Дания: успех партии левых сил на выборах в Копенгагене

Датский политолог, представляющий «Красно-зелёный альянс» (или, иначе, «Единый список — Красно-зелёная коалиция», по-датски — «Enhedslisten – De Rød-Grønne») Аксель-Владимир КАРЛСЕН пишет о недавних муниципальных выборах в Дании, на которых правящая партия «Социал-демократы» ощутила значительное падение доверия избирателей. Это оказалось особенно заметно в крупных городах — Ольборг, Орхус, Оденсе и Копенгаген, — которые традиционно были оплотом социал-демократической партии: во всех этих городах рейтинг социал-демократов упал примерно на 10%.

D7e7nT5XkAEVloo

«В конечном итоге мы боремся за Европу для многих, а не только для богатых. Голосуйте за климат и благосостояние…» Кандидаты от «Красно-зелёного альянса» на парламентских выборах 2019 г. Фото: Nikolaj Villumsen / twitter.com

В материковой части королевства Дании (везде, кроме «заморских территорий» — Гренландии и Фарерских островов. — Left.BY) 16 ноября состоялись местные выборы. Избиратели выбирали депутатов 98 городских и районных, а также 5 региональных советов. В условиях новой волны пандемии в выборах приняло участие всего  67% избирателей, что чуть меньше обычного для местных выборов.

Впервые за 112 лет крупнейшей партией датской столицы, в Копенгагене, стала не «Социал-демократия», а партия левых сил, — «Красно-зелёный альянс», — получившая 25% голосов. «Социал-демократия», которая по-прежнему остается крупнейшей партией страны, собрала там, в своём традиционном «бастионе», всего 17% голосов.

Всего в выборах участвовало более 50 партийных списков, в том числе два крупных социалистических («Красно-зелёный альянс» и Социалистическая народная партия). В нескольких крупных городах участвовали также два малочисленных коммунистических списка.

Основные политические итоги выборов это:

  • Несмотря на то, что «Социал-демократия» впервые с 1909 года лишилась позиции лидера столицы, тем не менее, из-за расклада политических сил, она сохранила там за собою должность мэра. И, в целом, оставаясь крупнейшей партией страны, она имеет больше всех постов мэров (всего 44 из 98), хотя получила самый плохой электоральный результат за последние 25 лет.
  • В пригороде Копенгагена, Фредериксберге, впервые за 120 лет Консервативная народная партия лишилась поста мэра.
  • «Красно-зелёный альянс» завоевал новые мандаты в семи коммунах «глубинки»/провинции, где она раньше не была представлена, и стала крупнейшим списком в Копенгагена и на острове Борнхольм в Балтийском море.
  • Среди «классических» правых партий позиции консерваторов укрепились, отчасти за счёт Либеральной партии Дании (более известной как «Венстре»), которая почти 20 лет были у власти. Последняя потеряла много голосов, но по-прежнему по количеству мэров остаётся второй (после социал-демократов).
  • Среди право-популистских партий, которые отличаются откровенно ксенофобскими настроениями (и, настроены, прежде всего, против мусульман) произошло смещение голосов. Так, Датская народная партия (национал-консервативного толка) потерпела серьёзное поражение: её на этот раз справа обошли сторонники жёсткого неолиберализма из молодой национал-либеральной партии «Новые правые» (последняя теперь имеет 64 мандата).

В общей сложности по стране голоса крупнейших восьми партий распределились следующим образом (в процентах):

Снимок экрана от 2021-11-23 22-56-42

Однако эти данные мало что говорят о противоречивых электоральных тенденциях и о той электоральной драме, которая происходила в ряде городов. Эти данные имеют поэтому аналогию с общем показателем «средней температуры пациентов по больнице».

Пожалуй, результаты местных выборов лишь наполовину отражают общие электоральные настроения в целом по стране. Не меньшую роль имеет также конкретные локальные условия, то есть наиболее злободневные проблемы на местах и, кроме того, — личность мэра.

Общенациональные тенденции

По мнению многих аналитиков на результаты нынешних местных выборов повлияло падение популярности нынешнего социал-демократического правительства во главе с 43-летней Метте ФРЕДЕРИКСЕН (Mette Frederiksen) из-за неуверенного, а порой и ошибочного подхода к проблеме коронавируса. Основной упрёк — это его решение о полной ликвидации важной экспортной отрасли выращивание норок (Дания была одной из крупнейших производителей в мире)*.

Opposition leader Mette Frederiksen (C) from The Danish Social Democrats meets with voters and is handing out roses in Aalborg, Denmark during the parliamentary elections in Denmark on Wednesday June 5, 2019. (Photo by René Schütze / Ritzau Scanpix / AFP) / Denmark OUT (Photo credit should read RENE SCHUTZE/AFP/Getty Images)

В июне 2019 г. 41-летняя Метте ФРЕДЕРИКСЕН привела «Социал-демократов» к победе на парламентских выборах, став самым молодым премьер-министром Дании. Фото: René Schütze / Ritzau Scanpix / AFP

* Премьер-министр страны Метте ФРЕДЕРИКСЕН в ноябре 2020 года потребовала от владельцев звероферм уничтожить всех норок после того, как в 288 из 1139 хозяйств у животных был обнаружен новый штамм вируса SARS-CoV-2 и им заразились 12 человек. В результате было уничтожено около 17 миллионов норок и тем самым уничтожена пушная отрасль страны. В данный момент специально созданная комиссия расследует действия правительства, которые были признаны незаконными, поскольку не существовало нормативно-правовых актов, которые регулировали бы этот процесс и позволяли правительству принимать такое решение. Сама премьер Дании заявила, что не знала о незаконности принимаемого решения. К слову, в начале лета 2020 года аналогичные решения приняли правительства Испании и Нидерландов, но на территории этих стран норок было меньше в десятки раз. — Left.BY.

Раскол в крупной Либеральной партии (с начала 1990-х годов «Венстре» была самой большой партией Дании по числу членов, а с 2001 по 2015 год  — ещё и по числу голосов избирателей) пошёл на пользу новому руководству Консервативной партии.

Заметной национальной тенденцией является партийный кризис право-популистской Датской народной партии. Она шесть лет назад завоёвывала около 20% голосов, получив тогда приток правых социал-демократов. Теперь же партия стоит перед угрозой самоликвидации. После поражения на нынешних местных выборах лидер этой партии, адвокат Кристиан Туельсен ДАЛЬ (Kristian Thulesen Dahl) заявил, что подаёт в отставку.

Местные текущие проблемы

В отличие от парламентских выборов, локальные проблемы играют важную роль на местных выборах. А эти проблемы в чём-то повторяются повсюду (экология, вопросы воссоздания социального сектора и так далее), а в чём-то имеют сугубо специфический характер (отношение к строительству конкретной новой транспортной артерии, к сооружению в сельской местности многоэтажных домов и прочее). Примером может послужить те два административных образования, Копенгаген и Борнхольм, где «нарушителем спокойствия» стала партия «Красно-зелёный альянс».

Johanne Schmidt-Nielsen

Фактически «Красно-зелёный альянс» стал единственной политической силой в стране, которая представляет собой альтернативу неолиберальному курсу, который в той или иной мере реализуют даже партии левого центра. Слева Йоханне ШМИДТ-НИЛЬСЕН, руководившая партий в 2011-2016 гг.

В первом случае это объясняется активной позицией партии по трём ключевым вопросам столицы: агитация против строительства дорогостоящего элитного жилья, против планов строительства жилья в природоохраняемой зоне острова Амагер, и против планов сооружения искусственного острова в водах столичного порта. Во всех трёх случаях правящая «Социал-демократия» вместе с правыми партиями занимали иную позицию.

А на острове Борнхольм «Красно-зелёный альянс» впервые завоевал первое место из-за конструктивной критики принятого местными социал-демократическими властями совместно с правыми партиям острова бюджета, где предполагается сокращение расходов на школьные и дошкольные учреждения. Кроме того, «Красно-зелёный альянс» предложил программу создания новых рабочих мест в сфере «зелёной экономики» и выступил с реальными предложениями по экологическим вопросам.

В случае копенгагенского пригорода Фредриксберг — это был протест избирателей против предыдущего консервативного мэра. Он на словах выступал против жилищных спекуляций и коррупции, но был в СМИ разоблачён за то, что сам купил огромную шикарную квартиру и перепродал её по спекулятивным ценам.

В глубинке западной части Дании, являющийся традиционным бастионом либералов, социал-демократы лишились множества голосов избирателей, живущих за счёт обслуживания живодноводческих ферм, но которые теперь закрыты из-за решения правительства о полной ликвидации отрасли выращивания норок.

В пограничном городе Тённер (на границе с Германией), впервые мэром был выбран лидер партии немецкого национального меньшинства. Из-за раскола внутри лидировавшей в городе Либеральной партии, все другие партии теперь сплотились в пользу «иного», «нейтрального» и прагматического лидера, представляющего немецкое меньшинство. Его партия, получив лишь 13% голосов, заняла четвёртое место в городе, но смогла в борьбе за пост мэра объединить вокруг себя депутатов других партий.

Значение личности мэра и традиция «широких союзов»

На нынешних выборах сохранилось стабильное распределение числа мэров между классическими партиями. По предварительным данным у социал-демократов теперь 44 поста мэра (в 2017 году их было 47), у либералов из «Венстре» — 35 (было 37), а у консерваторов 12 (было 8). То есть из 98 постов примерно 90 остались за «классическими» партиями. И при этом из 95 мэров, каждый пятый их них — женщина.

ocr1

Актив «Красно-зелёного альянса» во время муниципальной кампании. Справа — нынешний лидер партии Май ВИЛЛАДСЕН. Фото: enhedslisten / instagram.com

Характерная черта политической жизни малочисленной страны с развитым гражданским обществом является такой фактор как образ локального лидера. Мэр любого административного образования в повседневной жизни на виду. Не только в местных СМИ, но и как сравнительно доступный для населения человек. В этом проявляется не только закономерность малочисленного субъекта муниципальной власти (в стране только «Большой Копенгаген» — датская столица с пригородами — имеет больше миллиона жителей, а в основном города сравнительно малочисленны), но и особенности политической культуры страны. Здесь открытость, публичность, внешняя эгалитарность и простота нравов поражает иностранцев. В ряде городов популярный мэр нередко переизбирается на два-три срока, оставляя явный отпечаток деятельности не только в виде своих политических приоритетов, но и в способности обеспечить широкое межпартийное согласие вокруг принимаемых решений.

В датских местных органах власти новый мэр избирается после муниципальных выборов голосами местных депутатов. Поэтому создание временных союзов/коалиций вокруг распределения поста мэра, с одной стороны, и постов председателей тематических подкомиссий, с другой, имеет большое значение. При этом идеологически родственные партии ищут свою выгоду, нередко заключая временные «неестественные» союзы ради получения выгодной должности. В то время как депутат местного совета получает лишь скромный гонорар, пост мэра и пост председателя подкомиссии, а также посты в составе различных общественных советов, неплохо вознаграждаются.

В итоге, «Социал-демократы» сохранили за собой лидирующее положение в трёх из четырёх крупнейших городов,  — своих традиционных «бастионов». Как отмечалось выше — лишь в Копенгагене случился «провал», притом исторического значения.

Либералы лишь отчасти сохранили лидерство в своих традиционных «бастионах», а консерваторы, наоборот, местами лидерство перехватили. Примечательно, что в ряде случаев консерваторы впервые завоевали должность мэра в ряде местных административных образований, где из-за недовольства избирателей политикой приватизации либералов теперь победили левые силы. Но в результате межпартийных переговоров обнаружилось, что социал-демократы и правые партии не желают, чтобы мэром становился левый кандидат; поэтому они создали союз «нелевых» сил для сколачивания блока большинства.

При этом, в основном, сохранился традиционный расклад сил: в Копенгагене у власти левые силы и лево-центристы, a в районах к северу и южнее столицы преобладают либералы или консерваторы. А на западе страны, на полуострове Ютландия, в крупных городах у власти – социал-демократы, а в глубинке – либералы.

В целом именно переплетение указанных трёх факторов: общенациональные «тренды», локальные особенности и роль лидера, — даёт объяснение результатам выборов. И, несмотря на отсутствие в стране ярких контрастов, и при внешней стабильности картины, очевидно, что внутри сравнительно малочисленной страны (5,8 млн жителей), налицо весьма пёстрый расклад политических сил.

***

Если раньше местные выборы, в основном, касались проблем социального сектора, а в прошлый раз – также и проблем миграционной политики, то сейчас именно различные аспекты проблем экологии оказались в центре внимания. И, прежде всего, в Копенгагене, где активность внепарламентских движений в защиту природы и кампании в защиту климата способствовали росту участия молодёжи в выборах, и повлияла на повестку дня всех политических партий. Все как один вынесли эти проблемы на первый план. А в этих массовых движениях наряду с различными экологическими активистами важную просветительскую и мобилизационную роль играли левые силы. Прежде всего, из числа сторонников партии «Красно-зелёный альянс» и коммунистов.

Для левых и лево-центристских сил состоявшиеся выборы не имели однозначного исхода. Очевидно, что перед народными социалистами, завоевавшими два поста мэров, и перед «Красно-зелёным альянсом» с его успехом в двух крупных административных единицах, стоит теперь сложная задача совмещать прежнюю роль оппозиционной партии протеста и критикa устоев капитализма с ролью администратора-управляющего делами буржуазного хозяйства. У них перед глазами наглядный пример исторической эволюции социал-демократии из рабочей партии с антикапиталистической риторикой в правящую «народную» партию, которая за последние десятилетия не только пополнила свой идейно-политический арсенал элементами неолиберализма, но и поправела в вопросах миграционной политики и политики вооружения.

Аксель-Владимир КАРЛСЕН, под ред. Александра УЛЬЯНЫЧЕВА

______

Читать ещё:

Левоцентристы берут Скандинавию под контроль

Красно-зелёный Альянс Дании призывает последовать примеру Brexit

Дания: парадоксальные выборы

ДАНИЯ: Красно-зелёная коалиция против «левого» правительства

Покраснеет ли Дания?


Comments are closed.

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Дания: успех партии левых сил на выборах в Копенгагене

ocr 22/11/2021

Датский политолог, представляющий «Красно-зелёный альянс» (или, иначе, «Единый список — Красно-зелёная коалиция», по-датски — «Enhedslisten – De Rød-Grønne») Аксель-Владимир КАРЛСЕН пишет о недавних муниципальных выборах в Дании, на которых правящая партия «Социал-демократы» ощутила значительное падение доверия избирателей. Это оказалось особенно заметно в крупных городах — Ольборг, Орхус, Оденсе и Копенгаген, — которые традиционно были оплотом социал-демократической партии: во всех этих городах рейтинг социал-демократов упал примерно на 10%.

D7e7nT5XkAEVloo

«В конечном итоге мы боремся за Европу для многих, а не только для богатых. Голосуйте за климат и благосостояние…» Кандидаты от «Красно-зелёного альянса» на парламентских выборах 2019 г. Фото: Nikolaj Villumsen / twitter.com

В материковой части королевства Дании (везде, кроме «заморских территорий» — Гренландии и Фарерских островов. — Left.BY) 16 ноября состоялись местные выборы. Избиратели выбирали депутатов 98 городских и районных, а также 5 региональных советов. В условиях новой волны пандемии в выборах приняло участие всего  67% избирателей, что чуть меньше обычного для местных выборов.

Впервые за 112 лет крупнейшей партией датской столицы, в Копенгагене, стала не «Социал-демократия», а партия левых сил, — «Красно-зелёный альянс», — получившая 25% голосов. «Социал-демократия», которая по-прежнему остается крупнейшей партией страны, собрала там, в своём традиционном «бастионе», всего 17% голосов.

Всего в выборах участвовало более 50 партийных списков, в том числе два крупных социалистических («Красно-зелёный альянс» и Социалистическая народная партия). В нескольких крупных городах участвовали также два малочисленных коммунистических списка.

Основные политические итоги выборов это:

  • Несмотря на то, что «Социал-демократия» впервые с 1909 года лишилась позиции лидера столицы, тем не менее, из-за расклада политических сил, она сохранила там за собою должность мэра. И, в целом, оставаясь крупнейшей партией страны, она имеет больше всех постов мэров (всего 44 из 98), хотя получила самый плохой электоральный результат за последние 25 лет.
  • В пригороде Копенгагена, Фредериксберге, впервые за 120 лет Консервативная народная партия лишилась поста мэра.
  • «Красно-зелёный альянс» завоевал новые мандаты в семи коммунах «глубинки»/провинции, где она раньше не была представлена, и стала крупнейшим списком в Копенгагена и на острове Борнхольм в Балтийском море.
  • Среди «классических» правых партий позиции консерваторов укрепились, отчасти за счёт Либеральной партии Дании (более известной как «Венстре»), которая почти 20 лет были у власти. Последняя потеряла много голосов, но по-прежнему по количеству мэров остаётся второй (после социал-демократов).
  • Среди право-популистских партий, которые отличаются откровенно ксенофобскими настроениями (и, настроены, прежде всего, против мусульман) произошло смещение голосов. Так, Датская народная партия (национал-консервативного толка) потерпела серьёзное поражение: её на этот раз справа обошли сторонники жёсткого неолиберализма из молодой национал-либеральной партии «Новые правые» (последняя теперь имеет 64 мандата).

В общей сложности по стране голоса крупнейших восьми партий распределились следующим образом (в процентах):

Снимок экрана от 2021-11-23 22-56-42

Однако эти данные мало что говорят о противоречивых электоральных тенденциях и о той электоральной драме, которая происходила в ряде городов. Эти данные имеют поэтому аналогию с общем показателем «средней температуры пациентов по больнице».

Пожалуй, результаты местных выборов лишь наполовину отражают общие электоральные настроения в целом по стране. Не меньшую роль имеет также конкретные локальные условия, то есть наиболее злободневные проблемы на местах и, кроме того, — личность мэра.

Общенациональные тенденции

По мнению многих аналитиков на результаты нынешних местных выборов повлияло падение популярности нынешнего социал-демократического правительства во главе с 43-летней Метте ФРЕДЕРИКСЕН (Mette Frederiksen) из-за неуверенного, а порой и ошибочного подхода к проблеме коронавируса. Основной упрёк — это его решение о полной ликвидации важной экспортной отрасли выращивание норок (Дания была одной из крупнейших производителей в мире)*.

Opposition leader Mette Frederiksen (C) from The Danish Social Democrats meets with voters and is handing out roses in Aalborg, Denmark during the parliamentary elections in Denmark on Wednesday June 5, 2019. (Photo by René Schütze / Ritzau Scanpix / AFP) / Denmark OUT (Photo credit should read RENE SCHUTZE/AFP/Getty Images)

В июне 2019 г. 41-летняя Метте ФРЕДЕРИКСЕН привела «Социал-демократов» к победе на парламентских выборах, став самым молодым премьер-министром Дании. Фото: René Schütze / Ritzau Scanpix / AFP

* Премьер-министр страны Метте ФРЕДЕРИКСЕН в ноябре 2020 года потребовала от владельцев звероферм уничтожить всех норок после того, как в 288 из 1139 хозяйств у животных был обнаружен новый штамм вируса SARS-CoV-2 и им заразились 12 человек. В результате было уничтожено около 17 миллионов норок и тем самым уничтожена пушная отрасль страны. В данный момент специально созданная комиссия расследует действия правительства, которые были признаны незаконными, поскольку не существовало нормативно-правовых актов, которые регулировали бы этот процесс и позволяли правительству принимать такое решение. Сама премьер Дании заявила, что не знала о незаконности принимаемого решения. К слову, в начале лета 2020 года аналогичные решения приняли правительства Испании и Нидерландов, но на территории этих стран норок было меньше в десятки раз. — Left.BY.

Раскол в крупной Либеральной партии (с начала 1990-х годов «Венстре» была самой большой партией Дании по числу членов, а с 2001 по 2015 год  — ещё и по числу голосов избирателей) пошёл на пользу новому руководству Консервативной партии.

Заметной национальной тенденцией является партийный кризис право-популистской Датской народной партии. Она шесть лет назад завоёвывала около 20% голосов, получив тогда приток правых социал-демократов. Теперь же партия стоит перед угрозой самоликвидации. После поражения на нынешних местных выборах лидер этой партии, адвокат Кристиан Туельсен ДАЛЬ (Kristian Thulesen Dahl) заявил, что подаёт в отставку.

Местные текущие проблемы

В отличие от парламентских выборов, локальные проблемы играют важную роль на местных выборах. А эти проблемы в чём-то повторяются повсюду (экология, вопросы воссоздания социального сектора и так далее), а в чём-то имеют сугубо специфический характер (отношение к строительству конкретной новой транспортной артерии, к сооружению в сельской местности многоэтажных домов и прочее). Примером может послужить те два административных образования, Копенгаген и Борнхольм, где «нарушителем спокойствия» стала партия «Красно-зелёный альянс».

Johanne Schmidt-Nielsen

Фактически «Красно-зелёный альянс» стал единственной политической силой в стране, которая представляет собой альтернативу неолиберальному курсу, который в той или иной мере реализуют даже партии левого центра. Слева Йоханне ШМИДТ-НИЛЬСЕН, руководившая партий в 2011-2016 гг.

В первом случае это объясняется активной позицией партии по трём ключевым вопросам столицы: агитация против строительства дорогостоящего элитного жилья, против планов строительства жилья в природоохраняемой зоне острова Амагер, и против планов сооружения искусственного острова в водах столичного порта. Во всех трёх случаях правящая «Социал-демократия» вместе с правыми партиями занимали иную позицию.

А на острове Борнхольм «Красно-зелёный альянс» впервые завоевал первое место из-за конструктивной критики принятого местными социал-демократическими властями совместно с правыми партиям острова бюджета, где предполагается сокращение расходов на школьные и дошкольные учреждения. Кроме того, «Красно-зелёный альянс» предложил программу создания новых рабочих мест в сфере «зелёной экономики» и выступил с реальными предложениями по экологическим вопросам.

В случае копенгагенского пригорода Фредриксберг — это был протест избирателей против предыдущего консервативного мэра. Он на словах выступал против жилищных спекуляций и коррупции, но был в СМИ разоблачён за то, что сам купил огромную шикарную квартиру и перепродал её по спекулятивным ценам.

В глубинке западной части Дании, являющийся традиционным бастионом либералов, социал-демократы лишились множества голосов избирателей, живущих за счёт обслуживания живодноводческих ферм, но которые теперь закрыты из-за решения правительства о полной ликвидации отрасли выращивания норок.

В пограничном городе Тённер (на границе с Германией), впервые мэром был выбран лидер партии немецкого национального меньшинства. Из-за раскола внутри лидировавшей в городе Либеральной партии, все другие партии теперь сплотились в пользу «иного», «нейтрального» и прагматического лидера, представляющего немецкое меньшинство. Его партия, получив лишь 13% голосов, заняла четвёртое место в городе, но смогла в борьбе за пост мэра объединить вокруг себя депутатов других партий.

Значение личности мэра и традиция «широких союзов»

На нынешних выборах сохранилось стабильное распределение числа мэров между классическими партиями. По предварительным данным у социал-демократов теперь 44 поста мэра (в 2017 году их было 47), у либералов из «Венстре» — 35 (было 37), а у консерваторов 12 (было 8). То есть из 98 постов примерно 90 остались за «классическими» партиями. И при этом из 95 мэров, каждый пятый их них — женщина.

ocr1

Актив «Красно-зелёного альянса» во время муниципальной кампании. Справа — нынешний лидер партии Май ВИЛЛАДСЕН. Фото: enhedslisten / instagram.com

Характерная черта политической жизни малочисленной страны с развитым гражданским обществом является такой фактор как образ локального лидера. Мэр любого административного образования в повседневной жизни на виду. Не только в местных СМИ, но и как сравнительно доступный для населения человек. В этом проявляется не только закономерность малочисленного субъекта муниципальной власти (в стране только «Большой Копенгаген» — датская столица с пригородами — имеет больше миллиона жителей, а в основном города сравнительно малочисленны), но и особенности политической культуры страны. Здесь открытость, публичность, внешняя эгалитарность и простота нравов поражает иностранцев. В ряде городов популярный мэр нередко переизбирается на два-три срока, оставляя явный отпечаток деятельности не только в виде своих политических приоритетов, но и в способности обеспечить широкое межпартийное согласие вокруг принимаемых решений.

В датских местных органах власти новый мэр избирается после муниципальных выборов голосами местных депутатов. Поэтому создание временных союзов/коалиций вокруг распределения поста мэра, с одной стороны, и постов председателей тематических подкомиссий, с другой, имеет большое значение. При этом идеологически родственные партии ищут свою выгоду, нередко заключая временные «неестественные» союзы ради получения выгодной должности. В то время как депутат местного совета получает лишь скромный гонорар, пост мэра и пост председателя подкомиссии, а также посты в составе различных общественных советов, неплохо вознаграждаются.

В итоге, «Социал-демократы» сохранили за собой лидирующее положение в трёх из четырёх крупнейших городов,  — своих традиционных «бастионов». Как отмечалось выше — лишь в Копенгагене случился «провал», притом исторического значения.

Либералы лишь отчасти сохранили лидерство в своих традиционных «бастионах», а консерваторы, наоборот, местами лидерство перехватили. Примечательно, что в ряде случаев консерваторы впервые завоевали должность мэра в ряде местных административных образований, где из-за недовольства избирателей политикой приватизации либералов теперь победили левые силы. Но в результате межпартийных переговоров обнаружилось, что социал-демократы и правые партии не желают, чтобы мэром становился левый кандидат; поэтому они создали союз «нелевых» сил для сколачивания блока большинства.

При этом, в основном, сохранился традиционный расклад сил: в Копенгагене у власти левые силы и лево-центристы, a в районах к северу и южнее столицы преобладают либералы или консерваторы. А на западе страны, на полуострове Ютландия, в крупных городах у власти – социал-демократы, а в глубинке – либералы.

В целом именно переплетение указанных трёх факторов: общенациональные «тренды», локальные особенности и роль лидера, — даёт объяснение результатам выборов. И, несмотря на отсутствие в стране ярких контрастов, и при внешней стабильности картины, очевидно, что внутри сравнительно малочисленной страны (5,8 млн жителей), налицо весьма пёстрый расклад политических сил.

***

Если раньше местные выборы, в основном, касались проблем социального сектора, а в прошлый раз – также и проблем миграционной политики, то сейчас именно различные аспекты проблем экологии оказались в центре внимания. И, прежде всего, в Копенгагене, где активность внепарламентских движений в защиту природы и кампании в защиту климата способствовали росту участия молодёжи в выборах, и повлияла на повестку дня всех политических партий. Все как один вынесли эти проблемы на первый план. А в этих массовых движениях наряду с различными экологическими активистами важную просветительскую и мобилизационную роль играли левые силы. Прежде всего, из числа сторонников партии «Красно-зелёный альянс» и коммунистов.

Для левых и лево-центристских сил состоявшиеся выборы не имели однозначного исхода. Очевидно, что перед народными социалистами, завоевавшими два поста мэров, и перед «Красно-зелёным альянсом» с его успехом в двух крупных административных единицах, стоит теперь сложная задача совмещать прежнюю роль оппозиционной партии протеста и критикa устоев капитализма с ролью администратора-управляющего делами буржуазного хозяйства. У них перед глазами наглядный пример исторической эволюции социал-демократии из рабочей партии с антикапиталистической риторикой в правящую «народную» партию, которая за последние десятилетия не только пополнила свой идейно-политический арсенал элементами неолиберализма, но и поправела в вопросах миграционной политики и политики вооружения.

Аксель-Владимир КАРЛСЕН, под ред. Александра УЛЬЯНЫЧЕВА

______

Читать ещё:

Левоцентристы берут Скандинавию под контроль

Красно-зелёный Альянс Дании призывает последовать примеру Brexit

Дания: парадоксальные выборы

ДАНИЯ: Красно-зелёная коалиция против «левого» правительства

Покраснеет ли Дания?

By
@
backtotop