Приглашение к войне

Что происходит сейчас в треугольнике РФ-Украина-НАТО? Кто на кого хочет напасть, — а кто кого провоцирует? И кто «третий радующийся» в этой игре? Сколько экспертов — столько версий. Но в любом случае несомненно одно — ситуация крайне тревожная, военная угроза в регионе — самая серьёзная с 1941 года. А когда нет ясности, то многие начинают искать исторические аналогии. Юрий ГЛУШАКОВ, гомельский журналист и историк, первый заместитель председателя Белорусской партии «Зелёные», определённую аналогию здесь нашёл с Крымской войной.

2

Карта Крыма времён Крымской войны (1853-1856)

______

Как по мне, так тут вряд ли уместны аналоги про битву под Конотопом или Полтавой. Гораздо ближе, чем события XVII-XVIII века, к современному кризису подходит положение дел на середину XIX века.

1853 год, Российская империя. Санкт-Петербург и царь Николай 1-й, казалось бы — в зените могущества. Все живут воспоминаниями Отечественной войны 1812 года, когда самому Бонапарту показали «кузькину мать». А совсем недавно закончился победоносный поход в восставшую Венгрию. Помогли, так сказать, «братским» Габсбургам расправиться со смутьянами, включая единоверных и единокровных славян. Российская империя — главный член «Священного Союза», тогдашнего условного аналога и НАТО, и ОДКБ в одном флаконе. Правда, огромное царское войско во главе с князем Паскевичем едва-едва смогла одолеть небольшую революционную армию Венгрии. Но этот тревожный звоночек утонул в победном пении фанфар.

Украина тогда была разделена между Российской и Австрийской империями. И ввиду отсутствия национальной буржуазии и рабочего класса её население себя украинцами ещё не осознавало. Юго-западным соседом Российской империи тогда была империя Османская, изрядно ослабевшая от коррупции, общей отсталости и «беспредела». Реформы на западный манер Турции не сильно помогали. И царь давно хотел раздвинуть в османские пределы свои границы. «Русского мира» тогда ещё не знали — идея суверенитета нации мало сочетается с неограниченной монархией. Пеклись больше о защите православных под скипетром султана. Правда, в 1849 году русские войска помогли османам усмирить и единоверцев в Молдавии и Валахии, — так, для порядка: когда в Дунайских княжествах во время «Весны народов» тоже начались волнения  — против Османской Порты, — по соглашению с турками царизм ввёл туда свой «ограниченный контингент». Потому что «неча» против законно насаждённой султанской власти бунтовать.

Но как водится, всё заварилось на Ближнем Востоке. Между православными и католическими священнослужителями вышел спор о «палестинских святынях». По сути — конфликт между оплотом «охранительства» в лице царизма и — Францией Наполеона 3-го, «Меккой» всех либералов. Французская эскадра двинулась к Архипелагу, русские войска начали собираться на турецкой границе. Турки, формальные хозяева Палестины и Сирии, колебались — но приняли сторону своего французского «патрона».

Тут-то царь и решил действовать. Его министр иностранных дел Нессельроде уверял — с западными партнерами всё будет «бьен» (bien по французски — «хорошо»). Англия ненавидит Францию и кормится нашим «хлебным потоком», Австрия — наши должники за венгров, а прусский король, ваш родственник, Ваше Величество, и сильно боится русской мощи. Царь Николай неоднократно бывал в Германии и вообще был германофилом. И дал добро — «турецкое наследство» поставить «на поток».

В ответ на всё это развёртывание русских войск Англия и Франция строили из себя «старых дев-пацифисток», а австрияки и пруссаки действительно испугались. Но с перепугу что ли — но «попутали» направление и стали сближаться с Лондоном и Парижем. А царизм в ослеплении ничего этого не видел. Энгельс писал:

«Что бы самодержавно властвовать внутри страны, царизм во внешних сношениях должен был не только быть непобедимым, но и непрерывно одерживать победы, он должен был уметь вознаграждать безусловную покорность своих поданных шовинистическим угаром побед, всё новыми и новыми завоеваниями».

В то, что «североатлантический альянс» в лице Англии и Франции, декларировавший свою озабоченность миром, вмешаются в ситуацию, царь и царедворцы не верили. И в июле 1853 года 80-тысячная русская армия заняла Молдавию и Валахию. И правда — ведь незадолго до этого с Англией велись переговоры о совместном дележе Турции. Но что-то пошло не так…

regnum_picture_1459990479327512_normal

Франсуа РУБО «Последний взгляд». Отступление героев, защитников Севастополя, 27 августа 1855 г. через Севастопольскую бухту

И уже в сентябре 1853 года, подстрекаемая коварной Британией, Турция начала войну с Россией. А затем уже и половина тогдашнего коллективного Запада — Англия, Франция, Сардиния, при поддержке Австрии, в любой момент готовой двинуть свои войска, вступили в Крымскую войну. Итог известен — самонадеянный и отсталый царизм потерпел самое страшное поражение в своей истории. Несмотря на весь героизм русских, украинских, белорусских солдат, матросов и офицеров, защитников Севастополя и победителей под Башкадыкляром и Синопом.

А прологом катастрофы была провокация и «замануха» европейских дворов, втянувших Россию едва ли не в аналог «мировой войны» того времени.

Конечно, все аналогии тут — условны. А совпадения — случайны…

Юрий ГЛУШАКОВ, источник — facebook

______

Читать ещё:

«Уроки казахского…»

30 лет после СССР…

Против ядерного оружия и эскалации в нашем регионе! — заявление Белорусской партии «Зелёные»

«Тюнинг» конституции от «новой оппозиции»: больше либеральных свобод – меньше социальных гарантий?

Про политическую полонофилию, или Наш ли герой поляк Костюшко?

Правительство и «новая оппозиция» соревнуются в «шоковой терапии»?

Как Бабарико и Цепкало «нечаянно» стали «кандидатами революции»

Аналитика от корпорации RAND: каким хотят видеть будущее Беларуси из-за океана?

Выборы-квест: «скромная» белорусская буржуазия рвётся в президентское кресло?

Какие памятники должны стоять в Куропатах?

Беларусь: «островок социализма», или почему капитализм — теперь «наше всё…»


Comments are closed.

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Приглашение к войне

FK0kqibXsAIwGnQ.jpg large 07/02/2022

Что происходит сейчас в треугольнике РФ-Украина-НАТО? Кто на кого хочет напасть, — а кто кого провоцирует? И кто «третий радующийся» в этой игре? Сколько экспертов — столько версий. Но в любом случае несомненно одно — ситуация крайне тревожная, военная угроза в регионе — самая серьёзная с 1941 года. А когда нет ясности, то многие начинают искать исторические аналогии. Юрий ГЛУШАКОВ, гомельский журналист и историк, первый заместитель председателя Белорусской партии «Зелёные», определённую аналогию здесь нашёл с Крымской войной.

2

Карта Крыма времён Крымской войны (1853-1856)

______

Как по мне, так тут вряд ли уместны аналоги про битву под Конотопом или Полтавой. Гораздо ближе, чем события XVII-XVIII века, к современному кризису подходит положение дел на середину XIX века.

1853 год, Российская империя. Санкт-Петербург и царь Николай 1-й, казалось бы — в зените могущества. Все живут воспоминаниями Отечественной войны 1812 года, когда самому Бонапарту показали «кузькину мать». А совсем недавно закончился победоносный поход в восставшую Венгрию. Помогли, так сказать, «братским» Габсбургам расправиться со смутьянами, включая единоверных и единокровных славян. Российская империя — главный член «Священного Союза», тогдашнего условного аналога и НАТО, и ОДКБ в одном флаконе. Правда, огромное царское войско во главе с князем Паскевичем едва-едва смогла одолеть небольшую революционную армию Венгрии. Но этот тревожный звоночек утонул в победном пении фанфар.

Украина тогда была разделена между Российской и Австрийской империями. И ввиду отсутствия национальной буржуазии и рабочего класса её население себя украинцами ещё не осознавало. Юго-западным соседом Российской империи тогда была империя Османская, изрядно ослабевшая от коррупции, общей отсталости и «беспредела». Реформы на западный манер Турции не сильно помогали. И царь давно хотел раздвинуть в османские пределы свои границы. «Русского мира» тогда ещё не знали — идея суверенитета нации мало сочетается с неограниченной монархией. Пеклись больше о защите православных под скипетром султана. Правда, в 1849 году русские войска помогли османам усмирить и единоверцев в Молдавии и Валахии, — так, для порядка: когда в Дунайских княжествах во время «Весны народов» тоже начались волнения  — против Османской Порты, — по соглашению с турками царизм ввёл туда свой «ограниченный контингент». Потому что «неча» против законно насаждённой султанской власти бунтовать.

Но как водится, всё заварилось на Ближнем Востоке. Между православными и католическими священнослужителями вышел спор о «палестинских святынях». По сути — конфликт между оплотом «охранительства» в лице царизма и — Францией Наполеона 3-го, «Меккой» всех либералов. Французская эскадра двинулась к Архипелагу, русские войска начали собираться на турецкой границе. Турки, формальные хозяева Палестины и Сирии, колебались — но приняли сторону своего французского «патрона».

Тут-то царь и решил действовать. Его министр иностранных дел Нессельроде уверял — с западными партнерами всё будет «бьен» (bien по французски — «хорошо»). Англия ненавидит Францию и кормится нашим «хлебным потоком», Австрия — наши должники за венгров, а прусский король, ваш родственник, Ваше Величество, и сильно боится русской мощи. Царь Николай неоднократно бывал в Германии и вообще был германофилом. И дал добро — «турецкое наследство» поставить «на поток».

В ответ на всё это развёртывание русских войск Англия и Франция строили из себя «старых дев-пацифисток», а австрияки и пруссаки действительно испугались. Но с перепугу что ли — но «попутали» направление и стали сближаться с Лондоном и Парижем. А царизм в ослеплении ничего этого не видел. Энгельс писал:

«Что бы самодержавно властвовать внутри страны, царизм во внешних сношениях должен был не только быть непобедимым, но и непрерывно одерживать победы, он должен был уметь вознаграждать безусловную покорность своих поданных шовинистическим угаром побед, всё новыми и новыми завоеваниями».

В то, что «североатлантический альянс» в лице Англии и Франции, декларировавший свою озабоченность миром, вмешаются в ситуацию, царь и царедворцы не верили. И в июле 1853 года 80-тысячная русская армия заняла Молдавию и Валахию. И правда — ведь незадолго до этого с Англией велись переговоры о совместном дележе Турции. Но что-то пошло не так…

regnum_picture_1459990479327512_normal

Франсуа РУБО «Последний взгляд». Отступление героев, защитников Севастополя, 27 августа 1855 г. через Севастопольскую бухту

И уже в сентябре 1853 года, подстрекаемая коварной Британией, Турция начала войну с Россией. А затем уже и половина тогдашнего коллективного Запада — Англия, Франция, Сардиния, при поддержке Австрии, в любой момент готовой двинуть свои войска, вступили в Крымскую войну. Итог известен — самонадеянный и отсталый царизм потерпел самое страшное поражение в своей истории. Несмотря на весь героизм русских, украинских, белорусских солдат, матросов и офицеров, защитников Севастополя и победителей под Башкадыкляром и Синопом.

А прологом катастрофы была провокация и «замануха» европейских дворов, втянувших Россию едва ли не в аналог «мировой войны» того времени.

Конечно, все аналогии тут — условны. А совпадения — случайны…

Юрий ГЛУШАКОВ, источник — facebook

______

Читать ещё:

«Уроки казахского…»

30 лет после СССР…

Против ядерного оружия и эскалации в нашем регионе! — заявление Белорусской партии «Зелёные»

«Тюнинг» конституции от «новой оппозиции»: больше либеральных свобод – меньше социальных гарантий?

Про политическую полонофилию, или Наш ли герой поляк Костюшко?

Правительство и «новая оппозиция» соревнуются в «шоковой терапии»?

Как Бабарико и Цепкало «нечаянно» стали «кандидатами революции»

Аналитика от корпорации RAND: каким хотят видеть будущее Беларуси из-за океана?

Выборы-квест: «скромная» белорусская буржуазия рвётся в президентское кресло?

Какие памятники должны стоять в Куропатах?

Беларусь: «островок социализма», или почему капитализм — теперь «наше всё…»

By
@
backtotop