Минская встреча: левые оценивают события в Украине

На прошлой неделе под Минском прошла встреча лидеров и активистов украинских, российских и белорусских политических организаций и социальных изданий, посвященная событиям на Украине и путям выхода из кризиса. Мнения звучали разные, зачастую противоположные, но в итоге участникам удалось прийти к общему знаменателю и принять антивоенную резолюцию, открытую к подписанию.  Кроме того, на антивоенной конференции в Беларуси ее участники пришли к выводу, что Майдан оказался выгоден только национально-либеральным кругам Украины. Об этом на страницах интернет-проекта «Русская планета» пишет Юрий ГЕОРГИЕВ в материале «Олигархический переворот»: как левые оценивают события на Украине».

Статья для публикации на LEFT.BY представлена автором в слегка уточнённом и адаптированном для белорусского читателя виде.

_________

«Мелкобуржуазная революция» для крупных олигархов

Трагические события, потрясшие Украину, разделили на две части не только её. Раскол произошел в общественном сознании далеко за пределами Украины. В соседних республиках, таких как Россия и Беларусь, острота противоречий между ярыми противниками и сторонниками Майдана уже приближается к критической точке.

tsimmervald_01

Участники минской встречи

Нет ничего удивительного в том, что представители либеральной оппозиции в России или националистической оппозиции в Беларуси однозначно заняли сторону новых киевских властей. Более оригинальными являются политические маневры президента Беларуси, никогда себя никакими идеологическими догмами и принципами не связывавшего.

Но самым сложным и противоречивым стало отношение к событиям на Украине убежденных левых, как внутри страны, так и вне её. Казалось бы, с одной стороны, все здесь достаточно очевидно: в стране произошли выступления, решающую роль в которых сыграли националистические и национал-либеральные силы, в результате чего власть в ещё большей степени, чем раньше, перешла к украинским олигархам. Какая еще, кроме негативной, может быть оценка левыми всего происходящего? Но, как оказалось, может.

Если с самого начала Евромайдана такая известная в Украине левая организация как «Боротьба» заняла крайне отрицательную позицию к происходящему националистическому, по её мнению, перевороту, то были и другие подходы. Группа «Левая оппозиция» (ЛО), позиционирующая себя как «евросоциалистов», пробовала поддержать Евромайдан. Правда, её выход на улицу с красным флагом со звездочками ЕС у ультраправых боевиков все равно понимания не встретил. Тем не менее и после этого сторонники «Красной Европы» продолжали искать различные теоретические интерпретации Майдана с «левой стороны». Делегат ЛО на этой конференции Денис Денисов высказал предположение, что Майдан был «революцией мелкой буржуазии против олигархов». Поскольку новый президент Украины Порошенко, занимающий седьмое место в рейтинге украинских олигархов, к «мелкой буржуазии» может быть отнесен с большой натяжкой, представитель ЛО вынужден был констатировать, что данная «мелкобуржуазная революция» скорее всего «потерпела поражение…»

«Правые» анархисты — левое крыло Майдана?

Еще одна радикальная группировка заявила о своей неоднозначной позиции на Майдане. Правда, определить её идентичность в классических терминах «левый-правый» не так-то просто. Речь идет об «Автономном сопротивлении» («Автономний опiр»). Эта группа не является аналогом даже такого синкретического течения, как нацболы. Украинские национал-анархисты представляют собой своеобразное явление. Они с самого начала принимали самое активное участие в евромайдановском движении, прежде всего в западных регионах Украины. В здании Львовской областной государственной администрации «автономы» даже захватили один из этажей, но в скором времени были вынуждены покинуть его под давлением боевиков партии «Свобода». Все это привело к напряженным отношениям между правыми радикалами и «Автономным сопротивлением», многие из активистов которого, к слову, вышли из правой среды (с противоречивыми идеологическими позициями «Автономного сопротивления» и их отношением к крайне-правым можно познакомиться здесьприм. ред.).

Во время встречи: выступает Тарас Соломонюк

Во время встречи: выступает Тарас Саламанюк

Тем не менее, Тарас Саламанюк (журнал социальной критики «Cпiльне») смог увидеть в произошедшем на Украине немало положительных даже для левых и анархистов моментов. Это и невиданная ранее самоорганизация, и «переформатирование информационного пространства», когда отдельные, никому ранее не известные анархистские группы вдруг громко заявили о себе. Но при этом был вынужден признать и такой факт: в условиях правой гегемонии деятельность левых групп на Украине стала носить очень специфический характер. Поэтому так называемые патриотические левые группы вынуждены временно скрывать свою сущность, признавать внешнюю атрибутику правых, выдвигать совместные с ними требования. Представитель «Спiльне» просто фиксировал этот момент, вполне в духе западноевропейской политкорректности не давая ему никаких оценок. Именно отсюда проистекают поиски найти в бандеровской УПА «либертарное» крыло и прочие неожиданные изыскания лояльных к Майдану левых групп.

Среди последних есть ещё такая организация, как «Автономный союз трудящихся» (АСТ). Если, по мнению участников конференции, «Автономий отпiр» эволюционирует влево, то эти бывшие анархисты и синдикалисты стремительно движутся в сторону украинского национализма. По словам представителя журнала «ЛIВА», со стороны отдельных членов АСТ даже имели место угрозы физической расправы по отношению к антимайдановским левым.

Встает ли над Украиной призрак гражданской войны? В которой, согласно классическому сценарию 1918–1919 годов, не только белые будут воевать с красными, или, точнее, жовто-блакитные с черно-оранжевыми, но и антимайдановцы под красным знаменем — с левыми же сторонниками Майдана? Ведь злейшими врагами русских и украинских большевиков в Украине в свое время был социал-демократ Петлюра и убежденный марксист Винниченко.

Левые антикоммунисты

Журналист с Украины Сергей Одарченко, не являющийся членом какой-либо партии или организации, попытался провести независимый анализ роли левых в этих событиях. Точнее той их части, которые так или иначе, но поддержали Евромайдан. От себя добавлю, что они составили меньшинство среди реально активных украинских левых. Итак, по мнению Одарченко, большинство примкнувших к Майдану социалистов и анархистов сделали это под влиянием уже установившейся в активистской среде традиции: «любой протест — это хорошо и в нём надо участвовать». В итоге записные антифашисты оказались в одной кампании с крайними ксенофобами и украинскими шовинистами.

Преувеличенное значение придается в этой среде и культивированию «самоорганизации». Превратившись в самодостаточную ценность, фетишизированная самоорганизация стала подменять цели, которым она была призвана служить. «Кружок умелые ручки», — пошутил по этому поводу кто-то из участников.

Но, помимо механического активизма, националистов и евролевых на Майдане объединил антикоммунизм. Феномен левого антикоммунизма, импортированный с Запада, уже давно культивируется на постсоветском пространстве и на Украине в особенности. Дело в том, что в современной России антикоммунизм еще имеет некий лимит, связанный с тем, что СССР рассматривается многими даже в консервативном лагере как продолжатель традиций российской государственности, поднявший державную роль России на куда как выдающуюся высоту. Но вот современное украинское государство строилось от обратного. Антикоммунизм лёг в основу нынешнего украинского национализма и государственной идеологии. Голодомор и репрессии превратились здесь в некое центральное событие всей истории Украины, а коммунисты — в злейших врагов украинского государства. Несмотря на то, что именно они, вроде бы, это государство в форме УССР и создали.

Из этих исторических мифов проистекает и то, что организаторы Майдана, украинские олигархи и западные центры сделали основную ставку на правых националистов, не пожелав подключить лояльных левых даже в качестве бутафорской декорации. Впрочем, у этой особенности Евромайдана была и еще одна очень весомая причина, о которой мы поговорим чуть позже.

Порошенко  «шоколадный Путин»?

Еще одна теория, прозвучавшая на этой встрече, заключалась в том, что нынешние события на Украине имеют прямой аналог в России начала 2000-х годов. Об этом говорил представитель Российского социалистического движения Михаил Пискунов. Тогда в России произошел консервативный поворот, и сегодняшняя «консервативная революция» на Украине якобы решает те же задачи, в том числе установление управляемости в стране. Один из участников прибег даже к весьма образному и метафорическому сравнению, назвав Порошенко «шоколадным Путиным».

Во время встречи: выступают товарищи из РСД

Во время встречи: выступают российские товарищи

Впрочем, по мнению представителей Оргкомитета Белорусского социального движения «Разам!», между произошедшим в России процессом установления определенного равновесия между интересами государства и крупного бизнеса и продолжающейся в Украине «олигархизацией» всей страны существует серьезная разница. Помимо того, что власть на Украине оказалась в ещё большей степени в руках олигархов, чем раньше, существуют и другие серьезные отличия. Майдан случился на Украине на фоне мирового кризиса, при активной поддержке Запада, в результате чего стране грозит прямой переход под внешнее управление МВФ и ЕС. В произошедшем на Украине активное участие приняли правые радикалы, превратившиеся здесь в беспрецедентную в Европе вооружено-политическую силу.

На самом деле переворот на Украине послужил ответом на глубокий кризис неолиберальных реформ во всей Восточной Европе. После того как «цветные революции» перестали работать, ставка была сделана на силовое решение проблем — как социальных, так и геополитических. По данным, приведенным редактором журнала социальной критики «Cпiльне» Владимиром Ищенко, независимые социологические опросы 2013 года в месяцы, предшествующие выступлениям на площади Независимости, постоянно фиксировали рост социальных протестных настроений. Координатор организации «Боротьба» Андрей Манчук сказал: «Мы предупреждали давно, что протестная энергия масс будет использована крайними националистами и олигархами. С началом событий на Майдане мы проводили акции против разжигания гражданской войны в Украине, но либералы тогда только смеялись по этому поводу. Теперь все видят, к каким «смешным» последствиям это привело».

Социальный расизм как двигатель евроинтеграции

В современном обществе помимо глобальных экономических и социальных причин все большую роль играют вопросы культурного и даже эстетического порядка. Такова специфика его информационного наполнения, когда музыкальные клипы начинают заменять политические манифесты, а стиль одежды — партийные флаги и государственную символику. Поэтому при анализе Майдана параллельно с его характеристикой как «мелкобуржуазного» или крупно-олигархического проекта еще говорят и о «восстании хипстеров». Действительно, те, кто был тогда в Киеве, не мог не обратить внимание, что наряду со зловещими боевиками в брутальных балаклавах центр украинской столицы был переполнен всевозможными фриками, иногда в совершенно немыслимых прикидах (см. фото ниже).

Участник народного вече в Киеве, 19 января 2014 года. Фото: Максим Никитин / ИТАР-ТАСС

Участник народного вече в Киеве, 19 января 2014 года. Фото: Максим Никитин / ИТАР-ТАСС

Майдан был во многом бунтом «среднего класса», осуществляемым не только по экономическо-клановым («киевские и галичанские против донецких и харьковских»), но и по социокультурным причинам. Но представители пресловутого «мидла» на Украине, наверное, менее чем в любом другом постсоветском государстве, испытывали какие-либо ограничения в своем самовыражении. Против чего же тогда восстали киевские и львовские хипстеры?

Они сами дают довольно четкий ответ: против «совков» и «ватников» с Юго-Востока. Ведь даже манера речи, одежда и обычаи, да сам факт их существования этих «обмоскаленных» оскорбляли новую элиту, стремящуюся к среднеевропейским стандартам. Не случайно, что во время Евромайдана все олигархические СМИ так усиленно муссировали тему «титушек». Намеренно формировался карикатурный образ противников Майдана, а затем и нового режима — этакие гопники с Востока в спортивных штанах, которые лузгают семечки, сидя «на картанах», и за пару сотен гривен готовы разгонять проевропейских «мирных протестувальников».

По сути, в этом случае речь идет о своего рода социальном расизме. На конференции было замечено: в ходе украинских событий произошло интересное превращение, «трогательное» слияние национал-либералов и фашистов. Элитаристские представления, обычные в либеральной среде в виде презрения к простому народу, нашли свое логическое завершение в шовинизме и культе силы ультраправых. Не случайно на Евромайдане практически отсутствовало настоящее либерально-демократическое крыло, несмотря на его якобы «антиавторитарную повестку». Массовка из представителей среднего класса, студентов и офисных воротничков, в целом настроенная пролиберально, в периметре площади Независимости была полностью подчинена и физически, и политически крайним украинским националистам.

При этом на Майдане почти не звучали социальные лозунги. Наоборот, автор этой статьи неоднократно слышал от его лидеров, выступающих с трибуны, такие установки: «Мы здесь стоим не за кусок хлеба… Мы — не нищеброды. Тут все — обеспеченные, «заможные» люди, нам нужна только свобода и национальная идея». Эта принципиальная антисоциальная направленность повторялась в речах выступавших нескольку раз в день, словно мантра. К слову, огромное количество участников Майдана, особенно на его втором, насильственном этапе, и представляли из себя настоящих бедняков, «зароботничан» с Западной Украины.

Дискуссия в кулуарах: Владимир Ищенко, Рустам Садыков, Сергей Соловьев

Дискуссия в кулуарах: Владимир Ищенко, Рустам Садыков, Сергей Соловьев

Почему же организаторы Майдана не стали использовать социальную повестку хотя бы в популистских целях? Вряд ли из этических соображений. Скорее, в условиях экономического кризиса и последующих жесточайших неолиберальных реформ, которые сейчас ожидают Украину по условиям Ассоциации с ЕС, они не хотели будить даже тени настоящих социальных протестов. Ведь упреждение таких протестов, вполне вероятно, и являлось одной из главных задач произошедшего националистического переворота. По этой же причине организаторы Евромайдана не пожелали видеть на нем и лояльных им левых, даже в качестве демократической декорации. Те же анархисты, вознамерившиеся сформировать свою «Черную сотню», были просто силой изгнаны с Майдана. Такая же участь постигла и «Левую оппозицию», пытавшуюся было проводить среди майданщиков свои семинары.

Юго-Восток — клубок противоречий

Безусловно, сегодня основной центр напряженности сместился в юго-восточные регионы Украины. И вот если с ситуацией вокруг Майдана по прошествии времени все становится ясно, то события на Юго-Востоке подбрасывают гораздо больше вопросов. Кто стоит во главе этого движения? Имеет ли оно единую платформу и вообще единство действий? Каковы его перспективы? Как избежать трагической развязки событий?

Если с тем, что Майданом руководили олигархи, все более или менее понятно, то вот на Юго-Востоке их заметное участие не обнаружено. Поэтому прозвучала мысль, что там во главе самопровозглашенных республик стоит «мелкая буржуазия». Но на самом деле никакого единства и однородности ни программ, ни состава участников там нет. Если Донецкая народная республика начинала с деклараций практически социалистического характера, то сейчас и состав ее руководства, и проект конституции ДНР говорит о произошедшем там глубоком консервативном повороте. У многих есть опасения, что декларирование религиозного фундаментализма и тому подобные вещи могут оттолкнуть от нее значительную часть населения. Некоторые лидеры здесь тоже стараются, хоть и не так активно, как на Евромайдане, приглушить социальную повестку. По крайней мере собственность Рината Ахметова, несмотря на многочисленные «требования» снизу, национализирована не была, и экскурсия по резиденции миллиардера в Донецке пока не состоялась. При этом многие повстанцы Юго-Востока стихийно исповедуют просоветские взгляды: при захвате администрации в Мариуполе ополченцами ДНР над ней было водружено красное знамя.

Дискуссия о ситуации в Украине: Владимир Ищенко

Дискуссия о ситуации в Украине: Владимир Ищенко

Пока же социологические опросы, результаты которых озвучил Владимир Ищенко, говорят о том, что эти республики пользуются реальной поддержкой населения. Если раньше многие в Донбассе с настороженностью воспринимали деятельность повстанцев и их органов власти, то ход «антитеррористической операции» и проявленная при этом неразборчивость и жестокость украинских сил изменили настроения населения. 56 % населения Донбасса поддерживают захват повстанцами административных зданий и другие подобные действия, 31% вообще выступают за отделение от Украины. Активизация АТО ведет к новым жертвам, а это вызывает только массовые протесты и поддержку повстанцев.

Звучали на конференции и весьма неудобные вопросы.

После кровавых событий в Одессе и Мариуполе открытая поддержка киевских властей становится сложной. И поэтому в некоторых кругах стало модным проводить параллели между «хунтой» и юго-восточными республиками, между присоединением Крыма и переворотом на Майдане. По принципу «чума на оба ваши дома». Нечто подобное прозвучало и на конференции: «А чем лучше похождения казаков в Крыму или Донецке деяний «Правого сектора»?»

Оказалось, что все же лучше. В ДНР никто не убивает людей за красное знамя и уважительное отношение к СССР, — что, в частности, отметил Андрей Манчук, — в Крыму не сжигают политических противников и участников протеста заживо. Никто фактически не запрещает в республиках Юго-Востока тот же украинский язык, что отличает ситуацию от положения русского языка на Галичине.

По мнению большинства участников конференции, виновники и причины этой трагедии очевидны: безответственные олигархи и их инструмент, крайние группировки украинских националистов, при поддержке извне совершившие в стране насильственный переворот. Его цель: уже безраздельное правление олигархических кланов и дальнейшая экспансия на эту территорию транснациональных корпораций и международных финансовых организаций.

Самое главное сегодня — как бы не расходились наши взгляды в оценке происходящего и в перспективах, необходимо немедленно прекратить военную операцию на Юго-Востоке, остановить националистический террор по всей Украине. Для того чтобы люди смогли определить свою судьбу, им нужно немного — всего лишь мир и свобода.

Участники встречи перед Домом-музеем 1-го съезда РСДРП

Участники встречи перед Домом-музеем 1-го съезда РСДРП

Юрий ГЕОРГИЕВ, Left.by

 Фото (кроме указанных специально) — участников конференции

_______________

Читать по теме:

Иван ОВСЯННИКОВ. «Циммервальд-2014»: левые трех стран против фанатизма и войны. Избранные выступления

«Рабочая демократия». Взаимопомощь и солидарность постсоветских левых

Иван ОВСЯННИКОВ. Угнетенные или «ватники»? Несколько слов о социальном расизме


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


× пять = 20

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Минская встреча: левые оценивают события в Украине

Встреча участников конференции 25/06/2014

На прошлой неделе под Минском прошла встреча лидеров и активистов украинских, российских и белорусских политических организаций и социальных изданий, посвященная событиям на Украине и путям выхода из кризиса. Мнения звучали разные, зачастую противоположные, но в итоге участникам удалось прийти к общему знаменателю и принять антивоенную резолюцию, открытую к подписанию.  Кроме того, на антивоенной конференции в Беларуси ее участники пришли к выводу, что Майдан оказался выгоден только национально-либеральным кругам Украины. Об этом на страницах интернет-проекта «Русская планета» пишет Юрий ГЕОРГИЕВ в материале «Олигархический переворот»: как левые оценивают события на Украине».

Статья для публикации на LEFT.BY представлена автором в слегка уточнённом и адаптированном для белорусского читателя виде.

_________

«Мелкобуржуазная революция» для крупных олигархов

Трагические события, потрясшие Украину, разделили на две части не только её. Раскол произошел в общественном сознании далеко за пределами Украины. В соседних республиках, таких как Россия и Беларусь, острота противоречий между ярыми противниками и сторонниками Майдана уже приближается к критической точке.

tsimmervald_01

Участники минской встречи

Нет ничего удивительного в том, что представители либеральной оппозиции в России или националистической оппозиции в Беларуси однозначно заняли сторону новых киевских властей. Более оригинальными являются политические маневры президента Беларуси, никогда себя никакими идеологическими догмами и принципами не связывавшего.

Но самым сложным и противоречивым стало отношение к событиям на Украине убежденных левых, как внутри страны, так и вне её. Казалось бы, с одной стороны, все здесь достаточно очевидно: в стране произошли выступления, решающую роль в которых сыграли националистические и национал-либеральные силы, в результате чего власть в ещё большей степени, чем раньше, перешла к украинским олигархам. Какая еще, кроме негативной, может быть оценка левыми всего происходящего? Но, как оказалось, может.

Если с самого начала Евромайдана такая известная в Украине левая организация как «Боротьба» заняла крайне отрицательную позицию к происходящему националистическому, по её мнению, перевороту, то были и другие подходы. Группа «Левая оппозиция» (ЛО), позиционирующая себя как «евросоциалистов», пробовала поддержать Евромайдан. Правда, её выход на улицу с красным флагом со звездочками ЕС у ультраправых боевиков все равно понимания не встретил. Тем не менее и после этого сторонники «Красной Европы» продолжали искать различные теоретические интерпретации Майдана с «левой стороны». Делегат ЛО на этой конференции Денис Денисов высказал предположение, что Майдан был «революцией мелкой буржуазии против олигархов». Поскольку новый президент Украины Порошенко, занимающий седьмое место в рейтинге украинских олигархов, к «мелкой буржуазии» может быть отнесен с большой натяжкой, представитель ЛО вынужден был констатировать, что данная «мелкобуржуазная революция» скорее всего «потерпела поражение…»

«Правые» анархисты — левое крыло Майдана?

Еще одна радикальная группировка заявила о своей неоднозначной позиции на Майдане. Правда, определить её идентичность в классических терминах «левый-правый» не так-то просто. Речь идет об «Автономном сопротивлении» («Автономний опiр»). Эта группа не является аналогом даже такого синкретического течения, как нацболы. Украинские национал-анархисты представляют собой своеобразное явление. Они с самого начала принимали самое активное участие в евромайдановском движении, прежде всего в западных регионах Украины. В здании Львовской областной государственной администрации «автономы» даже захватили один из этажей, но в скором времени были вынуждены покинуть его под давлением боевиков партии «Свобода». Все это привело к напряженным отношениям между правыми радикалами и «Автономным сопротивлением», многие из активистов которого, к слову, вышли из правой среды (с противоречивыми идеологическими позициями «Автономного сопротивления» и их отношением к крайне-правым можно познакомиться здесьприм. ред.).

Во время встречи: выступает Тарас Соломонюк

Во время встречи: выступает Тарас Саламанюк

Тем не менее, Тарас Саламанюк (журнал социальной критики «Cпiльне») смог увидеть в произошедшем на Украине немало положительных даже для левых и анархистов моментов. Это и невиданная ранее самоорганизация, и «переформатирование информационного пространства», когда отдельные, никому ранее не известные анархистские группы вдруг громко заявили о себе. Но при этом был вынужден признать и такой факт: в условиях правой гегемонии деятельность левых групп на Украине стала носить очень специфический характер. Поэтому так называемые патриотические левые группы вынуждены временно скрывать свою сущность, признавать внешнюю атрибутику правых, выдвигать совместные с ними требования. Представитель «Спiльне» просто фиксировал этот момент, вполне в духе западноевропейской политкорректности не давая ему никаких оценок. Именно отсюда проистекают поиски найти в бандеровской УПА «либертарное» крыло и прочие неожиданные изыскания лояльных к Майдану левых групп.

Среди последних есть ещё такая организация, как «Автономный союз трудящихся» (АСТ). Если, по мнению участников конференции, «Автономий отпiр» эволюционирует влево, то эти бывшие анархисты и синдикалисты стремительно движутся в сторону украинского национализма. По словам представителя журнала «ЛIВА», со стороны отдельных членов АСТ даже имели место угрозы физической расправы по отношению к антимайдановским левым.

Встает ли над Украиной призрак гражданской войны? В которой, согласно классическому сценарию 1918–1919 годов, не только белые будут воевать с красными, или, точнее, жовто-блакитные с черно-оранжевыми, но и антимайдановцы под красным знаменем — с левыми же сторонниками Майдана? Ведь злейшими врагами русских и украинских большевиков в Украине в свое время был социал-демократ Петлюра и убежденный марксист Винниченко.

Левые антикоммунисты

Журналист с Украины Сергей Одарченко, не являющийся членом какой-либо партии или организации, попытался провести независимый анализ роли левых в этих событиях. Точнее той их части, которые так или иначе, но поддержали Евромайдан. От себя добавлю, что они составили меньшинство среди реально активных украинских левых. Итак, по мнению Одарченко, большинство примкнувших к Майдану социалистов и анархистов сделали это под влиянием уже установившейся в активистской среде традиции: «любой протест — это хорошо и в нём надо участвовать». В итоге записные антифашисты оказались в одной кампании с крайними ксенофобами и украинскими шовинистами.

Преувеличенное значение придается в этой среде и культивированию «самоорганизации». Превратившись в самодостаточную ценность, фетишизированная самоорганизация стала подменять цели, которым она была призвана служить. «Кружок умелые ручки», — пошутил по этому поводу кто-то из участников.

Но, помимо механического активизма, националистов и евролевых на Майдане объединил антикоммунизм. Феномен левого антикоммунизма, импортированный с Запада, уже давно культивируется на постсоветском пространстве и на Украине в особенности. Дело в том, что в современной России антикоммунизм еще имеет некий лимит, связанный с тем, что СССР рассматривается многими даже в консервативном лагере как продолжатель традиций российской государственности, поднявший державную роль России на куда как выдающуюся высоту. Но вот современное украинское государство строилось от обратного. Антикоммунизм лёг в основу нынешнего украинского национализма и государственной идеологии. Голодомор и репрессии превратились здесь в некое центральное событие всей истории Украины, а коммунисты — в злейших врагов украинского государства. Несмотря на то, что именно они, вроде бы, это государство в форме УССР и создали.

Из этих исторических мифов проистекает и то, что организаторы Майдана, украинские олигархи и западные центры сделали основную ставку на правых националистов, не пожелав подключить лояльных левых даже в качестве бутафорской декорации. Впрочем, у этой особенности Евромайдана была и еще одна очень весомая причина, о которой мы поговорим чуть позже.

Порошенко  «шоколадный Путин»?

Еще одна теория, прозвучавшая на этой встрече, заключалась в том, что нынешние события на Украине имеют прямой аналог в России начала 2000-х годов. Об этом говорил представитель Российского социалистического движения Михаил Пискунов. Тогда в России произошел консервативный поворот, и сегодняшняя «консервативная революция» на Украине якобы решает те же задачи, в том числе установление управляемости в стране. Один из участников прибег даже к весьма образному и метафорическому сравнению, назвав Порошенко «шоколадным Путиным».

Во время встречи: выступают товарищи из РСД

Во время встречи: выступают российские товарищи

Впрочем, по мнению представителей Оргкомитета Белорусского социального движения «Разам!», между произошедшим в России процессом установления определенного равновесия между интересами государства и крупного бизнеса и продолжающейся в Украине «олигархизацией» всей страны существует серьезная разница. Помимо того, что власть на Украине оказалась в ещё большей степени в руках олигархов, чем раньше, существуют и другие серьезные отличия. Майдан случился на Украине на фоне мирового кризиса, при активной поддержке Запада, в результате чего стране грозит прямой переход под внешнее управление МВФ и ЕС. В произошедшем на Украине активное участие приняли правые радикалы, превратившиеся здесь в беспрецедентную в Европе вооружено-политическую силу.

На самом деле переворот на Украине послужил ответом на глубокий кризис неолиберальных реформ во всей Восточной Европе. После того как «цветные революции» перестали работать, ставка была сделана на силовое решение проблем — как социальных, так и геополитических. По данным, приведенным редактором журнала социальной критики «Cпiльне» Владимиром Ищенко, независимые социологические опросы 2013 года в месяцы, предшествующие выступлениям на площади Независимости, постоянно фиксировали рост социальных протестных настроений. Координатор организации «Боротьба» Андрей Манчук сказал: «Мы предупреждали давно, что протестная энергия масс будет использована крайними националистами и олигархами. С началом событий на Майдане мы проводили акции против разжигания гражданской войны в Украине, но либералы тогда только смеялись по этому поводу. Теперь все видят, к каким «смешным» последствиям это привело».

Социальный расизм как двигатель евроинтеграции

В современном обществе помимо глобальных экономических и социальных причин все большую роль играют вопросы культурного и даже эстетического порядка. Такова специфика его информационного наполнения, когда музыкальные клипы начинают заменять политические манифесты, а стиль одежды — партийные флаги и государственную символику. Поэтому при анализе Майдана параллельно с его характеристикой как «мелкобуржуазного» или крупно-олигархического проекта еще говорят и о «восстании хипстеров». Действительно, те, кто был тогда в Киеве, не мог не обратить внимание, что наряду со зловещими боевиками в брутальных балаклавах центр украинской столицы был переполнен всевозможными фриками, иногда в совершенно немыслимых прикидах (см. фото ниже).

Участник народного вече в Киеве, 19 января 2014 года. Фото: Максим Никитин / ИТАР-ТАСС

Участник народного вече в Киеве, 19 января 2014 года. Фото: Максим Никитин / ИТАР-ТАСС

Майдан был во многом бунтом «среднего класса», осуществляемым не только по экономическо-клановым («киевские и галичанские против донецких и харьковских»), но и по социокультурным причинам. Но представители пресловутого «мидла» на Украине, наверное, менее чем в любом другом постсоветском государстве, испытывали какие-либо ограничения в своем самовыражении. Против чего же тогда восстали киевские и львовские хипстеры?

Они сами дают довольно четкий ответ: против «совков» и «ватников» с Юго-Востока. Ведь даже манера речи, одежда и обычаи, да сам факт их существования этих «обмоскаленных» оскорбляли новую элиту, стремящуюся к среднеевропейским стандартам. Не случайно, что во время Евромайдана все олигархические СМИ так усиленно муссировали тему «титушек». Намеренно формировался карикатурный образ противников Майдана, а затем и нового режима — этакие гопники с Востока в спортивных штанах, которые лузгают семечки, сидя «на картанах», и за пару сотен гривен готовы разгонять проевропейских «мирных протестувальников».

По сути, в этом случае речь идет о своего рода социальном расизме. На конференции было замечено: в ходе украинских событий произошло интересное превращение, «трогательное» слияние национал-либералов и фашистов. Элитаристские представления, обычные в либеральной среде в виде презрения к простому народу, нашли свое логическое завершение в шовинизме и культе силы ультраправых. Не случайно на Евромайдане практически отсутствовало настоящее либерально-демократическое крыло, несмотря на его якобы «антиавторитарную повестку». Массовка из представителей среднего класса, студентов и офисных воротничков, в целом настроенная пролиберально, в периметре площади Независимости была полностью подчинена и физически, и политически крайним украинским националистам.

При этом на Майдане почти не звучали социальные лозунги. Наоборот, автор этой статьи неоднократно слышал от его лидеров, выступающих с трибуны, такие установки: «Мы здесь стоим не за кусок хлеба… Мы — не нищеброды. Тут все — обеспеченные, «заможные» люди, нам нужна только свобода и национальная идея». Эта принципиальная антисоциальная направленность повторялась в речах выступавших нескольку раз в день, словно мантра. К слову, огромное количество участников Майдана, особенно на его втором, насильственном этапе, и представляли из себя настоящих бедняков, «зароботничан» с Западной Украины.

Дискуссия в кулуарах: Владимир Ищенко, Рустам Садыков, Сергей Соловьев

Дискуссия в кулуарах: Владимир Ищенко, Рустам Садыков, Сергей Соловьев

Почему же организаторы Майдана не стали использовать социальную повестку хотя бы в популистских целях? Вряд ли из этических соображений. Скорее, в условиях экономического кризиса и последующих жесточайших неолиберальных реформ, которые сейчас ожидают Украину по условиям Ассоциации с ЕС, они не хотели будить даже тени настоящих социальных протестов. Ведь упреждение таких протестов, вполне вероятно, и являлось одной из главных задач произошедшего националистического переворота. По этой же причине организаторы Евромайдана не пожелали видеть на нем и лояльных им левых, даже в качестве демократической декорации. Те же анархисты, вознамерившиеся сформировать свою «Черную сотню», были просто силой изгнаны с Майдана. Такая же участь постигла и «Левую оппозицию», пытавшуюся было проводить среди майданщиков свои семинары.

Юго-Восток — клубок противоречий

Безусловно, сегодня основной центр напряженности сместился в юго-восточные регионы Украины. И вот если с ситуацией вокруг Майдана по прошествии времени все становится ясно, то события на Юго-Востоке подбрасывают гораздо больше вопросов. Кто стоит во главе этого движения? Имеет ли оно единую платформу и вообще единство действий? Каковы его перспективы? Как избежать трагической развязки событий?

Если с тем, что Майданом руководили олигархи, все более или менее понятно, то вот на Юго-Востоке их заметное участие не обнаружено. Поэтому прозвучала мысль, что там во главе самопровозглашенных республик стоит «мелкая буржуазия». Но на самом деле никакого единства и однородности ни программ, ни состава участников там нет. Если Донецкая народная республика начинала с деклараций практически социалистического характера, то сейчас и состав ее руководства, и проект конституции ДНР говорит о произошедшем там глубоком консервативном повороте. У многих есть опасения, что декларирование религиозного фундаментализма и тому подобные вещи могут оттолкнуть от нее значительную часть населения. Некоторые лидеры здесь тоже стараются, хоть и не так активно, как на Евромайдане, приглушить социальную повестку. По крайней мере собственность Рината Ахметова, несмотря на многочисленные «требования» снизу, национализирована не была, и экскурсия по резиденции миллиардера в Донецке пока не состоялась. При этом многие повстанцы Юго-Востока стихийно исповедуют просоветские взгляды: при захвате администрации в Мариуполе ополченцами ДНР над ней было водружено красное знамя.

Дискуссия о ситуации в Украине: Владимир Ищенко

Дискуссия о ситуации в Украине: Владимир Ищенко

Пока же социологические опросы, результаты которых озвучил Владимир Ищенко, говорят о том, что эти республики пользуются реальной поддержкой населения. Если раньше многие в Донбассе с настороженностью воспринимали деятельность повстанцев и их органов власти, то ход «антитеррористической операции» и проявленная при этом неразборчивость и жестокость украинских сил изменили настроения населения. 56 % населения Донбасса поддерживают захват повстанцами административных зданий и другие подобные действия, 31% вообще выступают за отделение от Украины. Активизация АТО ведет к новым жертвам, а это вызывает только массовые протесты и поддержку повстанцев.

Звучали на конференции и весьма неудобные вопросы.

После кровавых событий в Одессе и Мариуполе открытая поддержка киевских властей становится сложной. И поэтому в некоторых кругах стало модным проводить параллели между «хунтой» и юго-восточными республиками, между присоединением Крыма и переворотом на Майдане. По принципу «чума на оба ваши дома». Нечто подобное прозвучало и на конференции: «А чем лучше похождения казаков в Крыму или Донецке деяний «Правого сектора»?»

Оказалось, что все же лучше. В ДНР никто не убивает людей за красное знамя и уважительное отношение к СССР, — что, в частности, отметил Андрей Манчук, — в Крыму не сжигают политических противников и участников протеста заживо. Никто фактически не запрещает в республиках Юго-Востока тот же украинский язык, что отличает ситуацию от положения русского языка на Галичине.

По мнению большинства участников конференции, виновники и причины этой трагедии очевидны: безответственные олигархи и их инструмент, крайние группировки украинских националистов, при поддержке извне совершившие в стране насильственный переворот. Его цель: уже безраздельное правление олигархических кланов и дальнейшая экспансия на эту территорию транснациональных корпораций и международных финансовых организаций.

Самое главное сегодня — как бы не расходились наши взгляды в оценке происходящего и в перспективах, необходимо немедленно прекратить военную операцию на Юго-Востоке, остановить националистический террор по всей Украине. Для того чтобы люди смогли определить свою судьбу, им нужно немного — всего лишь мир и свобода.

Участники встречи перед Домом-музеем 1-го съезда РСДРП

Участники встречи перед Домом-музеем 1-го съезда РСДРП

Юрий ГЕОРГИЕВ, Left.by

 Фото (кроме указанных специально) — участников конференции

_______________

Читать по теме:

Иван ОВСЯННИКОВ. «Циммервальд-2014»: левые трех стран против фанатизма и войны. Избранные выступления

«Рабочая демократия». Взаимопомощь и солидарность постсоветских левых

Иван ОВСЯННИКОВ. Угнетенные или «ватники»? Несколько слов о социальном расизме

By
@
backtotop