«По существу, происходила революция, устроенная Красной армией….» Историки о Польском походе РККА в сентябре 1939 года

17 сентября исполняется 80 лет со дня начала события, которое у историков получило название Польский поход Красной Армии. Его целью было отодвинуть на Запад линию возможных боевых действий с нацистской Германией, а результатом стало воссоединение белорусского и украинского народов в рамках национальных республик Советского Союза — БССР и УССР. В наше время некоторые историки нередко трактуют те действия Советского государства как акт агрессии или даже как «совместное», с нацистской Германией, начало Второй мировой войны. Однако они забывают, что осенью 1939 года против действий Советского Союза не только не выступили Англия и Франция, бывшие тогда союзниками Польши, но и само польское правительство почему-то «забыло» объявить СССР войну.

orig-15686417351407134683

Бойцы Красной Армии. Фото: Wikimedia

Вот что по этому поводу говорит директор фонда «Историческая память» и научный сотрудник Института российской истории РАН Александр ДЮКОВ в интервью «АиФ».

«Давайте посмотрим, как события того времени квалифицировали их участники. И тут интересно получается. 1 сентября Германия нападает на Польшу, ведёт боевые действия. Спустя два дня Англия и Франция объявляют войну Германии. Пока всё логично. Но наступает 17 сентября. СССР вводит войска в восточные области Польши. Но Англия и Франция войны Советскому Союзу не объявляют. Более того, Польша тоже не объявляет СССР войну и даже не обращается в Лигу Наций с жалобой на «агрессивные действия СССР». То есть заинтересованные стороны соглашаются с заявлением Кремля о том, что СССР остаётся нейтральной страной. А ввод советских войск на территорию восточных областей Польши — это, говоря современным языком, что-то вроде «миротворческой операции»…».

Тем более, что когда Красная Армия вошла в Западную Украину и Западную Белоруссию, немцы уже взяли Брест и подходили ко Львову. Польской армии и польской государственности, как единой системы, уже фактически не существовало…

d0614ce7205f6d765efe83eec63fb83e_

Фото: «АиФ»

При этом, как считает Дюков, к действиям РККА в мире отнеслись с пониманием ещё и потому, что Советский Союз возвращал себе земли, преимущественно населённые этническими украинцами и белорусами и входившие когда-то в состав Российской империи. В то время как поведение Польши на белорусских и украинских землях противоречило обязательствам, взятым Варшавой на себя во время заключения Рижского мирного договора 1921 года, и в штыки воспринимались местным населением. Это мнение он высказал в беседе с ИА ФАН.

«Местное население относилось к Красной Армии положительно, поскольку был накоплен негатив в отношении польской власти. С 1920-х годов шло заселение Западной Украины и Белоруссии польскими колонистами, запрещалось преподавание на украинском и белорусском языках. Жизненный уровень местного населения на «восточных кресах» был стабильно хуже, чем жизнь в собственно Польше».

Известный белорусский историк Анатолий СИДОРЕВИЧ вообще считает, что

«вина польских властей перед Беларусью в том, что своей национальной, религиозной и социальной политикой они коммунизировали наш народ. Просоветские и антипольские настроения были очень сильны… Польские функционеры дошли до того, что даже баптистов записывали в большевики и бросали в тюрьмы».

Есть многочисленные свидетельства, — дополняет их видение военный историк, бывший внештатный сотрудник Института военной истории МО РФ Алексей ИСАЕВ, — что коренное население Западных Беларуси и Украины встречало Красную Армию с цветами. Польские военные, напротив, пытались оказывать сопротивление.

«Доходило до парадоксов: в пригородах Гродно на броню советских танков кидали цветы, а в самом Гродно польские части, которые там находились, встретили Красную Армию огнём», — отметил он.

Western_Belarus

Территория «восточных кресов» (выделена оранжевым) в современных границах Беларуси. Источник: Wikipedia

Более того, как свидетельствуют источники, после вступления советских войск на территорию тогдашней восточной Польши украинское и белорусское население в ряде мест стало создавать партизанские отряды и самостоятельно освобождать населённые пункты от польской власти. В Западной Беларуси наиболее ярким и успешным было Скидельское восстание, случившееся самостоятельно, без каких-либо диверсионных действий со стороны Красной армии; в ходе его была окончательно деморализована крупная группировка польских войск, которая при подходе частей РККА попросту сдалась.

В общем, присоединение к СССР подавляющее большинство жителей тех территорий восприняли позитивно — во всяком случае, на первых порах. Настороженно, а порой даже крайне враждебно к этому событию отнеслась в основном польская часть населения, прежде всего — «осадники». Им было чего опасаться, и дальнейший ход истории подтвердил их опасения: их  как «чуждые элементы» и возможную «пятую колонну» на приграничных территориях депортировали первыми во внутренние области СССР.

Кроме того, на «колонистов» (равно как на польских помещиков) обрушилась ещё и «народная справедливость». Об этом пишет, в частности, молодой белорусский историк Василь ГЕРАСИМЧИК на портале «Евразия Эксперт». 4 октября 1939 года этот вопрос даже поднимался на совещании председателей Временных управлений Западной Беларуси в Волковыске, в ходе которого Понтелеймон ПОНОМАРЕНКО, тогдашний председатель СНК БССР, заявил:

«Если сельчане дадут им по морде, мы не будем этому противодействовать, но особо шалость поддерживать тоже не будем. Другое дело – относительно осадников, имеющие 40‑50‑60 гектаров земли и никогда не работавшие, живущие за счёт крестьянского труда. Если таких осадников крестьяне побеспокоят, то не надо им мешать, пусть дадут им на здоровье. В этом не будет ничего плохого».

Как следствие такого попустительства, в Западной Беларуси было уничтожено около трёх десятков хуторов «осадников», причём и сами «осадники» зачастую подвергались физическому уничтожению. Примечательно, что организаторами «народной справедливости» были, в первую очередь, так называемые «революционные комитеты», создаваемые местными просоветскими активистами, в основном из числа бывших участников КПЗБ, распущенной в 1938 году по решению Исполкома Коминтерна — вместе с «материнской» КПП (в 1956 году КПСС, ИКП, БКП, КП Финляндии и ПОРП в совместном заявлении признали роспуск КПП в 1938 году необоснованным).

I2z7yWHXEKf8VPmp83hd2w

Крестьяне встречают красноармейцев недалеко от Гродно 29 сентября 1939 года. Фото: Northcliffe Collection / ANL / REX / Vida Press

Впрочем, и первое воодушевление от «освобождения» вскоре прошло. Произошла временная дезорганизация сложившегося экономического уклада этих территорий, что, естественно, со временем повлияло на увеличение числа недовольных Советской властью. Как отмечает в интервью электронному изданию Meduza директор Международного центра истории и социологии Второй мировой войны и её последствий Олег БУДНИЦКИЙ:

«Недовольство было, прежде всего, связано с экономической ситуацией. Дефицит возник немедленно…»

Сначала закончились оставшиеся от «польского часа» товары в магазинах, а советских завозили недостаточно, появился хронический дефицит и неведомые ранее очереди. При этом граница между Западной и Восточный Беларусью продолжала оставаться закрытой для всех, кроме советских чиновников и военных — при чём в обе стороны. Однако церкви не стали сразу разрушать, как не арестовывали и священников, чтобы не вызвать слишком уж острого недовольства у населения, да и тотальная коллективизация сельского хозяйства будет проводиться уже после войны. Впрочем, панскую землю и имущество тех же «осадников» обобществляли немедленно.

А вскоре начались и депортации — историки насчитали аж четыре «волны»: в феврале 1940 года — 50 732 человека, в апреле – 26 777 человек, в июне года – 22 897, в мае-июне 1941 года – 24 412. Сначала были депортированы бывшие «господа», политические деятели, административные работники и польские «колонисты», потом польские беженцы, бежавшие от войны с территории генерал-губернаторства. Ещё многие тысячи были насильно завербованы в различного рода строительные организации, отправлены на принудительные работы на предприятия и шахты в другие регионы СССР. Хотя многим депортированным — такая ирония истории, — депортация спасла жизнь и на самом деле спрятала от войны.

«Горько об этом говорить, но эта высылка спасла людей от уничтожения немцами в первые же недели после нападения на СССР»,рассказывает Олег БУДНИЦКИЙ.

И всё же не в этом главное, — за короткий предвоенный период на Западной Украине и Западной Белоруссии произошла серьёзная модернизация социальной сферы, утверждает Александр ДЮКОВ.

«Появилась возможность бесплатного образования для всех слоёв населения. Открылись школы, где преподавание велось на белорусском и украинском языках. Резко увеличился уровень медицинского обслуживания — в частности, количество больниц выросло в несколько раз. И всё это — чуть более чем за один предвоенный год».

Олег БУДНИЦКИЙ, в свою очередь, говорит о «советизации» территорий, что, по его мнению, означало, в первую очередь, «демократизацию» власти в самом её прямом смысле, когда демос, народ — непосредственно! — принимает участие во власти.

«Конечно, народ «назначенный», но это были люди из народа, они получили должности вместо аристократов, буржуа и так далее, говорит историк. — С другой стороны, шла ликвидация рыночной экономики и, конечно, начались чистки…»

Анатолий СИДОРЕВИЧ тоже вспоминает про советизацию, правда в контексте ностальгии по «польскому часу» и разочаровании советским режимом:

«Попав в колхозную крепостную зависимость, мои земляки тосковали не так по Польше… как по тому времени, когда они имели свою землю и были хозяевами на ней. После того, как Никита Хрущев ввел гарантированную оплату труда в колхозах и пенсии для колхозников, ностальгия испарилась и появились шутки про двери, завязанные колбасой, и блины, на три стороны мазанные. Молодежь подсмеивалась над стариками. Произошла советизация моего поколения западных белорусов…»

В итоге, неоднозначность исторических событий тех лет подчёркивают все историки. Новоявленным гражданам СССР удалось избежать полонизации и исчезновения как нации, стране — прирасти территориями и в численности населения, Советскому государству — отодвинуть западные границы от своих административных центров, но с другой стороны — множество жителей Западной Беларуси пережили репрессии в Советском Союзе после воссоединения с БССР.

1939_zakon

е Фото: TUT.BY

Однако всё это в принципе ничего не говорит о процессах, начатых на западе Беларуси и Украины освободительным походом РККА. Павел СУДОПЛАТОВ, известный советский разведчик-нелегал и диверсант, позже — один из руководителей НКВДНКГБ СССР, прибывший во Львов сразу после его занятия Красной армией, писал в воспоминаниях:

«Атмосфера была разительно непохожа на положение дел в советской части Украины. Процветал западный капиталистический образ жизни, оптовая и розничная торговля находились в руках частников, которых предстояло вскоре ликвидировать».

Остаётся только добавить — «ликвидировать как класс!» «Советизация», «демократизация», «модернизация», ликвидация частно-собственничных отношений в сфере торговли и распределения, в аграрной сфере — всё это были звенья одной цепи. По существу, происходила революция, пусть и «устроенная извне, Красной армией»; то есть то же самое, что в России двадцать лет назад, но в ускоренном темпе, говорит Олег БУДНИЦКИЙ; форсированная революция, результатом которой становится и социальная модернизация, и демократизация политической жизни, и много чего другого, непредставимого прежде, включая национально-культурное освобождение. Недаром некий неназванный работник с Ошмянщины после всего заявлял:

«Нелегкой была жизнь батрака в панской Польше. Я мечтал только о своем клочке земли, о своем хозяйстве, но заработать деньги, чтобы купить хотя бы гектар земли, не было возможности… Советская власть дала мне два гектара земли, отобрав ее от помещика, у которого я был батраком, а также плуг и другой инвентарь … Я почувствовал себя не только хозяином в своем доме, но и хозяином в своем государстве».

Александр УЛЬЯНЫЧЕВ, по материалам интернет-изданий


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


два − 1 =

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

«По существу, происходила революция, устроенная Красной армией….» Историки о Польском походе РККА в сентябре 1939 года

1939_zakon 20/09/2019

17 сентября исполняется 80 лет со дня начала события, которое у историков получило название Польский поход Красной Армии. Его целью было отодвинуть на Запад линию возможных боевых действий с нацистской Германией, а результатом стало воссоединение белорусского и украинского народов в рамках национальных республик Советского Союза — БССР и УССР. В наше время некоторые историки нередко трактуют те действия Советского государства как акт агрессии или даже как «совместное», с нацистской Германией, начало Второй мировой войны. Однако они забывают, что осенью 1939 года против действий Советского Союза не только не выступили Англия и Франция, бывшие тогда союзниками Польши, но и само польское правительство почему-то «забыло» объявить СССР войну.

orig-15686417351407134683

Бойцы Красной Армии. Фото: Wikimedia

Вот что по этому поводу говорит директор фонда «Историческая память» и научный сотрудник Института российской истории РАН Александр ДЮКОВ в интервью «АиФ».

«Давайте посмотрим, как события того времени квалифицировали их участники. И тут интересно получается. 1 сентября Германия нападает на Польшу, ведёт боевые действия. Спустя два дня Англия и Франция объявляют войну Германии. Пока всё логично. Но наступает 17 сентября. СССР вводит войска в восточные области Польши. Но Англия и Франция войны Советскому Союзу не объявляют. Более того, Польша тоже не объявляет СССР войну и даже не обращается в Лигу Наций с жалобой на «агрессивные действия СССР». То есть заинтересованные стороны соглашаются с заявлением Кремля о том, что СССР остаётся нейтральной страной. А ввод советских войск на территорию восточных областей Польши — это, говоря современным языком, что-то вроде «миротворческой операции»…».

Тем более, что когда Красная Армия вошла в Западную Украину и Западную Белоруссию, немцы уже взяли Брест и подходили ко Львову. Польской армии и польской государственности, как единой системы, уже фактически не существовало…

d0614ce7205f6d765efe83eec63fb83e_

Фото: «АиФ»

При этом, как считает Дюков, к действиям РККА в мире отнеслись с пониманием ещё и потому, что Советский Союз возвращал себе земли, преимущественно населённые этническими украинцами и белорусами и входившие когда-то в состав Российской империи. В то время как поведение Польши на белорусских и украинских землях противоречило обязательствам, взятым Варшавой на себя во время заключения Рижского мирного договора 1921 года, и в штыки воспринимались местным населением. Это мнение он высказал в беседе с ИА ФАН.

«Местное население относилось к Красной Армии положительно, поскольку был накоплен негатив в отношении польской власти. С 1920-х годов шло заселение Западной Украины и Белоруссии польскими колонистами, запрещалось преподавание на украинском и белорусском языках. Жизненный уровень местного населения на «восточных кресах» был стабильно хуже, чем жизнь в собственно Польше».

Известный белорусский историк Анатолий СИДОРЕВИЧ вообще считает, что

«вина польских властей перед Беларусью в том, что своей национальной, религиозной и социальной политикой они коммунизировали наш народ. Просоветские и антипольские настроения были очень сильны… Польские функционеры дошли до того, что даже баптистов записывали в большевики и бросали в тюрьмы».

Есть многочисленные свидетельства, — дополняет их видение военный историк, бывший внештатный сотрудник Института военной истории МО РФ Алексей ИСАЕВ, — что коренное население Западных Беларуси и Украины встречало Красную Армию с цветами. Польские военные, напротив, пытались оказывать сопротивление.

«Доходило до парадоксов: в пригородах Гродно на броню советских танков кидали цветы, а в самом Гродно польские части, которые там находились, встретили Красную Армию огнём», — отметил он.

Western_Belarus

Территория «восточных кресов» (выделена оранжевым) в современных границах Беларуси. Источник: Wikipedia

Более того, как свидетельствуют источники, после вступления советских войск на территорию тогдашней восточной Польши украинское и белорусское население в ряде мест стало создавать партизанские отряды и самостоятельно освобождать населённые пункты от польской власти. В Западной Беларуси наиболее ярким и успешным было Скидельское восстание, случившееся самостоятельно, без каких-либо диверсионных действий со стороны Красной армии; в ходе его была окончательно деморализована крупная группировка польских войск, которая при подходе частей РККА попросту сдалась.

В общем, присоединение к СССР подавляющее большинство жителей тех территорий восприняли позитивно — во всяком случае, на первых порах. Настороженно, а порой даже крайне враждебно к этому событию отнеслась в основном польская часть населения, прежде всего — «осадники». Им было чего опасаться, и дальнейший ход истории подтвердил их опасения: их  как «чуждые элементы» и возможную «пятую колонну» на приграничных территориях депортировали первыми во внутренние области СССР.

Кроме того, на «колонистов» (равно как на польских помещиков) обрушилась ещё и «народная справедливость». Об этом пишет, в частности, молодой белорусский историк Василь ГЕРАСИМЧИК на портале «Евразия Эксперт». 4 октября 1939 года этот вопрос даже поднимался на совещании председателей Временных управлений Западной Беларуси в Волковыске, в ходе которого Понтелеймон ПОНОМАРЕНКО, тогдашний председатель СНК БССР, заявил:

«Если сельчане дадут им по морде, мы не будем этому противодействовать, но особо шалость поддерживать тоже не будем. Другое дело – относительно осадников, имеющие 40‑50‑60 гектаров земли и никогда не работавшие, живущие за счёт крестьянского труда. Если таких осадников крестьяне побеспокоят, то не надо им мешать, пусть дадут им на здоровье. В этом не будет ничего плохого».

Как следствие такого попустительства, в Западной Беларуси было уничтожено около трёх десятков хуторов «осадников», причём и сами «осадники» зачастую подвергались физическому уничтожению. Примечательно, что организаторами «народной справедливости» были, в первую очередь, так называемые «революционные комитеты», создаваемые местными просоветскими активистами, в основном из числа бывших участников КПЗБ, распущенной в 1938 году по решению Исполкома Коминтерна — вместе с «материнской» КПП (в 1956 году КПСС, ИКП, БКП, КП Финляндии и ПОРП в совместном заявлении признали роспуск КПП в 1938 году необоснованным).

I2z7yWHXEKf8VPmp83hd2w

Крестьяне встречают красноармейцев недалеко от Гродно 29 сентября 1939 года. Фото: Northcliffe Collection / ANL / REX / Vida Press

Впрочем, и первое воодушевление от «освобождения» вскоре прошло. Произошла временная дезорганизация сложившегося экономического уклада этих территорий, что, естественно, со временем повлияло на увеличение числа недовольных Советской властью. Как отмечает в интервью электронному изданию Meduza директор Международного центра истории и социологии Второй мировой войны и её последствий Олег БУДНИЦКИЙ:

«Недовольство было, прежде всего, связано с экономической ситуацией. Дефицит возник немедленно…»

Сначала закончились оставшиеся от «польского часа» товары в магазинах, а советских завозили недостаточно, появился хронический дефицит и неведомые ранее очереди. При этом граница между Западной и Восточный Беларусью продолжала оставаться закрытой для всех, кроме советских чиновников и военных — при чём в обе стороны. Однако церкви не стали сразу разрушать, как не арестовывали и священников, чтобы не вызвать слишком уж острого недовольства у населения, да и тотальная коллективизация сельского хозяйства будет проводиться уже после войны. Впрочем, панскую землю и имущество тех же «осадников» обобществляли немедленно.

А вскоре начались и депортации — историки насчитали аж четыре «волны»: в феврале 1940 года — 50 732 человека, в апреле – 26 777 человек, в июне года – 22 897, в мае-июне 1941 года – 24 412. Сначала были депортированы бывшие «господа», политические деятели, административные работники и польские «колонисты», потом польские беженцы, бежавшие от войны с территории генерал-губернаторства. Ещё многие тысячи были насильно завербованы в различного рода строительные организации, отправлены на принудительные работы на предприятия и шахты в другие регионы СССР. Хотя многим депортированным — такая ирония истории, — депортация спасла жизнь и на самом деле спрятала от войны.

«Горько об этом говорить, но эта высылка спасла людей от уничтожения немцами в первые же недели после нападения на СССР»,рассказывает Олег БУДНИЦКИЙ.

И всё же не в этом главное, — за короткий предвоенный период на Западной Украине и Западной Белоруссии произошла серьёзная модернизация социальной сферы, утверждает Александр ДЮКОВ.

«Появилась возможность бесплатного образования для всех слоёв населения. Открылись школы, где преподавание велось на белорусском и украинском языках. Резко увеличился уровень медицинского обслуживания — в частности, количество больниц выросло в несколько раз. И всё это — чуть более чем за один предвоенный год».

Олег БУДНИЦКИЙ, в свою очередь, говорит о «советизации» территорий, что, по его мнению, означало, в первую очередь, «демократизацию» власти в самом её прямом смысле, когда демос, народ — непосредственно! — принимает участие во власти.

«Конечно, народ «назначенный», но это были люди из народа, они получили должности вместо аристократов, буржуа и так далее, говорит историк. — С другой стороны, шла ликвидация рыночной экономики и, конечно, начались чистки…»

Анатолий СИДОРЕВИЧ тоже вспоминает про советизацию, правда в контексте ностальгии по «польскому часу» и разочаровании советским режимом:

«Попав в колхозную крепостную зависимость, мои земляки тосковали не так по Польше… как по тому времени, когда они имели свою землю и были хозяевами на ней. После того, как Никита Хрущев ввел гарантированную оплату труда в колхозах и пенсии для колхозников, ностальгия испарилась и появились шутки про двери, завязанные колбасой, и блины, на три стороны мазанные. Молодежь подсмеивалась над стариками. Произошла советизация моего поколения западных белорусов…»

В итоге, неоднозначность исторических событий тех лет подчёркивают все историки. Новоявленным гражданам СССР удалось избежать полонизации и исчезновения как нации, стране — прирасти территориями и в численности населения, Советскому государству — отодвинуть западные границы от своих административных центров, но с другой стороны — множество жителей Западной Беларуси пережили репрессии в Советском Союзе после воссоединения с БССР.

1939_zakon

е Фото: TUT.BY

Однако всё это в принципе ничего не говорит о процессах, начатых на западе Беларуси и Украины освободительным походом РККА. Павел СУДОПЛАТОВ, известный советский разведчик-нелегал и диверсант, позже — один из руководителей НКВДНКГБ СССР, прибывший во Львов сразу после его занятия Красной армией, писал в воспоминаниях:

«Атмосфера была разительно непохожа на положение дел в советской части Украины. Процветал западный капиталистический образ жизни, оптовая и розничная торговля находились в руках частников, которых предстояло вскоре ликвидировать».

Остаётся только добавить — «ликвидировать как класс!» «Советизация», «демократизация», «модернизация», ликвидация частно-собственничных отношений в сфере торговли и распределения, в аграрной сфере — всё это были звенья одной цепи. По существу, происходила революция, пусть и «устроенная извне, Красной армией»; то есть то же самое, что в России двадцать лет назад, но в ускоренном темпе, говорит Олег БУДНИЦКИЙ; форсированная революция, результатом которой становится и социальная модернизация, и демократизация политической жизни, и много чего другого, непредставимого прежде, включая национально-культурное освобождение. Недаром некий неназванный работник с Ошмянщины после всего заявлял:

«Нелегкой была жизнь батрака в панской Польше. Я мечтал только о своем клочке земли, о своем хозяйстве, но заработать деньги, чтобы купить хотя бы гектар земли, не было возможности… Советская власть дала мне два гектара земли, отобрав ее от помещика, у которого я был батраком, а также плуг и другой инвентарь … Я почувствовал себя не только хозяином в своем доме, но и хозяином в своем государстве».

Александр УЛЬЯНЫЧЕВ, по материалам интернет-изданий

By
@
backtotop