабочего класса и свои собственные программы, проголосовав за военные кредиты. Сегодня история повторяется… в виде фарса. Очередной этап предательства левых завершён, следующие этапы впереди… Об этом пишут польские марксистские теоретики* и левые публицисты Ева БАЛЬЦЕРЕК (Ewa Balcerek) и Влодек БРАТКОВСКИ (Włodek Bratkowski), добавляя, что неизбежность предательства было ясна уже тогда, когда никто ещё не бредил большой войной, и речь шла лишь о локальном конфликте.

* См., напр., их текст Несколько критических замечаний, или нет розы без шипов на независимом интернет-проекте Lenin Crew

scale_1200

Империализм не может существовать иначе, как через войну, поддерживая экономические интересы «своего» капитала. Это основа способности капитала поддерживать классовый мир в «его» обществе. Левые, склеротичные в своём «новолевом» догматизме, для которых классовая борьба сводится к требованию социальных гарантий от капитала, должны принять империалистические войны, — в силу того, что они принимают капиталистическую экономику.

«Минимум» левых настроений в Польше — это требование «выкинуть» базы НАТО из Польши, — сейчас и немедленно. И не обязательно требовать, чтобы на этих базах соблюдались права трансгендеров

Однако пост-троцкистские левые в Польше больше боятся Путина и его авторитарного режима, от которого нас защищает… НАТО. Конечно, натовцы — ублюдки, но… «наши ублюдки».

Очевидно, что радикальные социальные левые не без оснований опасаются, что выпадение Польши из орбиты империалистических стран лишит польское общество аннуитета — финансовой помощи ЕС, получаемой в результате эксплуатации европейским империализмом остального мира, где, nota bene, войны — в порядке вещей. А ведь ничего другого не скрывалось и за позицией социал-демократии накануне Первой мировой войны.

Понятно, что современные радикальные левые осознают, что альтернатива капитализму будет означать падение уровня жизни классов и социальных слоёв, находящихся выше класса непосредственных производителей. В такой позиции левых нет никакой нелогичности. Как позиция немецкой социал-демократии тогда было следствием отказа от теории Маркса, так и отношение левых сегодня является следствием аналогичного неприятия этой теории.

«Проблема России» заключается в том, что эта страна не была включена в экономические и политические структуры Запада. Однако, если бы Россия была интегрирована в эти структуры, очевидно, что эти структуры изменились бы, поскольку капиталистическая экономика в её логике конкуренции и максимизации прибыли не смогла бы осуществить такую интеграцию. Эта логика должна была бы измениться и отказаться от принципа максимизации прибыли в пользу расширения сферы экономического планирования. Империалистической альтернативой могло быть только отношение к российской экономике как к несуществующей. Уже имеющаяся интеграция — проводимая по политическим и пропагандистским причинам — стран-сателлитов фактически демонтировала экономическую систему Европейского союза. Следствием этого стала популярность, завоёванная партиями правых популистов — экономическая система Союза не смогла интегрировать новые европейские общества на том же уровне, который был предоставлен западным сообществам. Вместо этого, процветание этих обществ в одночасье рухнуло.

Однако надежда левых на то, что уничтожение России как таковой спасёт европейскую экономику, также не имеет под собой оснований. Не в интересах США спасать европейскую экономику…

«Проблема России» предоставила левым возможность выдвинуть социалистическую программу, которая была бы привлекательна и для тех, кто находит правый популизм привлекательным, и для тех, кто испытывает ностальгию по временам «реального социализма». То есть для маргинальной части общества, совершенно чуждой «креативному классу». Но для современных левых радикалов это оказалось неприемлемо по программным причинам. Поэтому, хотели они того или нет, левые оказались в одном лагере с либералами и право-центристами, представляя интересы крупного капитала. Так как-то сложились линии политического разделения. Для левых чувств филантропия осталась единственным полем для выражения. Но это вполне приемлемая позиция в рамках самого ортодоксального капитализма.

Левые всего мира протестуют против агрессии Путина, полусерьёзно добавляя, что НАТО не следует вооружаться. Но, конечно, что само собой разумеется, в мирное время. На данный момент НАТО должно победить Путина.

Антивоенные и демократические протесты в России возглавляются и контролируются либералами. В рамках марксистской политической практики пост-троцкистские левые забыли о своих разногласиях с либералами до тех пор, пока тиран не будет свергнут. Как только либералы, которые также являются искренними демократами, придут к власти в России, наступит время социальной борьбы. Появится бесконечное поле для демонстрации своей левой социальной чувствительности. Такова нормальность современных лево-радикалов. Но именно о таком поле с детства мечтали активисты KOR, снимая с ног рабочих кандалы вместе с сапогами.

В настоящее время мы наблюдаем парад лицемерия радикальных левых. И это не буржуазные левые, такие как «Razem», или прислужники капитала, выросшие в бывшей СДЛС. В то время как умеренные левые, такие как DiEM25 Варуфакиса, показывают, что знают, о чём говорят, радикальные и анти-империалистические левые сделали из трудов Троцкого вывод, что, рассматривая империалистическую войну как «чужое дело», они освободили себя от обязанности нанести удар по собственному империализму. Поэтому европейские левые солидарно и со всей силы наносят удар по «империализму» путинскому.

«Минимум» левых настроений представляет ККЕ в Греции. Лидер ККЕ, выступая в парламенте 2 марта этого года, потребовал запрета на отправку греческих солдат в миссии НАТО и демонтажа баз НАТО в его стране. Мы помним, что за это выступал DiEM25, который просил и KKE, и SYRIZA поддержать это требование.

Выше мы изложили причину, по которой современные радикальные левые не способны предъявить своим правительствам такой ультиматум. У левых нет ни малейшего желания выдвигать такие требования, потому что они не видят альтернативы капиталистической экономике, точно так же, как не видела её немецкая социал-демократия на заре ХХ века.

Радикальные левые не захотят поддерживать требования пост-сталинской Коммунистической партии (надо понимать, KKE. — Left.BY) по принципиальным соображениям. Если тактический союз с либералами для борьбы с авторитаризмом возможен для радикальных левых, то пост-сталинский авторитаризм является непреодолимым препятствием. Камень преткновения — это неизменное отношение к демократии. Даже если это демократия в платоновских терминах, ограниченная привилегированной социальной кастой. Ленинское различие между реальной и формальной демократией является для современных левых открытой калиткой в авторитаризм.

Для современных левых очевидно, что режим Путина имеет «империалистические» амбиции из-за своего участия в империалистической глобальной конкуренции. Левые не видят, что имперские амбиции России являются результатом её объективной неспособности интегрироваться экономически, а значит — и политически, — в структуры европейской экономики. Вес России предопределяет её участие в мировой экономике и угрозу американской или китайской гегемонии. Однако это лишь перспектива. Имперские амбиции, который временно вынужден демонстрировать режим Путина (а пока ещё не империалистические амбиции), ясно дают нам понять, что только НАТО является здесь действительно агрессивной стороной, и что действия режима Путина являются вынужденным ответом на первоначальные действия западного империализма.

Только на фоне такого понимания ситуации можно правильно поставить вопрос об отказе от поддержки обеих сторон. Борясь с режимом Путина, который действует только реактивно, левые не в состоянии остановить эскалацию агрессии. По той причине, что это действие направлено исключительно на агрессивный ответ, а не на сам источник агрессии.

306-336-7379-1-Y2236632

Советский плакат

США безразлично, какая сторона победит в этом конфликте. Главным проигравшим остаётся Европа, низведённая до статуса Афганистана и потому неспособная конкурировать с экономикой США. Нетрудно представить себе цель — создать ещё одну зону хаоса, на этот раз на окраинах «цивилизованной» Европы. Это одним махом устраняет угрозу как российской, так и европейской конкуренции.

Для многих европейцев это кажется невозможным, так же как невозможно было представить, что война может вспыхнуть в «цивилизованной» Европе, а не только в районах, населённых «недочеловеками» с другим цветом кожи и с ценностями, расходящимися с буржуазной демократией.

Игра интересов различных национальных групп капитала закрепляет ситуацию хаоса, когда все следят друг за другом, чтобы никто не одержал верх и не установил свой собственный порядок, как это произошло бы, если бы Германия объединила свою экономику с российским сырьём. К этому добавляется разжигание националистической вражды, что решающим образом влияет на возможности манипуляции. Спокойствие гарантируется только неоспоримой гегемонией США, которые как единственный актор контролируют ситуацию извне.

Гегемония, навязанная США в ответ на конкретные события, препятствует функционированию альтернативы капитализму, которая естественным образом возникла бы в результате военной катастрофы, как после Второй мировой войны. Хаос делает невозможным преодоление явной и неблагоприятной ситуации.

Имперские амбиции России автоматически теряют актуальность в случае социалистической угрозы капиталистической системе в Европе. Будет создана новая перспектива для людей, у которых сейчас на выбор есть только неолиберализм и национализм.

Проблема заключается не в существовании «империализмов» и не в том, что они сталкиваются друг с другом. Такова логика капитализма. Проблема заключается в отсутствии социалистической левых.

А тот, кто определяет себя таким образом, показал своё лицемерие в момент исторического вызова.

Как и более ста лет назад…

Перевод с польского

Источник — facebook

______

Мнение авторов не обязательно должно совпадать с мнением редакции

______

Читать ещё:

Братские люди…

Пока полмиллиона берлинцев протестуют против войны, Германия укрепляет свои вооружённые силы

«Оборонцы» и «пораженцы» в текущей войне

«Разворачивающаяся на наших глазах трагедия стала итогом неолиберальных реформ, «шоковой терапии», ограбления народов и всеобъемлющего кризиса…», — позиция группы активистов БПЗ в отношении российско-украинского конфликта

Приглашение к войне

Популярный империализм

Минская встреча: левые оценивают события в Украине

Геополитика раскола Украины

By
@
backtotop