«Думаю, в 2021 году Лукашенко отойдёт от власти, и хотелось, чтобы это произошло до 1 мая…», — Александр БУХВОСТОВ (Свободный профсоюз металлистов)

115-1-

Бессменный лидер Свободного профсоюза металлистов (СПМ) и глава оргкомитета Белорусской партии трудящихся Александр БУХВОСТОВ  ответил на вопросы редакции информационного бюллетеня «Рабочее слово».

— Александр Иванович, я не буду спрашивать, какое событие выделили бы вы в завершающемся году. Всё, что происходило накануне 9 августа, именно в этот день и после него, слилось в одно грандиозное, невиданное доселе событие. Как бы вы его квалифицировали? Лукашенко, например, говорил и о блицкриге, и о мятеже. Кое-кто твердит о «цветной революции», кто-то – о революции без эпитетов. На ваш взгляд, что сейчас переживает Беларусь?

— Я думаю, Беларусь сейчас переживает отторжение Лукашенко и его режима. Подавляющему большинству населения опротивело государственное хамство, примитивный авторитаризм, уничтожение всех демократических свобод и общечеловеческих ценностей. Режим методически пытался превратить белорусов в серую безвольную порабощенную массу, «манкуртов». Протестующий народ дал имя, тем, чьё сознание деформировал действующей режим, оригинальное прозвище – «ябатьки».

В народе накипело. Практически, белорусский народ был лишён основополагающих гражданских прав и свобод – свободных выборов, свободы слова и печати, свободы создания организаций, профсоюзов. Свободного наёмного рабочего загнали в полурабское положение.

Когда Лукашенко говорит о том, что он что-то особенное сделал для Беларуси, о своей честности и порядочности, о том, что такую власть никому больше нельзя отдать, то это вызывает только горький смех. Да, сделал особенное, – феодальный режим, с прикормленными вассалами и крепостной народ, остановил экономическое и социальное развитие государства, превратил страну в «консервную банку».

Закипело и прорвало… Произошла революция в общественном сознании, большинство народа ощутили себя гражданами, ответственными за судьбу своей страны и решили отторгнуть этот диктаторский режим.

Проявилось новое поколение, желающее жить в свободной, демократической стране. И назад уже пути не будет. Революция в сознание народа — революция в действии — революция в стране.

— Многие упрекали и продолжают упрекать рабочих, мол, они бы могли в одночасье повернуть ход событий в нужном для демократии русле. Для этого необходимо вооружиться обрезками труб, монтировками – и выйти на площади. Так ли всё примитивно и просто?

— Рабочие никому и ничего не должны. История знает много фактов, когда на плечах рабочих к власти приходили самые одиозные режимы. Да и сам Лукашенко использовал рабочих, когда рвался к власти. Делал рабочим много реверансов, ругал директоров, давал обещания вроде «запустить заводы». А в результате своими декретами поставил белорусских рабочих в очень «неудобную позу».

На встрече с членами СПМ БМЗ в Жлобине (профсоюзная «первичка» на Белорусском металлургическом заводе. — Left.BY), один рабочий высказал такую мысль, наверное, подкрепленную общением в своей среде: 90% против Лукашенко, 40% за Тихановскую, остальные без выбора. А один наш товарищ, работник транспорта, сделал опрос в своем подразделении, провёл своеобразную фокус-группу по флагам. Несколько человек отказались вообще участвовать, а из оставшихся 55% за БЧБ, 45% за КРЗ.

755983653899559

Я привожу эти примеры, чтобы отметить, что не все так однозначно в рабочей среде, и почему далеко не все оказались готовы откликнуться на призыв о забастовке.

Надо же понимать, что для наёмного работника зарплата единственный источник дохода. И терять рабочее место или отказываться от работы — это шаг, ведущий к проблемам в семье, да и к возникновению многих бытовых проблем. При том, со стороны «новой оппозиции» не прозвучало ни одной вразумительной программы преобразований в пользу рабочего. При Лукашенко плохо, а после будет ещё хуже – вот, что останавливало дальнейшую и углубленную политизацию работников на предприятиях.

Одним словом, недостаточно было проведена подготовка для такого радикального действа, как политическая стачка, да ещё и ситуация к этому времени не созрела, а власть включила все механизмы подавления.

— В связи с тем, что мы говорим о роли рабочих, как бы оценили директорский корпус, есть ли у них стремление следовать закону или они, будучи подвержены инстинкту страха, готовы стоять в позе блюдолизов, всем видом показывая: «чего изволите Александр Григорьевич». Более того, мы знаем примеры, когда они персонально стали проводить травлю рабочих, причём — лучших, наиболее квалифицированных. Вы вступали с некоторыми из них в письменный диалог. Это непробиваемая стена?

— Работодатели не стали союзниками рабочих в борьбе с режимом. Они ведь тоже наёмные работники, ведь собственник один – государство, то бишь Лукашенко. Режим не только управляет госсобственностью, но и контролирует частный бизнес. Зарплату руководители предприятий получают значительно больше рабочих, так что им есть что терять. Да и страху в них больше.

Мы создали на ряде предприятий первичные организации СПМ. У меня состоялась переписка с руководством МЗКТ и МЭТЗ. Руководство этих предприятий поставлено в известность о том, что на предприятиях действуют организации СПМ. Совет СПМ затребовал у предприятий юридический адрес для регистрации первичных организаций, но ответа нет. Сейчас идут суды по восстановлению на работе несправедливо уволенных работников, там и сталкиваются интересы.

Увольняя по указанию спецслужб лучших и высококвалифицированных работников, руководители предприятий создают себе острые проблемы по производству. А за преследование членов СПМ предприятия попадают под санкции ЕС. Очевидны ухудшения в работе предприятия, падение зарплаты, рост недовольства работников, протестных настроений.

Я не думаю, что среди руководителей предприятий нет сторонников перемен. Оппозиции для решения политических задач надо искать с руководителями предприятий точки соприкосновения.

Удастся ли демократическим профсоюзам усилить свои позиции в рабочих коллективах предприятий?

Мы работаем на этим, используя волнения, которые произошли на ряде крупных предприятий.  У многих работников проявился интерес к независимым профсоюзам. Активизировался выходят из профсоюзов ФПБ. Какая-то часть вышедших вступает в независимые профсоюзы. Профсоюзы БКДП используют и двойное членство, которое допускается нашими уставами. На ряде предприятий созданы организации СПМ, растёт численность. Свободный профсоюз металлистов – отраслевой машиностроительный профсоюз. И я надеялся, что с ростом численности, создания и укрепления организаций на предприятиях машиностроения, можно было бы инициировать коллективные переговоры с Минпромом. Ведь СПМ направил свои Требования по социально-трудовым проблемам в Правительство и получил ответы, которые требуют дальнейшего диалога.

Но пока всё идёт в разнобой, нам сложно собрать большую часть машиностроительных предприятий под знамя СПМ. В организации структур диктуют условия те, кто слабо понимает, зачем вообще профсоюзное движение.

Для того, чтобы победить в конкурентной борьбе на предприятии организации Белпрофмаша, да плюс ещё заставить уважать себя администрацию, надо браться за решение вопросов, в том числе и производственных, которые беспокоят коллектив. Тогда рабочие пойдут за нами, в наш профсоюз.

А сейчас задача победить в судебных процессах и восстановить уволенных…

Но в перспективе, когда падёт режим Лукашенко, надо отстранять нынешнее руководство ФПБ, как поставившее профсоюзы на службу государству и капиталу.

Провести выборы во всех отраслевых профсоюзах снизу до верху без вмешательства государственных структур, администрации и работодателей всех уровней. Принять Устав, где закрепить независимость всех структур профсоюзного движения, как основной принцип деятельности ФПБ. А затем внести изменения в законодательные акты. Вывести профсоюзы из-под надзора и контроля государства.

Наша задача сейчас подготовить настоящих профсоюзных лидеров, которые возглавят организации обновлённых профсоюзов.

Александр Иванович, ваш прогноз на ближайшие месяцы, как могут повернуться события?

Протестное движение не утихнет, проявляясь в разных формах. Резко усилится, когда Лукашенко решится и попытается провести республиканское собрание.  В марте на предприятия недовольство рабочих организацией производства и зарплатой увеличится и могут начаться волнения и остановка работы с экономическими и социальными требованиями. Думаю, в  2021 году Лукашенко отойдёт от власти. Хотелось, чтобы это произошло до 1-го мая.

Источник — СПМ

_______

Читать ещё:

«Есть один камень преткновения, который нужно убрать, и думать о том, как жить дальше», — профсоюзный лидер Александр БУХВОСТОВ, который 30 лет назад остановил «Гомсельмаш»

Александр БУХВОСТОВ (СПМ): Для большинства участников президентской кампании работники наёмного труда — объекты эксплуатации

В ситуации с Беларусью Запад опять продемонстрировал, что умеет разваливать государства, а не строить их, — Войтех ФИЛИП (KSČM)

Александр ШУБИН: «Протест невозможен без лидерства, потому что для его успеха требуется скоординированность решений и действий…»

В Беларуси трудящиеся изо всех сил пытаются найти свой голос

За кулисами белорусского протеста: что в действительности движет народом

Александр БУХВОСТОВ: «Требование по сокращению рабочего времени должно превратиться в госпрограмму…»

Александр Бухвостов: Независимые профсоюзы сейчас слабы, но не собираются сдавать позиции

 


Comments are closed.

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

«Думаю, в 2021 году Лукашенко отойдёт от власти, и хотелось, чтобы это произошло до 1 мая…», — Александр БУХВОСТОВ (Свободный профсоюз металлистов)

31/12/2020

115-1-

Бессменный лидер Свободного профсоюза металлистов (СПМ) и глава оргкомитета Белорусской партии трудящихся Александр БУХВОСТОВ  ответил на вопросы редакции информационного бюллетеня «Рабочее слово».

— Александр Иванович, я не буду спрашивать, какое событие выделили бы вы в завершающемся году. Всё, что происходило накануне 9 августа, именно в этот день и после него, слилось в одно грандиозное, невиданное доселе событие. Как бы вы его квалифицировали? Лукашенко, например, говорил и о блицкриге, и о мятеже. Кое-кто твердит о «цветной революции», кто-то – о революции без эпитетов. На ваш взгляд, что сейчас переживает Беларусь?

— Я думаю, Беларусь сейчас переживает отторжение Лукашенко и его режима. Подавляющему большинству населения опротивело государственное хамство, примитивный авторитаризм, уничтожение всех демократических свобод и общечеловеческих ценностей. Режим методически пытался превратить белорусов в серую безвольную порабощенную массу, «манкуртов». Протестующий народ дал имя, тем, чьё сознание деформировал действующей режим, оригинальное прозвище – «ябатьки».

В народе накипело. Практически, белорусский народ был лишён основополагающих гражданских прав и свобод – свободных выборов, свободы слова и печати, свободы создания организаций, профсоюзов. Свободного наёмного рабочего загнали в полурабское положение.

Когда Лукашенко говорит о том, что он что-то особенное сделал для Беларуси, о своей честности и порядочности, о том, что такую власть никому больше нельзя отдать, то это вызывает только горький смех. Да, сделал особенное, – феодальный режим, с прикормленными вассалами и крепостной народ, остановил экономическое и социальное развитие государства, превратил страну в «консервную банку».

Закипело и прорвало… Произошла революция в общественном сознании, большинство народа ощутили себя гражданами, ответственными за судьбу своей страны и решили отторгнуть этот диктаторский режим.

Проявилось новое поколение, желающее жить в свободной, демократической стране. И назад уже пути не будет. Революция в сознание народа — революция в действии — революция в стране.

— Многие упрекали и продолжают упрекать рабочих, мол, они бы могли в одночасье повернуть ход событий в нужном для демократии русле. Для этого необходимо вооружиться обрезками труб, монтировками – и выйти на площади. Так ли всё примитивно и просто?

— Рабочие никому и ничего не должны. История знает много фактов, когда на плечах рабочих к власти приходили самые одиозные режимы. Да и сам Лукашенко использовал рабочих, когда рвался к власти. Делал рабочим много реверансов, ругал директоров, давал обещания вроде «запустить заводы». А в результате своими декретами поставил белорусских рабочих в очень «неудобную позу».

На встрече с членами СПМ БМЗ в Жлобине (профсоюзная «первичка» на Белорусском металлургическом заводе. — Left.BY), один рабочий высказал такую мысль, наверное, подкрепленную общением в своей среде: 90% против Лукашенко, 40% за Тихановскую, остальные без выбора. А один наш товарищ, работник транспорта, сделал опрос в своем подразделении, провёл своеобразную фокус-группу по флагам. Несколько человек отказались вообще участвовать, а из оставшихся 55% за БЧБ, 45% за КРЗ.

755983653899559

Я привожу эти примеры, чтобы отметить, что не все так однозначно в рабочей среде, и почему далеко не все оказались готовы откликнуться на призыв о забастовке.

Надо же понимать, что для наёмного работника зарплата единственный источник дохода. И терять рабочее место или отказываться от работы — это шаг, ведущий к проблемам в семье, да и к возникновению многих бытовых проблем. При том, со стороны «новой оппозиции» не прозвучало ни одной вразумительной программы преобразований в пользу рабочего. При Лукашенко плохо, а после будет ещё хуже – вот, что останавливало дальнейшую и углубленную политизацию работников на предприятиях.

Одним словом, недостаточно было проведена подготовка для такого радикального действа, как политическая стачка, да ещё и ситуация к этому времени не созрела, а власть включила все механизмы подавления.

— В связи с тем, что мы говорим о роли рабочих, как бы оценили директорский корпус, есть ли у них стремление следовать закону или они, будучи подвержены инстинкту страха, готовы стоять в позе блюдолизов, всем видом показывая: «чего изволите Александр Григорьевич». Более того, мы знаем примеры, когда они персонально стали проводить травлю рабочих, причём — лучших, наиболее квалифицированных. Вы вступали с некоторыми из них в письменный диалог. Это непробиваемая стена?

— Работодатели не стали союзниками рабочих в борьбе с режимом. Они ведь тоже наёмные работники, ведь собственник один – государство, то бишь Лукашенко. Режим не только управляет госсобственностью, но и контролирует частный бизнес. Зарплату руководители предприятий получают значительно больше рабочих, так что им есть что терять. Да и страху в них больше.

Мы создали на ряде предприятий первичные организации СПМ. У меня состоялась переписка с руководством МЗКТ и МЭТЗ. Руководство этих предприятий поставлено в известность о том, что на предприятиях действуют организации СПМ. Совет СПМ затребовал у предприятий юридический адрес для регистрации первичных организаций, но ответа нет. Сейчас идут суды по восстановлению на работе несправедливо уволенных работников, там и сталкиваются интересы.

Увольняя по указанию спецслужб лучших и высококвалифицированных работников, руководители предприятий создают себе острые проблемы по производству. А за преследование членов СПМ предприятия попадают под санкции ЕС. Очевидны ухудшения в работе предприятия, падение зарплаты, рост недовольства работников, протестных настроений.

Я не думаю, что среди руководителей предприятий нет сторонников перемен. Оппозиции для решения политических задач надо искать с руководителями предприятий точки соприкосновения.

Удастся ли демократическим профсоюзам усилить свои позиции в рабочих коллективах предприятий?

Мы работаем на этим, используя волнения, которые произошли на ряде крупных предприятий.  У многих работников проявился интерес к независимым профсоюзам. Активизировался выходят из профсоюзов ФПБ. Какая-то часть вышедших вступает в независимые профсоюзы. Профсоюзы БКДП используют и двойное членство, которое допускается нашими уставами. На ряде предприятий созданы организации СПМ, растёт численность. Свободный профсоюз металлистов – отраслевой машиностроительный профсоюз. И я надеялся, что с ростом численности, создания и укрепления организаций на предприятиях машиностроения, можно было бы инициировать коллективные переговоры с Минпромом. Ведь СПМ направил свои Требования по социально-трудовым проблемам в Правительство и получил ответы, которые требуют дальнейшего диалога.

Но пока всё идёт в разнобой, нам сложно собрать большую часть машиностроительных предприятий под знамя СПМ. В организации структур диктуют условия те, кто слабо понимает, зачем вообще профсоюзное движение.

Для того, чтобы победить в конкурентной борьбе на предприятии организации Белпрофмаша, да плюс ещё заставить уважать себя администрацию, надо браться за решение вопросов, в том числе и производственных, которые беспокоят коллектив. Тогда рабочие пойдут за нами, в наш профсоюз.

А сейчас задача победить в судебных процессах и восстановить уволенных…

Но в перспективе, когда падёт режим Лукашенко, надо отстранять нынешнее руководство ФПБ, как поставившее профсоюзы на службу государству и капиталу.

Провести выборы во всех отраслевых профсоюзах снизу до верху без вмешательства государственных структур, администрации и работодателей всех уровней. Принять Устав, где закрепить независимость всех структур профсоюзного движения, как основной принцип деятельности ФПБ. А затем внести изменения в законодательные акты. Вывести профсоюзы из-под надзора и контроля государства.

Наша задача сейчас подготовить настоящих профсоюзных лидеров, которые возглавят организации обновлённых профсоюзов.

Александр Иванович, ваш прогноз на ближайшие месяцы, как могут повернуться события?

Протестное движение не утихнет, проявляясь в разных формах. Резко усилится, когда Лукашенко решится и попытается провести республиканское собрание.  В марте на предприятия недовольство рабочих организацией производства и зарплатой увеличится и могут начаться волнения и остановка работы с экономическими и социальными требованиями. Думаю, в  2021 году Лукашенко отойдёт от власти. Хотелось, чтобы это произошло до 1-го мая.

Источник — СПМ

_______

Читать ещё:

«Есть один камень преткновения, который нужно убрать, и думать о том, как жить дальше», — профсоюзный лидер Александр БУХВОСТОВ, который 30 лет назад остановил «Гомсельмаш»

Александр БУХВОСТОВ (СПМ): Для большинства участников президентской кампании работники наёмного труда — объекты эксплуатации

В ситуации с Беларусью Запад опять продемонстрировал, что умеет разваливать государства, а не строить их, — Войтех ФИЛИП (KSČM)

Александр ШУБИН: «Протест невозможен без лидерства, потому что для его успеха требуется скоординированность решений и действий…»

В Беларуси трудящиеся изо всех сил пытаются найти свой голос

За кулисами белорусского протеста: что в действительности движет народом

Александр БУХВОСТОВ: «Требование по сокращению рабочего времени должно превратиться в госпрограмму…»

Александр Бухвостов: Независимые профсоюзы сейчас слабы, но не собираются сдавать позиции

 

By
@
backtotop