Сергей КАЛЯКИН: Лукашенко только использует левую риторику

Как популист, Александр ЛУКАШЕНКО активно использует левые лозунги. Однако на деле сегодняшняя государственная политика не имеет никакого отношения к левым идеям, заявил в интервью «Товарищ.online» лидер Белорусской партии левых «Справедливый мир» Сергей КАЛЯКИН.

— В 1994 году кандидат от коммунистов занял на президентских выборах последнее место. Это объективный показатель влияния компартии в те годы?

— Те выборы проходили буквально через два года после официальной регистрации ПКБ. Поэтому результат, который получил наш кандидат, не находящийся на значительных должностях, не раскрученный как действующий депутат парламента, отражал реально то, что мы успели сделать.

Конечно, на нашем поле в значительной степени играл кандидат Лукашенко, немного — Кебич. Но мы, выдвигая своего кандидата, ставили другую задачу. Нам было очень важно, чтобы, участвуя в президентских выборах, мы раскрутили в целом партию, рассказали, что она предлагает обществу, чтобы успешно выступить на парламентских выборах 1995 года. И мы с этой задачей успешно справились, так как получили почти четверть всех мандатов в парламенте.

— А могли выставить более сильного кандидата?

— Могли. Мог участвовать в выборах не только я сам, но и другие члены партии, например, Виктор Чикин, Анатолий Лашкевич. Были варианты выдвижения других, но остановились на Василие Новикове. Он тогда был одним из руководителей партии, кандидатом наук, обладал соответствующими человеческими качествами.

— Это был последний кандидат в президенты, напрямую связанный с ПКБ, а затем и «Справедливым миром». Вероятно, не будет такого кандидата и в 2015 году.

— Это не так. Я, например, не уверен, что такого кандидата не будет. Решение по этому вопросу пока не принято, и, вполне возможно, что в президентских выборах будет участвовать и кандидат от «Справедливого мира».

Тут также необходимо отметить, что я был претендентом на участие в выборах и в 2001-м, и в 2006 году, но единым кандидатом от демократических сил, в процедуре избрания которых мы участвовали, были избраны Владимир Гончарик и Александр Милинкевич.

Единственный раз, когда мы пропустили президентскую кампанию со своим кандидатом, — это 2010 год. Было много обстоятельств для принятия такого решения. Мы и сегодня считаем, что поступили правильно.

— Лукашенко вполне уютно чувствует себя на левой поле. На ваш взгляд, как политик Лукашенко – кто?

— Популист, который довольно тонко чувствует конъюнктуру и слова которого достаточно серьезно расходятся с делами. Это человек, который довольно активно использует левую риторику, но воплощает в жизнь правую политику. Особенно это видно сегодня, так как нельзя назвать левой политикой безумный рост цен на все и вся при фактическом замораживании зарплат и пенсий. Это либеральная политика, причем, крайне непопулярная даже у многих западных либералов.

Но, вместе с тем, он говорит о народном социально ориентированном государстве. Благодаря монополии на государственные средства массовой информации разоблачение этого отстает во времени. Но сегодня, я думаю, уже большинство людей понимает, что Лукашенко не является тем политиком, который говорит то, что делает.

— В Европе периодически левые завоевывают высокие места на выборах. Как вы считаете, в Беларуси их идеи востребованы?

— Безусловно, востребованы. Сегодня многие наши оппозиционные политики по различным вопросам выступают с левых позиций. Что касается социально-экономической сферы, то все партии, начиная с либеральных, говорят, понимая настроения в обществе, о необходимости социальной защиты, помощи людям. Сегодня социальные идеи, носителями которых являются левые партии, становятся доминирующими в общественном сознании Беларуси.

— В некоторых постсоветских странах сейчас заметна новая волна ностальгии по СССР. Как вы считаете, почему людей тянет в прошлое, а не будущее?

— Я бы не сказал, что их тянет в СССР. Они просто хотели бы таких же гарантий своего будущего, понятия того, что завтра не будет хуже, чем вчера. Они не хотят реалий политических, которые были в союзе, не хотят политической монополии. Но вместе с тем они бы хотели довольно высоких социальных стандартов, касающихся высокой устойчивости их благосостояния.

Это естественно. Этого хотят люди во всех странах, не только постсоветского пространства. Но в последнее время уровень жизни людей на постсоветском пространстве стал активно понижаться. В Беларуси это особенно заметно. Поэтому ностальгия по стабильности, предсказуемости, по тому, что завтра не будет хуже, чем вчера, востребована людьми.

— Беларусь периодически называют чуть ли не заповедником советского прошлого. А как бы вы охарактеризовали страну, в которой мы с вами живем?

— Ничего общего наша страна с советским союзом не имеет ни по экономическим, ни по многим политическим вопросам. Утверждая обратное, таким образом правые пытаются бороться с левыми у себя стране, показывая, что левые – это Беларусь. Есть подобные заблуждения и у ряда политиков, которые не знают, что происходит у нас в стране. Считаю, что БССР и Беларусь сегодня – это разные страны с разными политическими и экономическими укладами.

— Оппозиция любит критиковать Лукашенко, а что он сделал положительного?

— Беларусь до сих пор существует как независимое государство. Мы имеем довольно приличные показатели по доходам населения, его уровню жизни. Лукашенко сумел доить соседнее государство, очень умело играя на его интересах, и получать довольно серьезные преференции. Но необходимо сказать, что и при другом руководстве можно было бы сделать то же самое, используя свои возможности еще более эффективно.

— Лукашенко при всей нелюбви к его поступкам называют сильным политиком. Как вы считаете, когда в Беларуси появится (или может быть, он уже есть) политик, которому будут верить как действующему президенту?

— Он есть сегодня, просто люди о нем не знают. Вопрос, как этого политика показать людям. Это проблема не только нашего, но и многих авторитарных государств, где отсутствует развитая политическая система. В Беларуси люди не знают, кто является премьер-министром, не говоря уже о вице-премьерах и отраслевых министрах. Это создает иллюзию, что есть только один человек, которого каждый день показывают и который все знает, в том числе, как доить коров и принимать роды.

На самом деле людей, которые по своим кондициям равны действующему президенту, в Беларуси тысячи. Просто одни из них не считают нужным для себя выбирать политический путь и идти во власть. Другие находятся в ситуации, когда им серьезно препятствуют тому, чтобы они смогли раскрутиться на политическом поле.

Если вдруг завтра не станет по каким-то физическим причинам Лукашенко, то сразу найдется новый глава государства, который будет править не хуже, а лучше прежнего.

— Почему же люди не интересуются альтернативой?

— Люди интересуются, но они не знают, где ее брать. Кроме того, у людей есть более важные дела: как накормить и обуть семью, как дать образование детям, как найти работу. Эти проблемы являются главенствующими, а не вопросы политические. К сожалению, люди не всегда понимают, что их социальные проблемы являются следствием политических проблем, существующих в стране.

Оппозиция должна убедить людей, что если они хотят решить свои конкретные проблемы, сначала надо решить проблему изменения ситуации по управлению страной. Но пока люди уровень своих зарплаты и цен не связывают с руководством Беларуси.

Сергей ПАВЛОВCКИЙ, «Товарищ.online»

Источник — «Товарищ.online»


Comments are closed.

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Сергей КАЛЯКИН: Лукашенко только использует левую риторику

kalyakin0104_сr 10/06/2014

Как популист, Александр ЛУКАШЕНКО активно использует левые лозунги. Однако на деле сегодняшняя государственная политика не имеет никакого отношения к левым идеям, заявил в интервью «Товарищ.online» лидер Белорусской партии левых «Справедливый мир» Сергей КАЛЯКИН.

— В 1994 году кандидат от коммунистов занял на президентских выборах последнее место. Это объективный показатель влияния компартии в те годы?

— Те выборы проходили буквально через два года после официальной регистрации ПКБ. Поэтому результат, который получил наш кандидат, не находящийся на значительных должностях, не раскрученный как действующий депутат парламента, отражал реально то, что мы успели сделать.

Конечно, на нашем поле в значительной степени играл кандидат Лукашенко, немного — Кебич. Но мы, выдвигая своего кандидата, ставили другую задачу. Нам было очень важно, чтобы, участвуя в президентских выборах, мы раскрутили в целом партию, рассказали, что она предлагает обществу, чтобы успешно выступить на парламентских выборах 1995 года. И мы с этой задачей успешно справились, так как получили почти четверть всех мандатов в парламенте.

— А могли выставить более сильного кандидата?

— Могли. Мог участвовать в выборах не только я сам, но и другие члены партии, например, Виктор Чикин, Анатолий Лашкевич. Были варианты выдвижения других, но остановились на Василие Новикове. Он тогда был одним из руководителей партии, кандидатом наук, обладал соответствующими человеческими качествами.

— Это был последний кандидат в президенты, напрямую связанный с ПКБ, а затем и «Справедливым миром». Вероятно, не будет такого кандидата и в 2015 году.

— Это не так. Я, например, не уверен, что такого кандидата не будет. Решение по этому вопросу пока не принято, и, вполне возможно, что в президентских выборах будет участвовать и кандидат от «Справедливого мира».

Тут также необходимо отметить, что я был претендентом на участие в выборах и в 2001-м, и в 2006 году, но единым кандидатом от демократических сил, в процедуре избрания которых мы участвовали, были избраны Владимир Гончарик и Александр Милинкевич.

Единственный раз, когда мы пропустили президентскую кампанию со своим кандидатом, — это 2010 год. Было много обстоятельств для принятия такого решения. Мы и сегодня считаем, что поступили правильно.

— Лукашенко вполне уютно чувствует себя на левой поле. На ваш взгляд, как политик Лукашенко – кто?

— Популист, который довольно тонко чувствует конъюнктуру и слова которого достаточно серьезно расходятся с делами. Это человек, который довольно активно использует левую риторику, но воплощает в жизнь правую политику. Особенно это видно сегодня, так как нельзя назвать левой политикой безумный рост цен на все и вся при фактическом замораживании зарплат и пенсий. Это либеральная политика, причем, крайне непопулярная даже у многих западных либералов.

Но, вместе с тем, он говорит о народном социально ориентированном государстве. Благодаря монополии на государственные средства массовой информации разоблачение этого отстает во времени. Но сегодня, я думаю, уже большинство людей понимает, что Лукашенко не является тем политиком, который говорит то, что делает.

— В Европе периодически левые завоевывают высокие места на выборах. Как вы считаете, в Беларуси их идеи востребованы?

— Безусловно, востребованы. Сегодня многие наши оппозиционные политики по различным вопросам выступают с левых позиций. Что касается социально-экономической сферы, то все партии, начиная с либеральных, говорят, понимая настроения в обществе, о необходимости социальной защиты, помощи людям. Сегодня социальные идеи, носителями которых являются левые партии, становятся доминирующими в общественном сознании Беларуси.

— В некоторых постсоветских странах сейчас заметна новая волна ностальгии по СССР. Как вы считаете, почему людей тянет в прошлое, а не будущее?

— Я бы не сказал, что их тянет в СССР. Они просто хотели бы таких же гарантий своего будущего, понятия того, что завтра не будет хуже, чем вчера. Они не хотят реалий политических, которые были в союзе, не хотят политической монополии. Но вместе с тем они бы хотели довольно высоких социальных стандартов, касающихся высокой устойчивости их благосостояния.

Это естественно. Этого хотят люди во всех странах, не только постсоветского пространства. Но в последнее время уровень жизни людей на постсоветском пространстве стал активно понижаться. В Беларуси это особенно заметно. Поэтому ностальгия по стабильности, предсказуемости, по тому, что завтра не будет хуже, чем вчера, востребована людьми.

— Беларусь периодически называют чуть ли не заповедником советского прошлого. А как бы вы охарактеризовали страну, в которой мы с вами живем?

— Ничего общего наша страна с советским союзом не имеет ни по экономическим, ни по многим политическим вопросам. Утверждая обратное, таким образом правые пытаются бороться с левыми у себя стране, показывая, что левые – это Беларусь. Есть подобные заблуждения и у ряда политиков, которые не знают, что происходит у нас в стране. Считаю, что БССР и Беларусь сегодня – это разные страны с разными политическими и экономическими укладами.

— Оппозиция любит критиковать Лукашенко, а что он сделал положительного?

— Беларусь до сих пор существует как независимое государство. Мы имеем довольно приличные показатели по доходам населения, его уровню жизни. Лукашенко сумел доить соседнее государство, очень умело играя на его интересах, и получать довольно серьезные преференции. Но необходимо сказать, что и при другом руководстве можно было бы сделать то же самое, используя свои возможности еще более эффективно.

— Лукашенко при всей нелюбви к его поступкам называют сильным политиком. Как вы считаете, когда в Беларуси появится (или может быть, он уже есть) политик, которому будут верить как действующему президенту?

— Он есть сегодня, просто люди о нем не знают. Вопрос, как этого политика показать людям. Это проблема не только нашего, но и многих авторитарных государств, где отсутствует развитая политическая система. В Беларуси люди не знают, кто является премьер-министром, не говоря уже о вице-премьерах и отраслевых министрах. Это создает иллюзию, что есть только один человек, которого каждый день показывают и который все знает, в том числе, как доить коров и принимать роды.

На самом деле людей, которые по своим кондициям равны действующему президенту, в Беларуси тысячи. Просто одни из них не считают нужным для себя выбирать политический путь и идти во власть. Другие находятся в ситуации, когда им серьезно препятствуют тому, чтобы они смогли раскрутиться на политическом поле.

Если вдруг завтра не станет по каким-то физическим причинам Лукашенко, то сразу найдется новый глава государства, который будет править не хуже, а лучше прежнего.

— Почему же люди не интересуются альтернативой?

— Люди интересуются, но они не знают, где ее брать. Кроме того, у людей есть более важные дела: как накормить и обуть семью, как дать образование детям, как найти работу. Эти проблемы являются главенствующими, а не вопросы политические. К сожалению, люди не всегда понимают, что их социальные проблемы являются следствием политических проблем, существующих в стране.

Оппозиция должна убедить людей, что если они хотят решить свои конкретные проблемы, сначала надо решить проблему изменения ситуации по управлению страной. Но пока люди уровень своих зарплаты и цен не связывают с руководством Беларуси.

Сергей ПАВЛОВCКИЙ, «Товарищ.online»

Источник — «Товарищ.online»

By
@
backtotop