Взрывное устройство сработало в квартире левого политика в Циттау (Саксония, ФРГ)

Неизвестные совершили с помощью взрывного устройства нападение на квартиру левого политика Рамоны ГЕРИНГ (Ramona Gehring) в восточно-германском городе Циттау, федеральная земля Саксония, пишет в своём «блоге» Störungsmelder на сайте издания ZEIT Хенрик МЕРКЕР (Henrik Merker). Ранее Рамона, член местного муниципального совета, уже получала угрозы. Автор материала  уточняет также, что в регионе существует воинствующая неонацистская «сеть». Но ответственны ли правые экстремисты за нападение — покажет расследование…

Sprengstoffanschlag auf Wohnung von Linken-Politikerin

У Рамоны ГЕРИНГ неожиданно спокойный, невозмутимый голос, когда она разговаривает по телефону о прошлой ночи. Она помнит оранжевую вспышку, которая сверкнула. Около 23:30 вечера окна были разбиты, говорит она. Тогда раздался оглушительный взрыв, дым. Местные СМИ пишут, что даже в соседней общине слышали взрыв. Геринг находилась в соседней комнате, когда было совершено нападение на её дом. Она собиралась идти спать, только выкурила ещё одну сигарету у окна…

Циттау находится на границе с Польшей. 55-летняя Рамона — местный политик, представляющая Левую партию в городском совете. В комнате её квартиры, вблизи которой сработало взрывное устройство, обычно спит её внук. Случайно его не было в комнате, и  никто не пострадал.

Геринг перечисляет ущерб:

«Левое окно разбито полностью, даже деревянные рамы сломаны. А в другом окне разбиты верхняя часть и внешнее стекло».

После взрыва в комнате — грязь и пыль.

Угрозы через Facebook

Она живёт на первом этаже. Геринг подозревает, что бомбу просто положили на подоконник и привели в действие. Полиция пока не может сказать, какое именно взрывное устройство нанесло такой ущерб — ведётся расследование.

«Здесь время о времени можно увидеть такие полюсные или шаровые бомбы…», — говорит Геринг (имею в виду, судя по всему, фейерверочные заряды и петарды. — Left.BY).

Только такого взрыва, как прошлой ночью, она не видела. От взрывчатки остались только клочки бумаги. В настоящее время полиция города занимается выяснением того, насколько тяжёлыми были бы возможные травмы. Это будет иметь решающее значение для избрания меры наказания, говорит представитель полиции — при условии, что следователи найдут виновных.

Однако, по данным полиции, — согласно её собственным заявлениям, — полиция не может ничего сказать о предыстории преступления, расследование находится только в самом начале. Лишь несколько часов назад представители органов безопасности покинули место происшествия.

Ранее чиновники советовали политикам заблокировать свои аккаунты в Facebook и не загружать личные фотографии. Геринг удивляется совету:

«Я в принципе этого не делаю, поэтому вы нигде ничего не найдёте про меня — ни о моей семьи, ни о моих детей. Я всегда прячу это на Facebook. Это не имеет значения», — говорит она.

Тем не менее, всегда были угрозы. Неизвестный человек написал ей: «Мы следим за тобой, мы знаем, что ты делаешь». Даже в местной группе в соцсети Геринг несколько раз подвергалась преследованиям со стороны пользователя, — но несколько дней назад его исключили.

Расследование правого экстремизма

Поскольку пострадавшая является действующим политиком, происшествие расследует Саксонский центр противодействия террору и экстремизму, специальный штаб по борьбе с правыми экстремистскими преступлениями.

Пресс-секретарь полиции говорит, что кличество угроз возросло ещё до федеральных выборов; это было уже заметно перед муниципальными выборами: «Соответственно, мы также чувствительны и, конечно, реагируем немедленно».

«У меня есть свое мнение, и я его не скрываю», — говорит Геринг. — «У меня также есть страница, и я недавно написала текст об Острице — возможно, кто-то не нашёл его достаточно крутым. Я тоже была в Острице».

На фестивале, в котором приняли участие сотни неонацистов (к слову, фестиваль был уже не первым, первый состоялся годом ранее; местные жители, не имея возможности запретить фестиваль, в 2019 году прибегли к любопытной форме «сопротивления». — Left.BY), были озвучены угрозы убийства журналистов, а организатор хорошо знаком с группой Combat 18. Combat 18 является вооружённым подразделением запрещённой неонацистской сети «Blood and Honour» и имеет ответвление в Восточной Саксонии под названием Brigade 8. Недавно группа провела подпольные концерты с участием воинствующих неонацистов.

IMG_20190724_162715-450x800

Экстремистский стикер из Циттау. Фото: Twitter/manuel.html

В Циттау и его окрестностях праворадикальная экстремистская сцена хорошо организована.

««Один процент» здесь очень активен, недавно появились «Идентаристы», и АдГ прошла в городской совет», — говорит Геринг.

Проект, близкий к «Идентаристскому движению Германии» (Identitären Bewegung)*, «Один процент» (Ein Prozent), базируется в Ойбине, в девяти километрах.

**Про их австрийских «коллег» по «идентаристскому движению» читайте в материале «Хипстер-националисты: новое лицо ультраправых в Европе». —  Left.BY.

С другой стороны, бывшие члены НДПГ были едва активны. Офис неонацистской партии закрыт.

Прежде всего, новые группы видны на городском пейзаже. Они наклеивают наклейки со своими лозунгами почти каждую ночь, сообщает Геринг:

«На каждом фонарном столбе бесконечное количество наклеек Ein Prozent и Druck 18».

Druck 18 принадлежит Томми Френку, шумному деятелю тюрингской неонацистской сцены. Он также был в Острице со своим стендом. Другие жители города подтверждают регулярную «клей-активность» неонаци. Как и то, что всё это началось с фестиваля в Острице.

Почему её квартира подверглась нападению, Рамона ГЕРИНГ не может объяснить. Но она надеется на быстрое получение объяснений. Кроме того, не позволяет себе быть запуганной.

«Моя соседка, вот она была расстроена, она плакала, когда спустилась. Она была полностью расстроена, гораздо больше меня», — говорит Геринг.

Перевод с нем. — Александр О. 


  1. Алекс К. on 08/02/2019 at 13:01 said:

    Столько внимания у LEFT.BY этому единичному случаю в Германии….?!
    А где же информация об массовых убийствах гражданских в Донбассе…, там при уже новом Президенте Зе, убили снарядом невинную женщину и продолжают гибнуть невинные, а вы молчите!!!! А про какую то Рамону ГЕРИНГ из Германии разрадились большим материалом???!!!! Вот и попробуйте отрицать свою прозападную проевропейскую ориентацию!!!!!

  2. Алекс К. on 08/02/2019 at 13:03 said:

    Вы обличаете нацизм в Германии, а почему не обличаете в Украине?!

Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


8 − = один

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Взрывное устройство сработало в квартире левого политика в Циттау (Саксония, ФРГ)

24.07.2019, Sachsen, Zittau: Zerborstende Fensterscheiben sind nach einem Anschlag auf die Wohnung der Linke-Kommunalpolitikerin Ramona Gehring zu sehen. Kurz vor Mitternacht zündeten Unbekannte offenbar Sprengkörper an dem Haus. Dadurch gingen mehrere Scheiben zu Bruch. Menschen wurden nicht verletzt. Foto: Robert Michael/dpa-Zentralbild/dpa +++ dpa-Bildfunk +++ | Verwendung weltweit 01/08/2019

Неизвестные совершили с помощью взрывного устройства нападение на квартиру левого политика Рамоны ГЕРИНГ (Ramona Gehring) в восточно-германском городе Циттау, федеральная земля Саксония, пишет в своём «блоге» Störungsmelder на сайте издания ZEIT Хенрик МЕРКЕР (Henrik Merker). Ранее Рамона, член местного муниципального совета, уже получала угрозы. Автор материала  уточняет также, что в регионе существует воинствующая неонацистская «сеть». Но ответственны ли правые экстремисты за нападение — покажет расследование…

Sprengstoffanschlag auf Wohnung von Linken-Politikerin

У Рамоны ГЕРИНГ неожиданно спокойный, невозмутимый голос, когда она разговаривает по телефону о прошлой ночи. Она помнит оранжевую вспышку, которая сверкнула. Около 23:30 вечера окна были разбиты, говорит она. Тогда раздался оглушительный взрыв, дым. Местные СМИ пишут, что даже в соседней общине слышали взрыв. Геринг находилась в соседней комнате, когда было совершено нападение на её дом. Она собиралась идти спать, только выкурила ещё одну сигарету у окна…

Циттау находится на границе с Польшей. 55-летняя Рамона — местный политик, представляющая Левую партию в городском совете. В комнате её квартиры, вблизи которой сработало взрывное устройство, обычно спит её внук. Случайно его не было в комнате, и  никто не пострадал.

Геринг перечисляет ущерб:

«Левое окно разбито полностью, даже деревянные рамы сломаны. А в другом окне разбиты верхняя часть и внешнее стекло».

После взрыва в комнате — грязь и пыль.

Угрозы через Facebook

Она живёт на первом этаже. Геринг подозревает, что бомбу просто положили на подоконник и привели в действие. Полиция пока не может сказать, какое именно взрывное устройство нанесло такой ущерб — ведётся расследование.

«Здесь время о времени можно увидеть такие полюсные или шаровые бомбы…», — говорит Геринг (имею в виду, судя по всему, фейерверочные заряды и петарды. — Left.BY).

Только такого взрыва, как прошлой ночью, она не видела. От взрывчатки остались только клочки бумаги. В настоящее время полиция города занимается выяснением того, насколько тяжёлыми были бы возможные травмы. Это будет иметь решающее значение для избрания меры наказания, говорит представитель полиции — при условии, что следователи найдут виновных.

Однако, по данным полиции, — согласно её собственным заявлениям, — полиция не может ничего сказать о предыстории преступления, расследование находится только в самом начале. Лишь несколько часов назад представители органов безопасности покинули место происшествия.

Ранее чиновники советовали политикам заблокировать свои аккаунты в Facebook и не загружать личные фотографии. Геринг удивляется совету:

«Я в принципе этого не делаю, поэтому вы нигде ничего не найдёте про меня — ни о моей семьи, ни о моих детей. Я всегда прячу это на Facebook. Это не имеет значения», — говорит она.

Тем не менее, всегда были угрозы. Неизвестный человек написал ей: «Мы следим за тобой, мы знаем, что ты делаешь». Даже в местной группе в соцсети Геринг несколько раз подвергалась преследованиям со стороны пользователя, — но несколько дней назад его исключили.

Расследование правого экстремизма

Поскольку пострадавшая является действующим политиком, происшествие расследует Саксонский центр противодействия террору и экстремизму, специальный штаб по борьбе с правыми экстремистскими преступлениями.

Пресс-секретарь полиции говорит, что кличество угроз возросло ещё до федеральных выборов; это было уже заметно перед муниципальными выборами: «Соответственно, мы также чувствительны и, конечно, реагируем немедленно».

«У меня есть свое мнение, и я его не скрываю», — говорит Геринг. — «У меня также есть страница, и я недавно написала текст об Острице — возможно, кто-то не нашёл его достаточно крутым. Я тоже была в Острице».

На фестивале, в котором приняли участие сотни неонацистов (к слову, фестиваль был уже не первым, первый состоялся годом ранее; местные жители, не имея возможности запретить фестиваль, в 2019 году прибегли к любопытной форме «сопротивления». — Left.BY), были озвучены угрозы убийства журналистов, а организатор хорошо знаком с группой Combat 18. Combat 18 является вооружённым подразделением запрещённой неонацистской сети «Blood and Honour» и имеет ответвление в Восточной Саксонии под названием Brigade 8. Недавно группа провела подпольные концерты с участием воинствующих неонацистов.

IMG_20190724_162715-450x800

Экстремистский стикер из Циттау. Фото: Twitter/manuel.html

В Циттау и его окрестностях праворадикальная экстремистская сцена хорошо организована.

««Один процент» здесь очень активен, недавно появились «Идентаристы», и АдГ прошла в городской совет», — говорит Геринг.

Проект, близкий к «Идентаристскому движению Германии» (Identitären Bewegung)*, «Один процент» (Ein Prozent), базируется в Ойбине, в девяти километрах.

**Про их австрийских «коллег» по «идентаристскому движению» читайте в материале «Хипстер-националисты: новое лицо ультраправых в Европе». —  Left.BY.

С другой стороны, бывшие члены НДПГ были едва активны. Офис неонацистской партии закрыт.

Прежде всего, новые группы видны на городском пейзаже. Они наклеивают наклейки со своими лозунгами почти каждую ночь, сообщает Геринг:

«На каждом фонарном столбе бесконечное количество наклеек Ein Prozent и Druck 18».

Druck 18 принадлежит Томми Френку, шумному деятелю тюрингской неонацистской сцены. Он также был в Острице со своим стендом. Другие жители города подтверждают регулярную «клей-активность» неонаци. Как и то, что всё это началось с фестиваля в Острице.

Почему её квартира подверглась нападению, Рамона ГЕРИНГ не может объяснить. Но она надеется на быстрое получение объяснений. Кроме того, не позволяет себе быть запуганной.

«Моя соседка, вот она была расстроена, она плакала, когда спустилась. Она была полностью расстроена, гораздо больше меня», — говорит Геринг.

Перевод с нем. — Александр О. 

By
@
backtotop