Славой ЖИЖЕК: Кому сегодня принадлежит Первомай?

«Возможно пришло время немного отвлечься от пандемии, чтобы увидеть, что именно коронавирус натворил с нашим обществом и что нового мы узнали о себе», — пишет словенский философ и культуролог Славой ЖИЖЕК в своей колонке «May 1 in the viral world is a holiday for the NEW working class« («1 Мая в вирусном мире — праздник для НОВОГО рабочего класса») на RT.com.

5eac031a85f540396d78b874

Женщина проходит мимо фрески в южной части Лондона, на которой изображены врачи и медсестры, а Великобритания по-прежнему находится в «заключении», чтобы сдержать распространение коронавируса. Фото: Getty Images / Dominic Lipinski / PA Images

Первое, что бросается в глаза: вопреки дешевому девизу «мы все в одной лодке», классовые различия только укрепились. В самом низу нашей иерархии находятся беженцы, люди, попавшие в зоны военных действий, — те, чья жизнь настолько обездолена, что для них пандемия не является главной проблемой. Хотя эти люди до сих пор в основном игнорируются СМИ, нас обстреливают сентиментальными историями медсестер прямо с фронта борьбы с вирусом. Но медсестры — это только самая заметная часть целого класса «социальных работников», которая эксплуатируется — хотя и не так, как эксплуатировался «старый» рабочий класс, данный в марксистском воображении. Вместо этого, как выразился Дэвид ХАРВИ, эти люди образуют «новый рабочий класс».

Он пишет:

«Трудовые ресурсы, которые, как ожидается, будут заботиться о растущем числе больных или предоставлять минимальные услуги, позволяющие воспроизводить повседневную жизнь, как правило, в высшей степени подвержены гендерному, расовому и этническому разделению. Это «новый рабочий класс», который находится в авангарде современного капитализма. Его члены должны нести два бремени одновременно: во-первых, они являются трудящимися, которые больше всего рискуют заразиться вирусом в результате своей работы и, во-вторых, быть уволенными без каких-либо финансовых ресурсов из-за сокращений расходов, вызванных эпидемией. Современный рабочий класс в Соединённых Штатах, состоящий преимущественно из афро-американцев, латино-американцев и женщин на почасовой работе, сталкивается с уродливым выбором: между заражением в процессе ухода за людьми и сохранением ключевых форм обеспечения (например, продуктами), и безработицей без каких-либо льгот (например, адекватного медицинского обслуживания)».

Именно поэтому во Франции бунты начались в бедных северных пригородах Парижа, где живут те, кто обслуживает богачей. И именно поэтому в последние недели в Сингапуре произошёл резкий всплеск коронавирусной инфекции в общежитиях для иностранных рабочих.

Как сообщает CNN,

«в Сингапуре проживает около 1,4 млн. рабочих-мигрантов, которые в основном приезжают из Южной и Юго-Восточной Азии. Будучи домашней прислугой, строителями и кустарными рабочими, эти мигранты играют важнейшую роль в поддержании экономики Сингапура, но в то же время являются одними из самых низкооплачиваемых и наиболее уязвимых жителей города».

Этот новый рабочий класс всё время присутствовал — пандемия только привлекла к нему внимание.

Чтобы правильно определить этот сектор, Бруно ЛАТУР и Николай ШУЛЬЦ придумали термин «геосоциальный класс». Многие из этих людей эксплуатируются не в классическом марксистском смысле теми, кто владеет средствами производства; вместо этого они эксплуатируются через материальные условия их жизни: за счёт доступа к чистой воде и воздуху, здравоохранению и системам безопасности. Местное население эксплуатируется, когда его земли используются для ориентированного на экспорт крупномасштабного сельского хозяйства или для экстенсивной добычи полезных ископаемых. Даже если люди не работают на иностранную компанию, их эксплуатируют в том простом смысле, что они лишены возможности в полной мере использовать свою землю, что позволяло бы им поддерживать свой образ жизни.

Возьмём, к примеру, сомалийских пиратов: они пошли в пираты, потому что их морское побережье было истощено иностранными компаниями, занимающимися там промышленным рыболовством. Часть их территории была присвоена развитыми странами и использовалась для поддержания нашего образа жизни, в то время как численность этих людей сокращалась.

В связи с этим Латур предлагает заменить термин «присвоение прибавочной стоимости» термином «присвоение прибавочной стоимости существования», где «существование» относится к необходимым материальным условиям жизни.

Как мы выяснили, во время пандемии, когда даже заводы закрываются, геосоциальный класс «социальных работников» должен продолжать трудиться. Поэтому, кажется уместным посвятить именно им нынешний праздник 1 Мая, а не классическому промышленному рабочему классу. Именно они являются на самом деле объектом сверх-эксплуатации: эксплуатируемыми, когда они трудятся, при том, что их работа в значительной степени невидима, и эксплуатируемыми даже тогда, когда они не работают – за счёт своих материальных условий [жизни].

Они эксплуатируются не только посредством того, что они производят — они эксплуатируются самим фактом своего существования.

Вечная мечта богатых — это территория, полностью отделенная от «грязного» жилья бедняков. Вспомните все эти постапокалиптические блокбастеры, такие, как, например, фильм  Нила БЛОМКАМПА «Элизиум«, действие которого происходит в 2154 году и в котором элита живёт на гигантской искусственной космической станции, в то время как остальное население остаётся на разрушенной Земле, которая выглядит как огромные латиноамериканские «фавелы». В современном реальном мире, тем временем, опасаясь некой глобальной катастрофы, богатые прямо сейчас скупают виллы в Новой Зеландии или ремонтируют атомные бункеры времён «холодной войны» в Скалистых горах.

Но проблема пандемии в том, что невозможно полностью изолировать себя.

Как пуповину, которую невозможно разорвать, связь с загрязнённой реальностью неизбежна, независимо от социального статуса.

Источник — Центр политического анализа

_______

Читать ещё:

Бруно ЛАТУР: «Самые богатые отказались от идеи общего мира»

Славой ЖИЖЕК: «Коронавирус заставит нас заново изобрести «коммунизм», основанный на доверии к людям и науке…»

СМИ: Вирус показал смертельную пропасть между бедными и богатыми

Вальтер САНЧЕС (IndustriALL): Неолиберальная политика, разрушавшая систему государственных услуг, несёт ответственность за коронавирус

Славой ЖИЖЕК: «Я пессимистичный коммунист, но всё равно коммунист…»

Славой ЖИЖЕК: «Сначала надо ввязаться в бой…»

Славой ЖИЖЕК. Идеология — это хомяк…


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


5 × = сорок

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Славой ЖИЖЕК: Кому сегодня принадлежит Первомай?

slavoj-zizek 05/05/2020

«Возможно пришло время немного отвлечься от пандемии, чтобы увидеть, что именно коронавирус натворил с нашим обществом и что нового мы узнали о себе», — пишет словенский философ и культуролог Славой ЖИЖЕК в своей колонке «May 1 in the viral world is a holiday for the NEW working class« («1 Мая в вирусном мире — праздник для НОВОГО рабочего класса») на RT.com.

5eac031a85f540396d78b874

Женщина проходит мимо фрески в южной части Лондона, на которой изображены врачи и медсестры, а Великобритания по-прежнему находится в «заключении», чтобы сдержать распространение коронавируса. Фото: Getty Images / Dominic Lipinski / PA Images

Первое, что бросается в глаза: вопреки дешевому девизу «мы все в одной лодке», классовые различия только укрепились. В самом низу нашей иерархии находятся беженцы, люди, попавшие в зоны военных действий, — те, чья жизнь настолько обездолена, что для них пандемия не является главной проблемой. Хотя эти люди до сих пор в основном игнорируются СМИ, нас обстреливают сентиментальными историями медсестер прямо с фронта борьбы с вирусом. Но медсестры — это только самая заметная часть целого класса «социальных работников», которая эксплуатируется — хотя и не так, как эксплуатировался «старый» рабочий класс, данный в марксистском воображении. Вместо этого, как выразился Дэвид ХАРВИ, эти люди образуют «новый рабочий класс».

Он пишет:

«Трудовые ресурсы, которые, как ожидается, будут заботиться о растущем числе больных или предоставлять минимальные услуги, позволяющие воспроизводить повседневную жизнь, как правило, в высшей степени подвержены гендерному, расовому и этническому разделению. Это «новый рабочий класс», который находится в авангарде современного капитализма. Его члены должны нести два бремени одновременно: во-первых, они являются трудящимися, которые больше всего рискуют заразиться вирусом в результате своей работы и, во-вторых, быть уволенными без каких-либо финансовых ресурсов из-за сокращений расходов, вызванных эпидемией. Современный рабочий класс в Соединённых Штатах, состоящий преимущественно из афро-американцев, латино-американцев и женщин на почасовой работе, сталкивается с уродливым выбором: между заражением в процессе ухода за людьми и сохранением ключевых форм обеспечения (например, продуктами), и безработицей без каких-либо льгот (например, адекватного медицинского обслуживания)».

Именно поэтому во Франции бунты начались в бедных северных пригородах Парижа, где живут те, кто обслуживает богачей. И именно поэтому в последние недели в Сингапуре произошёл резкий всплеск коронавирусной инфекции в общежитиях для иностранных рабочих.

Как сообщает CNN,

«в Сингапуре проживает около 1,4 млн. рабочих-мигрантов, которые в основном приезжают из Южной и Юго-Восточной Азии. Будучи домашней прислугой, строителями и кустарными рабочими, эти мигранты играют важнейшую роль в поддержании экономики Сингапура, но в то же время являются одними из самых низкооплачиваемых и наиболее уязвимых жителей города».

Этот новый рабочий класс всё время присутствовал — пандемия только привлекла к нему внимание.

Чтобы правильно определить этот сектор, Бруно ЛАТУР и Николай ШУЛЬЦ придумали термин «геосоциальный класс». Многие из этих людей эксплуатируются не в классическом марксистском смысле теми, кто владеет средствами производства; вместо этого они эксплуатируются через материальные условия их жизни: за счёт доступа к чистой воде и воздуху, здравоохранению и системам безопасности. Местное население эксплуатируется, когда его земли используются для ориентированного на экспорт крупномасштабного сельского хозяйства или для экстенсивной добычи полезных ископаемых. Даже если люди не работают на иностранную компанию, их эксплуатируют в том простом смысле, что они лишены возможности в полной мере использовать свою землю, что позволяло бы им поддерживать свой образ жизни.

Возьмём, к примеру, сомалийских пиратов: они пошли в пираты, потому что их морское побережье было истощено иностранными компаниями, занимающимися там промышленным рыболовством. Часть их территории была присвоена развитыми странами и использовалась для поддержания нашего образа жизни, в то время как численность этих людей сокращалась.

В связи с этим Латур предлагает заменить термин «присвоение прибавочной стоимости» термином «присвоение прибавочной стоимости существования», где «существование» относится к необходимым материальным условиям жизни.

Как мы выяснили, во время пандемии, когда даже заводы закрываются, геосоциальный класс «социальных работников» должен продолжать трудиться. Поэтому, кажется уместным посвятить именно им нынешний праздник 1 Мая, а не классическому промышленному рабочему классу. Именно они являются на самом деле объектом сверх-эксплуатации: эксплуатируемыми, когда они трудятся, при том, что их работа в значительной степени невидима, и эксплуатируемыми даже тогда, когда они не работают – за счёт своих материальных условий [жизни].

Они эксплуатируются не только посредством того, что они производят — они эксплуатируются самим фактом своего существования.

Вечная мечта богатых — это территория, полностью отделенная от «грязного» жилья бедняков. Вспомните все эти постапокалиптические блокбастеры, такие, как, например, фильм  Нила БЛОМКАМПА «Элизиум«, действие которого происходит в 2154 году и в котором элита живёт на гигантской искусственной космической станции, в то время как остальное население остаётся на разрушенной Земле, которая выглядит как огромные латиноамериканские «фавелы». В современном реальном мире, тем временем, опасаясь некой глобальной катастрофы, богатые прямо сейчас скупают виллы в Новой Зеландии или ремонтируют атомные бункеры времён «холодной войны» в Скалистых горах.

Но проблема пандемии в том, что невозможно полностью изолировать себя.

Как пуповину, которую невозможно разорвать, связь с загрязнённой реальностью неизбежна, независимо от социального статуса.

Источник — Центр политического анализа

_______

Читать ещё:

Бруно ЛАТУР: «Самые богатые отказались от идеи общего мира»

Славой ЖИЖЕК: «Коронавирус заставит нас заново изобрести «коммунизм», основанный на доверии к людям и науке…»

СМИ: Вирус показал смертельную пропасть между бедными и богатыми

Вальтер САНЧЕС (IndustriALL): Неолиберальная политика, разрушавшая систему государственных услуг, несёт ответственность за коронавирус

Славой ЖИЖЕК: «Я пессимистичный коммунист, но всё равно коммунист…»

Славой ЖИЖЕК: «Сначала надо ввязаться в бой…»

Славой ЖИЖЕК. Идеология — это хомяк…

By
@
backtotop