«Обыкновенный фашизм»? Что сказал бы о Беларуси Умберто Эко (Андрей КАМАКИН, «MK.ru») / Мнения

Российский либеральный журналист Андрей КАМАКИН на страницах сетевого издания «MK.ru» не первым обратился к известному эссе итальянского философа и историка-медиевиста Умберто ЭКО «Вечный фашизм» — с тем, чтобы сопоставить нынешнюю белорусскую действительность с теми критериями, которые, по мнению Эко, позволяют отнести тот или иной политический режим в разряд «фашистских». При этом, по мнению, Камакина, «режим Лукашенко прошёл тест на фашизм» (как, к слову, по мнению другого российского журналиста и политика несколькими месяцами ранее по той же «методичке» от Эко этот тест «прошёл» и «путинский режим»). Соглашаться или не соглашаться в нашем случае с московским коллегой — это право каждого. Наша задача донести до читателя его позицию и логику…

39qKmBfglCXviggW17pTRg

_______

Александр ЛУКАШЕНКО ведёт трудный бой с «наследниками фашизма», уверяет белорусская госпропаганда. А с недавних пор — и наша, российская, оказывающая Батьке деятельную интернациональную помощь. «Наследники» — это, как нетрудно догадаться, антилукашенковская оппозиция. Но выдвигать подобные обвинения, по идее, вправе лишь тот, кто сам без греха, сам свободен от подозрений того же сорта. В какой мере этому критерию соответствует режим Лукашенко?

Но вначале всё-таки о его оппонентах — какими они видятся Лукашенко и его присным. Враг коварен и хитёр.

«Новый элемент — это попытка убаюкать власть, и особенно силовые структуры: «мы мирные, мы хорошие, понимаете, мы уже не хотим противостояния», — разоблачает Александр Григорьевич тактику оппозиции. — Это ширма».

Истинное лицо неприятеля, по версии Лукашенко, выдаёт состав оппозиционного Координационного совета:

«Там бывшие, обиженные, которые когда-то походили во власти, и откровенно отвязанные нацисты».

Ну и дела, естественно, тоже:

«Мужики начали прятаться за женщин и детей. У нас это было 75–80 лет назад, как фашисты вперед пускали женщин, а сами за них прятались».

Это, понятно, про «женские марши».

Крайне беспокоит Батьку и используемая оппозиционерами символика: «А этот флаг, вы же видите: портреты Адольфа Гитлера, и кругом висят бело-красно-белые флаги».

Тут, правда, требуется некоторое пояснение. Живому воображению Александра Григорьевича свойственно опережать язык, отчего мысль нередко не успевает оформиться, сливаясь в одном потоке со вспыхивающими в голове ассоциациями.

Никто сегодня с «ликами фюрера» на улицы городов Беларуси, естественно, не выходит. Доказывать обратное не решаются пока даже самые креативные госпропагандисты. Судя по всему, Лукашенко имеет в виду исторические фото времён немецкой оккупации, запечатлевшие публичные мероприятия с участием белорусских коллаборационистов.

Что было, то было: бело-красно-белый стяг действительно использовался пособниками оккупантов. Что, в свою очередь, сегодня активно используется белорусскими властями.

«В знак памяти, скорби и печали на нашей земле установлены тысячи мемориалов и памятников,негодует, к примеру, министр обороны республики Виктор ХРЕНИН. — Мы не можем сегодня спокойно смотреть, как под флагами, под которыми фашисты организовывали массовые убийства белорусов, русских, евреев и других национальностей, в этих священных местах проходят акции».

Зажигательный спич был произнесен на фоне стелы «Минск — город-герой». С началом массовых волнений окружающее комплекс пространство стало одним из основных мест сбора протестующих. Собственно, этот факт и расценивается министром как «осквернение святыни»*.

* Справедливости ради стоит заметить, что стела входит в комплекс Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны, относительно судьбы которого в самом начале протестных акций развернулась дискуссия среди части оппозиционных активистов; музей, который они называют символом «победобесия эпохи Лукашенко», должен быть перепрофилирован в «музей оккупации и террора», а лейтмотивом этого музея должны стать «муки и пытки, которые терпели жители Белоруссии от нацистского, советского и лукашистского режимов», — считают они. — Left.BY.

Есть, впрочем, основания полагать, что Лукашенко и лукашисты малость лицемерят. Бело-красно-белое знамя появилось задолго до Великой Отечественной войны. Это флаг Белорусской Народной Республики, — первого национального государственного образования, возникшего в 1918 году и в том же бурном 1918-м сгинувшего.

301C94D4-2F2A-4329-A903-A1198FC41E7D_w1200_r1И это, между прочим, флаг независимой постсоветской Республики Беларусь — с сентября 1991 года по июнь 1995-го. Нелишним будет напомнить, что свою первую президентскую присягу Лукашенко принимал, не побрезговал, под сенью «фашистского» полотнища. И ничего: небеса над Минском не разверзлись, и Свислочь не потекла вспять.

Кстати, примерно те же претензии, что и своей оппозиции, белорусские власти могут предъявить России: наш государственный флаг, он же флаг Российской империи, активнейшим образом использовался русскими коллаборационистами в период войны. В том числе, увы, теми, кто участвовал в карательных операциях против белорусских партизан. Дивизией Russland, например.

В общем, история — штука сложная. Мерить древними стягами современные политические реалии — занятие не только бессмысленное, но и недостойное. Демагогия, сдобренная фетишизмом.

Ещё меньше в качестве измерительного инструмента подходят заявления политиков. Слово тут против слова: на любое обличение противоборствующего лагеря следует контратака в стиле «сам такой». Что, собственно, мы можем наблюдать и сегодня: противники Лукашенко клеймят его режим как «фашистский» и «оккупационный», а разгоняющих протестные акции омоновцев — как «карателей».

Что ж, попробуем и мы оказать Александру Григорьевичу посильную братскую помощь. Докажем, что он не фашист!

Как?

Есть отличный тест на «фашистскость», сформулированный итальянским писателем и философом Умберто ЭКО в эссе «Вечный фашизм» (1995 год). Думается, этому испытанию смело можно подвергнуть и нашего единственного, как он сам утверждает, союзника. Он ведь легко его выдержит, не правда ли?

Единая Беларусь

Нельзя не заметить, что Эко не был лишь кабинетным исследователем этой темы: «прелести» фашистского режима он испытал на себе. Причем первоначально считал это прелестями безо всяких кавычек. «В 1942 году, в возрасте 10 лет, я завоевал первое место на олимпиаде Ludi Juveniles, проводившейся для итальянских школьников-фашистов (то есть для всех итальянских школьников), — начинается эссе. — Я изощрился с риторической виртуозностью развить тему «Должно ли нам умереть за славу Муссолини и за бессмертную славу Италии?». Я доказал, что должно умереть. Я был умный мальчик».

Тогдашний фашизм, по крайней мере, не пытался скрыть свою суть. Распознать нынешний намного сложнее. «Если до сегодняшних пор подразумевать под «они» тоталитарные правительства, распоряжавшиеся Европой перед Второй мировой войной, можно спать спокойно: они не возродятся в прежнем своем виде среди новых исторических декораций», — писал Эко. Тем не менее сам это поводом для успокоения не считал.

«Ур-фашизм (вечный фашизм. — А.К.) до сих пор около нас, иногда он ходит в штатском, — убеждал писатель. — Было бы так удобно для всех нас, если бы кто-нибудь вылез на мировую арену и сказал: «Хочу снова открыть Освенцим, хочу, чтобы черные рубашки снова замаршировали на парадах на итальянских площадях». Увы, в жизни так хорошо не бывает! Ур-фашизм может представать в самых невинных видах и формах».

Эко выделил 14 «типических характеристик вечного фашизма», подробно расшифровав каждую из них.

Итак, для фашистских режимов и движений характерен «квалитативный популизм». А именно: «Народ предстает как качество, как монолитное единство, выражающее совокупную волю. Поскольку никакое количество человеческих существ на самом деле не может иметь совокупную волю, Вождь претендует на то, чтобы представительствовать от всех… Крепко стоя на своем квалитативном популизме, ур-фашизм ополчается против «прогнивших парламентских демократий».

Посмотрим теперь, что говорит на эту тему сам Александр Григорьевич. Вот из свежего (послание белорусскому народу и Национальному собранию, 4 августа 2020 года):

«Мы с вами 25 лет шли, и нам завидовали. Почему? Потому что от президента до крестьянина мы были единым целым… Пока вертикаль власти сильна и пользуется доверием народа, повторяю, страну никто не расшатает».

Упс, осечка. Ну да один раз — не … Короче, не считается. Вот ещё одно высказывание Батьки на ту же тему: «В нашей стране государство и общество — единый организм…» И ещё одно похожее, и ещё… Нет, как видно, с этим материалом каши не сваришь. Попробуем зайти с другого входа — взглянем, как отношения президента и народа трактуют люди из окружения Лукашенко. Короля ведь, как известно, играет свита.

Вот каковы думы на сей счёт главы МИД республики Владимира МАКЕЯ:

«В Беларуси сформирована единая нация, не раздираемая распрями и внутренними противоречиями. Но главное, сплоченная вокруг своего лидера — президента страны… Белорусский народ сделал мудрый выбор… в пользу суверенного развития Беларуси на собственных уникальных основаниях под руководством народного политического лидера».

О-хо-хо… Похоже, оправдать Александра Григорьевича по этому «пункту обвинения» нам не светит. Но не будем терять надежду. Займёмся другими пунктами.

«В основе ур-фашистской психологии заложена одержимость идеей заговора, по возможности международного, — писал Эко. — Сочлены должны ощущать себя осаждёнными…» Уж тут-то Александр Григорьевич наверняка нас не подведёт.

Но что это? Верить ли своим глазам и ушам? По словам Лукашенко, плетется против него не просто заговор, а прямо-таки вселенский комплот. Прежде всего, разумеется, «внешними агрессорами».

Война и мир

lu16-04-b1dec25c87b8c8313a5eeb156bc9fb96dcf71f56«В течение последних десяти лет они скрупулёзно готовились к нынешнему времени «Ч», — поведал Лукашенко горькую правду «политическому активу страны» (встреча прошла 16 сентября). — Чтобы сразу снять все маски, назовем этих игроков поименно. На уровне глобальных центров это прежде всего Соединённые Штаты Америки… На Европейском континенте активно действовали американские сателлиты: Польша, Литва, Чехия и, к сожалению, Украина. Каждая из этих стран отрабатывала свою роль».

Это, кстати, обновлённые данные о заговоре. Согласно предыдущей версии, активное участие в нём принимала и Россия. Даже, пожалуй, самое активное. Всё-таки вашингтонские «агрессоры» при всех своих зловещих планах не забрасывали на территорию страны отряды боевиков-диверсантов. А Москва, уверял Лукашенко, заслала: «Эти люди (задержанные сотрудники российской ЧВК. — А.К.), они дали показания, были направлены специально в Беларусь».

Потом, правда, концепция, поменялась: Россия как по волшебству превратилась из злой силы в спасительную. Однако версия о плохих людях в российской власти, замысливших взять Беларусь «тёпленькой» и бросить «к какой-то кремлевской башне», не аннулирована, не взята назад. И вряд ли забыта. Скорее — поставлена на паузу. Не стоит удивляться, если однажды Лукашенко к ней вернётся.

Но и это ещё не все враги. Полный масштаб антилукашенковского заговора раскрыл белорусский телеканал СТВ — подконтрольный, как все прочие эфирные телеканалы в стране, властям:

«Чтобы знать суть происходящего, надо понимать, кто нам противостоит… Во всем мире признано, что глубинными процессами управляет так называемое глубинное государство. Его центры есть в Литве, Польше, Украине, России. Даже Китае. Во всем мире. Это тайная паутина, жаждущая мирового господства, где нет сильных лидеров и национальных государств… И они совершают на Беларусь не просто политическую или экономическую атаку. Это мистическая духовная война…»

Уже и не знаешь, огорчаться ли за Александра Григорьевича, что его режим набрал ещё одно фашистское очко. Ведь иначе пришлось бы признать, что мы имеем дело с чисто медицинским случаем — паранойей. В ярко выраженной и крайне запущенной форме.

Будем всё же придерживаться «здоровой» версии. Которая, помимо того, что более почтительна к главе республики, практически не оставляет зазоров. Один пазл филигранно стыкуется с другим.

За примерами далеко ходить не надо. «Победитель в этой войне уже известен», — утверждается в приведенном выше пропагандистском телесюжете. И это не опутавшая мир «тайная паутина», управляющая «глубинными процессами», как можно было бы предположить, исходя из формальной логики. Это в одиночку схлестнувшийся с «мировым злом» Александр Григорьевич Лукашенко.

Сам Лукашенко тоже не устаёт выражать уверенность в том, что «агрессоры», сколько бы многочисленными, могучими и коварными они ни были, обломают об него, «крепкого орешка», зубы. Да, собственно, уже обломали:

«День вступления в должность президента — это день нашей с вами победы, убедительной и судьбоносной…»

Налицо противоречие. С одной стороны, весь белый свет ополчился против бедного Батьки. С другой — он этот враждебный мир «ушатал» одной левой. Малой кровью, могучим ударом. Но такая несуразица, утверждал Эко, характерна как раз для «вечного фашизма».

«Сочлены должны чувствовать себя оскорбленными из-за того, что враги выставляют напоказ богатство, бравируют силой, — писал итальянец. — Это с одной стороны; в то же время сочлены убеждены, что сумеют одолеть любого врага. Так, благодаря колебанию риторических струн, враги рисуются в одно и то же время как и чересчур сильные, и чересчур слабые. По этой причине фашизмы обречены всегда проигрывать войны: они не в состоянии объективно оценивать боеспособность противника».

Миссия невыполнима

Столь же отчётливо видны и прочие перечисленные Эко признаки. В том числе, например, — синкретический «культ традиции», сотканный из разноформных верований и практик (основа сочетаемости, указывал писатель, — «прежде всего пренебрежение к противоречиям»). Чтобы убедиться в его наличии, достаточно взглянуть на список праздничных дней в Республике Беларусь.

Здесь отмечают и День Октябрьской революции (единственная страна на постсоветском пространстве, сохранившая в своём календаре этот праздник), и Радуницу, и оба Рождества, католическое и православное, и День независимости, и День единения народов Беларуси и России…

Налицо также «неприятие модернизма» и «подозрительность по отношению к интеллектуальному миру». Официальные фашистские мыслители, напоминает Эко, «в основном занимались тем, что обвиняли современную им культуру и либеральную интеллигенцию в отходе от вековечных ценностей». Тем же занимаются Лукашенко и его соратники.

В этом легко убедиться, ознакомившись с последними образцами лукашенковской и лукашистской риторики. А заодно — в наличии ещё одного указанного автором «Вечного фашизма» признака: «В глазах ур-фашизма несогласие есть предательство».

«Я их левой сиськой всех выкормил,негодует Александр Григорьевич по поводу «измены» творческой интеллигенции. — Им заплатили — и они побежали, начали поститься, хайповать против Лукашенко… Предательство не прощается даже на небесах».

Невооруженным глазом виден и «популистский элитаризм». Пропаганда, писал Эко, убеждает граждан, что они «составляют собой наилучший народ на свете». Вместе с тем «вождь, который знает, что получил власть не через делегирование, а захватил силой, понимает также, что сила его основывается на слабости массы, и эта масса слаба настолько, чтобы нуждаться в погонщике и заслуживать его».

В пышных речах по торжественным поводам Батька, разумеется, не жалеет хвалебных слов для своего народа. И трудолюбивый он, и мудрый, и стойкий. Но, несомненно, более искренен «народный лидер» в минуты потери контроля над языком. «Народец», «овцы», «крысы» — это всё о них, недостойных его милости подданных.

748998Явственно проглядывает и «культ мужественности», одной из составных частей коего является, согласно Эко, любовь к «военным играм» и к оружию: «Герой ур-фашизма играется с пистолетом, то есть эрзацем фаллоса». Тут даже цитаты не нужны. Достаточно вспомнить недавние кадры: Лукашенко и его сын-подросток вышагивают по территории президентской резиденции с автоматами в руках.

И так далее, и тому подобное. Весь список оглашать, пожалуй, смысла нет. Во-первых, с остальными характеристиками примерно такая же история: совпадения если не один в один, то к тому близкие. Во-вторых, по словам Эко, «достаточно наличия даже одной из них, чтобы начинала конденсироваться фашистская туманность».

В-третьих, Умберто Эко ограничился идеологической сферой. Между тем практика дает не меньшую пищу для размышлений. В качестве примера приведём встретившееся в Сети видео с рассказом девушки, попавшей в руки «защитников стабильности» (к слову, сомнительное видео, есть версия, что «жертва минских омоновцев» сама оказалась координатором беспорядков и провокатором; что, разумеется. не отменяет значимости других видео и свидетельских показаний. — Left.BY).

«Как 41-й год, — слышится сквозь рыдания. — Десять омоновцев меня били. Дубинами били. Оскорбляли, угрожали смертью, снимали штаны с меня. Сказали: по кругу пустят, … (изнасилуют) так, что мама родная не узнает. Сказали: «Вы все, кто против Лукашенко, — быдло тупое. Куда вы выходите, кто вы все такие?..» Меня «животным» обзывали. И относились как к животному. «На землю, на колени!..» 10 лет обещали. За что?!..»

Рассказ, подчеркнём, вполне типичный. Все рассказы людей, схваченных на улицах во время протестных акций, похожи один на другой: избиения — а то и настоящие пытки, — унижения, угрозы убийством… И не только угрозы. Список погибших и пропавших без вести «несогласных» непрерывно увеличивается.

Короче говоря, практика, как ни крути, тоже не в пользу версии о «Лукашенко — борце с фашизмом». В пользу версии прямо противоположной.

Все, сдаемся. Нужно честно признать: миссия провалена, не получилось «отмазать» Александра Григорьевича. Не защитили, а совсем наоборот. Сам Эльман ПАШАЕВ не смог бы, наверное, так «утопить» своего клиента.

Была даже мысль засекретить позорный провал. Но потом подумалось: нет худа без добра. Батька вполне может приспособить эти «инсинуации» для своих нужд — как ещё одно доказательство нацеленного против него всеобщего заговора. Какая-никакая, а помощь союзнику.

Источник — «MK.ru»

___________

Ну и напоследок…. Западные и отечественные левые давно упрекают либералов в «скрытом фашизме», находя многочисленные намеки на фашизм в современном глобализме, неолиберализме и т.д., — так нас убеждают философы франкфуртской школы и все те, на кого они оказали влияние; так же давно радикальные сторонники капитализма и свободного рынка вроде Фридриха ХАЙЕКА и Айн РЭНД ставят на одну доску левых и фашистов за их этатизм и тому подобные «грехи»: «Фашизм – это стадия, достигаемая после того, как коммунизм доказал свою иллюзорность…», — писал Хайек; в недавно вышедшей книге американского правого консерватора Джоны ГОЛДБЕРГА «Либеральный фашизм» утверждается, что фашизм — в не меньшей степени, если не в большей, левое движение, а не правое, и вырос он преимущественно из левой и либеральной политической философии.

Но это так сказать вершина проблемы — высокая теория….

В нашей повседневной истории это выражено иначе. В конце 1980-х — начале 1990-х ещё коммунистические идеологи «фашистами» начали именовать белорусских националистов, представителей БНФ и иже с ним. Потом российская пропаганда пыталась приклеить ярлык «фашистов» украинцам, выбравшим в качестве идеологических ориентиров Бандеру сотоварищи и развязавших (не без помощи самой России) войну на Донбассе. С украинской стороны полетела «обраточка» в виде новоязовских «Путлер» и «рашизм», следом и западная либеральная общественность принялась обличать «фашизм-путинизм».

Вот теперь и мы попали в эту ловушку, где с одной стороны террористический режим белорусского президента поминают как «фашистский», сам он говорит, что «фашизм» не имеет к его политике никакого отношения — в республике «нет противоречий между представителями разных национальностей и религий», тогда как фашизм — это «высшая форма национализма», — и с лёгкостью обращает это «погоняло» на оппонентов.

Впрочем, всё это ведёт только к размыванию, к девальвации самого понятия…

А ещё есть мнение, что Эко запутался сам и запутал нас. Потому что определение не состоит из набора признаков, определение — это, по сути, один ключевой, сущностный признак, присущий явлению, в каких бы разнообразных и замысловатых формах оно нам ни было представлено. Например:

«Фашизм – открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала». — Left.BY.

___________

Читать по теме:

Роджер ГРИФФИН. Фашизм — революция «справа»

Артемий МАГУН. В чём состоит «обыкновенный» фашизм

Александр ТАРАСОВ. Много фашизмов, нехороших, но разных…

__________

Читать ещё:

Красно-белые идут. Кто воевал под флагом белорусской оппозиции и почему он так раздражает Лукашенко

«Вели себя как фашисты». Белорусские милиционеры — о режиме Лукашенко, жестокости на митингах и бунте против системы

Царь зверья. То, что делает Лукашенко в Беларуси, называется — фашизм

Есть ли на Украине фашизм?

Так был фашизм в Германии, или нет?


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


девять − 4 =

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

«Обыкновенный фашизм»? Что сказал бы о Беларуси Умберто Эко (Андрей КАМАКИН, «MK.ru») / Мнения

media.media.1d8ed4cc-a6d0-49cc-a3de-3b4fd678f3de.original700 15/12/2020

Российский либеральный журналист Андрей КАМАКИН на страницах сетевого издания «MK.ru» не первым обратился к известному эссе итальянского философа и историка-медиевиста Умберто ЭКО «Вечный фашизм» — с тем, чтобы сопоставить нынешнюю белорусскую действительность с теми критериями, которые, по мнению Эко, позволяют отнести тот или иной политический режим в разряд «фашистских». При этом, по мнению, Камакина, «режим Лукашенко прошёл тест на фашизм» (как, к слову, по мнению другого российского журналиста и политика несколькими месяцами ранее по той же «методичке» от Эко этот тест «прошёл» и «путинский режим»). Соглашаться или не соглашаться в нашем случае с московским коллегой — это право каждого. Наша задача донести до читателя его позицию и логику…

39qKmBfglCXviggW17pTRg

_______

Александр ЛУКАШЕНКО ведёт трудный бой с «наследниками фашизма», уверяет белорусская госпропаганда. А с недавних пор — и наша, российская, оказывающая Батьке деятельную интернациональную помощь. «Наследники» — это, как нетрудно догадаться, антилукашенковская оппозиция. Но выдвигать подобные обвинения, по идее, вправе лишь тот, кто сам без греха, сам свободен от подозрений того же сорта. В какой мере этому критерию соответствует режим Лукашенко?

Но вначале всё-таки о его оппонентах — какими они видятся Лукашенко и его присным. Враг коварен и хитёр.

«Новый элемент — это попытка убаюкать власть, и особенно силовые структуры: «мы мирные, мы хорошие, понимаете, мы уже не хотим противостояния», — разоблачает Александр Григорьевич тактику оппозиции. — Это ширма».

Истинное лицо неприятеля, по версии Лукашенко, выдаёт состав оппозиционного Координационного совета:

«Там бывшие, обиженные, которые когда-то походили во власти, и откровенно отвязанные нацисты».

Ну и дела, естественно, тоже:

«Мужики начали прятаться за женщин и детей. У нас это было 75–80 лет назад, как фашисты вперед пускали женщин, а сами за них прятались».

Это, понятно, про «женские марши».

Крайне беспокоит Батьку и используемая оппозиционерами символика: «А этот флаг, вы же видите: портреты Адольфа Гитлера, и кругом висят бело-красно-белые флаги».

Тут, правда, требуется некоторое пояснение. Живому воображению Александра Григорьевича свойственно опережать язык, отчего мысль нередко не успевает оформиться, сливаясь в одном потоке со вспыхивающими в голове ассоциациями.

Никто сегодня с «ликами фюрера» на улицы городов Беларуси, естественно, не выходит. Доказывать обратное не решаются пока даже самые креативные госпропагандисты. Судя по всему, Лукашенко имеет в виду исторические фото времён немецкой оккупации, запечатлевшие публичные мероприятия с участием белорусских коллаборационистов.

Что было, то было: бело-красно-белый стяг действительно использовался пособниками оккупантов. Что, в свою очередь, сегодня активно используется белорусскими властями.

«В знак памяти, скорби и печали на нашей земле установлены тысячи мемориалов и памятников,негодует, к примеру, министр обороны республики Виктор ХРЕНИН. — Мы не можем сегодня спокойно смотреть, как под флагами, под которыми фашисты организовывали массовые убийства белорусов, русских, евреев и других национальностей, в этих священных местах проходят акции».

Зажигательный спич был произнесен на фоне стелы «Минск — город-герой». С началом массовых волнений окружающее комплекс пространство стало одним из основных мест сбора протестующих. Собственно, этот факт и расценивается министром как «осквернение святыни»*.

* Справедливости ради стоит заметить, что стела входит в комплекс Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны, относительно судьбы которого в самом начале протестных акций развернулась дискуссия среди части оппозиционных активистов; музей, который они называют символом «победобесия эпохи Лукашенко», должен быть перепрофилирован в «музей оккупации и террора», а лейтмотивом этого музея должны стать «муки и пытки, которые терпели жители Белоруссии от нацистского, советского и лукашистского режимов», — считают они. — Left.BY.

Есть, впрочем, основания полагать, что Лукашенко и лукашисты малость лицемерят. Бело-красно-белое знамя появилось задолго до Великой Отечественной войны. Это флаг Белорусской Народной Республики, — первого национального государственного образования, возникшего в 1918 году и в том же бурном 1918-м сгинувшего.

301C94D4-2F2A-4329-A903-A1198FC41E7D_w1200_r1И это, между прочим, флаг независимой постсоветской Республики Беларусь — с сентября 1991 года по июнь 1995-го. Нелишним будет напомнить, что свою первую президентскую присягу Лукашенко принимал, не побрезговал, под сенью «фашистского» полотнища. И ничего: небеса над Минском не разверзлись, и Свислочь не потекла вспять.

Кстати, примерно те же претензии, что и своей оппозиции, белорусские власти могут предъявить России: наш государственный флаг, он же флаг Российской империи, активнейшим образом использовался русскими коллаборационистами в период войны. В том числе, увы, теми, кто участвовал в карательных операциях против белорусских партизан. Дивизией Russland, например.

В общем, история — штука сложная. Мерить древними стягами современные политические реалии — занятие не только бессмысленное, но и недостойное. Демагогия, сдобренная фетишизмом.

Ещё меньше в качестве измерительного инструмента подходят заявления политиков. Слово тут против слова: на любое обличение противоборствующего лагеря следует контратака в стиле «сам такой». Что, собственно, мы можем наблюдать и сегодня: противники Лукашенко клеймят его режим как «фашистский» и «оккупационный», а разгоняющих протестные акции омоновцев — как «карателей».

Что ж, попробуем и мы оказать Александру Григорьевичу посильную братскую помощь. Докажем, что он не фашист!

Как?

Есть отличный тест на «фашистскость», сформулированный итальянским писателем и философом Умберто ЭКО в эссе «Вечный фашизм» (1995 год). Думается, этому испытанию смело можно подвергнуть и нашего единственного, как он сам утверждает, союзника. Он ведь легко его выдержит, не правда ли?

Единая Беларусь

Нельзя не заметить, что Эко не был лишь кабинетным исследователем этой темы: «прелести» фашистского режима он испытал на себе. Причем первоначально считал это прелестями безо всяких кавычек. «В 1942 году, в возрасте 10 лет, я завоевал первое место на олимпиаде Ludi Juveniles, проводившейся для итальянских школьников-фашистов (то есть для всех итальянских школьников), — начинается эссе. — Я изощрился с риторической виртуозностью развить тему «Должно ли нам умереть за славу Муссолини и за бессмертную славу Италии?». Я доказал, что должно умереть. Я был умный мальчик».

Тогдашний фашизм, по крайней мере, не пытался скрыть свою суть. Распознать нынешний намного сложнее. «Если до сегодняшних пор подразумевать под «они» тоталитарные правительства, распоряжавшиеся Европой перед Второй мировой войной, можно спать спокойно: они не возродятся в прежнем своем виде среди новых исторических декораций», — писал Эко. Тем не менее сам это поводом для успокоения не считал.

«Ур-фашизм (вечный фашизм. — А.К.) до сих пор около нас, иногда он ходит в штатском, — убеждал писатель. — Было бы так удобно для всех нас, если бы кто-нибудь вылез на мировую арену и сказал: «Хочу снова открыть Освенцим, хочу, чтобы черные рубашки снова замаршировали на парадах на итальянских площадях». Увы, в жизни так хорошо не бывает! Ур-фашизм может представать в самых невинных видах и формах».

Эко выделил 14 «типических характеристик вечного фашизма», подробно расшифровав каждую из них.

Итак, для фашистских режимов и движений характерен «квалитативный популизм». А именно: «Народ предстает как качество, как монолитное единство, выражающее совокупную волю. Поскольку никакое количество человеческих существ на самом деле не может иметь совокупную волю, Вождь претендует на то, чтобы представительствовать от всех… Крепко стоя на своем квалитативном популизме, ур-фашизм ополчается против «прогнивших парламентских демократий».

Посмотрим теперь, что говорит на эту тему сам Александр Григорьевич. Вот из свежего (послание белорусскому народу и Национальному собранию, 4 августа 2020 года):

«Мы с вами 25 лет шли, и нам завидовали. Почему? Потому что от президента до крестьянина мы были единым целым… Пока вертикаль власти сильна и пользуется доверием народа, повторяю, страну никто не расшатает».

Упс, осечка. Ну да один раз — не … Короче, не считается. Вот ещё одно высказывание Батьки на ту же тему: «В нашей стране государство и общество — единый организм…» И ещё одно похожее, и ещё… Нет, как видно, с этим материалом каши не сваришь. Попробуем зайти с другого входа — взглянем, как отношения президента и народа трактуют люди из окружения Лукашенко. Короля ведь, как известно, играет свита.

Вот каковы думы на сей счёт главы МИД республики Владимира МАКЕЯ:

«В Беларуси сформирована единая нация, не раздираемая распрями и внутренними противоречиями. Но главное, сплоченная вокруг своего лидера — президента страны… Белорусский народ сделал мудрый выбор… в пользу суверенного развития Беларуси на собственных уникальных основаниях под руководством народного политического лидера».

О-хо-хо… Похоже, оправдать Александра Григорьевича по этому «пункту обвинения» нам не светит. Но не будем терять надежду. Займёмся другими пунктами.

«В основе ур-фашистской психологии заложена одержимость идеей заговора, по возможности международного, — писал Эко. — Сочлены должны ощущать себя осаждёнными…» Уж тут-то Александр Григорьевич наверняка нас не подведёт.

Но что это? Верить ли своим глазам и ушам? По словам Лукашенко, плетется против него не просто заговор, а прямо-таки вселенский комплот. Прежде всего, разумеется, «внешними агрессорами».

Война и мир

lu16-04-b1dec25c87b8c8313a5eeb156bc9fb96dcf71f56«В течение последних десяти лет они скрупулёзно готовились к нынешнему времени «Ч», — поведал Лукашенко горькую правду «политическому активу страны» (встреча прошла 16 сентября). — Чтобы сразу снять все маски, назовем этих игроков поименно. На уровне глобальных центров это прежде всего Соединённые Штаты Америки… На Европейском континенте активно действовали американские сателлиты: Польша, Литва, Чехия и, к сожалению, Украина. Каждая из этих стран отрабатывала свою роль».

Это, кстати, обновлённые данные о заговоре. Согласно предыдущей версии, активное участие в нём принимала и Россия. Даже, пожалуй, самое активное. Всё-таки вашингтонские «агрессоры» при всех своих зловещих планах не забрасывали на территорию страны отряды боевиков-диверсантов. А Москва, уверял Лукашенко, заслала: «Эти люди (задержанные сотрудники российской ЧВК. — А.К.), они дали показания, были направлены специально в Беларусь».

Потом, правда, концепция, поменялась: Россия как по волшебству превратилась из злой силы в спасительную. Однако версия о плохих людях в российской власти, замысливших взять Беларусь «тёпленькой» и бросить «к какой-то кремлевской башне», не аннулирована, не взята назад. И вряд ли забыта. Скорее — поставлена на паузу. Не стоит удивляться, если однажды Лукашенко к ней вернётся.

Но и это ещё не все враги. Полный масштаб антилукашенковского заговора раскрыл белорусский телеканал СТВ — подконтрольный, как все прочие эфирные телеканалы в стране, властям:

«Чтобы знать суть происходящего, надо понимать, кто нам противостоит… Во всем мире признано, что глубинными процессами управляет так называемое глубинное государство. Его центры есть в Литве, Польше, Украине, России. Даже Китае. Во всем мире. Это тайная паутина, жаждущая мирового господства, где нет сильных лидеров и национальных государств… И они совершают на Беларусь не просто политическую или экономическую атаку. Это мистическая духовная война…»

Уже и не знаешь, огорчаться ли за Александра Григорьевича, что его режим набрал ещё одно фашистское очко. Ведь иначе пришлось бы признать, что мы имеем дело с чисто медицинским случаем — паранойей. В ярко выраженной и крайне запущенной форме.

Будем всё же придерживаться «здоровой» версии. Которая, помимо того, что более почтительна к главе республики, практически не оставляет зазоров. Один пазл филигранно стыкуется с другим.

За примерами далеко ходить не надо. «Победитель в этой войне уже известен», — утверждается в приведенном выше пропагандистском телесюжете. И это не опутавшая мир «тайная паутина», управляющая «глубинными процессами», как можно было бы предположить, исходя из формальной логики. Это в одиночку схлестнувшийся с «мировым злом» Александр Григорьевич Лукашенко.

Сам Лукашенко тоже не устаёт выражать уверенность в том, что «агрессоры», сколько бы многочисленными, могучими и коварными они ни были, обломают об него, «крепкого орешка», зубы. Да, собственно, уже обломали:

«День вступления в должность президента — это день нашей с вами победы, убедительной и судьбоносной…»

Налицо противоречие. С одной стороны, весь белый свет ополчился против бедного Батьки. С другой — он этот враждебный мир «ушатал» одной левой. Малой кровью, могучим ударом. Но такая несуразица, утверждал Эко, характерна как раз для «вечного фашизма».

«Сочлены должны чувствовать себя оскорбленными из-за того, что враги выставляют напоказ богатство, бравируют силой, — писал итальянец. — Это с одной стороны; в то же время сочлены убеждены, что сумеют одолеть любого врага. Так, благодаря колебанию риторических струн, враги рисуются в одно и то же время как и чересчур сильные, и чересчур слабые. По этой причине фашизмы обречены всегда проигрывать войны: они не в состоянии объективно оценивать боеспособность противника».

Миссия невыполнима

Столь же отчётливо видны и прочие перечисленные Эко признаки. В том числе, например, — синкретический «культ традиции», сотканный из разноформных верований и практик (основа сочетаемости, указывал писатель, — «прежде всего пренебрежение к противоречиям»). Чтобы убедиться в его наличии, достаточно взглянуть на список праздничных дней в Республике Беларусь.

Здесь отмечают и День Октябрьской революции (единственная страна на постсоветском пространстве, сохранившая в своём календаре этот праздник), и Радуницу, и оба Рождества, католическое и православное, и День независимости, и День единения народов Беларуси и России…

Налицо также «неприятие модернизма» и «подозрительность по отношению к интеллектуальному миру». Официальные фашистские мыслители, напоминает Эко, «в основном занимались тем, что обвиняли современную им культуру и либеральную интеллигенцию в отходе от вековечных ценностей». Тем же занимаются Лукашенко и его соратники.

В этом легко убедиться, ознакомившись с последними образцами лукашенковской и лукашистской риторики. А заодно — в наличии ещё одного указанного автором «Вечного фашизма» признака: «В глазах ур-фашизма несогласие есть предательство».

«Я их левой сиськой всех выкормил,негодует Александр Григорьевич по поводу «измены» творческой интеллигенции. — Им заплатили — и они побежали, начали поститься, хайповать против Лукашенко… Предательство не прощается даже на небесах».

Невооруженным глазом виден и «популистский элитаризм». Пропаганда, писал Эко, убеждает граждан, что они «составляют собой наилучший народ на свете». Вместе с тем «вождь, который знает, что получил власть не через делегирование, а захватил силой, понимает также, что сила его основывается на слабости массы, и эта масса слаба настолько, чтобы нуждаться в погонщике и заслуживать его».

В пышных речах по торжественным поводам Батька, разумеется, не жалеет хвалебных слов для своего народа. И трудолюбивый он, и мудрый, и стойкий. Но, несомненно, более искренен «народный лидер» в минуты потери контроля над языком. «Народец», «овцы», «крысы» — это всё о них, недостойных его милости подданных.

748998Явственно проглядывает и «культ мужественности», одной из составных частей коего является, согласно Эко, любовь к «военным играм» и к оружию: «Герой ур-фашизма играется с пистолетом, то есть эрзацем фаллоса». Тут даже цитаты не нужны. Достаточно вспомнить недавние кадры: Лукашенко и его сын-подросток вышагивают по территории президентской резиденции с автоматами в руках.

И так далее, и тому подобное. Весь список оглашать, пожалуй, смысла нет. Во-первых, с остальными характеристиками примерно такая же история: совпадения если не один в один, то к тому близкие. Во-вторых, по словам Эко, «достаточно наличия даже одной из них, чтобы начинала конденсироваться фашистская туманность».

В-третьих, Умберто Эко ограничился идеологической сферой. Между тем практика дает не меньшую пищу для размышлений. В качестве примера приведём встретившееся в Сети видео с рассказом девушки, попавшей в руки «защитников стабильности» (к слову, сомнительное видео, есть версия, что «жертва минских омоновцев» сама оказалась координатором беспорядков и провокатором; что, разумеется. не отменяет значимости других видео и свидетельских показаний. — Left.BY).

«Как 41-й год, — слышится сквозь рыдания. — Десять омоновцев меня били. Дубинами били. Оскорбляли, угрожали смертью, снимали штаны с меня. Сказали: по кругу пустят, … (изнасилуют) так, что мама родная не узнает. Сказали: «Вы все, кто против Лукашенко, — быдло тупое. Куда вы выходите, кто вы все такие?..» Меня «животным» обзывали. И относились как к животному. «На землю, на колени!..» 10 лет обещали. За что?!..»

Рассказ, подчеркнём, вполне типичный. Все рассказы людей, схваченных на улицах во время протестных акций, похожи один на другой: избиения — а то и настоящие пытки, — унижения, угрозы убийством… И не только угрозы. Список погибших и пропавших без вести «несогласных» непрерывно увеличивается.

Короче говоря, практика, как ни крути, тоже не в пользу версии о «Лукашенко — борце с фашизмом». В пользу версии прямо противоположной.

Все, сдаемся. Нужно честно признать: миссия провалена, не получилось «отмазать» Александра Григорьевича. Не защитили, а совсем наоборот. Сам Эльман ПАШАЕВ не смог бы, наверное, так «утопить» своего клиента.

Была даже мысль засекретить позорный провал. Но потом подумалось: нет худа без добра. Батька вполне может приспособить эти «инсинуации» для своих нужд — как ещё одно доказательство нацеленного против него всеобщего заговора. Какая-никакая, а помощь союзнику.

Источник — «MK.ru»

___________

Ну и напоследок…. Западные и отечественные левые давно упрекают либералов в «скрытом фашизме», находя многочисленные намеки на фашизм в современном глобализме, неолиберализме и т.д., — так нас убеждают философы франкфуртской школы и все те, на кого они оказали влияние; так же давно радикальные сторонники капитализма и свободного рынка вроде Фридриха ХАЙЕКА и Айн РЭНД ставят на одну доску левых и фашистов за их этатизм и тому подобные «грехи»: «Фашизм – это стадия, достигаемая после того, как коммунизм доказал свою иллюзорность…», — писал Хайек; в недавно вышедшей книге американского правого консерватора Джоны ГОЛДБЕРГА «Либеральный фашизм» утверждается, что фашизм — в не меньшей степени, если не в большей, левое движение, а не правое, и вырос он преимущественно из левой и либеральной политической философии.

Но это так сказать вершина проблемы — высокая теория….

В нашей повседневной истории это выражено иначе. В конце 1980-х — начале 1990-х ещё коммунистические идеологи «фашистами» начали именовать белорусских националистов, представителей БНФ и иже с ним. Потом российская пропаганда пыталась приклеить ярлык «фашистов» украинцам, выбравшим в качестве идеологических ориентиров Бандеру сотоварищи и развязавших (не без помощи самой России) войну на Донбассе. С украинской стороны полетела «обраточка» в виде новоязовских «Путлер» и «рашизм», следом и западная либеральная общественность принялась обличать «фашизм-путинизм».

Вот теперь и мы попали в эту ловушку, где с одной стороны террористический режим белорусского президента поминают как «фашистский», сам он говорит, что «фашизм» не имеет к его политике никакого отношения — в республике «нет противоречий между представителями разных национальностей и религий», тогда как фашизм — это «высшая форма национализма», — и с лёгкостью обращает это «погоняло» на оппонентов.

Впрочем, всё это ведёт только к размыванию, к девальвации самого понятия…

А ещё есть мнение, что Эко запутался сам и запутал нас. Потому что определение не состоит из набора признаков, определение — это, по сути, один ключевой, сущностный признак, присущий явлению, в каких бы разнообразных и замысловатых формах оно нам ни было представлено. Например:

«Фашизм – открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала». — Left.BY.

___________

Читать по теме:

Роджер ГРИФФИН. Фашизм — революция «справа»

Артемий МАГУН. В чём состоит «обыкновенный» фашизм

Александр ТАРАСОВ. Много фашизмов, нехороших, но разных…

__________

Читать ещё:

Красно-белые идут. Кто воевал под флагом белорусской оппозиции и почему он так раздражает Лукашенко

«Вели себя как фашисты». Белорусские милиционеры — о режиме Лукашенко, жестокости на митингах и бунте против системы

Царь зверья. То, что делает Лукашенко в Беларуси, называется — фашизм

Есть ли на Украине фашизм?

Так был фашизм в Германии, или нет?

By
@
backtotop