Славой ЖИЖЕК: «Коронавирус заставит нас заново изобрести «коммунизм», основанный на доверии к людям и науке…»

Славой ЖИЖЕК — известнейший словенский социальный философ, культуролог и психоаналитик, обычно относимый к  фрейдомарксизму — ещё в феврале отметился колонкой «Coronavirus is ‘Kill Bill’-esque blow to capitalism and could lead to reinvention of communism» («Коронавирус — это «смертельный удар Билла» по капитализму, который может привести к возрождению коммунизма»), написанной для RT.com, которая вызвала неоднозначные оценки читающей публики, в том числе и за использование слова «коммунизм» в заглавии и призывы его «переизобрести». Теперь мы посмотрим, что не так…  Перевод статьи на русский предложил «Центр политического анализа», мы только немного уточнили его.

1467576113543

Продолжающееся распространение эпидемии коронавируса также спровоцировало распространение эпидемии идеологических вирусов, которые дремлют в наших обществах: фальшивых новостей, параноидальных теорий заговора, вспышек расизма.

Вполне обоснованная медицинская потребность в карантине нашла отражение в идеологическом давлении, требующем установления чётких границ, и карантина врагов, представляющих угрозу нашей идентичности.

Но, может быть, другой — и гораздо более полезный — идеологический «вирус» распространится и, будем надеяться, заразит нас: «вирус» мышления об альтернативном обществе, обществе за пределами национального государства, обществе, которое реализует себя в форме глобальной солидарности и сотрудничества.

Сегодня часто звучат предположения, что коронавирус может привести к падению коммунистической власти в Китае, точно так же, как (что признал сам Горбачёв) Чернобыльская катастрофа стала событием, спровоцировавшим окончание советского коммунизма.

Но здесь есть парадокс: коронавирус также заставит нас заново изобрести «коммунизм», основанный на доверии к людям и к науке.

5e57e77020302716dd6c0b91

В финальной сцене фильма Квентина ТАРАНТИНО «Убить Билла 2» Беатрикс отключает злого Билла и наносит ему приём «разрыв сердца Five Point Palm» — самый смертельный удар во всех единоборствах. Приём состоит из комбинации пяти ударов кончиками пальцев в пять различных точек тела врага. После того, как враг сделает пять шагов, его сердце разрывается и тело падает на землю.

Эта атака является частью мифологии боевых искусств и невозможна в настоящем рукопашном бою. Но, возвращаясь к фильму, после того, как Беатрикс делает это, Билл спокойно заключает с ней мир, делает пять шагов и умирает…

Что делает эту сцену такой увлекательной, так это время между применением приёма и моментом смерти: я могу вести приятную беседу, пока сижу спокойно, но всё это время я осознаю, что в тот момент, когда я начну ходить, моё сердце взорвётся и я упаду замертво.

Не так ли выглядит идея тех, кто предполагает, что коронавирусная эпидемия может привести к падению коммунистического правления в Китае? Как некий социальный «приём разрыва сердца Five Point Palm«, реализованный на коммунистическом режиме этой страны: власть может ждать, наблюдать и организовывать карантин, но любые реальные изменения в социальном порядке (например, доверие к народу) приведут к её падению.

Моё скромное мнение гораздо более радикально: эпидемия коронавируса — это своего рода применение «приёма разрыва сердца Five Point Palm» на глобальную капиталистическую систему — сигнал о том, что мы не можем идти по тому пути, по которому шли до сих пор, что нужны радикальные изменения.

Печально, но нам нужна катастрофа…

Много лет назад Фредрик ДЖЕЙМИСОН обратил внимание на утопический потенциал фильмов о космической катастрофе (астероид, угрожающий жизни на Земле, или вирус, убивающий человечество). Такая глобальная угроза порождает глобальную солидарность, наши мелкие различия становятся незначительными, мы все вместе работаем над поиском решения — и вот мы здесь, в реальной жизни. Дело не в том, чтобы садистски наслаждаться широко распространёнными страданиями в той мере, в какой это помогает нашему делу — наоборот, дело в том, чтобы поразмышлять над печальным фактом, что нам нужна катастрофа, чтобы мы могли переосмыслить самые основные черты общества, в котором мы живём.

Первой расплывчатой моделью такой глобальной координации является Всемирная организация здравоохранения, от которой мы получаем не обычную бюрократическую тарабарщину, а точные предупреждения, провозглашаемые без паники. Таким организациям следует предоставить больше исполнительных полномочий.

Берни САНДЕРСА высмеивают скептики за то, что он выступает за всеобщее здравоохранение в США, но разве урок эпидемии коронавируса не в том, что нужно ещё больше, что мы должны начать создавать некую глобальную сеть здравоохранения?

На следующий день после того, как заместитель министра здравоохранения Ирана Ирадж ХАРИРЧИ явился на пресс-конференцию, чтобы преуменьшить масштабы распространения коронавируса и утверждать, что в массовом карантине нет необходимости, он сделал короткое заявление, признав, что заразился коронавирусом и поместился в изолятор (уже во время своего первого появления на телевидении у него появились признаки лихорадки и слабости). Харирчи добавил:

«Этот вирус демократичен и не делает различия между бедными и богатыми или между государственным деятелем и обычным гражданином».

В этом он был прав — мы все в одной лодке. Трудно не заметить высшую иронию того, что то, что нас всех объединило и подтолкнуло к глобальной солидарности, выражает себя на уровне повседневной жизни строгими предписаниями избегать тесных контактов с другими, вплоть до самоизоляции.

И мы имеем дело не только с угрозами распространения вируса — на горизонте или уже происходят другие катастрофы: засухи, жара, мощные шторма и так далее. Во всех этих случаях ответ — не паника, а тяжелая и срочная работа по установлению некоей эффективной глобальной координации.

Правда ли, что мы будем в безопасности только в виртуальной реальности?

Первая иллюзия, которую нужно развеять, — это иллюзия, сформулированная президентом США Дональдом ТРАМПОМ во время его недавнего визита в Индию, где он сказал, что эпидемия быстро отступит, и нам остается только переждать всплеск, и тогда жизнь вернётся в нормальное русло.

Вопреки всем этим слишком наивным надеждам, первое, что нужно принять, это то, что опасность пришла, и она не уйдёт. Даже если эта волна отступит, она вновь появится в новых, может быть даже более опасных, формах.

По этой причине мы можем ожидать, что эпидемии вскоре повлияют на наши самые элементарные взаимодействия с другими людьми и объектами вокруг нас, включая наше собственное тело — избегайте прикасаться к вещам, которые могут быть (незаметно) «загрязнёнными», не прикасайтесь к дверным ручкам, не садитесь на сиденья унитаза или общественные скамейки, не обнимайте людей и не пожимайте им руку. Мы даже можем быть более осторожны со своими непроизвольными действиями: не прикасайтесь к носу и не трите глаза.

Поэтому не только государство и другие органы будут нас контролировать, мы должны научиться контролировать и дисциплинировать самих себя. Может быть, только виртуальная реальность будет считаться безопасной, а свободное передвижение в открытом пространстве будет ограничено островами, принадлежащими сверх-богатым.

Но даже здесь, на уровне виртуальной реальности и интернета, мы должны напоминать себе, что в последние десятилетия термины «вирус» и «вирусный» в основном использовались для обозначения цифровых вирусов, которые заражали наше веб-пространство и о которых мы не знали, по крайней мере, до тех пор, пока их разрушительная сила (скажем, уничтожение наших данных или нашего жёсткого диска) не проявлялась. То, что мы видим сейчас, это массовый возврат к первоначальному буквальному значению этого термина: вирусные инфекции работают рука об руку в обоих измерениях, как в реальном, так и в виртуальном.

Возвращение капиталистического анимизма

Ещё одним странным феноменом, который мы можем наблюдать, является триумфальное возвращение капиталистического анимизма, отношения к таким социальным явлениям, как рынки или финансовый капитал, как к живым существам. Если читать наши ведущие СМИ, то создается впечатление, что на самом деле мы должны беспокоиться не о тысячах уже умерших (и ещё о тысячах, которые умрут), а о том, что «рынки нервничают». Коронавирус всё больше нарушает бесперебойную работу мирового рынка и, как мы слышали, рост может упасть на 2-3%.

Разве всё это не свидетельствует о настоятельной необходимости реорганизации мировой экономики, которая больше не будет зависеть от рыночных механизмов? Мы говорим здесь не о старом коммунизме, конечно, а о какой-то глобальной организации, которая может контролировать и регулировать экономику, а также ограничивать суверенитет национальных государств, когда это необходимо. В прошлом страны могли это делать во время войны, а сейчас все мы фактически приближаемся к состоянию медицинской войны.

Кроме того, мы не должны бояться отметить некоторые потенциально благоприятные побочные эффекты эпидемии. Одним из символов эпидемии являются пассажиры, «застрявшие» (помещённые в карантин) на больших круизных кораблях – есть соблазн сказать, что это хорошее избавление от непристойностей таких кораблей. (Надо только быть осторожными, чтобы путешествия на одинокие острова или другие эксклюзивные курорты не стало вновь привилегией немногих богачей, как это было десятки лет назад с полетами на самолетах). На производстве автомобилей также серьёзно сказывается коронавирус — что не так уж плохо, так как это может заставить нас задуматься об альтернативах нашей одержимости отдельными транспортными средствами. Список можно продолжить.

Недавно премьер-министр Венгрии Виктор ОРБАН заявил:

«Либералов не бывает. Либерал — это не более чем коммунист с дипломом».

А что, если истиной является обратное? Если мы обозначим «либералами» всех тех, кто заботится о наших свободах, и «коммунистами» тех, кто осознает, что мы можем спасти эти свободы только при радикальных изменениях, поскольку глобальный капитализм приближается к кризису? Тогда надо сказать, что сегодня те, кто всё ещё признают себя коммунистами, — это либералы с дипломом — либералы, которые всерьёз изучили, почему наши либеральные ценности находятся под угрозой, и поняли, что только радикальные изменения могут их спасти.

Источник — «Центр политического анализа»

_______

Читать по теме:

Коронавирус, экономический кризис и безусловный базовый доход

Шаран БАРРОУ (МКП): В ситуации коронавируса нам необходим новый общественный договор, новое обязательство делиться мировым богатством с каждым работающим человеком

Принуждение к переменам. Чему учит коронавирус 

В США работники Instacart требуют дополнительных гарантий за работу в условиях эпидемии COVID-19. Российские курьеры хотят хотя бы полноценных трудовых контрактов


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


3 × = восемнадцать

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Славой ЖИЖЕК: «Коронавирус заставит нас заново изобрести «коммунизм», основанный на доверии к людям и науке…»

1467576113543 20/04/2020

Славой ЖИЖЕК — известнейший словенский социальный философ, культуролог и психоаналитик, обычно относимый к  фрейдомарксизму — ещё в феврале отметился колонкой «Coronavirus is ‘Kill Bill’-esque blow to capitalism and could lead to reinvention of communism» («Коронавирус — это «смертельный удар Билла» по капитализму, который может привести к возрождению коммунизма»), написанной для RT.com, которая вызвала неоднозначные оценки читающей публики, в том числе и за использование слова «коммунизм» в заглавии и призывы его «переизобрести». Теперь мы посмотрим, что не так…  Перевод статьи на русский предложил «Центр политического анализа», мы только немного уточнили его.

1467576113543

Продолжающееся распространение эпидемии коронавируса также спровоцировало распространение эпидемии идеологических вирусов, которые дремлют в наших обществах: фальшивых новостей, параноидальных теорий заговора, вспышек расизма.

Вполне обоснованная медицинская потребность в карантине нашла отражение в идеологическом давлении, требующем установления чётких границ, и карантина врагов, представляющих угрозу нашей идентичности.

Но, может быть, другой — и гораздо более полезный — идеологический «вирус» распространится и, будем надеяться, заразит нас: «вирус» мышления об альтернативном обществе, обществе за пределами национального государства, обществе, которое реализует себя в форме глобальной солидарности и сотрудничества.

Сегодня часто звучат предположения, что коронавирус может привести к падению коммунистической власти в Китае, точно так же, как (что признал сам Горбачёв) Чернобыльская катастрофа стала событием, спровоцировавшим окончание советского коммунизма.

Но здесь есть парадокс: коронавирус также заставит нас заново изобрести «коммунизм», основанный на доверии к людям и к науке.

5e57e77020302716dd6c0b91

В финальной сцене фильма Квентина ТАРАНТИНО «Убить Билла 2» Беатрикс отключает злого Билла и наносит ему приём «разрыв сердца Five Point Palm» — самый смертельный удар во всех единоборствах. Приём состоит из комбинации пяти ударов кончиками пальцев в пять различных точек тела врага. После того, как враг сделает пять шагов, его сердце разрывается и тело падает на землю.

Эта атака является частью мифологии боевых искусств и невозможна в настоящем рукопашном бою. Но, возвращаясь к фильму, после того, как Беатрикс делает это, Билл спокойно заключает с ней мир, делает пять шагов и умирает…

Что делает эту сцену такой увлекательной, так это время между применением приёма и моментом смерти: я могу вести приятную беседу, пока сижу спокойно, но всё это время я осознаю, что в тот момент, когда я начну ходить, моё сердце взорвётся и я упаду замертво.

Не так ли выглядит идея тех, кто предполагает, что коронавирусная эпидемия может привести к падению коммунистического правления в Китае? Как некий социальный «приём разрыва сердца Five Point Palm«, реализованный на коммунистическом режиме этой страны: власть может ждать, наблюдать и организовывать карантин, но любые реальные изменения в социальном порядке (например, доверие к народу) приведут к её падению.

Моё скромное мнение гораздо более радикально: эпидемия коронавируса — это своего рода применение «приёма разрыва сердца Five Point Palm» на глобальную капиталистическую систему — сигнал о том, что мы не можем идти по тому пути, по которому шли до сих пор, что нужны радикальные изменения.

Печально, но нам нужна катастрофа…

Много лет назад Фредрик ДЖЕЙМИСОН обратил внимание на утопический потенциал фильмов о космической катастрофе (астероид, угрожающий жизни на Земле, или вирус, убивающий человечество). Такая глобальная угроза порождает глобальную солидарность, наши мелкие различия становятся незначительными, мы все вместе работаем над поиском решения — и вот мы здесь, в реальной жизни. Дело не в том, чтобы садистски наслаждаться широко распространёнными страданиями в той мере, в какой это помогает нашему делу — наоборот, дело в том, чтобы поразмышлять над печальным фактом, что нам нужна катастрофа, чтобы мы могли переосмыслить самые основные черты общества, в котором мы живём.

Первой расплывчатой моделью такой глобальной координации является Всемирная организация здравоохранения, от которой мы получаем не обычную бюрократическую тарабарщину, а точные предупреждения, провозглашаемые без паники. Таким организациям следует предоставить больше исполнительных полномочий.

Берни САНДЕРСА высмеивают скептики за то, что он выступает за всеобщее здравоохранение в США, но разве урок эпидемии коронавируса не в том, что нужно ещё больше, что мы должны начать создавать некую глобальную сеть здравоохранения?

На следующий день после того, как заместитель министра здравоохранения Ирана Ирадж ХАРИРЧИ явился на пресс-конференцию, чтобы преуменьшить масштабы распространения коронавируса и утверждать, что в массовом карантине нет необходимости, он сделал короткое заявление, признав, что заразился коронавирусом и поместился в изолятор (уже во время своего первого появления на телевидении у него появились признаки лихорадки и слабости). Харирчи добавил:

«Этот вирус демократичен и не делает различия между бедными и богатыми или между государственным деятелем и обычным гражданином».

В этом он был прав — мы все в одной лодке. Трудно не заметить высшую иронию того, что то, что нас всех объединило и подтолкнуло к глобальной солидарности, выражает себя на уровне повседневной жизни строгими предписаниями избегать тесных контактов с другими, вплоть до самоизоляции.

И мы имеем дело не только с угрозами распространения вируса — на горизонте или уже происходят другие катастрофы: засухи, жара, мощные шторма и так далее. Во всех этих случаях ответ — не паника, а тяжелая и срочная работа по установлению некоей эффективной глобальной координации.

Правда ли, что мы будем в безопасности только в виртуальной реальности?

Первая иллюзия, которую нужно развеять, — это иллюзия, сформулированная президентом США Дональдом ТРАМПОМ во время его недавнего визита в Индию, где он сказал, что эпидемия быстро отступит, и нам остается только переждать всплеск, и тогда жизнь вернётся в нормальное русло.

Вопреки всем этим слишком наивным надеждам, первое, что нужно принять, это то, что опасность пришла, и она не уйдёт. Даже если эта волна отступит, она вновь появится в новых, может быть даже более опасных, формах.

По этой причине мы можем ожидать, что эпидемии вскоре повлияют на наши самые элементарные взаимодействия с другими людьми и объектами вокруг нас, включая наше собственное тело — избегайте прикасаться к вещам, которые могут быть (незаметно) «загрязнёнными», не прикасайтесь к дверным ручкам, не садитесь на сиденья унитаза или общественные скамейки, не обнимайте людей и не пожимайте им руку. Мы даже можем быть более осторожны со своими непроизвольными действиями: не прикасайтесь к носу и не трите глаза.

Поэтому не только государство и другие органы будут нас контролировать, мы должны научиться контролировать и дисциплинировать самих себя. Может быть, только виртуальная реальность будет считаться безопасной, а свободное передвижение в открытом пространстве будет ограничено островами, принадлежащими сверх-богатым.

Но даже здесь, на уровне виртуальной реальности и интернета, мы должны напоминать себе, что в последние десятилетия термины «вирус» и «вирусный» в основном использовались для обозначения цифровых вирусов, которые заражали наше веб-пространство и о которых мы не знали, по крайней мере, до тех пор, пока их разрушительная сила (скажем, уничтожение наших данных или нашего жёсткого диска) не проявлялась. То, что мы видим сейчас, это массовый возврат к первоначальному буквальному значению этого термина: вирусные инфекции работают рука об руку в обоих измерениях, как в реальном, так и в виртуальном.

Возвращение капиталистического анимизма

Ещё одним странным феноменом, который мы можем наблюдать, является триумфальное возвращение капиталистического анимизма, отношения к таким социальным явлениям, как рынки или финансовый капитал, как к живым существам. Если читать наши ведущие СМИ, то создается впечатление, что на самом деле мы должны беспокоиться не о тысячах уже умерших (и ещё о тысячах, которые умрут), а о том, что «рынки нервничают». Коронавирус всё больше нарушает бесперебойную работу мирового рынка и, как мы слышали, рост может упасть на 2-3%.

Разве всё это не свидетельствует о настоятельной необходимости реорганизации мировой экономики, которая больше не будет зависеть от рыночных механизмов? Мы говорим здесь не о старом коммунизме, конечно, а о какой-то глобальной организации, которая может контролировать и регулировать экономику, а также ограничивать суверенитет национальных государств, когда это необходимо. В прошлом страны могли это делать во время войны, а сейчас все мы фактически приближаемся к состоянию медицинской войны.

Кроме того, мы не должны бояться отметить некоторые потенциально благоприятные побочные эффекты эпидемии. Одним из символов эпидемии являются пассажиры, «застрявшие» (помещённые в карантин) на больших круизных кораблях – есть соблазн сказать, что это хорошее избавление от непристойностей таких кораблей. (Надо только быть осторожными, чтобы путешествия на одинокие острова или другие эксклюзивные курорты не стало вновь привилегией немногих богачей, как это было десятки лет назад с полетами на самолетах). На производстве автомобилей также серьёзно сказывается коронавирус — что не так уж плохо, так как это может заставить нас задуматься об альтернативах нашей одержимости отдельными транспортными средствами. Список можно продолжить.

Недавно премьер-министр Венгрии Виктор ОРБАН заявил:

«Либералов не бывает. Либерал — это не более чем коммунист с дипломом».

А что, если истиной является обратное? Если мы обозначим «либералами» всех тех, кто заботится о наших свободах, и «коммунистами» тех, кто осознает, что мы можем спасти эти свободы только при радикальных изменениях, поскольку глобальный капитализм приближается к кризису? Тогда надо сказать, что сегодня те, кто всё ещё признают себя коммунистами, — это либералы с дипломом — либералы, которые всерьёз изучили, почему наши либеральные ценности находятся под угрозой, и поняли, что только радикальные изменения могут их спасти.

Источник — «Центр политического анализа»

_______

Читать по теме:

Коронавирус, экономический кризис и безусловный базовый доход

Шаран БАРРОУ (МКП): В ситуации коронавируса нам необходим новый общественный договор, новое обязательство делиться мировым богатством с каждым работающим человеком

Принуждение к переменам. Чему учит коронавирус 

В США работники Instacart требуют дополнительных гарантий за работу в условиях эпидемии COVID-19. Российские курьеры хотят хотя бы полноценных трудовых контрактов

By
@
backtotop