«На десоветизацию по-белорусски левые должны ответить рекоммунизацией социальных гарантий и власти…» / Мнения (Павел КАТОРЖЕВСКИЙ, «Политринг»)

18 апреля с главной площади города Сморгонь был демонтирован памятник В.И. ЛЕНИНУ, руководителю первого в мире государства трудящихся, лидеру партии большевиков. И произошло это не где-нибудь, а в стране, президент которой любит оказией вспомнить, что когда-то номинально являлся коммунистом, и сказать на камеру несколько слезливо-ностальгических слов о вожде мирового пролетариата. О «мягкой десоветизации по-белорусски» пишет член ЦК Белорусской партии левых «Справедливый мир» Павел КАТОРЖЕВСКИЙ; статья вышла в интернет-издании «Политринг».

content_ccdccdeaae5d041ff85db090320cbd15

Либералы и национал-демократы в мгновение ока разразились феерией плохо скрываемой радости, а провластная «компартия» со ссылкой на неуказанный источник начала уверять, что ничего страшного не  произошло, а памятник будто бы вернут на прежнее место, хотя представители сморгонского райисполкома и утверждают обратное.

Начальник отдела идеологии, культуры и по делам молодежи Сморгонского райисполкома Анна ДЖУМКОВА прокомментировала ситуацию следующим образом:

«Этот памятник не представляет никакой архитектурной или иной ценности. Он сделан из цемента, который со временем стал разрушаться. Было два варианта. Или покрывать памятник металлом, что очень дорого, — и думаю, люди бы не поняли, если бы мы потратили деньги на это. Сегодня есть более востребованные сферы, где нужны бюджетные деньги. Или — делать формовку из цемента».

При этом чиновница утверждает, что памятник никто не будет разрушать и уничтожать, якобы будет проведено общественное обсуждение и руководство города вместе со сморгонцами решит, в каком месте установить Ленина.

Позиция у госпожи Джумковой, мягко говоря, противоречивая. Сначала она утверждает, что денег нету и покрывать металлом цементного Ильича слишком дорого, но потом заявляет, что памятник всё-таки будет отреставрирован и восстановлен. К тому же, тут ещё большой вопрос, что дороже: покрыть памятник металлом или сначала демонтировать, транспортировать, отреставрировать, провести обсуждения и уже потом установить в другом месте. Значит, деньги всё-таки есть и причины здесь несколько иные?

Демонтаж и перенос памятников Ленину в Беларуси не является случаем прецедентным. К примеру, в Гомеле, втором по величине областном центре страны, без всякой официальной политики «декоммунизации» было снесено 8 из 22 памятников Ленину. Часть гомельских памятников, как и в случае со сморгонским Лениным, обещали вернуть, но в специально оборудованный для этого «парк советской эпохи», который в результате так и не был открыт.

Сморгонские чиновники вполне ожидаемо пытаются деполитизровать перенос памятника, однако политика здесь присутствует, как и всегда в подобных случаях. Главным виновником  «ленинопада» на этот раз стал аграрно-бюрократический фестиваль «Дожинки», на котором чиновники чествуют сами себя за красивые данные в отчётных документах и успехи в  сверхэксплуатации наёмных работников. Чиновнический агрофест «выстрелил» по Ленину уже не в первый раз, в 2015 году аналогичный случай произошёл в Толочине: памятник лидеру большевиков был перенесён в аккурат перед очередными «Дожинками».

Казалось бы, чем помешает памятник проведению мероприятия? Да собственно, ничем. Тем более, что в риторике главы государства Ленин давно превратился из революционера в безопасного полумифического «дедушку» из далёкого прошлого, образ которого несёт примерно такую же смысловую нагрузку, как и сказочные персонажи из фольклора.  Тот же самый фокус Лукашенко пытался проделать и с Октябрьской революцией, призывая «не политизировать» этот великий праздник угнетённых и эксплуатируемых.

Сама идея не нова, вот что писал сам Ленин в «Государстве и революции» о подобных уловках со стороны власть имущих:

«Угнетающие классы при жизни великих революционеров платили им постоянными преследованиями, встречали их учение самой дикой злобой, самой бешеной ненавистью, самым бесшабашным походом лжи и клеветы. После их смерти делаются попытки превратить их в безвредные иконы, так сказать, канонизировать их, предоставить известную славу их имени для «утешения» угнетённых классов и для одурачения их…»

Но, как ни крути, памятник, отсылающий к идеологии, провозглашающей социальное равенство, не соответствует новым символам эпохи, спутниками которой стали буржуазный авторитаризм, повышение пенсионного возраста, антирабочая контрактная система найма, произвол частного и государственного капитала и многое другое…

Отсюда и путающиеся в показаниях идеологи, и перенос памятника с глаз долой, откуда его значительно легче будет убрать окончательно или просто «забыть» на реставрации, якобы случайно.

В следующем, 2020-м году исполнится 150 лет со дня рождения Ленина. И эта дата, как и каждый прошедший или надвигающийся юбилей, сдобренный примечательным инцидентом вроде этого – хороший повод оглянуться назад и подвести некоторые итоги. А итоги на сегодняшний день для Беларуси такие: падение уровня жизни, попытки переложить просчёты власти на плечи рабочего класса, коммерциализация социальной сферы, — а вместе с ними и мягкая «декоммунизация».

Конечно, сами по себе памятники революционерам прошлого социальной справедливости не добавляют, да и Ленин не любил при жизни излишнего чествования. К примеру, на IX съезде партии, который проходил с 29 марта по 5 апреля 1920 года, делегаты вспомнили про приближающийся день рождения своего лидера и начали с трибуны зачитывать ему здравицы. Ленин тут же покинул президиум и потребовал немедленно «гильотинировать это безобразие». Уже после смерти вождя Надежда Константиновна Крупская писала в газете «Правда»:

«Не давайте своей печали по Ильичу уходить во внешнее почитание его личности. Не устраивайте ему памятников, дворцов его имени, пышных торжеств в его память…» 

Поэтому на мягкую десоветизацию по-белорусски левые должны ответить рекоммунизацией социальных гарантий, возвращением власти в руки трудящегося большинства, пропагандой коммунистических идей в массах. Самый главный памятник Ленину – 55 томов полного собрания его сочинений — никогда не снесёт ни один антикоммунист и ни один бюрократ.

Кстати, на главной площади Сморгони Владимир Ильич «соседствовал» с двумя религиозными учреждениями и городским исполнительным комитетом, а приличному человеку (хоть и памятнику) в такой компании действительно делать нечего. Вот только стоило ли убирать оттуда именно Ленина? Как справедливо отметили местные католики, во многих белорусских городах архитектура центральных площадей представляет собой нонсенс: храм, православный или католический, и памятник Ленину рядом. И тут с ними можно полностью согласиться, но лишь с той оговоркой, что религиозным пережиткам на центральных площадях белорусских городов не место.

Источник — «Политринг»


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


шесть × 4 =

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

«На десоветизацию по-белорусски левые должны ответить рекоммунизацией социальных гарантий и власти…» / Мнения (Павел КАТОРЖЕВСКИЙ, «Политринг»)

pamyatnik_leninu_smorgon 20/06/2019

18 апреля с главной площади города Сморгонь был демонтирован памятник В.И. ЛЕНИНУ, руководителю первого в мире государства трудящихся, лидеру партии большевиков. И произошло это не где-нибудь, а в стране, президент которой любит оказией вспомнить, что когда-то номинально являлся коммунистом, и сказать на камеру несколько слезливо-ностальгических слов о вожде мирового пролетариата. О «мягкой десоветизации по-белорусски» пишет член ЦК Белорусской партии левых «Справедливый мир» Павел КАТОРЖЕВСКИЙ; статья вышла в интернет-издании «Политринг».

content_ccdccdeaae5d041ff85db090320cbd15

Либералы и национал-демократы в мгновение ока разразились феерией плохо скрываемой радости, а провластная «компартия» со ссылкой на неуказанный источник начала уверять, что ничего страшного не  произошло, а памятник будто бы вернут на прежнее место, хотя представители сморгонского райисполкома и утверждают обратное.

Начальник отдела идеологии, культуры и по делам молодежи Сморгонского райисполкома Анна ДЖУМКОВА прокомментировала ситуацию следующим образом:

«Этот памятник не представляет никакой архитектурной или иной ценности. Он сделан из цемента, который со временем стал разрушаться. Было два варианта. Или покрывать памятник металлом, что очень дорого, — и думаю, люди бы не поняли, если бы мы потратили деньги на это. Сегодня есть более востребованные сферы, где нужны бюджетные деньги. Или — делать формовку из цемента».

При этом чиновница утверждает, что памятник никто не будет разрушать и уничтожать, якобы будет проведено общественное обсуждение и руководство города вместе со сморгонцами решит, в каком месте установить Ленина.

Позиция у госпожи Джумковой, мягко говоря, противоречивая. Сначала она утверждает, что денег нету и покрывать металлом цементного Ильича слишком дорого, но потом заявляет, что памятник всё-таки будет отреставрирован и восстановлен. К тому же, тут ещё большой вопрос, что дороже: покрыть памятник металлом или сначала демонтировать, транспортировать, отреставрировать, провести обсуждения и уже потом установить в другом месте. Значит, деньги всё-таки есть и причины здесь несколько иные?

Демонтаж и перенос памятников Ленину в Беларуси не является случаем прецедентным. К примеру, в Гомеле, втором по величине областном центре страны, без всякой официальной политики «декоммунизации» было снесено 8 из 22 памятников Ленину. Часть гомельских памятников, как и в случае со сморгонским Лениным, обещали вернуть, но в специально оборудованный для этого «парк советской эпохи», который в результате так и не был открыт.

Сморгонские чиновники вполне ожидаемо пытаются деполитизровать перенос памятника, однако политика здесь присутствует, как и всегда в подобных случаях. Главным виновником  «ленинопада» на этот раз стал аграрно-бюрократический фестиваль «Дожинки», на котором чиновники чествуют сами себя за красивые данные в отчётных документах и успехи в  сверхэксплуатации наёмных работников. Чиновнический агрофест «выстрелил» по Ленину уже не в первый раз, в 2015 году аналогичный случай произошёл в Толочине: памятник лидеру большевиков был перенесён в аккурат перед очередными «Дожинками».

Казалось бы, чем помешает памятник проведению мероприятия? Да собственно, ничем. Тем более, что в риторике главы государства Ленин давно превратился из революционера в безопасного полумифического «дедушку» из далёкого прошлого, образ которого несёт примерно такую же смысловую нагрузку, как и сказочные персонажи из фольклора.  Тот же самый фокус Лукашенко пытался проделать и с Октябрьской революцией, призывая «не политизировать» этот великий праздник угнетённых и эксплуатируемых.

Сама идея не нова, вот что писал сам Ленин в «Государстве и революции» о подобных уловках со стороны власть имущих:

«Угнетающие классы при жизни великих революционеров платили им постоянными преследованиями, встречали их учение самой дикой злобой, самой бешеной ненавистью, самым бесшабашным походом лжи и клеветы. После их смерти делаются попытки превратить их в безвредные иконы, так сказать, канонизировать их, предоставить известную славу их имени для «утешения» угнетённых классов и для одурачения их…»

Но, как ни крути, памятник, отсылающий к идеологии, провозглашающей социальное равенство, не соответствует новым символам эпохи, спутниками которой стали буржуазный авторитаризм, повышение пенсионного возраста, антирабочая контрактная система найма, произвол частного и государственного капитала и многое другое…

Отсюда и путающиеся в показаниях идеологи, и перенос памятника с глаз долой, откуда его значительно легче будет убрать окончательно или просто «забыть» на реставрации, якобы случайно.

В следующем, 2020-м году исполнится 150 лет со дня рождения Ленина. И эта дата, как и каждый прошедший или надвигающийся юбилей, сдобренный примечательным инцидентом вроде этого – хороший повод оглянуться назад и подвести некоторые итоги. А итоги на сегодняшний день для Беларуси такие: падение уровня жизни, попытки переложить просчёты власти на плечи рабочего класса, коммерциализация социальной сферы, — а вместе с ними и мягкая «декоммунизация».

Конечно, сами по себе памятники революционерам прошлого социальной справедливости не добавляют, да и Ленин не любил при жизни излишнего чествования. К примеру, на IX съезде партии, который проходил с 29 марта по 5 апреля 1920 года, делегаты вспомнили про приближающийся день рождения своего лидера и начали с трибуны зачитывать ему здравицы. Ленин тут же покинул президиум и потребовал немедленно «гильотинировать это безобразие». Уже после смерти вождя Надежда Константиновна Крупская писала в газете «Правда»:

«Не давайте своей печали по Ильичу уходить во внешнее почитание его личности. Не устраивайте ему памятников, дворцов его имени, пышных торжеств в его память…» 

Поэтому на мягкую десоветизацию по-белорусски левые должны ответить рекоммунизацией социальных гарантий, возвращением власти в руки трудящегося большинства, пропагандой коммунистических идей в массах. Самый главный памятник Ленину – 55 томов полного собрания его сочинений — никогда не снесёт ни один антикоммунист и ни один бюрократ.

Кстати, на главной площади Сморгони Владимир Ильич «соседствовал» с двумя религиозными учреждениями и городским исполнительным комитетом, а приличному человеку (хоть и памятнику) в такой компании действительно делать нечего. Вот только стоило ли убирать оттуда именно Ленина? Как справедливо отметили местные католики, во многих белорусских городах архитектура центральных площадей представляет собой нонсенс: храм, православный или католический, и памятник Ленину рядом. И тут с ними можно полностью согласиться, но лишь с той оговоркой, что религиозным пережиткам на центральных площадях белорусских городов не место.

Источник — «Политринг»

By
@
backtotop