Декоммунизация по-ватикански (Олег НОВИКОВ, «Новы Час»)

Папа Римский Пий XII 70 лет назад, в июле 1949 года, принял необычный акт — отлучил от церкви всех итальянских коммунистов и их избирателей, количество которых в то время на Апеннинах измерялась миллионами. Об этом пишет на страницах белорусского издания «Новы Час» журналист и левый активист, бывший председатель Белорусской партии «Зелёные» Олег НОВИКОВ.

w720h405fil-l

Коллаж: jorisvo / shutterstock.com

Как известно, Италия — очень католическая страна, где Церковь (по крайней мере, раньше) имела большое влияние на общественные, и в том числе на политические, процессы. Достаточно вспомнить, что именно в Италии впервые в истории католики пришли в политику. В 1919 году священник Луиджи Стурцо основал европейское христианско-демократический направление, создав Народную партию Италии (Partito Popolare Italiano, PPI). За счёт связей с фермерским и социальным движением проект Стурцо быстро получил социальную базу и, как следствие, голоса.

А вот после войны электоральный бастион христианских демократов дал трещину. Многим католикам начали импонировать лозунги местной Компартии (Partito Comunista Italiano, PCI), которая сделала себе рекламу как ведущая партия антифашистского сопротивления. После выхода из подполья она стала крупнейшей политической партией страны, собирая в союзе с партнерами по «Народному Фронту» до 30% голосов.

На первых послевоенных выборах в 1946 году социалисты получили 21% голосов, коммунисты — 19%, христианско-демократическая партия, которая была основана как идеологический преемник PPI — 35% голосов. На выборах в сенат в 1948 году общий список коммунистов и социалистов получил 31% голосов. — Left.BY.

Не только это смущало Ватикан. Весной 1949 года усилилось давление на церковь в Чехословакии, где коммунисты пришли к власти раньше. Как позже вспоминал секретарь Папы, Пий XII почувствовал, что эффективного дипломатического протеста со стороны Запада не будет. По мнению Папы, в таких условиях Церковь должна готовиться к тому, чтобы противостоять коммунизму не только в сложившейся ситуации, но и в долгосрочной перспективе.

На самом деле «поход» против коммунизма католическая церковь начала ещё до Второй мировой. В 1878 г. папа Лев XIII в своей энциклике «Quod Apostolici Muneris» назвал коммунизм «пагубной чумой, проникающей в кости человечества, лишь чтобы привести его к гибели»; в 1864 году он же отнёс социализм и коммунизм, атеизм и требование свободы совести к числу «главнейших заблуждений нашего времени». В марте 1937 г. папа Пий XI, выпустил ещё один из важнейших документов ватиканской дипломатии — энциклику  «Divini Redemptoris» («О безбожном коммунизме»), которая во многом была связана с событиями в республиканской Испании и которую готовил будущий Пий XII. Она стала прологом к ещё более жёсткой церковной политике в отношении коммунистического учения. Фактически предавая его анафеме, понтифик предостерегает католиков от какого-либо соприкосновения с коммунизмом.

Важной особенностью стало то, что энциклика обозначала «упорным врагом Церкви» не только абстрактный коммунизм, не только диалектический и исторический материализм, не оставляющий места идее Бога и надежде на жизнь души после смерти тела, но и конкретно Советский Союз, который «из Москвы ведёт борьбу против христианской цивилизации».

Одновременно были изданы энциклика «Mit brennender Sorge« (в переводе с немецкого — «С огромной обеспокоенностью»), содержащая критику расизма и других аспектов нацистской идеологии, и энциклика на испанском языке «Nos es muy conocida» («Нам хорошо известна»), призывавшая к международному бойкоту лево-реформистского правительства мексиканского президента Карденаса. — Left.BY.

Так или иначе, 28 июня 1949 года был принят декрет против коммунизма, который через два дня лично ратифицировал Понтифик. 16 июля текст декрета опубликовала «L’Osservatore Romano» — официальное издание Ватикана. Кстати, позже ЦРУ добилось от Константинопольского патриарха, чтобы он выдал подобное заявление относительно православных верующих, поддерживающих коммунизм.

18 октября 1948 года под давлением турецких властей и греческого королевского правительства был вынужден уйти на покой патриарх Константинопольский и Вселенский Максим V, в вину которому вменялись русофильство и даже советофильство. Избранный, как считается, не без содействия ЦРУ, на его пост патриарх Афинагор, ещё будучи экзархом Северной и Южной Америки, заявил в ноябре 1948 г. по бостонскому радио: «Америка помогает Турции и Греции, так как она знает, что эти два государства должны бороться против дикого зверя, угрожающего человечеству», имея в виду под последним Советский Союз; 27 января 1949 года, во время своей интронизации, он подтвердил свою репутацию антикоммуниста, когда призвал к сотрудничеству христиан различных направлений и мусульман «для борьбы против коммунистической опасности, которая угрожает личной свободе и всему цивилизованному миру». — Left.BY.

Содержание документа и поздние комментарии к нему напоминали лексику борцов с эпидемией чумы. Именно «вирусом» называлась мода на коммунизм, которая, мол, проникла в католическую общину. Избавляться от вируса предлагалось врачебными методами — изоляцией больной части тела от здоровой. На практике это означало запрет «плохим католикам» контактировать с «хорошими католиками» и получать от Церкви услуги.

Документ вызвал большой резонанс. Наверное, впервые наказание в виде отлучения от церкви носило не индивидуальный, а масштабный коллективный характер. Ранее под эту норму попадали конкретные лица вроде маршала Тито или какие-то «сектанты».

Сначала казалось, что коммунистам пришёл конец. Все последователи Ленина-Сталина должны были превратиться в неких социальных маргиналов. Церковь в то время выполняла, кроме всего, важные социальные функции: нельзя было представить бракосочетания вне Церкви или захоронение без присутствия священника.

Однако в результате суровость и категоричность постановления сделали документ малоэффективным.

Во-первых, под декрет сначала попадали все, кто голосует за коммунистов (примерно 2,5 миллиона человек). Однако коммунисты шли на выборы в составе широкой коалиции, куда входили более умеренные партии. Чтобы не потерять эту часть католиков, Ватикану пришлось выдавать дополнительные разъяснения. Уже 27 июля появились официальные комментарии, согласно которым от церкви отделялись исключительно отъявленные материалисты. Между тем, всем было понятно, что те и так на богослужения не ходят.

Во-вторых, на местах начался тихий саботаж декрета, который требовал от священников спрашивать у посетителей богослужений про их политические взгляды. Священники очень боялись, что такой суровый подход сократит количество паствы. Появились и первые диссиденты. Например, архиепископ Флоренции раскритиковал идею «декоммунизации», заявив, что «большинство отлучённых — скромные люди, которые посещали наши церкви более или менее тщательно».

В результате уже 11 августа в Ватикане позволили заключать браки для сторонников любых партий. На этом, фактически, «Крестовый поход» и закончился.

Правда, история не осталась без последствий. Вызов коммунизма заставил Ватикан заняться разработкой социальной доктрины католицизма. В свою очередь, коммунисты заявили, что они — самые лучшие католики, и начали активно штудировать Библию, чтобы со временем создать «Теологию освобождения».

doncamillo-1024x572

В деревне долины По, где земля тверда и жизнь скудна, священник и мэр-коммунист борются за главенство над деревенским сообществом. Мэр желает создать «Народный Дом»; священник — «Город-сад» для бедных. Политик и служитель божий на самом деле уважают друг друга по-человечески, но не могут принять чужих убеждений. Внешнюю схожесть мэра-коммуниста и Сталина вряд ли следует считать случайной.

Наконец, декрет Папы Римского 1949 года стало поводом для создания прекрасной комедии «Маленький мир Дона Камилло» (1952) с участием легендарного французского комика Фернанделя. Последний выполняет роль епископа деревушки, где набирает влияние местное окружение PCI. Весёлое противостояние епископа и мэра-коммуниста заканчивается примирением (популярность фильма и кассовые сборы заставили в 1953 году выпустить сиквел — «Возвращение дона Камилло», а потом ещё два фильма, посвящённые в том числе истории взаимоотношений мэра-коммуниста и приходского священника дона Камилло. Left.BY.).

Сейчас, на фоне ослабления в Италии позиций Церкви и почти полной маргинализации компартии, эта сцена вызывает даже некий флер ностальгии.

Перевод с белорусского, источник — «Новы Час»

______

Об изменении отношения Католической церкви к идеологии коммунизма в наши дни говорит следующий факт. «Это как раз коммунисты, кто думает как христиане», — сказал Папа Франциск 11 ноября 2016 года, отвечая на вопрос о марксизме итальянской газете La Repubblica. «Коммунисты думают как христиане. Христос говорил об обществе, где бедные, слабые и изгнанные решают всё. Не демагоги, не варвары, не богатые, а народ. Бедные, у которых есть вера в Бога или нет, но кому мы должны помогать достичь равенства и свободы», — пояснил католический первосвященник. Left.BY.


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


+ 2 = четыре

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Декоммунизация по-ватикански (Олег НОВИКОВ, «Новы Час»)

w720h405fil-l 30/07/2019

Папа Римский Пий XII 70 лет назад, в июле 1949 года, принял необычный акт — отлучил от церкви всех итальянских коммунистов и их избирателей, количество которых в то время на Апеннинах измерялась миллионами. Об этом пишет на страницах белорусского издания «Новы Час» журналист и левый активист, бывший председатель Белорусской партии «Зелёные» Олег НОВИКОВ.

w720h405fil-l

Коллаж: jorisvo / shutterstock.com

Как известно, Италия — очень католическая страна, где Церковь (по крайней мере, раньше) имела большое влияние на общественные, и в том числе на политические, процессы. Достаточно вспомнить, что именно в Италии впервые в истории католики пришли в политику. В 1919 году священник Луиджи Стурцо основал европейское христианско-демократический направление, создав Народную партию Италии (Partito Popolare Italiano, PPI). За счёт связей с фермерским и социальным движением проект Стурцо быстро получил социальную базу и, как следствие, голоса.

А вот после войны электоральный бастион христианских демократов дал трещину. Многим католикам начали импонировать лозунги местной Компартии (Partito Comunista Italiano, PCI), которая сделала себе рекламу как ведущая партия антифашистского сопротивления. После выхода из подполья она стала крупнейшей политической партией страны, собирая в союзе с партнерами по «Народному Фронту» до 30% голосов.

На первых послевоенных выборах в 1946 году социалисты получили 21% голосов, коммунисты — 19%, христианско-демократическая партия, которая была основана как идеологический преемник PPI — 35% голосов. На выборах в сенат в 1948 году общий список коммунистов и социалистов получил 31% голосов. — Left.BY.

Не только это смущало Ватикан. Весной 1949 года усилилось давление на церковь в Чехословакии, где коммунисты пришли к власти раньше. Как позже вспоминал секретарь Папы, Пий XII почувствовал, что эффективного дипломатического протеста со стороны Запада не будет. По мнению Папы, в таких условиях Церковь должна готовиться к тому, чтобы противостоять коммунизму не только в сложившейся ситуации, но и в долгосрочной перспективе.

На самом деле «поход» против коммунизма католическая церковь начала ещё до Второй мировой. В 1878 г. папа Лев XIII в своей энциклике «Quod Apostolici Muneris» назвал коммунизм «пагубной чумой, проникающей в кости человечества, лишь чтобы привести его к гибели»; в 1864 году он же отнёс социализм и коммунизм, атеизм и требование свободы совести к числу «главнейших заблуждений нашего времени». В марте 1937 г. папа Пий XI, выпустил ещё один из важнейших документов ватиканской дипломатии — энциклику  «Divini Redemptoris» («О безбожном коммунизме»), которая во многом была связана с событиями в республиканской Испании и которую готовил будущий Пий XII. Она стала прологом к ещё более жёсткой церковной политике в отношении коммунистического учения. Фактически предавая его анафеме, понтифик предостерегает католиков от какого-либо соприкосновения с коммунизмом.

Важной особенностью стало то, что энциклика обозначала «упорным врагом Церкви» не только абстрактный коммунизм, не только диалектический и исторический материализм, не оставляющий места идее Бога и надежде на жизнь души после смерти тела, но и конкретно Советский Союз, который «из Москвы ведёт борьбу против христианской цивилизации».

Одновременно были изданы энциклика «Mit brennender Sorge« (в переводе с немецкого — «С огромной обеспокоенностью»), содержащая критику расизма и других аспектов нацистской идеологии, и энциклика на испанском языке «Nos es muy conocida» («Нам хорошо известна»), призывавшая к международному бойкоту лево-реформистского правительства мексиканского президента Карденаса. — Left.BY.

Так или иначе, 28 июня 1949 года был принят декрет против коммунизма, который через два дня лично ратифицировал Понтифик. 16 июля текст декрета опубликовала «L’Osservatore Romano» — официальное издание Ватикана. Кстати, позже ЦРУ добилось от Константинопольского патриарха, чтобы он выдал подобное заявление относительно православных верующих, поддерживающих коммунизм.

18 октября 1948 года под давлением турецких властей и греческого королевского правительства был вынужден уйти на покой патриарх Константинопольский и Вселенский Максим V, в вину которому вменялись русофильство и даже советофильство. Избранный, как считается, не без содействия ЦРУ, на его пост патриарх Афинагор, ещё будучи экзархом Северной и Южной Америки, заявил в ноябре 1948 г. по бостонскому радио: «Америка помогает Турции и Греции, так как она знает, что эти два государства должны бороться против дикого зверя, угрожающего человечеству», имея в виду под последним Советский Союз; 27 января 1949 года, во время своей интронизации, он подтвердил свою репутацию антикоммуниста, когда призвал к сотрудничеству христиан различных направлений и мусульман «для борьбы против коммунистической опасности, которая угрожает личной свободе и всему цивилизованному миру». — Left.BY.

Содержание документа и поздние комментарии к нему напоминали лексику борцов с эпидемией чумы. Именно «вирусом» называлась мода на коммунизм, которая, мол, проникла в католическую общину. Избавляться от вируса предлагалось врачебными методами — изоляцией больной части тела от здоровой. На практике это означало запрет «плохим католикам» контактировать с «хорошими католиками» и получать от Церкви услуги.

Документ вызвал большой резонанс. Наверное, впервые наказание в виде отлучения от церкви носило не индивидуальный, а масштабный коллективный характер. Ранее под эту норму попадали конкретные лица вроде маршала Тито или какие-то «сектанты».

Сначала казалось, что коммунистам пришёл конец. Все последователи Ленина-Сталина должны были превратиться в неких социальных маргиналов. Церковь в то время выполняла, кроме всего, важные социальные функции: нельзя было представить бракосочетания вне Церкви или захоронение без присутствия священника.

Однако в результате суровость и категоричность постановления сделали документ малоэффективным.

Во-первых, под декрет сначала попадали все, кто голосует за коммунистов (примерно 2,5 миллиона человек). Однако коммунисты шли на выборы в составе широкой коалиции, куда входили более умеренные партии. Чтобы не потерять эту часть католиков, Ватикану пришлось выдавать дополнительные разъяснения. Уже 27 июля появились официальные комментарии, согласно которым от церкви отделялись исключительно отъявленные материалисты. Между тем, всем было понятно, что те и так на богослужения не ходят.

Во-вторых, на местах начался тихий саботаж декрета, который требовал от священников спрашивать у посетителей богослужений про их политические взгляды. Священники очень боялись, что такой суровый подход сократит количество паствы. Появились и первые диссиденты. Например, архиепископ Флоренции раскритиковал идею «декоммунизации», заявив, что «большинство отлучённых — скромные люди, которые посещали наши церкви более или менее тщательно».

В результате уже 11 августа в Ватикане позволили заключать браки для сторонников любых партий. На этом, фактически, «Крестовый поход» и закончился.

Правда, история не осталась без последствий. Вызов коммунизма заставил Ватикан заняться разработкой социальной доктрины католицизма. В свою очередь, коммунисты заявили, что они — самые лучшие католики, и начали активно штудировать Библию, чтобы со временем создать «Теологию освобождения».

doncamillo-1024x572

В деревне долины По, где земля тверда и жизнь скудна, священник и мэр-коммунист борются за главенство над деревенским сообществом. Мэр желает создать «Народный Дом»; священник — «Город-сад» для бедных. Политик и служитель божий на самом деле уважают друг друга по-человечески, но не могут принять чужих убеждений. Внешнюю схожесть мэра-коммуниста и Сталина вряд ли следует считать случайной.

Наконец, декрет Папы Римского 1949 года стало поводом для создания прекрасной комедии «Маленький мир Дона Камилло» (1952) с участием легендарного французского комика Фернанделя. Последний выполняет роль епископа деревушки, где набирает влияние местное окружение PCI. Весёлое противостояние епископа и мэра-коммуниста заканчивается примирением (популярность фильма и кассовые сборы заставили в 1953 году выпустить сиквел — «Возвращение дона Камилло», а потом ещё два фильма, посвящённые в том числе истории взаимоотношений мэра-коммуниста и приходского священника дона Камилло. Left.BY.).

Сейчас, на фоне ослабления в Италии позиций Церкви и почти полной маргинализации компартии, эта сцена вызывает даже некий флер ностальгии.

Перевод с белорусского, источник — «Новы Час»

______

Об изменении отношения Католической церкви к идеологии коммунизма в наши дни говорит следующий факт. «Это как раз коммунисты, кто думает как христиане», — сказал Папа Франциск 11 ноября 2016 года, отвечая на вопрос о марксизме итальянской газете La Repubblica. «Коммунисты думают как христиане. Христос говорил об обществе, где бедные, слабые и изгнанные решают всё. Не демагоги, не варвары, не богатые, а народ. Бедные, у которых есть вера в Бога или нет, но кому мы должны помогать достичь равенства и свободы», — пояснил католический первосвященник. Left.BY.

By
@
backtotop