Что делать с «самоедством» левого движения? (Spiked, Великобритания)

Британский онлайн-журнал Spiked (буквально — «Колючий, шипастый»), являющийся своеобразным правопреемником закрытого в  2002 году журнала  Living Marxism, официального органа британской троцкистской Revolutionary Communist Party (RCP), много обсуждает левый активизм в университетской среде. Этому была посвящена и дискуссия, состоявшаяся в ноября 2017 года в Нью-Йоркской школе права. Журнал «Гефтер» в своё время опубликовал выдержки из выступлений участников дискуссии. Доступно и видео дискуссии — но, к сожалению, только на английском языке.

Не превращается ли студенческий левый активизм просто в борьбу групп за «место под солнцем»? Не теряется ли он за успехами феминистской борьбы или баталий за права отдельных групп — левой активности по умолчанию, но при этом никак не связанной с левыми? Эти и другие вопросы задали основную канву дискуссии.

____

В наши дни мы можем говорить о кризисе левого движения, считают участники дискуссии, называя так не столько кризис левых партий, но полномасштабный кризис левой политической идеи: за провозглашаемой теперь на каждом шагу «левизной» стоят социальные, гендерные и возрастные группы, не приобретающие политического измерения.

Участники дискуссии озабочены тем, как легко левое движение всё больше сдаёт свои позиции в опоре на ту концепцию, что какие-то вопросы будут всё равно решены под давлением общественного мнения, а где-то и вовсе достаточно «сетевого» активизма.

Левым активистам надлежит быть осторожными, не превращаясь ни в «вождей» отдельных групп, считают участники дискуссии, которые входят в противостояние с другими группами, ни в агитаторов-критиков, которые всё равно не перекричат популистов. Ближайшая задача для левого движения, если оно не хочет «самоедства», — найти стандарт поведения левого политика, который уже не может быть только борцом за аудиторию или даже за административную власть, но должен создавать саму норму политического взаимодействия.

Брет УАЙНСТАЙН, профессор Эвергрин-колледжа:

Не всякий, кто называет себя левым, действительно левый: современную левизну смешивают с гиперчувствительностью к расовой проблематике, с настаиванием на хрупкости женской психологии, с «параноидальным филистерством» университетских кругов США и Великобритании — всем тем, что свидетельствует о незрелости и инфантилизме университетских движений, к тому же постоянно воссылающих мольбы к той или другой бюрократии в поисках психологического комфорта. Где в этих движениях класс — базис всей левой повестки? То, что называет себя левизной, — скорее реакционность в понимании Де Местра, отрицание универсального человека и универсального понимания человечества… Тот, кто верен ценностям равенства, должен реализовать это на практике. Левые будут находиться в кризисе, пока смотрят на себя как на «популяцию», а не на пропагандистов классовой солидарности нового порядка…

Лаура КИПНИС, профессор Северо-Западного университета:

Левые прошлых поколений боролись с теми формами подавления, которые осознавало общество, но только без левых не находило ни языка, ни инструментов для этой борьбы. Но сейчас общество осознает себя как систему сдержек и противовесов, и поэтому левые должны на смену старому протестному радикализму поставить новый объяснительный радикализм, объясняя, что без ряда новых освободительных решений невозможно собрать политическое как таковое, любая уступка здесь — недооценка того, что Китс называл «негативной возможностью» — полезностью интеллектуальной неопределенности, смешений, отсутствия ригидного подхода к оппонирующим друг другу концепциям. Цель левых — помочь воссоздать демократический эксперимент на новых основаниях, решаясь признать, например, что свобода слова — комфортабельная иллюзия в мире рыночной экономики, не признающем ни малейшего равенства — представляющего собой очередную стратегию господства.

Ангус ДЖОНСТОН, историк, университетский активист:

Левые активисты часто поспешными действиями отталкивают от себя умеренных левых — например, поддержкой сепаратистских движений или же одобрением тех социальных программ, которые заведомо не будут выполнены. Умеренные левые только и могут дать новую жизнь левому движению, благодаря своей способности видеть опасности популизма или огосударствления социальных программ, всякого «штатного» феминизма или благотворительности.

Брендан О’НИЛ, журналист, издатель журнала Spiked:

Слишком часто агитаторы в кампусе авторитарны и сами не замечают, как становятся реакционными, например, требуя моральной оценки любых событий, хотя лучше было бы показывать примеры морального выбора — на будущее. Левое движение может спасти только его внутренняя демократизация, при которой оно выступает не как проводник наиболее ярко и громко выраженных интересов, но как средоточие новаторского морального выбора.

Модератор — Том СЛЕЙТЕР (журнал Spiked)

Источник — «Гефтер»

______

Читать ещё:

«Тяжелое наследие»: почему неолибералы переигрывают левых (Василий КОЛТАШЁВ, «Евразия Эксперт»)

Василий КОЛТАШОВ: «Общество левеет и будет леветь, и это будет оказывать влияние на власть…»

«Левые сбросили с себя политическую ответственность…» Le Figaro (Франция)

Рафаэль ГЛЮКСМАНН: «Никто из левых, похоже, не осознал всей трагичности ситуации»

Кто такие «левые интеллектуалы»?

«Левые — не церковь…»

Энцо ТРАВЕРСО: Новые левые больше не верят в партии, но «используют» их для достижения своих целей


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


5 × = двадцать пять

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Что делать с «самоедством» левого движения? (Spiked, Великобритания)

2 25/05/2020

Британский онлайн-журнал Spiked (буквально — «Колючий, шипастый»), являющийся своеобразным правопреемником закрытого в  2002 году журнала  Living Marxism, официального органа британской троцкистской Revolutionary Communist Party (RCP), много обсуждает левый активизм в университетской среде. Этому была посвящена и дискуссия, состоявшаяся в ноября 2017 года в Нью-Йоркской школе права. Журнал «Гефтер» в своё время опубликовал выдержки из выступлений участников дискуссии. Доступно и видео дискуссии — но, к сожалению, только на английском языке.

Не превращается ли студенческий левый активизм просто в борьбу групп за «место под солнцем»? Не теряется ли он за успехами феминистской борьбы или баталий за права отдельных групп — левой активности по умолчанию, но при этом никак не связанной с левыми? Эти и другие вопросы задали основную канву дискуссии.

____

В наши дни мы можем говорить о кризисе левого движения, считают участники дискуссии, называя так не столько кризис левых партий, но полномасштабный кризис левой политической идеи: за провозглашаемой теперь на каждом шагу «левизной» стоят социальные, гендерные и возрастные группы, не приобретающие политического измерения.

Участники дискуссии озабочены тем, как легко левое движение всё больше сдаёт свои позиции в опоре на ту концепцию, что какие-то вопросы будут всё равно решены под давлением общественного мнения, а где-то и вовсе достаточно «сетевого» активизма.

Левым активистам надлежит быть осторожными, не превращаясь ни в «вождей» отдельных групп, считают участники дискуссии, которые входят в противостояние с другими группами, ни в агитаторов-критиков, которые всё равно не перекричат популистов. Ближайшая задача для левого движения, если оно не хочет «самоедства», — найти стандарт поведения левого политика, который уже не может быть только борцом за аудиторию или даже за административную власть, но должен создавать саму норму политического взаимодействия.

Брет УАЙНСТАЙН, профессор Эвергрин-колледжа:

Не всякий, кто называет себя левым, действительно левый: современную левизну смешивают с гиперчувствительностью к расовой проблематике, с настаиванием на хрупкости женской психологии, с «параноидальным филистерством» университетских кругов США и Великобритании — всем тем, что свидетельствует о незрелости и инфантилизме университетских движений, к тому же постоянно воссылающих мольбы к той или другой бюрократии в поисках психологического комфорта. Где в этих движениях класс — базис всей левой повестки? То, что называет себя левизной, — скорее реакционность в понимании Де Местра, отрицание универсального человека и универсального понимания человечества… Тот, кто верен ценностям равенства, должен реализовать это на практике. Левые будут находиться в кризисе, пока смотрят на себя как на «популяцию», а не на пропагандистов классовой солидарности нового порядка…

Лаура КИПНИС, профессор Северо-Западного университета:

Левые прошлых поколений боролись с теми формами подавления, которые осознавало общество, но только без левых не находило ни языка, ни инструментов для этой борьбы. Но сейчас общество осознает себя как систему сдержек и противовесов, и поэтому левые должны на смену старому протестному радикализму поставить новый объяснительный радикализм, объясняя, что без ряда новых освободительных решений невозможно собрать политическое как таковое, любая уступка здесь — недооценка того, что Китс называл «негативной возможностью» — полезностью интеллектуальной неопределенности, смешений, отсутствия ригидного подхода к оппонирующим друг другу концепциям. Цель левых — помочь воссоздать демократический эксперимент на новых основаниях, решаясь признать, например, что свобода слова — комфортабельная иллюзия в мире рыночной экономики, не признающем ни малейшего равенства — представляющего собой очередную стратегию господства.

Ангус ДЖОНСТОН, историк, университетский активист:

Левые активисты часто поспешными действиями отталкивают от себя умеренных левых — например, поддержкой сепаратистских движений или же одобрением тех социальных программ, которые заведомо не будут выполнены. Умеренные левые только и могут дать новую жизнь левому движению, благодаря своей способности видеть опасности популизма или огосударствления социальных программ, всякого «штатного» феминизма или благотворительности.

Брендан О’НИЛ, журналист, издатель журнала Spiked:

Слишком часто агитаторы в кампусе авторитарны и сами не замечают, как становятся реакционными, например, требуя моральной оценки любых событий, хотя лучше было бы показывать примеры морального выбора — на будущее. Левое движение может спасти только его внутренняя демократизация, при которой оно выступает не как проводник наиболее ярко и громко выраженных интересов, но как средоточие новаторского морального выбора.

Модератор — Том СЛЕЙТЕР (журнал Spiked)

Источник — «Гефтер»

______

Читать ещё:

«Тяжелое наследие»: почему неолибералы переигрывают левых (Василий КОЛТАШЁВ, «Евразия Эксперт»)

Василий КОЛТАШОВ: «Общество левеет и будет леветь, и это будет оказывать влияние на власть…»

«Левые сбросили с себя политическую ответственность…» Le Figaro (Франция)

Рафаэль ГЛЮКСМАНН: «Никто из левых, похоже, не осознал всей трагичности ситуации»

Кто такие «левые интеллектуалы»?

«Левые — не церковь…»

Энцо ТРАВЕРСО: Новые левые больше не верят в партии, но «используют» их для достижения своих целей

By
@
backtotop