Что сокращать, или снова к вопросу о продолжительности рабочего времени…

Сегодня все левые Европы и СНГ выступают за сокращение времени, проводимого наёмным работником на рабочем месте. Однако нет единства в вопросе, что сокращать: продолжительность рабочего дня или количество рабочих дней? С этим вопросом на страницах последнего на данный момент выпуска альманаха «Новый Товарищ» разбирались Константин ЧИЖ, член Минского городского комитета Белорусская партия левых «Справедливый мир», и Александр ОПАРИН, член Бюро ЦК партии. Публикуем расширенный и обновлённый вариант их статьи.

1-e1592046838180

____

В июне 2019 года Партия «Справедливый мир» выступила с инициативой о введении у нас в стране 7-часового рабочего дня и 35-часовой рабочей недели. Предложила, в общем-то, компромиссное, но принципиальное для партии решение, которое пролагает путь к дальнейшему сокращению рабочего дня – до 6-часового и далее.

9bsi6t48QNB3cnyiTvLw1gAtM7iwNvDjТогда же и российское руководство, в лице премьер-министра Дмитрия МЕДВЕДЕВА, на 108-й сессии МОТ высказало своё мнение на предмет сокращения рабочего времени, заявив о возможности сокращения рабочей недели до 4-х дней. Недавно уже экс-премьер снова заявил, что нужно вернуться к идее «четырёхдневки». Как показывают опросы, 48% россиян поддерживают инициативу Медведева (по данным портала SuperJob, — при этом число сторонников изменений выросло с октября на 8%). И это логично, ведь сегодня россияне официально работают больше всех в Европе – в среднем 1978 часов в год (для сравнения, в Германии работают 1371 час, во Франции 1482 часа в год). При этом зарплатная составляющая российского рабочего в разы меньше, чем у западных коллег (к примеру, на заводе “Фольксваген” в Калуге рабочим платят в среднем около 600 евро в месяц; на точно таком же “Фольксвагене” в Словакии – почти 2000 евро). Выводы из этого вытекают, разумеется, соответствующие…

Российские независимые профсоюзы также поддержали идею о сокращении рабочей недели, — но при обязательном сохранении прежнего размера заработной платы.

А вот тут может случиться для наёмных работников «нежданчик», ведь все мы хорошо знаем, чьи интересы прежде всего защищает российское руководство: как писали пару лет назад наши друзья из проекта «ФАКЕЛ», до настоящего момента позиции олигархов и правительства принципиально не отличались. И мы  помним, что наиболее конкретно о четырёхдневке однажды заявил российский олигарх Олег ДЕРИПАСКА, который связал необходимость её введения с антироссийскими санкциями и, соответственно, расценил сокращение рабочей недели как путь к сокращению заработной платы, в связи с чем немедленно предложил рабочим готовиться к «затягиванию поясов».

Вот и делайте, товарищи читатели, выводы о том, к чему надо готовиться…

Тем более, что сам Дмитрий МЕДВЕДЕВ в 2019 году заговорил ещё и «о более лояльной организации рабочего времени: гибкие графики, дистанционные форматы, вызов сотрудников по мере необходимости».

Всё бы хорошо в этих формах нестандартной занятости, но, как минимум, пока нет хорошо отработанных механизмов, например, защиты прав дистанционных работников с помощью профсоюзов и их участия в разрешении коллективных трудовых споров (хотя, справедливости ради заметим, что с 2020 года у нас, в Беларуси, на работников, которые трудятся дистанционно, распространяются общие нормы Трудового кодекса, в том числе в части продолжительности рабочего времени, времени отдыха, предоставления отпусков; похожая ситуация, надеемся, и в России). Про «нулевые контракты» («вызов сотрудников по мере необходимости», — как изволил выразиться тогдашний российский премьер) вообще нечего говорить: капиталистическая эксплуатация как она есть! Ведь «нулевой контракт» подразумевается лишь частичную занятость, при которой наниматель использует сотрудника только при необходимости, не гарантируя фиксированных часов и оплачивая только проделанную работу; это позволяет бизнесу экономить на оплате труда, а персоналу — как бы сохранять «гибкое расписание». Но при этом «вызов» работника для нанимателя необязателен, что ведёт к отсутствию финансовой стабильности у наёмного работника, гарантированной зарплаты и социальных привилегий из-за такой вот частичной занятости.

При этом вряд ли в Беларуси положение трудящихся в чём-то отличается от их российских товарищей по продолжительности рабочей времени (как сообщает Минтруда и соцзащиты, расчётная норма рабочего времени на следующий год при полной норме его продолжительности составит для 5-дневной рабочей недели с выходными днями в субботу и воскресенье – 2050 часов), а по уровню оплаты труда значительно уступает. Добавьте к этому ещё и практическое отсутствие в Беларуси независимых профсоюзов.

Только пока белорусские власти — в отличие от российских, — молчат по поводу того, что сокращать и сокращать ли вообще…

Что сокращаем: рабочий день или рабочую неделю?

На человека на рабочем месте, в заводских и не только условиях, влияют опасные производственные факторы: физические (запыленность воздуха, повышенные или пониженные температуры, уровень шума на рабочем месте, вибрации, недостаток естественного света, движущиеся машины и механизмы и т.д.), химические (различные химические элементы в воздухе рабочей зоны), биологические (патогенные микроорганизмы (бактерии, вирусы, риккетсии, спирохеты, грибы, простейшие) и продукты их жизнедеятельности), психофизические (физические перегрузки, нервно-физические перегрузки). На многих работников влияет целый комплекс факторов, что, особенно при переработках, приводит к производственному травматизму, чрезмерной усталости, профессиональному «выгоранию», снижению показателей интенсивности труда.

Современные ученые в результате ряда экспериментов выяснили, что после 4-5 часов сосредоточенного выполнения какой-либо задачи, работник теряет концентрацию внимания. Вынужденная потеря концентрации внимания через 4–5 часов интенсивной работы, под конец рабочей смены, может в лучшем случае привести к выпуску брака и штрафам, а в худшем – к травме, инвалидности и даже гибели на производстве.

Снижение рабочего времени должно в первую очередь предотвращать негативные последствия от воздействия вредных факторов. При сокращении количества рабочих дней мы получим лишь дополнительный выходной, который не улучшит положение трудящегося в оставшиеся трудовые дни. Если мы решим ограничить количество рабочих часов в неделе 35-ю часами, то мы получим 9-часовой рабочий день, что заметно ухудшит положение трудящегося. Не стоит забывать и о тех товарищах, которые считают, что надо работать, пока есть силы и постоянно соглашаются на переработки. Рабочий день таких «ударников труда» может составлять 10 часов изо дня в день, что компенсируется зарплатой, но изнашивает организм.

Также количество высвободившегося времени (в виде одного дня) необходимо куда-то направить, а при отсутствии развитой инфраструктуры досуга это не приведёт ни к чему хорошему, тем более, что в лучшем случае отдых ассоциируется у нас с пассивным времяпрепровождением, в худшем — это, условно, гаражная «алкашка».OslSlmwz8BU

Сокращение продолжительности рабочего дня, в свою очередь, приводит к уменьшению продолжительности влияния вредных факторов на организм человека, что наиболее актуально для рабочих, занятых на вредных производствах. Это крайне важно также в связи с тем, что многие профессии в Беларуси были исключены из «горячей сетки» (куда входят те из них, которые связаны с работой на производстве с вредными или опасными условиями труда). Даже товарищам, пытающимся заработать в ущерб продолжительности своей жизни и здоровью, выгодно данное решение, ведь сверхурочные они начнут получать раньше. Кроме того, сокращение рабочего дня позволит работникам посвятить больше времени образованию и саморазвитию. Ведь как можно хотеть чего-то ещё после 8-9-ти часов, проведенных на трудовом посту, и часа-полутора, проведённых в дороге на/с работы? А ведь нас ещё окружают наши родные и любимые, наши дети, которые тоже требуют нашего внимания. Добавьте к этому ещё время и на бытовые потребности.

К истории вопроса…

В своём «Капитале» Карл МАРКС писал, что

«чрезмерно долгая продолжительность рабочего дня при капиталистическом производстве не только ухудшает производительность работников, отнимая у них саму возможность нормального морально-физического развития, но также вызывает преждевременное истощение и смерть этих самых работников».

10-12-часовой рабочий день, который тогда был нормой для большинства стран Европы и касался также детей, подростков и женщин, делал, по мнению Маркса, из людей «придатки машин», погружая их в «животное состояние»: после такого рабочего дня у них только и оставалось сил, чтобы удовлетворять исключительно свои биологические потребности в сне, еде и биологической репродукции. Поэтому на конгрессе Первого интернационала, состоявшемся в Женеве в августе 1866 года, Маркс и Энгельс призвали к принятию решения о требовании 8-часового рабочего дня как максимально продолжительного. Людей нужно было, как минимум, вернуть себе, дать им время подольше оставаться «людьми».

414x310

К слову, впервые идея о 8-часовом рабочем дне была сформулирована английским предпринимателем и социалистом-утопистом Робертом ОУЭНОМ в 1817 году в виде слогана: «Восемь часов — труд. Восемь часов — отдых. Восемь часов — сон». Но поначалу в 1810 году он установил на своём предприятии в Нью-Ланарке 10-тичасовой рабочий день, и только спустя семь лет он пошел на новое уменьшение рабочего дня – до 8 часов. Впрочем, здесь это уже несущественно…

Первой страной, реализовавшей эту позицию в Европе (да и в мире) на национальном уровне, стала Советская Россия: уже на четвёртый день после взятия власти большевики особым декретом провозгласили восьмичасовой рабочий день для любых профессий.

EDPv3SFXYAAcBbNВот его основные положения:

  • «рабочее время… не должно превышать 8 рабочих часов в сутки и 48 часов в неделю, включая сюда и время, употребляемое на чистку машин и на приведение в порядок рабочего помещения»;
  • «в ночное время воспрещается пользоваться трудом рабочих женского и мужского пола в возрасте до 16 лет»;
  • «при найме несовершеннолетних лиц (не достигших 18 лет), кроме изложенных выше, применяются следующие правила: а) малолетние, не достигшие 14 лет, к работе по найму не допускаются, б) рабочее время не достигших 18 лет не может быть продолжительнее 6 часов в сутки»;
  • «в производствах и работах, особо вредных, в которых рабочие подвергаются действию особых неблагоприятных условий… рабочее время… подлежит дальнейшему сокращению»;

В итоге, сто лет назад введение 8-часового рабочего дня стало чрезвычайно прогрессивным шагом. В результате такого решения произошёл гигантский скачок в развитии всего общества, чего не могли не отметить даже враги Советской власти (в большинстве других государств Европы 8-часовая рабочая смена установилась только в 1919 году – и то после серии многодневных и парализующих экономику профсоюзных забастовок, в которых одновременно участвовали сотни тысяч рабочих). В этом смысле показательно, что раньше всего эти законы были приняты не в наиболее богатых и стабильных капстранах, а там, где трудящиеся более активно боролись за свои права.

В США борьба рабочего класса за 8-часовую смену продолжалась особенно долго и самым любопытным образом. Американский Конгресс под давлением рабочих и служащих ещё в 1868 году принял проект закона о «восьмичасовке» для сотрудников федеральных служб, однако Эндрю ДЖОНСОН, бывший тогда американским президентом (он, кстати, стал первым президентом США, — привет, Трамп! — против которого было возбуждено дело об импичменте) сначала наложил на законопроект свое вето, а позже, когда его вето было отменено, согласился его подписать лишь при условии 20% сокращения заработной платы рабочих (ну, типо, ведь меньше работают? — привет, Дерипаска!). В 1916 году в Штатах был принят Закон Адамсона, устанавливающий 8-часовой рабочий день с выплатой сверхурочных, но только для работников железнодорожных компаний и только как чрезвычайная мера под угрозой всеобщей забастовки. И только в 1938 году, в период «Нового курса» Франклина РУЗВЕЛЬТА, в США был принят Закон о справедливых условиях труда, устанавливавший 8-часовую рабочую смену и 40-часовую неделю с выплатой премиальных за сверхурочную работу для всех без исключения групп работников.

Тогда и сейчас…

Сегодня, с нынешним уровнем развития средств производства, уже 8-часовой рабочий день стал тормозом развития общества. Ведь оно, равно как и развитие человека, предполагает постоянное улучшение условий труда, так как именно создание материальных благ является основой развития общества. Сохранение 8-часового рабочего дня при нынешнем уровне развития средств производства является фактором, ухудшающим условия труда.

7-часовой (а тем более 6-часовой) рабочий день не только повышает продуктивность работы, но и оказывает благоприятное влияние на здоровье. По итогам исследований, проведенных в странах ОЭСР (клуб наиболее развитых государства планеты), после обработки данных по 600 000 респондентам выяснилось, что у тех людей, которые работают больше 50 часов в неделю, риск ишемической болезни сердца возрастает на 13%; риск инсульта – на целых 33%. При этом женщины, работающие более 50 часов в неделю, чаще других страдают от депрессии.

Хотя, конечно, в идеале стоит говорить вообще о 20-часовой рабочей неделе, чтобы люди могли почувствовать «вкус» жизни. Если спросить людей, что для них важно на самом деле, почти все ответят: «Отношения с детьми, семьёй, друзьями, иногда с коллегами по работе». Но нас пытаются убедить (поскольку это в интересах корпораций, которые хотят продать нам свои продукты), что мы не должны желать ничего другого, кроме как зарабатывать и тратить.

Завершить хотелось бы большей цитатой из статьи депутата российской Госдумы, а когда-то видного левого активиста Андрея ИСАЕВА, написанной для Центральной профсоюзной газеты «Солидарность»; сам он, впрочем, выступает за «четырёхдневку», но это никак не влияет на содержание фрагмента:

f268259d632a12a9e7b87b12621757cc

«Карл Маркс был прав в том, что богатство общества определяется наличием свободного времени у его граждан. Причем не только социальное богатство, но и экономическое. Опыт показывает, что люди, которые имеют больше возможностей для отдыха, занятия своим здоровьем и саморазвитием работают намного производительнее.

Роботизация и автоматизация производства неизбежно сократят количество необходимого рабочего времени. И тогда перед нами встанет выбор: либо сокращать рабочий день, либо увеличивать безработицу.

Безусловно, есть те, кто склоняется к последнему пути. Рост безработицы поможет им усилить давление на рынок труда, а значит, снижать цену на труд. И в распоряжении таких людей всегда найдутся замечательные врачи и психологи, которые расскажут, как полезно работать от зари до зари…

Тем не менее, прогресс не на их стороне. Исторический опыт показывает, что рано или поздно будет выбран первый путь – путь сокращения рабочего времени и увеличения времени свободного…»

Потому что человек должен жить, чтобы жить, — а не для того, чтобы работать!

Материал подготовлен совместно с бюллетенем «Новый Товарищ» — изданием для членов и сторонников Белорусской партии левых «Справедливый мир»

________

Читать по теме:

Александр БУХВОСТОВ: «Требование по сокращению рабочего времени должно превратиться в госпрограмму…»

Сергей КАЛЯКИН («Справедливый мир»): При сокращении рабочей недели появится свободное время, которое можно будет уделять семье, детям…

Анна КУТ: Давайте меньше работать!

Эксперты оценили плюсы и минусы четырехдневной рабочей недели

Сколько часов составляют рабочий день и рабочая неделя в Беларуси и других странах


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


− один = 1

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Что сокращать, или снова к вопросу о продолжительности рабочего времени…

6-696x483 02/02/2021

Сегодня все левые Европы и СНГ выступают за сокращение времени, проводимого наёмным работником на рабочем месте. Однако нет единства в вопросе, что сокращать: продолжительность рабочего дня или количество рабочих дней? С этим вопросом на страницах последнего на данный момент выпуска альманаха «Новый Товарищ» разбирались Константин ЧИЖ, член Минского городского комитета Белорусская партия левых «Справедливый мир», и Александр ОПАРИН, член Бюро ЦК партии. Публикуем расширенный и обновлённый вариант их статьи.

1-e1592046838180

____

В июне 2019 года Партия «Справедливый мир» выступила с инициативой о введении у нас в стране 7-часового рабочего дня и 35-часовой рабочей недели. Предложила, в общем-то, компромиссное, но принципиальное для партии решение, которое пролагает путь к дальнейшему сокращению рабочего дня – до 6-часового и далее.

9bsi6t48QNB3cnyiTvLw1gAtM7iwNvDjТогда же и российское руководство, в лице премьер-министра Дмитрия МЕДВЕДЕВА, на 108-й сессии МОТ высказало своё мнение на предмет сокращения рабочего времени, заявив о возможности сокращения рабочей недели до 4-х дней. Недавно уже экс-премьер снова заявил, что нужно вернуться к идее «четырёхдневки». Как показывают опросы, 48% россиян поддерживают инициативу Медведева (по данным портала SuperJob, — при этом число сторонников изменений выросло с октября на 8%). И это логично, ведь сегодня россияне официально работают больше всех в Европе – в среднем 1978 часов в год (для сравнения, в Германии работают 1371 час, во Франции 1482 часа в год). При этом зарплатная составляющая российского рабочего в разы меньше, чем у западных коллег (к примеру, на заводе “Фольксваген” в Калуге рабочим платят в среднем около 600 евро в месяц; на точно таком же “Фольксвагене” в Словакии – почти 2000 евро). Выводы из этого вытекают, разумеется, соответствующие…

Российские независимые профсоюзы также поддержали идею о сокращении рабочей недели, — но при обязательном сохранении прежнего размера заработной платы.

А вот тут может случиться для наёмных работников «нежданчик», ведь все мы хорошо знаем, чьи интересы прежде всего защищает российское руководство: как писали пару лет назад наши друзья из проекта «ФАКЕЛ», до настоящего момента позиции олигархов и правительства принципиально не отличались. И мы  помним, что наиболее конкретно о четырёхдневке однажды заявил российский олигарх Олег ДЕРИПАСКА, который связал необходимость её введения с антироссийскими санкциями и, соответственно, расценил сокращение рабочей недели как путь к сокращению заработной платы, в связи с чем немедленно предложил рабочим готовиться к «затягиванию поясов».

Вот и делайте, товарищи читатели, выводы о том, к чему надо готовиться…

Тем более, что сам Дмитрий МЕДВЕДЕВ в 2019 году заговорил ещё и «о более лояльной организации рабочего времени: гибкие графики, дистанционные форматы, вызов сотрудников по мере необходимости».

Всё бы хорошо в этих формах нестандартной занятости, но, как минимум, пока нет хорошо отработанных механизмов, например, защиты прав дистанционных работников с помощью профсоюзов и их участия в разрешении коллективных трудовых споров (хотя, справедливости ради заметим, что с 2020 года у нас, в Беларуси, на работников, которые трудятся дистанционно, распространяются общие нормы Трудового кодекса, в том числе в части продолжительности рабочего времени, времени отдыха, предоставления отпусков; похожая ситуация, надеемся, и в России). Про «нулевые контракты» («вызов сотрудников по мере необходимости», — как изволил выразиться тогдашний российский премьер) вообще нечего говорить: капиталистическая эксплуатация как она есть! Ведь «нулевой контракт» подразумевается лишь частичную занятость, при которой наниматель использует сотрудника только при необходимости, не гарантируя фиксированных часов и оплачивая только проделанную работу; это позволяет бизнесу экономить на оплате труда, а персоналу — как бы сохранять «гибкое расписание». Но при этом «вызов» работника для нанимателя необязателен, что ведёт к отсутствию финансовой стабильности у наёмного работника, гарантированной зарплаты и социальных привилегий из-за такой вот частичной занятости.

При этом вряд ли в Беларуси положение трудящихся в чём-то отличается от их российских товарищей по продолжительности рабочей времени (как сообщает Минтруда и соцзащиты, расчётная норма рабочего времени на следующий год при полной норме его продолжительности составит для 5-дневной рабочей недели с выходными днями в субботу и воскресенье – 2050 часов), а по уровню оплаты труда значительно уступает. Добавьте к этому ещё и практическое отсутствие в Беларуси независимых профсоюзов.

Только пока белорусские власти — в отличие от российских, — молчат по поводу того, что сокращать и сокращать ли вообще…

Что сокращаем: рабочий день или рабочую неделю?

На человека на рабочем месте, в заводских и не только условиях, влияют опасные производственные факторы: физические (запыленность воздуха, повышенные или пониженные температуры, уровень шума на рабочем месте, вибрации, недостаток естественного света, движущиеся машины и механизмы и т.д.), химические (различные химические элементы в воздухе рабочей зоны), биологические (патогенные микроорганизмы (бактерии, вирусы, риккетсии, спирохеты, грибы, простейшие) и продукты их жизнедеятельности), психофизические (физические перегрузки, нервно-физические перегрузки). На многих работников влияет целый комплекс факторов, что, особенно при переработках, приводит к производственному травматизму, чрезмерной усталости, профессиональному «выгоранию», снижению показателей интенсивности труда.

Современные ученые в результате ряда экспериментов выяснили, что после 4-5 часов сосредоточенного выполнения какой-либо задачи, работник теряет концентрацию внимания. Вынужденная потеря концентрации внимания через 4–5 часов интенсивной работы, под конец рабочей смены, может в лучшем случае привести к выпуску брака и штрафам, а в худшем – к травме, инвалидности и даже гибели на производстве.

Снижение рабочего времени должно в первую очередь предотвращать негативные последствия от воздействия вредных факторов. При сокращении количества рабочих дней мы получим лишь дополнительный выходной, который не улучшит положение трудящегося в оставшиеся трудовые дни. Если мы решим ограничить количество рабочих часов в неделе 35-ю часами, то мы получим 9-часовой рабочий день, что заметно ухудшит положение трудящегося. Не стоит забывать и о тех товарищах, которые считают, что надо работать, пока есть силы и постоянно соглашаются на переработки. Рабочий день таких «ударников труда» может составлять 10 часов изо дня в день, что компенсируется зарплатой, но изнашивает организм.

Также количество высвободившегося времени (в виде одного дня) необходимо куда-то направить, а при отсутствии развитой инфраструктуры досуга это не приведёт ни к чему хорошему, тем более, что в лучшем случае отдых ассоциируется у нас с пассивным времяпрепровождением, в худшем — это, условно, гаражная «алкашка».OslSlmwz8BU

Сокращение продолжительности рабочего дня, в свою очередь, приводит к уменьшению продолжительности влияния вредных факторов на организм человека, что наиболее актуально для рабочих, занятых на вредных производствах. Это крайне важно также в связи с тем, что многие профессии в Беларуси были исключены из «горячей сетки» (куда входят те из них, которые связаны с работой на производстве с вредными или опасными условиями труда). Даже товарищам, пытающимся заработать в ущерб продолжительности своей жизни и здоровью, выгодно данное решение, ведь сверхурочные они начнут получать раньше. Кроме того, сокращение рабочего дня позволит работникам посвятить больше времени образованию и саморазвитию. Ведь как можно хотеть чего-то ещё после 8-9-ти часов, проведенных на трудовом посту, и часа-полутора, проведённых в дороге на/с работы? А ведь нас ещё окружают наши родные и любимые, наши дети, которые тоже требуют нашего внимания. Добавьте к этому ещё время и на бытовые потребности.

К истории вопроса…

В своём «Капитале» Карл МАРКС писал, что

«чрезмерно долгая продолжительность рабочего дня при капиталистическом производстве не только ухудшает производительность работников, отнимая у них саму возможность нормального морально-физического развития, но также вызывает преждевременное истощение и смерть этих самых работников».

10-12-часовой рабочий день, который тогда был нормой для большинства стран Европы и касался также детей, подростков и женщин, делал, по мнению Маркса, из людей «придатки машин», погружая их в «животное состояние»: после такого рабочего дня у них только и оставалось сил, чтобы удовлетворять исключительно свои биологические потребности в сне, еде и биологической репродукции. Поэтому на конгрессе Первого интернационала, состоявшемся в Женеве в августе 1866 года, Маркс и Энгельс призвали к принятию решения о требовании 8-часового рабочего дня как максимально продолжительного. Людей нужно было, как минимум, вернуть себе, дать им время подольше оставаться «людьми».

414x310

К слову, впервые идея о 8-часовом рабочем дне была сформулирована английским предпринимателем и социалистом-утопистом Робертом ОУЭНОМ в 1817 году в виде слогана: «Восемь часов — труд. Восемь часов — отдых. Восемь часов — сон». Но поначалу в 1810 году он установил на своём предприятии в Нью-Ланарке 10-тичасовой рабочий день, и только спустя семь лет он пошел на новое уменьшение рабочего дня – до 8 часов. Впрочем, здесь это уже несущественно…

Первой страной, реализовавшей эту позицию в Европе (да и в мире) на национальном уровне, стала Советская Россия: уже на четвёртый день после взятия власти большевики особым декретом провозгласили восьмичасовой рабочий день для любых профессий.

EDPv3SFXYAAcBbNВот его основные положения:

  • «рабочее время… не должно превышать 8 рабочих часов в сутки и 48 часов в неделю, включая сюда и время, употребляемое на чистку машин и на приведение в порядок рабочего помещения»;
  • «в ночное время воспрещается пользоваться трудом рабочих женского и мужского пола в возрасте до 16 лет»;
  • «при найме несовершеннолетних лиц (не достигших 18 лет), кроме изложенных выше, применяются следующие правила: а) малолетние, не достигшие 14 лет, к работе по найму не допускаются, б) рабочее время не достигших 18 лет не может быть продолжительнее 6 часов в сутки»;
  • «в производствах и работах, особо вредных, в которых рабочие подвергаются действию особых неблагоприятных условий… рабочее время… подлежит дальнейшему сокращению»;

В итоге, сто лет назад введение 8-часового рабочего дня стало чрезвычайно прогрессивным шагом. В результате такого решения произошёл гигантский скачок в развитии всего общества, чего не могли не отметить даже враги Советской власти (в большинстве других государств Европы 8-часовая рабочая смена установилась только в 1919 году – и то после серии многодневных и парализующих экономику профсоюзных забастовок, в которых одновременно участвовали сотни тысяч рабочих). В этом смысле показательно, что раньше всего эти законы были приняты не в наиболее богатых и стабильных капстранах, а там, где трудящиеся более активно боролись за свои права.

В США борьба рабочего класса за 8-часовую смену продолжалась особенно долго и самым любопытным образом. Американский Конгресс под давлением рабочих и служащих ещё в 1868 году принял проект закона о «восьмичасовке» для сотрудников федеральных служб, однако Эндрю ДЖОНСОН, бывший тогда американским президентом (он, кстати, стал первым президентом США, — привет, Трамп! — против которого было возбуждено дело об импичменте) сначала наложил на законопроект свое вето, а позже, когда его вето было отменено, согласился его подписать лишь при условии 20% сокращения заработной платы рабочих (ну, типо, ведь меньше работают? — привет, Дерипаска!). В 1916 году в Штатах был принят Закон Адамсона, устанавливающий 8-часовой рабочий день с выплатой сверхурочных, но только для работников железнодорожных компаний и только как чрезвычайная мера под угрозой всеобщей забастовки. И только в 1938 году, в период «Нового курса» Франклина РУЗВЕЛЬТА, в США был принят Закон о справедливых условиях труда, устанавливавший 8-часовую рабочую смену и 40-часовую неделю с выплатой премиальных за сверхурочную работу для всех без исключения групп работников.

Тогда и сейчас…

Сегодня, с нынешним уровнем развития средств производства, уже 8-часовой рабочий день стал тормозом развития общества. Ведь оно, равно как и развитие человека, предполагает постоянное улучшение условий труда, так как именно создание материальных благ является основой развития общества. Сохранение 8-часового рабочего дня при нынешнем уровне развития средств производства является фактором, ухудшающим условия труда.

7-часовой (а тем более 6-часовой) рабочий день не только повышает продуктивность работы, но и оказывает благоприятное влияние на здоровье. По итогам исследований, проведенных в странах ОЭСР (клуб наиболее развитых государства планеты), после обработки данных по 600 000 респондентам выяснилось, что у тех людей, которые работают больше 50 часов в неделю, риск ишемической болезни сердца возрастает на 13%; риск инсульта – на целых 33%. При этом женщины, работающие более 50 часов в неделю, чаще других страдают от депрессии.

Хотя, конечно, в идеале стоит говорить вообще о 20-часовой рабочей неделе, чтобы люди могли почувствовать «вкус» жизни. Если спросить людей, что для них важно на самом деле, почти все ответят: «Отношения с детьми, семьёй, друзьями, иногда с коллегами по работе». Но нас пытаются убедить (поскольку это в интересах корпораций, которые хотят продать нам свои продукты), что мы не должны желать ничего другого, кроме как зарабатывать и тратить.

Завершить хотелось бы большей цитатой из статьи депутата российской Госдумы, а когда-то видного левого активиста Андрея ИСАЕВА, написанной для Центральной профсоюзной газеты «Солидарность»; сам он, впрочем, выступает за «четырёхдневку», но это никак не влияет на содержание фрагмента:

f268259d632a12a9e7b87b12621757cc

«Карл Маркс был прав в том, что богатство общества определяется наличием свободного времени у его граждан. Причем не только социальное богатство, но и экономическое. Опыт показывает, что люди, которые имеют больше возможностей для отдыха, занятия своим здоровьем и саморазвитием работают намного производительнее.

Роботизация и автоматизация производства неизбежно сократят количество необходимого рабочего времени. И тогда перед нами встанет выбор: либо сокращать рабочий день, либо увеличивать безработицу.

Безусловно, есть те, кто склоняется к последнему пути. Рост безработицы поможет им усилить давление на рынок труда, а значит, снижать цену на труд. И в распоряжении таких людей всегда найдутся замечательные врачи и психологи, которые расскажут, как полезно работать от зари до зари…

Тем не менее, прогресс не на их стороне. Исторический опыт показывает, что рано или поздно будет выбран первый путь – путь сокращения рабочего времени и увеличения времени свободного…»

Потому что человек должен жить, чтобы жить, — а не для того, чтобы работать!

Материал подготовлен совместно с бюллетенем «Новый Товарищ» — изданием для членов и сторонников Белорусской партии левых «Справедливый мир»

________

Читать по теме:

Александр БУХВОСТОВ: «Требование по сокращению рабочего времени должно превратиться в госпрограмму…»

Сергей КАЛЯКИН («Справедливый мир»): При сокращении рабочей недели появится свободное время, которое можно будет уделять семье, детям…

Анна КУТ: Давайте меньше работать!

Эксперты оценили плюсы и минусы четырехдневной рабочей недели

Сколько часов составляют рабочий день и рабочая неделя в Беларуси и других странах

By
@
backtotop