Эммануэль МОРЕЛЬ: «Главная ставка должна делаться не на некий «универсальный доход», но на доступ к труду для всех»

На протяжении многих лет наш сегодняшний собеседник, депутат Европейского парламента (ЕП) Эммануэль МОРЕЛЬ был в числе лидеров французской Социалистической партии и одним из лидеров её левого течения  — «Сейчас левые». Сегодня он является со-координатором нового политического субъекта — «Республиканской и социалистической левой» (фр. Gauche Républicaine et Socialiste — GRS), о позициях которого и пойдёт речь в интервью. Так же в интервью звучат темы Беларуси и Украины — хоть и мимоходом. Интервью взято Русланом КОСТЮКОМ и опубликовано на  «Рабкоре».

 

1280px-For_an_alternative_CAP_(48941650362)

Эммануэль МОРЕЛЬ во время шествия за более справедливую, здоровую и устойчивую общую сельскохозяйственную политику в Европе в 2019 г. Фото: Фото: GUE/NGL — For an alternative CAP / Wikimedia

– Дорогой Эмманюэль, вначале я попросил бы тебя сказать несколько слов о «Республиканской и социалистической левой»…

– Наша партия новая, она появилась под этим названием в прошлом году в результате слияния Альтернативы за республиканскую, экологическую и социалистическую программу и многих активистов «Республиканского и гражданского движения», созданного в своё время под импульсом Жан-Пьера ШЁВЕНМАНА. Численно это небольшая партия, несколько тысяч членов и сторонников, но она объединяет сотни бывших членов Социалистической партии, которые остаются, однако, идейными социалистами.

Пойдя на разрыв со ставшей на путь социал-либерализма Соцпартии, мы остаёмся открыты союзу всех левых сил, на европейских выборах 2019 года мы участвовали по спискам «Непокорённой Франции». Сегодня GRS представлена также в Сенате (Marie-Noëlle Lienemann) и в Национальном Собрании (Caroline Fiat), аналогично и в местных и региональных представительных учреждениях.

– Как можно определить идеологическое кредо вашей партии?

– В своё время левые социалисты в Европе любили говорить об интегральном социализме, но он, это правда, был и остаётся именно таким…*

*ИНТЕГРАЛЬНЫЙ СОЦИАЛИЗМ — концепция преодоления раскола рабочего движения, разработанная в сер. 30-х гг. теоретиком австромарксизма Отто БАУЭРОМ. Речь шла о взаимном отказе обоих течений рабочего движения от чисто революционных (коммунисты) и сугубо реформистских (социал-демократы) установок («Есть товарищи, – отмечал Бауэр, – которым слово „центр“ доставляет какое-то неудобство. Я даже себя считаю виновным в том, что первым употребил это слово. Еще до первой мировой войны я был убежден, что для нашей партии предпосылка единства и сплочённости – это путь центра»). После этого, считал Бауэр, возможно восстановление единства пролетариата, выполнение им задач по борьбе с фашизмом, а в перспективе — решение проблемы социалистической революции. В 1970-80-е гг. концепт интегрального социализма обсуждался в рабочем движении ряда капиталистических стран (ФРГ, Италия, Франция, Австрия) как один из источников в поисках пути к диалогу и сотрудничеству левых партий Западной Европы.

Вот почему мы заявляем о себе как о левых, защищающих принципы демократии и социального государства. Одновременно GRS – это республиканская сила, потому что без Республики невозможен никакой народный суверенитет, никакая настоящая демократия!

Мы остаёмся, как я уже упомянул, социалистами, поскольку необходимо, чтобы между людьми развивалось сотрудничество и братство, а не конкуренция всех против всех.

Наконец, мы принимаем на себя звание экосоциалистов: в нашем понимании битва за социализм не заканчивается в социальном или в экономике, она находит продолжение в борьбе за  планету, тем более, что гонка накопления капитала просто пожирает нашу Землю.

Вот, следование этим принципам, на мой взгляд, означает, что интегральный социализм может жить и в XXI веке. Я добавлю тут, что, как и в прошлом, мы были и остаёмся решительными поборниками единства левых и прогрессивных сил, во Франции и во всей Европе.

– В твоих блогах, Эмманюэль, я часто встречаю тезис о необходимости «социальной перестройки» французского общества…

 – Да, я давно и говорю, и пишу про это. Социальная политика должна стать центром и сердцем государственной деятельности, универсальность социальной защиты должна процветать не на бумаге, но в реальной жизни. Мы должны бескомпромиссно побороть бедность, остающуюся пятном на французской социальной модели. Господин Макрон не вышел, и не хотел выйти из спирали «жёсткой экономии», но для левых, если они верят в себя, это должно стать стратегической задачей. Необходима активная политика профессиональной переподготовки; наши специалисты подсчитали, что среднему гражданину на неё надо потратить 300 часов в день – и это должны быть компенсируемые государством или местными коллективами средства.

Социальные декреты правительств Олланда и Макрона, пропитанные ультралиберальным содержанием, должны быть отменены. Разумеется, необходимо пересмотреть в сторону увеличения размер минимальных зарплат и пенсий. Необходимо восстановить социальный пакт между обществом и гражданами, и не дать разрушить систему социальных гарантий, чего так жаждет неолиберализм, который делает возможным ситуацию, когда 28 миллиардеров располагают доходами, равными тому, что имеет половина человечества.

Я не противник социальных экспериментов, но, на мой взгляд, главная ставка должна делаться не на некий «универсальный доход», но на доступ к труду для всех.

– Ваше политическое объединение призывает к решительным экономическим трансформациям…

– Совершенно верно. Я скажу, что коммунизм и социал-демократия некогда недооценили креативную мощь капитализма, его способности к обновлению, но они сегодня исчерпываются. Мы исходим из того, что экономика должна служить людям и одновременно уважать биоразнообразие. Аграрная сфера реально нуждается в революции; в нашем богатом обществе никогда ещё сельскохозяйственные производители не имели столько социальных проблем, сколько сегодня.

Мы убеждены, что мондиализация есть экономическая война, навязанная миром капитала миру труда. Макрон и его министры – это и союзники, и агенты капитала и компаний, это надо понимать…

Когда говорят, что деиндустриализация неизбежна, это ложь: деиндустриализация рукотворна, и она поэтому обратима. Но если покончить с ней, значит встаёт деликатный для нынешней парадигмы вопрос: это возможно в глобализированном мире? Я бы сказал, да, может быть, но…

Но тогда нужны меры по защите национальной экономики в отношении хищничества рынков и нелояльной конкуренции. Реиндустриализация должна идти вместе со снижением стоимости капитала, это ясно.

Я также глубоко убеждён, что любая национальная экономика сможет познать прогресс, если государства готовы на массовые инвестиции в области исследований и высшего образования.

– Французские левые социалисты исторически смотрели на Европу, я бы сказал, очень критически. И сегодня?

– Но при этом они были решительные интернационалисты и несколько не антиевропейцы! Ещё в 1970-е годы Жан-Пьер Шёвенман писал, что «Европа должна оставаться нашим горизонтом действий, но – не любая Европа!» В действительности, разве Франсуа МИТТЕРАН или Пьер МОРУА не говорили схожие вещи?

Я не хочу, чтобы Европейский Союз и его институты были на службе корпораций и финансовых групп, но я не становлюсь в силу этого выбора врагом Европы и европейской мечты, не так ли? К сожалению, сегодня в ЕС конкуренция возведена в ранг такой религиозной догмы. В Европейском парламенте, где я работаю, мы сейчас, к сожалению, находимся в меньшинстве, но я глубоко убеждён, что Европа, где имеются лишь альтернативы между неолиберализмом и безбрежным национализмом, обречена.

Маркс в XIX веке, борясь против остатков феодализма и тирании, мечтал о «Европе народов». Удивительно, но актуальность этой мечты не исчезла через полтора столетия.

Почему французский народ, столь привязанный к европейской идее и мечте, 15 лет назад отверг «Европейскую Конституцию»? Ответ прост и он не заключается в еврофобии. Те невнятные и пустые рамки, что предложила ему неолиберальная еврократия, оказались неприняты нацией. Обычные люди, трудящиеся любят Европу, но не нынешнюю Европу «жёсткой экономии» и конкуренции, а Европу солидарности и равенства.

2020 год отчётливо показывает, — вместе с волнами коронавирусной пандемии, — что происходит, когда Европе не хватает солидарности; и люди видят и чувствуют это…

– Я прекрасно помню, на съездах Соцпартии, ещё когда ты входил в её руководство, ты достаточно эмоционально выступал за переход Франции к новой модели республики…

– Правда. Для нашей молодой партии борьба за VI Республику является политическим императивом и этот пункт нас сильно роднит с «Непокорённой Францией». Большая проблема Соцпартии заключается в том, что она отказывается прямо артикулировать позицию в поддержку новой республики, очень жаль. Мы, левые, часто упоминаем, что республика – это торжество свободы, равенства и братства. Но неолиберализм и консерватизм — они выхолащивают эти человеческие идеалы в угоду выгоде и финансам.

Я убеждён, что свобода, равенство и братство – не пустые заклинания под девизом республики, они должны стать каждодневной реальностью.

Мы говорим: нет будущего процветания без подтверждения единства и незыблимости республиканской нации. VI Республика в нашем понимании должна быть демократической, партисипативной и парламентской, в разрыве с авторитарными практиками настоящей модели. Это должна быть «республика будущего».

– Поскольку, Эмманюэль, ты – европейский депутат, в заключение я хотел бы задать два вопроса на близкие российским читателям внешнеполитические темы. Вопрос по Беларуси разделил европейских радикальных левых и хотелось бы уточнить вашу позицию.

– На наш взгляд, не может быть в центре Европы зоны, где систематически нарушаются права человека, где преследуется оппозиция, а рабочие активисты подвергаются также преследованиям. Я полагаю, что актуальная белорусская политическая модель неприемлема и с этой точки зрения мы воспринимаем события в белорусском государстве. Очевидно, что действующая власть в Беларуси не на высоте запросов граждан. Но процесс политических изменений в Беларуси не должен означать ни вмешательства стран ЕС или НАТО, ни пренебрежения российскими интересами, которые там имеются.

– Я знаю, что депутаты «Непокорённой Франции» имеют очень критические суждения относительно реального положения дел в Украине…

– Мы не ставим под вопрос ни суверенитет Украины, ни её территориальную целостность, которая, я надеюсь, возобладает со временем. Но лично я хотел бы видеть Украину спокойным, мирным и процветающим государством, настоящим мостом между Европой  и Россией, но не местом, где оппозиция находится в страхе, где развёрнута «красная дорожка» перед националистами, а значительная часть населения прозябает в крайней бедности. Я понимаю все сложности господина Зеленского, но в итоге убеждён: судят по актам, по действиям, не по планам…

Источник — «Рабкор.Ру»

_____

Читать по теме:

Левые: вчерашний день или надежда на будущее?

«Левые сбросили с себя политическую ответственность…», — Le Figaro (Франция)

Рафаэль ГЛЮКСМАНН: «Никто из левых, похоже, не осознал всей трагичности ситуации»

Энцо ТРАВЕРСО: Новые левые больше не верят в партии, но «используют» их для достижения своих целей

Жером ГЕД: От нынешнего кризиса выигрывают правые

Левые партии в эпоху «новой олигархии»

Новые «новые левые» — всё ещё шанс для Европы?

Никаких предварительных условий для единения левых

Эмманюэль МОРЕЛЬ: «Социал-демократия переживает немало болезней»


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


восемь + = 11

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Эммануэль МОРЕЛЬ: «Главная ставка должна делаться не на некий «универсальный доход», но на доступ к труду для всех»

1280px-For_an_alternative_CAP_(48941650362) 13/02/2021

На протяжении многих лет наш сегодняшний собеседник, депутат Европейского парламента (ЕП) Эммануэль МОРЕЛЬ был в числе лидеров французской Социалистической партии и одним из лидеров её левого течения  — «Сейчас левые». Сегодня он является со-координатором нового политического субъекта — «Республиканской и социалистической левой» (фр. Gauche Républicaine et Socialiste — GRS), о позициях которого и пойдёт речь в интервью. Так же в интервью звучат темы Беларуси и Украины — хоть и мимоходом. Интервью взято Русланом КОСТЮКОМ и опубликовано на  «Рабкоре».

 

1280px-For_an_alternative_CAP_(48941650362)

Эммануэль МОРЕЛЬ во время шествия за более справедливую, здоровую и устойчивую общую сельскохозяйственную политику в Европе в 2019 г. Фото: Фото: GUE/NGL — For an alternative CAP / Wikimedia

– Дорогой Эмманюэль, вначале я попросил бы тебя сказать несколько слов о «Республиканской и социалистической левой»…

– Наша партия новая, она появилась под этим названием в прошлом году в результате слияния Альтернативы за республиканскую, экологическую и социалистическую программу и многих активистов «Республиканского и гражданского движения», созданного в своё время под импульсом Жан-Пьера ШЁВЕНМАНА. Численно это небольшая партия, несколько тысяч членов и сторонников, но она объединяет сотни бывших членов Социалистической партии, которые остаются, однако, идейными социалистами.

Пойдя на разрыв со ставшей на путь социал-либерализма Соцпартии, мы остаёмся открыты союзу всех левых сил, на европейских выборах 2019 года мы участвовали по спискам «Непокорённой Франции». Сегодня GRS представлена также в Сенате (Marie-Noëlle Lienemann) и в Национальном Собрании (Caroline Fiat), аналогично и в местных и региональных представительных учреждениях.

– Как можно определить идеологическое кредо вашей партии?

– В своё время левые социалисты в Европе любили говорить об интегральном социализме, но он, это правда, был и остаётся именно таким…*

*ИНТЕГРАЛЬНЫЙ СОЦИАЛИЗМ — концепция преодоления раскола рабочего движения, разработанная в сер. 30-х гг. теоретиком австромарксизма Отто БАУЭРОМ. Речь шла о взаимном отказе обоих течений рабочего движения от чисто революционных (коммунисты) и сугубо реформистских (социал-демократы) установок («Есть товарищи, – отмечал Бауэр, – которым слово „центр“ доставляет какое-то неудобство. Я даже себя считаю виновным в том, что первым употребил это слово. Еще до первой мировой войны я был убежден, что для нашей партии предпосылка единства и сплочённости – это путь центра»). После этого, считал Бауэр, возможно восстановление единства пролетариата, выполнение им задач по борьбе с фашизмом, а в перспективе — решение проблемы социалистической революции. В 1970-80-е гг. концепт интегрального социализма обсуждался в рабочем движении ряда капиталистических стран (ФРГ, Италия, Франция, Австрия) как один из источников в поисках пути к диалогу и сотрудничеству левых партий Западной Европы.

Вот почему мы заявляем о себе как о левых, защищающих принципы демократии и социального государства. Одновременно GRS – это республиканская сила, потому что без Республики невозможен никакой народный суверенитет, никакая настоящая демократия!

Мы остаёмся, как я уже упомянул, социалистами, поскольку необходимо, чтобы между людьми развивалось сотрудничество и братство, а не конкуренция всех против всех.

Наконец, мы принимаем на себя звание экосоциалистов: в нашем понимании битва за социализм не заканчивается в социальном или в экономике, она находит продолжение в борьбе за  планету, тем более, что гонка накопления капитала просто пожирает нашу Землю.

Вот, следование этим принципам, на мой взгляд, означает, что интегральный социализм может жить и в XXI веке. Я добавлю тут, что, как и в прошлом, мы были и остаёмся решительными поборниками единства левых и прогрессивных сил, во Франции и во всей Европе.

– В твоих блогах, Эмманюэль, я часто встречаю тезис о необходимости «социальной перестройки» французского общества…

 – Да, я давно и говорю, и пишу про это. Социальная политика должна стать центром и сердцем государственной деятельности, универсальность социальной защиты должна процветать не на бумаге, но в реальной жизни. Мы должны бескомпромиссно побороть бедность, остающуюся пятном на французской социальной модели. Господин Макрон не вышел, и не хотел выйти из спирали «жёсткой экономии», но для левых, если они верят в себя, это должно стать стратегической задачей. Необходима активная политика профессиональной переподготовки; наши специалисты подсчитали, что среднему гражданину на неё надо потратить 300 часов в день – и это должны быть компенсируемые государством или местными коллективами средства.

Социальные декреты правительств Олланда и Макрона, пропитанные ультралиберальным содержанием, должны быть отменены. Разумеется, необходимо пересмотреть в сторону увеличения размер минимальных зарплат и пенсий. Необходимо восстановить социальный пакт между обществом и гражданами, и не дать разрушить систему социальных гарантий, чего так жаждет неолиберализм, который делает возможным ситуацию, когда 28 миллиардеров располагают доходами, равными тому, что имеет половина человечества.

Я не противник социальных экспериментов, но, на мой взгляд, главная ставка должна делаться не на некий «универсальный доход», но на доступ к труду для всех.

– Ваше политическое объединение призывает к решительным экономическим трансформациям…

– Совершенно верно. Я скажу, что коммунизм и социал-демократия некогда недооценили креативную мощь капитализма, его способности к обновлению, но они сегодня исчерпываются. Мы исходим из того, что экономика должна служить людям и одновременно уважать биоразнообразие. Аграрная сфера реально нуждается в революции; в нашем богатом обществе никогда ещё сельскохозяйственные производители не имели столько социальных проблем, сколько сегодня.

Мы убеждены, что мондиализация есть экономическая война, навязанная миром капитала миру труда. Макрон и его министры – это и союзники, и агенты капитала и компаний, это надо понимать…

Когда говорят, что деиндустриализация неизбежна, это ложь: деиндустриализация рукотворна, и она поэтому обратима. Но если покончить с ней, значит встаёт деликатный для нынешней парадигмы вопрос: это возможно в глобализированном мире? Я бы сказал, да, может быть, но…

Но тогда нужны меры по защите национальной экономики в отношении хищничества рынков и нелояльной конкуренции. Реиндустриализация должна идти вместе со снижением стоимости капитала, это ясно.

Я также глубоко убеждён, что любая национальная экономика сможет познать прогресс, если государства готовы на массовые инвестиции в области исследований и высшего образования.

– Французские левые социалисты исторически смотрели на Европу, я бы сказал, очень критически. И сегодня?

– Но при этом они были решительные интернационалисты и несколько не антиевропейцы! Ещё в 1970-е годы Жан-Пьер Шёвенман писал, что «Европа должна оставаться нашим горизонтом действий, но – не любая Европа!» В действительности, разве Франсуа МИТТЕРАН или Пьер МОРУА не говорили схожие вещи?

Я не хочу, чтобы Европейский Союз и его институты были на службе корпораций и финансовых групп, но я не становлюсь в силу этого выбора врагом Европы и европейской мечты, не так ли? К сожалению, сегодня в ЕС конкуренция возведена в ранг такой религиозной догмы. В Европейском парламенте, где я работаю, мы сейчас, к сожалению, находимся в меньшинстве, но я глубоко убеждён, что Европа, где имеются лишь альтернативы между неолиберализмом и безбрежным национализмом, обречена.

Маркс в XIX веке, борясь против остатков феодализма и тирании, мечтал о «Европе народов». Удивительно, но актуальность этой мечты не исчезла через полтора столетия.

Почему французский народ, столь привязанный к европейской идее и мечте, 15 лет назад отверг «Европейскую Конституцию»? Ответ прост и он не заключается в еврофобии. Те невнятные и пустые рамки, что предложила ему неолиберальная еврократия, оказались неприняты нацией. Обычные люди, трудящиеся любят Европу, но не нынешнюю Европу «жёсткой экономии» и конкуренции, а Европу солидарности и равенства.

2020 год отчётливо показывает, — вместе с волнами коронавирусной пандемии, — что происходит, когда Европе не хватает солидарности; и люди видят и чувствуют это…

– Я прекрасно помню, на съездах Соцпартии, ещё когда ты входил в её руководство, ты достаточно эмоционально выступал за переход Франции к новой модели республики…

– Правда. Для нашей молодой партии борьба за VI Республику является политическим императивом и этот пункт нас сильно роднит с «Непокорённой Францией». Большая проблема Соцпартии заключается в том, что она отказывается прямо артикулировать позицию в поддержку новой республики, очень жаль. Мы, левые, часто упоминаем, что республика – это торжество свободы, равенства и братства. Но неолиберализм и консерватизм — они выхолащивают эти человеческие идеалы в угоду выгоде и финансам.

Я убеждён, что свобода, равенство и братство – не пустые заклинания под девизом республики, они должны стать каждодневной реальностью.

Мы говорим: нет будущего процветания без подтверждения единства и незыблимости республиканской нации. VI Республика в нашем понимании должна быть демократической, партисипативной и парламентской, в разрыве с авторитарными практиками настоящей модели. Это должна быть «республика будущего».

– Поскольку, Эмманюэль, ты – европейский депутат, в заключение я хотел бы задать два вопроса на близкие российским читателям внешнеполитические темы. Вопрос по Беларуси разделил европейских радикальных левых и хотелось бы уточнить вашу позицию.

– На наш взгляд, не может быть в центре Европы зоны, где систематически нарушаются права человека, где преследуется оппозиция, а рабочие активисты подвергаются также преследованиям. Я полагаю, что актуальная белорусская политическая модель неприемлема и с этой точки зрения мы воспринимаем события в белорусском государстве. Очевидно, что действующая власть в Беларуси не на высоте запросов граждан. Но процесс политических изменений в Беларуси не должен означать ни вмешательства стран ЕС или НАТО, ни пренебрежения российскими интересами, которые там имеются.

– Я знаю, что депутаты «Непокорённой Франции» имеют очень критические суждения относительно реального положения дел в Украине…

– Мы не ставим под вопрос ни суверенитет Украины, ни её территориальную целостность, которая, я надеюсь, возобладает со временем. Но лично я хотел бы видеть Украину спокойным, мирным и процветающим государством, настоящим мостом между Европой  и Россией, но не местом, где оппозиция находится в страхе, где развёрнута «красная дорожка» перед националистами, а значительная часть населения прозябает в крайней бедности. Я понимаю все сложности господина Зеленского, но в итоге убеждён: судят по актам, по действиям, не по планам…

Источник — «Рабкор.Ру»

_____

Читать по теме:

Левые: вчерашний день или надежда на будущее?

У французской соцпартии редеют ряды, а «Франция непокорённая» хочет снова включиться в политическую игру, — L’Humanité (Франция)

«Левые сбросили с себя политическую ответственность…», — Le Figaro (Франция)

Рафаэль ГЛЮКСМАНН: «Никто из левых, похоже, не осознал всей трагичности ситуации»

Энцо ТРАВЕРСО: Новые левые больше не верят в партии, но «используют» их для достижения своих целей

Жером ГЕД: От нынешнего кризиса выигрывают правые

Левые партии в эпоху «новой олигархии»

Новые «новые левые» — всё ещё шанс для Европы?

Никаких предварительных условий для единения левых

Эмманюэль МОРЕЛЬ: «Социал-демократия переживает немало болезней»

By
@
backtotop