Более, чем заслуженно: самоустранение Die Linke (Йоханнес РАЙНХАРД, Jungle World)

Катастрофический результат германской Левой партии (или попросту «Левой», Die Linke) на федеральных выборах — это следствие избирательной кампании, которая была равносильна отказу от своей идентичности, во многом связанному с желанием части партийцев попасть-таки в правящую коалицию и заигрыванием, в связи с этим, с социал-демократами из СДПГ и «Зелёными» как возможными партнёрами по ней. Такую позицию озвучил Йоханнес РАЙНХАРД в своём материале Mehr als verdient («Более, чем заслуженно»), написанном для издания германских «недогматических левых» Jungle World.

linke-symbol

Фото: dpa

26-го сентября на выборах в Бундестаг немецкие «Левые» едва не потерпела катастрофу, набрав 4,9% голосов при пятипроцентном проходном барьере. Тем не менее, партия вошла в недавно избранный парламент, — благодаря так называемому положению об «основном мандате». Согласно ему партия может получить депутатский мандаты, если она выигрывает по крайней мере три прямых мандата по округам («прямой мандат» — это парламентский мандат, который получает кандидат, получивший наибольшее количество голосов на парламентских выборах в округе. — Left.BY). Именно это и удалось «Левой», кандидаты которые преуспели в Берлине и Лейпциге.

Таким образом, Левая партия второй раз в своей истории стала бенефициантом этой избирательной нормы, которая, кстати, изначально был придумана, чтобы провести в своё время в Бундестаг представителей баварской ХСС. В 1994 году (в то время «Левая» действовала ещё под «лейблом» ПДС — Партия демократического социализма), партия получила только 4,4% голосов по всей стране; её спасли четыре прямых мандата от Берлина.

Но всё же тогда наметилась тенденция к росту: напомним, что на предыдущих, первых федеральных выборах после присоединения ГДР к ФРГ, бывшая СЕПГ получила лишь 2,4% вторых голосов, то есть на два процентных пункта меньше, чем в 1994 году.

В 2021-м ситуация выглядит кардинально иначе. «Левая» потеряла более двух миллионов вторых голосов по сравнению с 2017 годом (у каждого избирателя два «голоса»: первый — за конкретного кандидата, что и позволяет получать прямые мандаты, второй — за список той или иной партии. — Left.BY). Это соответствует почти половине её избирателей. В результате доля голосов, которые были поданы за неё, снизилась на 4,3 процентных пункта. И здесь имеет место чистая миграция избирателей: «Альтернатива для Германии» получила новые голоса только за счёт бывших избирателей «Левой».

Linke-Bundestagsfraktion

Фото: welt.de

Результат выборов — не что иное, как катастрофа для Левой партии. Уже вечером накануне выборов начались споры о том, кто виноват. Как всегда, когда дело касается «Левой», в центре дискуссии оказалась Сара ВАГЕНКНЕХТ.

«Вагенкнехт, её позиции и её политические идеи являются причиной расколов во многих региональных организациях и причиной того, почему многие преданные делу молодые люди, в которых мы так остро нуждаемся, не приходят к нам»,утверждает группа партийцев в издании NeueDeutschland (газета в Германии, целевой аудиторией которой являются в основном читатели из восточной её части, представляющие, прежде всего, Левую партию и «Зелёных»; позиционирует себя как «социалистическая ежедневная газета». — Left.BY).

Сама Вагенкнехт, конечно, видит по-другому. Левая партия «в последние годы отходила всё дальше и дальше от того, для чего она была создана. А именно от представления интересов обычных работников и пенсионеров».

Многие потенциальные избиратели считают, что Левая партия «больше не говорит на их языке», — сказала она вечером перед выборами в интервью каналу ARD. Таким образом, как полагает Вагенкнехт, колоссальная потеря голосов — это как раз результат того, что её не слушали.

Эти дебаты столь же безнадёжны, как и процесс исключения Вагенкнехт из партии. Если Вагенкнехт покинет «Левых» (а такая перспектива не исключена в контексте того, что она уже создала инициативу Aufstehen) с ней уйдёт некая часть партийцев и, соответственно, группы избирателей, которые ей симпатизируют.

Левая партия была и остаётся неоднородной. Её единство, как ни странно, держится на том, что ни одно из её различных крыльев не имеет ни шанса самостоятельно преодолеть пятипроцентный барьер. Недаром одна из кандидатов, Сюзанна ХЕННИГ-ВИЛСОВ, которая является федеральным сопредседателем «Левой» с 2021 года и принадлежит к социал-демократическому крылу партии, организовала выступление Вагенкнехт и её мужа Оскара ЛАФОНТЕНА в своём избирательном округе. Левая партия нуждается в Вагенкнехт, а Вагенкнехт нужна Левая партия, иначе она давно бы ушла в отставку.

Однако, те, кто надеется, что «Левая» будет реорганизована в течение следующих четырёх лет, разочарованы нынешним составом её парламентской фракции. Даже если количественно она стала значительно меньше, внутренний баланс сил не изменился. По-прежнему в парламентских коридорах можно наткнуться на сомнительные фигуры. Например, Сёрен ПЕЛЛМАНН, получивший один из трёх прямых мандатов в Лейпциге, сочувствует позиции Вагенкнехта по миграционной политике.

«Вопрос остается открытым, — сказал он в интервью Die Zeit. — Сколько людей мы можем принять в нашу социальную систему, хорошо интегрировать в детские сады и школы. Я не хочу фиксировать это количественно, но у ресурса интеграции есть ограничения».

Кадровое обновление «Левой» возможно только вне парламентской фракции. Фактически, на заключительном этапе избирательной кампании руководство партии сделало всё возможное, чтобы отпугнуть последних избирателей. В противном случае трудно понять программные уступки СДПГ и «Зелёным», а также надежды на то, что кандидат от СДПГ Олаф ШОЛЬЦ станет канцлером (хотя тот, оказывается, о коалиции с левыми даже и мысли не допускал. — Left.BY).

Напомним, что Шольц — бывший помощник канцлера Герхарда ШРЁДЕРА, который принял пакет либеральных реформ Hartz IV и тем самым сделал возможным создание общегерманской Левой партии.

Во время избирательной кампании «Левая» попалась на уловки своих политических оппонентов, прежде всего, на мнимую «социальную демократизацию» СДПГ и на то, что «Союз 90/Зелёные»это нечто более левое, чем либералы из СвДП. Когда «Левая» больше не напоминает об ответственности СДПГ и «Зелёных» за антисоциальные реформы, не считает эти партии политическими оппонентами, а желает работать с ними в роли младших партнеров по коалиции, она в сущности самоустраняется.

И, к сожалению, этот процесс не вызывает никаких негативных эмоций.

Перевод с немецкого — Олег НОВИКОВ

_______

Но есть и небольшой повод для гордости: председателем Бундесрата (представительства федеральных земель Германии) в пятницу, 8 октября, впервые избран представитель Левой партии, премьер-министр Тюрингии Бодо РАМЕЛОВ, — сообщает DW.

Ставший впервые в 2014 г. главой Тюрингии Бодо РАМЕЛОВ свою предвыборную кампанию проводил рядом с бюстом Маркса. Фото: AP

Председателя Бундесрата избирают ежегодно из числа премьер-министров земель, и он выполняет в основном представительные функции. После избрания на эту должность Рамелова прежний глава Бундесрата Райнер ХАЗЕЛОФФ, представляющий ХДС и землю Саксония-Анхальт, останется первым вице-председателем, а вторым станет бургомистр Гамбурга Петер ЧЕНЧЕР, член СДПГ.

_______

Читать по теме:

«Я не симпатизирую Путину, но и Навальный — не альтернатива», — Жанин ВИССЛЕР (Die Linke, ФРГ)

Немецкие «Левые» намерены передать в общественную собственность крупные энергокомпании и энергосети — это является исходным пунктом их национальной климатической программы

Кандидат в канцлеры ФРГ от «Зелёных» призвала расширить санкции против Минска и «Северного потока — 2», глава фракции «Левой партии» считает эффект от санкций «объективно ограниченным»

Германскую «Левую партию» призывают пересмотреть свою позицию по поводу зарубежных операций бундесвера — ради возможной коалиции с СДПГ

Немецкой политике нужна свежая кровь

Выборы в Тюрингии: «Левые» снова на первом месте, СДПГ и «Зелёные» потеряли голоса


Comments are closed.

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Более, чем заслуженно: самоустранение Die Linke (Йоханнес РАЙНХАРД, Jungle World)

linke-symbol 14/10/2021

Катастрофический результат германской Левой партии (или попросту «Левой», Die Linke) на федеральных выборах — это следствие избирательной кампании, которая была равносильна отказу от своей идентичности, во многом связанному с желанием части партийцев попасть-таки в правящую коалицию и заигрыванием, в связи с этим, с социал-демократами из СДПГ и «Зелёными» как возможными партнёрами по ней. Такую позицию озвучил Йоханнес РАЙНХАРД в своём материале Mehr als verdient («Более, чем заслуженно»), написанном для издания германских «недогматических левых» Jungle World.

linke-symbol

Фото: dpa

26-го сентября на выборах в Бундестаг немецкие «Левые» едва не потерпела катастрофу, набрав 4,9% голосов при пятипроцентном проходном барьере. Тем не менее, партия вошла в недавно избранный парламент, — благодаря так называемому положению об «основном мандате». Согласно ему партия может получить депутатский мандаты, если она выигрывает по крайней мере три прямых мандата по округам («прямой мандат» — это парламентский мандат, который получает кандидат, получивший наибольшее количество голосов на парламентских выборах в округе. — Left.BY). Именно это и удалось «Левой», кандидаты которые преуспели в Берлине и Лейпциге.

Таким образом, Левая партия второй раз в своей истории стала бенефициантом этой избирательной нормы, которая, кстати, изначально был придумана, чтобы провести в своё время в Бундестаг представителей баварской ХСС. В 1994 году (в то время «Левая» действовала ещё под «лейблом» ПДС — Партия демократического социализма), партия получила только 4,4% голосов по всей стране; её спасли четыре прямых мандата от Берлина.

Но всё же тогда наметилась тенденция к росту: напомним, что на предыдущих, первых федеральных выборах после присоединения ГДР к ФРГ, бывшая СЕПГ получила лишь 2,4% вторых голосов, то есть на два процентных пункта меньше, чем в 1994 году.

В 2021-м ситуация выглядит кардинально иначе. «Левая» потеряла более двух миллионов вторых голосов по сравнению с 2017 годом (у каждого избирателя два «голоса»: первый — за конкретного кандидата, что и позволяет получать прямые мандаты, второй — за список той или иной партии. — Left.BY). Это соответствует почти половине её избирателей. В результате доля голосов, которые были поданы за неё, снизилась на 4,3 процентных пункта. И здесь имеет место чистая миграция избирателей: «Альтернатива для Германии» получила новые голоса только за счёт бывших избирателей «Левой».

Linke-Bundestagsfraktion

Фото: welt.de

Результат выборов — не что иное, как катастрофа для Левой партии. Уже вечером накануне выборов начались споры о том, кто виноват. Как всегда, когда дело касается «Левой», в центре дискуссии оказалась Сара ВАГЕНКНЕХТ.

«Вагенкнехт, её позиции и её политические идеи являются причиной расколов во многих региональных организациях и причиной того, почему многие преданные делу молодые люди, в которых мы так остро нуждаемся, не приходят к нам»,утверждает группа партийцев в издании NeueDeutschland (газета в Германии, целевой аудиторией которой являются в основном читатели из восточной её части, представляющие, прежде всего, Левую партию и «Зелёных»; позиционирует себя как «социалистическая ежедневная газета». — Left.BY).

Сама Вагенкнехт, конечно, видит по-другому. Левая партия «в последние годы отходила всё дальше и дальше от того, для чего она была создана. А именно от представления интересов обычных работников и пенсионеров».

Многие потенциальные избиратели считают, что Левая партия «больше не говорит на их языке», — сказала она вечером перед выборами в интервью каналу ARD. Таким образом, как полагает Вагенкнехт, колоссальная потеря голосов — это как раз результат того, что её не слушали.

Эти дебаты столь же безнадёжны, как и процесс исключения Вагенкнехт из партии. Если Вагенкнехт покинет «Левых» (а такая перспектива не исключена в контексте того, что она уже создала инициативу Aufstehen) с ней уйдёт некая часть партийцев и, соответственно, группы избирателей, которые ей симпатизируют.

Левая партия была и остаётся неоднородной. Её единство, как ни странно, держится на том, что ни одно из её различных крыльев не имеет ни шанса самостоятельно преодолеть пятипроцентный барьер. Недаром одна из кандидатов, Сюзанна ХЕННИГ-ВИЛСОВ, которая является федеральным сопредседателем «Левой» с 2021 года и принадлежит к социал-демократическому крылу партии, организовала выступление Вагенкнехт и её мужа Оскара ЛАФОНТЕНА в своём избирательном округе. Левая партия нуждается в Вагенкнехт, а Вагенкнехт нужна Левая партия, иначе она давно бы ушла в отставку.

Однако, те, кто надеется, что «Левая» будет реорганизована в течение следующих четырёх лет, разочарованы нынешним составом её парламентской фракции. Даже если количественно она стала значительно меньше, внутренний баланс сил не изменился. По-прежнему в парламентских коридорах можно наткнуться на сомнительные фигуры. Например, Сёрен ПЕЛЛМАНН, получивший один из трёх прямых мандатов в Лейпциге, сочувствует позиции Вагенкнехта по миграционной политике.

«Вопрос остается открытым, — сказал он в интервью Die Zeit. — Сколько людей мы можем принять в нашу социальную систему, хорошо интегрировать в детские сады и школы. Я не хочу фиксировать это количественно, но у ресурса интеграции есть ограничения».

Кадровое обновление «Левой» возможно только вне парламентской фракции. Фактически, на заключительном этапе избирательной кампании руководство партии сделало всё возможное, чтобы отпугнуть последних избирателей. В противном случае трудно понять программные уступки СДПГ и «Зелёным», а также надежды на то, что кандидат от СДПГ Олаф ШОЛЬЦ станет канцлером (хотя тот, оказывается, о коалиции с левыми даже и мысли не допускал. — Left.BY).

Напомним, что Шольц — бывший помощник канцлера Герхарда ШРЁДЕРА, который принял пакет либеральных реформ Hartz IV и тем самым сделал возможным создание общегерманской Левой партии.

Во время избирательной кампании «Левая» попалась на уловки своих политических оппонентов, прежде всего, на мнимую «социальную демократизацию» СДПГ и на то, что «Союз 90/Зелёные»это нечто более левое, чем либералы из СвДП. Когда «Левая» больше не напоминает об ответственности СДПГ и «Зелёных» за антисоциальные реформы, не считает эти партии политическими оппонентами, а желает работать с ними в роли младших партнеров по коалиции, она в сущности самоустраняется.

И, к сожалению, этот процесс не вызывает никаких негативных эмоций.

Перевод с немецкого — Олег НОВИКОВ

_______

Но есть и небольшой повод для гордости: председателем Бундесрата (представительства федеральных земель Германии) в пятницу, 8 октября, впервые избран представитель Левой партии, премьер-министр Тюрингии Бодо РАМЕЛОВ, — сообщает DW.

Ставший впервые в 2014 г. главой Тюрингии Бодо РАМЕЛОВ свою предвыборную кампанию проводил рядом с бюстом Маркса. Фото: AP

Председателя Бундесрата избирают ежегодно из числа премьер-министров земель, и он выполняет в основном представительные функции. После избрания на эту должность Рамелова прежний глава Бундесрата Райнер ХАЗЕЛОФФ, представляющий ХДС и землю Саксония-Анхальт, останется первым вице-председателем, а вторым станет бургомистр Гамбурга Петер ЧЕНЧЕР, член СДПГ.

_______

Читать по теме:

«Я не симпатизирую Путину, но и Навальный — не альтернатива», — Жанин ВИССЛЕР (Die Linke, ФРГ)

Немецкие «Левые» намерены передать в общественную собственность крупные энергокомпании и энергосети — это является исходным пунктом их национальной климатической программы

Кандидат в канцлеры ФРГ от «Зелёных» призвала расширить санкции против Минска и «Северного потока — 2», глава фракции «Левой партии» считает эффект от санкций «объективно ограниченным»

Германскую «Левую партию» призывают пересмотреть свою позицию по поводу зарубежных операций бундесвера — ради возможной коалиции с СДПГ

Немецкой политике нужна свежая кровь

Выборы в Тюрингии: «Левые» снова на первом месте, СДПГ и «Зелёные» потеряли голоса

By
@
backtotop