Джоэл КОВЕЛ, Михаэль ЛЕВИ. Экосоциалистический манифест

eco-socialismЭкосоциализм (экологический социализм) — относительно новое направление в общественной мысли и политической практике, базирующееся на том убеждении, что социально справедливое (социалистическое) общество можно построить только при условии отказа от тех моделей экономического развития, которые наносят ущерб природе. Безусловно, главным врагом экологии признаётся капитализм с его установкой на неограниченный рост производства, консюмеризм и глобальную экспансию.

Как идеология, экосоциализм  представляет собой синтез марксизма, различный концепций социализма, экологической политики и альтер-глобализации. Сторонники этого направления, которых на Западе ещё называют  «арбузами» (зеленые — снаружи, красные — внутри), достаточно давно и относительно успешно действуют в рамках красно-зеленых альянсов Европы. В Латинской Америке экосоциализм также получил своё развитие — и теперь больше известен как «социализм XXI века». Впрочем, формирование этого теоретико-политического феномена ещё далеко от завершения, и его настоящее содержание до сих пор является предметом дискуссии.

В 2011 в Свободном марксистском издательстве вышел сборник, собравший, впервые на русском языке, ряд текстов, посвященных проблемам экологии и антикапиталистическому пути выхода из экологического кризиса.

Начать наше собственное знакомство с этим левым пост-идеологическим направлением мы предлагаем с «Экосоциалистического манифеста» Джоэла КОВЕЛА и Михаэля ЛЕВИ, вошедшего в сборник и давшего ему название. Считается, чти идея его появилась у авторов в сентябре 2001 года в ходе семинара по экологии и социализму, проходившего в Венсене, недалеко от Парижа.

Вот что они сами пишут в преамбуле «Манифеста»:

«Все мы страдаем от хронического случая парадокса Грамши, живя в эпоху, когда старый порядок умирает (прихватив цивилизацию с собой), в то время как новый еще не в состоянии родиться. Но по крайней мере, о нем можно заявить.

Самая глубокая тень, нависшая над нами — это не террор, не экологический коллапс, не глобальная экономическая рецессия. Это — интернализированный фатализм, который гласит, что не существует никакой возможной альтернативы мировому порядку капитала. Таким образом, мы хотели дать пример такой речи, которая сознательно отрицает нынешнее состояние опасливого компромисса и пассивного согласия.

Этому манифесту, однако, не хватает смелости манифеста 1848 года, поскольку экосоциализм еще не стал призраком и он не укоренен в какой-то конкретной партии или движении. Он — лишь ряд рассуждений, основанных на понимании существующего кризиса и условий, необходимых для его преодоления. Мы не претендуем на всеведение. Отнюдь нет, наша цель состоит в том, чтобы пригласить к диалогу, дебатам, уточнению, прежде всего, к осмыслению того, как это понятие может быть в дальнейшем реализовано.

Бесчисленные очаги сопротивления спонтанно возникают по всей хаотической ойкумене глобального капитала. Многие из них являются имманентно экосоциалистическими по содержанию. Как они могут быть соединены? Можем ли мы представить «Экосоциалистический Интернационал»? Может ли призрак быть вызван к жизни?..»

____________

Джоэл КОВЕЛ, Михаэль ЛЕВИ

ЭКОСОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ МАНИФЕСТ

Двадцать первый век начинается на катастрофической ноте: с беспрецедентным уровнем экологического разрушения и хаотического мирового порядка, который охватил планету террором и очагами вялотекущей, но разрушительной войны, распространяющейся подобно гангрене на огромных территориях — таких как центральная Африка, Ближний Восток, северо-запад Южной Америки — и отражающейся на всех народах. По нашему мнению, экологический кризис и кризис социальный глубоко взаимосвязаны и должны рассматриваться как различные проявления одних и тех же структурных сил.

К экологическому кризису во многом привела безудержная индустриализация, которая превышает способность Земли амортизировать и сдерживать экологическую дестабилизацию. Социальный кризис вызван формой империализма, которую принято называть глобализации, с ее разлагающим воздействием на общества, которые стоят на ее пути. Более того, эти основные силы — по сути, различные аспекты одного и того же процесса, который следует признать центральным фактором, движущим целое: экспансия мировой капиталистической системы.

Мы отвергаем все эвфемизмы или пропагандистские смягчения жестокости этого режима: весь «зеленый камуфляж» его экологических издержек, мистификацию человеческих издержек, скрываемых за именами демократии и прав человека. Вместо этого мы настаиваем на оценке капитала с точки зрения того, что он реально делал. Воздействуя на природу и ее экологический баланс, этот режим, императивом которого является постоянное увеличение прибыльности, подвергает экосистемы воздействию дестабилизирующих загрязняющих веществ, разрушает среды обитания, которые развивались на протяжении эпох, что способствовало процветанию организмов, разбазаривает ресурсы и сводит чувственную жизненность природы к холодной обмениваемости, требуемой для накопления капитала. Что касается человечества с его требованиями самоопределения, сообщества и осмысленного существования, то капитал сводит большинство людей в мире к простому источнику рабочей силы, отвергая большую часть остальных как бесполезные досадные помехи. Он вторгся и подорвал целостность сообществ глобальной массовой культурой консьюмеризма и деполитизации. Он увеличил разницу в богатстве и власти до беспрецедентного за всю историю человечества уровня. Он действовал рука об руку с сетью коррумпированных и покорных государств-клиентов, чьи местные элиты осуществляют репрессии за него, тем самым оберегая центр от осуждений. Он также создал сеть трансгосударственных организаций под полным контролем западных держав и сверхдержавы США, чтобы подорвать автономию периферии и навязать ей долговую кабалу, содержа при этом огромный военный аппарат, обеспечивающий принудительное согласие с капиталистическим центром. Мы считаем, что существующая капиталистическая система не способна урегулировать, а тем более преодолеть кризисы, которые сама породила. Она не может решить экологический кризис, потому что это требует установления пределов накоплению — недопустимый вариант для системы, основанной на правиле: разрастайся или умри! И она не может решить кризис, вызванный терроризмом и другими формами ожесточенного сопротивления, потому что это означало бы отказаться от логики империи, что установило бы недопустимые пределы росту и целому «образу жизни», поддерживаемому империей. Единственный оставшийся ей выбор состоит в том, чтобы обратиться к грубой силе, увеличивая, таким образом, отчуждение и сажая семена дальнейшего терроризма… и дальнейшего противодействия терроризму, развивающегося в новый и зловещий вариант фашизма. В общем, мировая капиталистическая система — исторический банкрот. Она стала империей, неспособной к адаптации, самый гигантизм которой демонстрирует ее основную слабость. Она, говоря на языке экологии, глубоко нестабильна и должна быть фундаментально изменена — нет, заменена, если речь идет о приемлемом для жизни будущем. Таким образом, абсолютный выбор, однажды обозначенный Розой Люксембург, становится снова актуальным: социализм или варварство! Облик последнего теперь отражает прошедшее столетие и принимает образ экологической катастрофы, террористического контртеррора и их фашистского вырождения.

Но почему социализм, зачем возрождать это слово, по-видимому, отправленное на свалку истории из-за провала всех социализмов двадцатого века? Лишь по одной причине: сломленный и неосуществленный, но социализм по-прежнему означает преодоление капитала. Если капитал должен быть преодолен — а это задача, вызванная теперь необходимостью выживания самой цивилизации, — то результат по необходимости будет социалистическим, поскольку именно этим словом обозначается прорыв в посткапиталистическое общество. Если мы утверждаем, что капитал в корне нежизнеспособен и скатывается в варварство, обрисованное в общих чертах выше, значит мы также говорим, что должны построить «социализм», способный к преодолению кризисов, вызванных капиталом. И если социализмы прошлого были не в состоянии это сделать, то наш долг, если мы не хотим смириться с тупиком варварства, — бороться за тот социализм, который достигнет своей цели. И раз с тех пор, как Люксембург сформулировала свою роковую альтернативу, варварство изменялось, отражая на себе развитие прошедшего столетия, то имя и сущность социализма также должны стать адекватными нашему времени.

По этим причинам мы хотим назвать нашу интерпретацию социализма экосоциализмом и посвятить себя его реализации.

Почему экосоциализм?

Мы видим экосоциализм не как отрицание, но как реализацию социализмов «первой эпохи» ХХ века в контексте экологического кризиса. Как и они, экосоциализм исходит из понимания капитала как объективированного прошлого труда, и видит свое основание в свободном развитии всех производителей, или, говоря иначе, в преодолении отделения производителей от средств производства. Мы понимаем, что эта цель не могла быть достигнута социализмом первой эпохи по причинам, слишком сложным, чтобы обсуждать их здесь. Мы можем лишь в общем обозначить их как различные последствия экономической отсталости в условиях враждебности существующих капиталистических держав. Это стечение обстоятельств оказало многочисленные пагубные эффекты на реальные социализмы, приведя, прежде всего, к отказу от внутренней демократии наряду с подражанием капиталистическому продуктивизму, и в конечном счете к краху этих обществ и разрушению их окружающей среды. Экосоциализм сохраняет освободительные цели социализма первой эпохи и отвергает как половинчатые, реформистские цели социал-демократии, так и продуктивистские структуры бюрократических версий социализма. Он настаивает скорее на пересмотре как пути, так и цели социалистического производства в экологической системе координат. Он делает это с особенным вниманием к «пределам роста», важным для устойчивости общества. Однако эти пределы принимаются им не в смысле дефицита, нужды и подавления. Скорее, целью является трансформация потребностей и фундаментальный поворот от количественного измерения к качественному. От точки зрения товарного производства это приведет к повышению приоритета потребительных стоимостей над меновыми стоимостями — проект далеко идущего значения, основанный на непосредственной экономической деятельности.

Обобщение экологического производства в социалистических условиях сможет обеспечить основу для преодоления существующих кризисов. Общество свободно ассоциированных производителей не останавливается на собственной демократизации. Оно также должно настаивать и на освобождении всех живых существ как условии и цели своего существования. Оно, таким образом, преодолевает империалистический импульс и субъективно, и объективно. На пути к осуществлению этой цели оно борется за преодоление всех форм господства, в особенности гендерного и расового. И оно преодолевает условия, приводящие к фундаменталистским отклонениям и их террористическим проявлениям. В итоге мировое общество придет к немыслимому в существующих условиях уровню экологической гармонии с природой. Практический результат этих тенденций был бы выражен, например, в исчезновении той зависимости от ископаемого топлива, которая является неотъемлемой частью индустриального капитализма. Что, в свою очередь, может обеспечить материальную основу для освобождения территорий, порабощенных нефтяным империализмом, способствуя сдерживанию глобального потепления наряду с другими бедствиями, вызванными экологическим кризисом.

Невозможно прочитать эти строки, не задумавшись, во-первых, над тем, сколько практических и теоретических вопросов они поднимают, и, во-вторых, что еще более обескураживает, тем, насколько далеки они от существующей конфигурации мира, как закрепленной в институтах, так и зафиксированной в сознании людей. Нет необходимости подробно раскрывать эти тезисы, которые наверняка всем и так очевидны. Но важно, чтобы они были поняты в надлежащей перспективе. Наш проект состоит не в том, чтобы спланировать каждый шаг на этом пути, но и не в том, чтобы уступить противнику из-за превосходства власти, которой он обладает. Cкорее, он призван развивать логику достаточного и необходимого преобразования нынешнего порядка и начать осуществлять промежуточные шаги по направлению к этой цели. Мы делаем это для того, чтобы более глубоко осмыслить эти возможности и одновременно начать работу по объединению всех, кто мыслит схожим образом. Если эти аргументы имеют хоть какую-то ценность, то подобные идеи и практики их осуществления должны начать согласованно зарождаться во всех точках мира. Экосоциализм либо будет интернациональным и универсальным, либо его не будет вообще. Кризисы нашего времени могут и должны быть осознаны как революционные возможности, и наш долг — заявить об этих возможностях и воплотить их в действительность.

Перевод — Дмитрий РАЙДЕР

Впервые было опубликовано в интернет-журнале РАБКОР.РУ

___________

Об авторах: Джоэл КОВЕЛ (род. 1936), американский активист, учёный, писатель-экосоциалист. Член Партии зелёных США (Green Party United States). Специалист по психиатрии, антропологии, политологии. Автор книг «White Racism: A Psychohistory» (New York, 1984), «The Enemy of Nature: The End of Capitalism or the End of the World?» (London, 2002) и многих других. Михаэль (Мишель) ЛЕВИ (род. 1938) — франко-бразильский социолог и философ-марксист, политический активист троцкистского и альтер-глобалистского движения. Автор множества работ и книг по самым разным вопросам – история марксистской мысли, социология культуры, экология, теология освобождения, национальный вопрос, поэзия сюрреализма, революционное наследие Че Гевары. C 2009 года входит в экологическую комиссию при Новой антикапиталистической партии (NPA).

____________

Читать по теме:

Дмитро КОЛЕСНИК. ЭКОСОЦИАЛИЗМ. Кентавр или «масло масляное»?

Левый биоцентризм и экосоциализм: непростые взаимоотношения (Дэвид Ортон и Виктор Постников)

Виктор ПОСТНИКОВ. О перспективах эко-социализма в России


  1. juliadiets.com on 03/14/2016 at 04:21 said:

    понимания капитала как объективированного прошлого труда, и видит свое основание в сво- бодном развитии всех производителей, или, говоря иначе, в преодолении отделения произ-

Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


девять − 2 =

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Джоэл КОВЕЛ, Михаэль ЛЕВИ. Экосоциалистический манифест

eco-socialism_cr 30/06/2014

eco-socialismЭкосоциализм (экологический социализм) — относительно новое направление в общественной мысли и политической практике, базирующееся на том убеждении, что социально справедливое (социалистическое) общество можно построить только при условии отказа от тех моделей экономического развития, которые наносят ущерб природе. Безусловно, главным врагом экологии признаётся капитализм с его установкой на неограниченный рост производства, консюмеризм и глобальную экспансию.

Как идеология, экосоциализм  представляет собой синтез марксизма, различный концепций социализма, экологической политики и альтер-глобализации. Сторонники этого направления, которых на Западе ещё называют  «арбузами» (зеленые — снаружи, красные — внутри), достаточно давно и относительно успешно действуют в рамках красно-зеленых альянсов Европы. В Латинской Америке экосоциализм также получил своё развитие — и теперь больше известен как «социализм XXI века». Впрочем, формирование этого теоретико-политического феномена ещё далеко от завершения, и его настоящее содержание до сих пор является предметом дискуссии.

В 2011 в Свободном марксистском издательстве вышел сборник, собравший, впервые на русском языке, ряд текстов, посвященных проблемам экологии и антикапиталистическому пути выхода из экологического кризиса.

Начать наше собственное знакомство с этим левым пост-идеологическим направлением мы предлагаем с «Экосоциалистического манифеста» Джоэла КОВЕЛА и Михаэля ЛЕВИ, вошедшего в сборник и давшего ему название. Считается, чти идея его появилась у авторов в сентябре 2001 года в ходе семинара по экологии и социализму, проходившего в Венсене, недалеко от Парижа.

Вот что они сами пишут в преамбуле «Манифеста»:

«Все мы страдаем от хронического случая парадокса Грамши, живя в эпоху, когда старый порядок умирает (прихватив цивилизацию с собой), в то время как новый еще не в состоянии родиться. Но по крайней мере, о нем можно заявить.

Самая глубокая тень, нависшая над нами — это не террор, не экологический коллапс, не глобальная экономическая рецессия. Это — интернализированный фатализм, который гласит, что не существует никакой возможной альтернативы мировому порядку капитала. Таким образом, мы хотели дать пример такой речи, которая сознательно отрицает нынешнее состояние опасливого компромисса и пассивного согласия.

Этому манифесту, однако, не хватает смелости манифеста 1848 года, поскольку экосоциализм еще не стал призраком и он не укоренен в какой-то конкретной партии или движении. Он — лишь ряд рассуждений, основанных на понимании существующего кризиса и условий, необходимых для его преодоления. Мы не претендуем на всеведение. Отнюдь нет, наша цель состоит в том, чтобы пригласить к диалогу, дебатам, уточнению, прежде всего, к осмыслению того, как это понятие может быть в дальнейшем реализовано.

Бесчисленные очаги сопротивления спонтанно возникают по всей хаотической ойкумене глобального капитала. Многие из них являются имманентно экосоциалистическими по содержанию. Как они могут быть соединены? Можем ли мы представить «Экосоциалистический Интернационал»? Может ли призрак быть вызван к жизни?..»

____________

Джоэл КОВЕЛ, Михаэль ЛЕВИ

ЭКОСОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ МАНИФЕСТ

Двадцать первый век начинается на катастрофической ноте: с беспрецедентным уровнем экологического разрушения и хаотического мирового порядка, который охватил планету террором и очагами вялотекущей, но разрушительной войны, распространяющейся подобно гангрене на огромных территориях — таких как центральная Африка, Ближний Восток, северо-запад Южной Америки — и отражающейся на всех народах. По нашему мнению, экологический кризис и кризис социальный глубоко взаимосвязаны и должны рассматриваться как различные проявления одних и тех же структурных сил.

К экологическому кризису во многом привела безудержная индустриализация, которая превышает способность Земли амортизировать и сдерживать экологическую дестабилизацию. Социальный кризис вызван формой империализма, которую принято называть глобализации, с ее разлагающим воздействием на общества, которые стоят на ее пути. Более того, эти основные силы — по сути, различные аспекты одного и того же процесса, который следует признать центральным фактором, движущим целое: экспансия мировой капиталистической системы.

Мы отвергаем все эвфемизмы или пропагандистские смягчения жестокости этого режима: весь «зеленый камуфляж» его экологических издержек, мистификацию человеческих издержек, скрываемых за именами демократии и прав человека. Вместо этого мы настаиваем на оценке капитала с точки зрения того, что он реально делал. Воздействуя на природу и ее экологический баланс, этот режим, императивом которого является постоянное увеличение прибыльности, подвергает экосистемы воздействию дестабилизирующих загрязняющих веществ, разрушает среды обитания, которые развивались на протяжении эпох, что способствовало процветанию организмов, разбазаривает ресурсы и сводит чувственную жизненность природы к холодной обмениваемости, требуемой для накопления капитала. Что касается человечества с его требованиями самоопределения, сообщества и осмысленного существования, то капитал сводит большинство людей в мире к простому источнику рабочей силы, отвергая большую часть остальных как бесполезные досадные помехи. Он вторгся и подорвал целостность сообществ глобальной массовой культурой консьюмеризма и деполитизации. Он увеличил разницу в богатстве и власти до беспрецедентного за всю историю человечества уровня. Он действовал рука об руку с сетью коррумпированных и покорных государств-клиентов, чьи местные элиты осуществляют репрессии за него, тем самым оберегая центр от осуждений. Он также создал сеть трансгосударственных организаций под полным контролем западных держав и сверхдержавы США, чтобы подорвать автономию периферии и навязать ей долговую кабалу, содержа при этом огромный военный аппарат, обеспечивающий принудительное согласие с капиталистическим центром. Мы считаем, что существующая капиталистическая система не способна урегулировать, а тем более преодолеть кризисы, которые сама породила. Она не может решить экологический кризис, потому что это требует установления пределов накоплению — недопустимый вариант для системы, основанной на правиле: разрастайся или умри! И она не может решить кризис, вызванный терроризмом и другими формами ожесточенного сопротивления, потому что это означало бы отказаться от логики империи, что установило бы недопустимые пределы росту и целому «образу жизни», поддерживаемому империей. Единственный оставшийся ей выбор состоит в том, чтобы обратиться к грубой силе, увеличивая, таким образом, отчуждение и сажая семена дальнейшего терроризма… и дальнейшего противодействия терроризму, развивающегося в новый и зловещий вариант фашизма. В общем, мировая капиталистическая система — исторический банкрот. Она стала империей, неспособной к адаптации, самый гигантизм которой демонстрирует ее основную слабость. Она, говоря на языке экологии, глубоко нестабильна и должна быть фундаментально изменена — нет, заменена, если речь идет о приемлемом для жизни будущем. Таким образом, абсолютный выбор, однажды обозначенный Розой Люксембург, становится снова актуальным: социализм или варварство! Облик последнего теперь отражает прошедшее столетие и принимает образ экологической катастрофы, террористического контртеррора и их фашистского вырождения.

Но почему социализм, зачем возрождать это слово, по-видимому, отправленное на свалку истории из-за провала всех социализмов двадцатого века? Лишь по одной причине: сломленный и неосуществленный, но социализм по-прежнему означает преодоление капитала. Если капитал должен быть преодолен — а это задача, вызванная теперь необходимостью выживания самой цивилизации, — то результат по необходимости будет социалистическим, поскольку именно этим словом обозначается прорыв в посткапиталистическое общество. Если мы утверждаем, что капитал в корне нежизнеспособен и скатывается в варварство, обрисованное в общих чертах выше, значит мы также говорим, что должны построить «социализм», способный к преодолению кризисов, вызванных капиталом. И если социализмы прошлого были не в состоянии это сделать, то наш долг, если мы не хотим смириться с тупиком варварства, — бороться за тот социализм, который достигнет своей цели. И раз с тех пор, как Люксембург сформулировала свою роковую альтернативу, варварство изменялось, отражая на себе развитие прошедшего столетия, то имя и сущность социализма также должны стать адекватными нашему времени.

По этим причинам мы хотим назвать нашу интерпретацию социализма экосоциализмом и посвятить себя его реализации.

Почему экосоциализм?

Мы видим экосоциализм не как отрицание, но как реализацию социализмов «первой эпохи» ХХ века в контексте экологического кризиса. Как и они, экосоциализм исходит из понимания капитала как объективированного прошлого труда, и видит свое основание в свободном развитии всех производителей, или, говоря иначе, в преодолении отделения производителей от средств производства. Мы понимаем, что эта цель не могла быть достигнута социализмом первой эпохи по причинам, слишком сложным, чтобы обсуждать их здесь. Мы можем лишь в общем обозначить их как различные последствия экономической отсталости в условиях враждебности существующих капиталистических держав. Это стечение обстоятельств оказало многочисленные пагубные эффекты на реальные социализмы, приведя, прежде всего, к отказу от внутренней демократии наряду с подражанием капиталистическому продуктивизму, и в конечном счете к краху этих обществ и разрушению их окружающей среды. Экосоциализм сохраняет освободительные цели социализма первой эпохи и отвергает как половинчатые, реформистские цели социал-демократии, так и продуктивистские структуры бюрократических версий социализма. Он настаивает скорее на пересмотре как пути, так и цели социалистического производства в экологической системе координат. Он делает это с особенным вниманием к «пределам роста», важным для устойчивости общества. Однако эти пределы принимаются им не в смысле дефицита, нужды и подавления. Скорее, целью является трансформация потребностей и фундаментальный поворот от количественного измерения к качественному. От точки зрения товарного производства это приведет к повышению приоритета потребительных стоимостей над меновыми стоимостями — проект далеко идущего значения, основанный на непосредственной экономической деятельности.

Обобщение экологического производства в социалистических условиях сможет обеспечить основу для преодоления существующих кризисов. Общество свободно ассоциированных производителей не останавливается на собственной демократизации. Оно также должно настаивать и на освобождении всех живых существ как условии и цели своего существования. Оно, таким образом, преодолевает империалистический импульс и субъективно, и объективно. На пути к осуществлению этой цели оно борется за преодоление всех форм господства, в особенности гендерного и расового. И оно преодолевает условия, приводящие к фундаменталистским отклонениям и их террористическим проявлениям. В итоге мировое общество придет к немыслимому в существующих условиях уровню экологической гармонии с природой. Практический результат этих тенденций был бы выражен, например, в исчезновении той зависимости от ископаемого топлива, которая является неотъемлемой частью индустриального капитализма. Что, в свою очередь, может обеспечить материальную основу для освобождения территорий, порабощенных нефтяным империализмом, способствуя сдерживанию глобального потепления наряду с другими бедствиями, вызванными экологическим кризисом.

Невозможно прочитать эти строки, не задумавшись, во-первых, над тем, сколько практических и теоретических вопросов они поднимают, и, во-вторых, что еще более обескураживает, тем, насколько далеки они от существующей конфигурации мира, как закрепленной в институтах, так и зафиксированной в сознании людей. Нет необходимости подробно раскрывать эти тезисы, которые наверняка всем и так очевидны. Но важно, чтобы они были поняты в надлежащей перспективе. Наш проект состоит не в том, чтобы спланировать каждый шаг на этом пути, но и не в том, чтобы уступить противнику из-за превосходства власти, которой он обладает. Cкорее, он призван развивать логику достаточного и необходимого преобразования нынешнего порядка и начать осуществлять промежуточные шаги по направлению к этой цели. Мы делаем это для того, чтобы более глубоко осмыслить эти возможности и одновременно начать работу по объединению всех, кто мыслит схожим образом. Если эти аргументы имеют хоть какую-то ценность, то подобные идеи и практики их осуществления должны начать согласованно зарождаться во всех точках мира. Экосоциализм либо будет интернациональным и универсальным, либо его не будет вообще. Кризисы нашего времени могут и должны быть осознаны как революционные возможности, и наш долг — заявить об этих возможностях и воплотить их в действительность.

Перевод — Дмитрий РАЙДЕР

Впервые было опубликовано в интернет-журнале РАБКОР.РУ

___________

Об авторах: Джоэл КОВЕЛ (род. 1936), американский активист, учёный, писатель-экосоциалист. Член Партии зелёных США (Green Party United States). Специалист по психиатрии, антропологии, политологии. Автор книг «White Racism: A Psychohistory» (New York, 1984), «The Enemy of Nature: The End of Capitalism or the End of the World?» (London, 2002) и многих других. Михаэль (Мишель) ЛЕВИ (род. 1938) — франко-бразильский социолог и философ-марксист, политический активист троцкистского и альтер-глобалистского движения. Автор множества работ и книг по самым разным вопросам – история марксистской мысли, социология культуры, экология, теология освобождения, национальный вопрос, поэзия сюрреализма, революционное наследие Че Гевары. C 2009 года входит в экологическую комиссию при Новой антикапиталистической партии (NPA).

____________

Читать по теме:

Дмитро КОЛЕСНИК. ЭКОСОЦИАЛИЗМ. Кентавр или «масло масляное»?

Левый биоцентризм и экосоциализм: непростые взаимоотношения (Дэвид Ортон и Виктор Постников)

Виктор ПОСТНИКОВ. О перспективах эко-социализма в России

By
@
backtotop