С такими друзьями, как МВФ, враги не нужны!

Фото: Sergei Supinsky / AFP/Getty Images

Фото: Sergei Supinsky / AFP/Getty Images

Украинский интернет-журнал ЛІВА на днях напечатал перевод статьи со-директора вашингтонского Центра экономических и политических исследований (Center for Economic and Policy Research) и президента независимой организации Just Foreign Policy Марка ВАЙСБРОТА «With friends like the IMF and EU, Ukraine doesn’t need enemies», в которой американский специалист пишет о том, что святая вера консультантов из МВФ в непогрешимость своих неолиберальных моделей спасения развивающихся экономик, наоборот, отправляет их в штопор. Так уже случилось с Грецией. Так может случиться с Украиной. «Однако нельзя ведь уничтожать экономику для того, чтобы ее спасти», — утверждает автор.

_______

На киевский Евромайдан протестующие вышли в конце прошлого года в надежде на то, что Украина станет частью Евросоюза. Европа, которой они так восхищались, — это была Европа материального комфорта и жизненных стандартов, намного превышающих уровень жизни большинства украинцев, средний доход которых где-то такой же, как и в Сальвадоре.

Демонстранты хотели для себя чего-то, что приблизило бы их к процветанию европейцев – рыночную экономику, продвинутые технологии, качественный общественный транспорт, всеобщее здравоохранение и оплачиваемый пятинедельный отпуск. Только сейчас, если украинцам все же удастся избежать войны, то их все равно ждет неприятный сюрприз – ведь их нынешние лидеры (которые вскоре будут официально избраны) ведут переговоры по поводу будущего экономики Украины с другими неизбранными народом деятелями, которые и принимают решения. Вся же Европа в ближайшем будущем может стать такой же, как нынче Греция или Испания – но от нынешнего дохода на душу населения останется менее трети и лишь небольшая часть стран ЕС сможет сохранить (пусть даже и урезав) систему социального обеспечения.

Международный Валютный Фонд (а вслед за ним ЕС и США) заявил, что условием выделения кредитов Киеву является введение фискальных мер экономии, которые должны действовать на протяжении следующих двух с половиной лет. А украинская экономика уже на стадии рецессии, и МВФ прогнозирует ее 5%-ное падение ВВП в 2014-м году. Опасность еще заключается и в том, что «фискальное ужесточение» может стать целью, которая постоянно будет сдвигаться всё дальше и дальше, поскольку экономика страны, а также налоговые поступления будут все более сокращаться – и правительству придется идти на еще большие бюджетные сокращения, чтобы удовлетворить требование МВФ о сокращении бюджетного дефицита.

Входящая в штопор экономика – это именно то, что мы можем сейчас видеть на примере Греции, где экономическое регулирование (которое власти Евросоюза могли бы в принципе осуществить относительно легко и безболезненно), обратилось шестилетней рецессией, которая стоила Греции четверти ее национального дохода, а 25,7% всей рабочей силы лишились своих рабочих мест.

Разве такой же сценарий кажется маловероятным? Вспомните тогда, хотя бы о том, что немецкий министр финансов Вольфганг Шойбле заявил в пресс-интервью месяц назад, – а именно о том, что Греция могла бы послужить моделью для Украины. Ведь это все равно что сказать: «США времен Великой Депрессии могли бы стать моделью для Украины».

Однако не нужно даже смотреть на Грецию или Испанию, чтобы увидеть риски принятия программы фискальных мер экономии и реформ под управлением МВФ и разных директоров из ЕС. У Украины уже есть свой недавний пример – когда за каких-то четыре года (с 1992 по 1996) Украина потеряла половину своего ВВП – когда МВФ сотоварищи ударили по украинской и российской экономике. Украинская экономика после этого так и не могла начать расти до начала 2000-х. Для сравнения – в наихудшие годы Великой Депрессии в США (1929-1934) уровень реального ВВП сократился на 36%.

Однако еще даже в большей степени тревогу внушает тот факт, что Украине придется столкнуться с множеством неблагоприятных факторов, что делает введение мер экономии особо опасным в данный момент. Украинский экспорт дает около 50% ВВП – и половина его идет и в ЕС, и в Россию – и в обоих случаях в ближайшее время можно ожидать снижения спроса. В Европе – из-за длительного автоматического экономического спада (из которого она лишь едва-едва выходит). В России – из-за вероятных последствий дальнейших санкций и конфликта с США и их союзниками. Если же Россия решит отомстить при помощи прекращения экспорта газа в Украину (или страны ЕС), то украинская экономика будет сползать еще дальше в рецессию. Уровень инвестиций в Украине в прошлом году был весьма низок (на уровне около 50% от до-кризисного пика), а теперь он, вероятнее всего, и еще больше снизится из-за потенциальной угрозы эскалации гражданского конфликта.

Украинская банковская система тоже весьма уязвима – она ослаблена недавней девальвацией украинской валюты (ведь большая часть займов Украины – в иностранной валюте). Девальвация, в свою очередь, вызовет рост инфляции. Пока что она была на уровне 1,2% в год. Инфляция будет расти, несмотря на экономический спад, поскольку повысятся цены на энергоносители, чего требует МВФ. К сожалению, МВФ хочет, чтобы украинский Центробанк взял курс на усиление инфляции, что может еще больше усилить рецессию.

Однако следует честно признать, что некоторые из мер и реформ, которые желают реализовать МВФ и Европа, могут быть необходимыми и даже полезными. Нынешний уровень (преимущественного торгового) дефицита Украины – 9,2% — и его необходимо снизить. И самый быстрый способ в данном случае – это сокращение импорта, что означает сокращение экономики, которая и без того в рецессии – то есть это слишком жестокий и несправедливый вариант, не говоря уже о том, что – рискованный. МВФ также правильно требовал ввести более гибкий курс валютного обмена (что и было осуществлено в феврале). Кроме того, экономика, требующая высоких энергозатрат и огромных государственных субсидий на топливные ресурсы – тоже требует реформирования.

Однако нельзя ведь уничтожать экономику для того, чтобы ее спасти. Целью европейских кредитов должно быть смягчение последствий реформ. Они должны обеспечить рост украинской экономики и занятости и, тем самым, помочь избежать вхождения в экономический штопор. К сожалению, как следует из слов Вольфганга Шойбле (и самих документов МВФ), руководство МВФ и ЕС слишком уж часто рассматривает кризисы, как возможность перестроить экономику по тому священному образу, который они так боготворят, невзирая ни на какие последствия или на цену, которую придется за это заплатить.

Словно португальские колонисты XVI века в Бразилии (которые желали получить не только земли и рабочую силу, но и души представителей местного населения, которых они хотели обратить в христианскую веру) – здесь тоже свою роль играет неолиберальная теология. Никто ведь не приносил свои извинения за совершенно ненужное уничтожение экономики Украины (как и России) в 1990-х. «Fuck the EU» — сказала помощник госсекретаря США Виктория Нуланд в феврале в ходе обсуждения с послом США планов относительно того, как привести в Украине к власти новое правительство. Однако если новое правительство будет следовать программе МВФ и ЕС, то тогда тоже самое могут сказать и большинство украинцев.

Перевод — Дмитрия Колесника

Источник — ЛІВА інтернет-журнал

Оригинал — Al Jazeera


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


три − = 1

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

С такими друзьями, как МВФ, враги не нужны!

Ukraine-FMI-400x266 19/05/2014
Фото: Sergei Supinsky / AFP/Getty Images

Фото: Sergei Supinsky / AFP/Getty Images

Украинский интернет-журнал ЛІВА на днях напечатал перевод статьи со-директора вашингтонского Центра экономических и политических исследований (Center for Economic and Policy Research) и президента независимой организации Just Foreign Policy Марка ВАЙСБРОТА «With friends like the IMF and EU, Ukraine doesn’t need enemies», в которой американский специалист пишет о том, что святая вера консультантов из МВФ в непогрешимость своих неолиберальных моделей спасения развивающихся экономик, наоборот, отправляет их в штопор. Так уже случилось с Грецией. Так может случиться с Украиной. «Однако нельзя ведь уничтожать экономику для того, чтобы ее спасти», — утверждает автор.

_______

На киевский Евромайдан протестующие вышли в конце прошлого года в надежде на то, что Украина станет частью Евросоюза. Европа, которой они так восхищались, — это была Европа материального комфорта и жизненных стандартов, намного превышающих уровень жизни большинства украинцев, средний доход которых где-то такой же, как и в Сальвадоре.

Демонстранты хотели для себя чего-то, что приблизило бы их к процветанию европейцев – рыночную экономику, продвинутые технологии, качественный общественный транспорт, всеобщее здравоохранение и оплачиваемый пятинедельный отпуск. Только сейчас, если украинцам все же удастся избежать войны, то их все равно ждет неприятный сюрприз – ведь их нынешние лидеры (которые вскоре будут официально избраны) ведут переговоры по поводу будущего экономики Украины с другими неизбранными народом деятелями, которые и принимают решения. Вся же Европа в ближайшем будущем может стать такой же, как нынче Греция или Испания – но от нынешнего дохода на душу населения останется менее трети и лишь небольшая часть стран ЕС сможет сохранить (пусть даже и урезав) систему социального обеспечения.

Международный Валютный Фонд (а вслед за ним ЕС и США) заявил, что условием выделения кредитов Киеву является введение фискальных мер экономии, которые должны действовать на протяжении следующих двух с половиной лет. А украинская экономика уже на стадии рецессии, и МВФ прогнозирует ее 5%-ное падение ВВП в 2014-м году. Опасность еще заключается и в том, что «фискальное ужесточение» может стать целью, которая постоянно будет сдвигаться всё дальше и дальше, поскольку экономика страны, а также налоговые поступления будут все более сокращаться – и правительству придется идти на еще большие бюджетные сокращения, чтобы удовлетворить требование МВФ о сокращении бюджетного дефицита.

Входящая в штопор экономика – это именно то, что мы можем сейчас видеть на примере Греции, где экономическое регулирование (которое власти Евросоюза могли бы в принципе осуществить относительно легко и безболезненно), обратилось шестилетней рецессией, которая стоила Греции четверти ее национального дохода, а 25,7% всей рабочей силы лишились своих рабочих мест.

Разве такой же сценарий кажется маловероятным? Вспомните тогда, хотя бы о том, что немецкий министр финансов Вольфганг Шойбле заявил в пресс-интервью месяц назад, – а именно о том, что Греция могла бы послужить моделью для Украины. Ведь это все равно что сказать: «США времен Великой Депрессии могли бы стать моделью для Украины».

Однако не нужно даже смотреть на Грецию или Испанию, чтобы увидеть риски принятия программы фискальных мер экономии и реформ под управлением МВФ и разных директоров из ЕС. У Украины уже есть свой недавний пример – когда за каких-то четыре года (с 1992 по 1996) Украина потеряла половину своего ВВП – когда МВФ сотоварищи ударили по украинской и российской экономике. Украинская экономика после этого так и не могла начать расти до начала 2000-х. Для сравнения – в наихудшие годы Великой Депрессии в США (1929-1934) уровень реального ВВП сократился на 36%.

Однако еще даже в большей степени тревогу внушает тот факт, что Украине придется столкнуться с множеством неблагоприятных факторов, что делает введение мер экономии особо опасным в данный момент. Украинский экспорт дает около 50% ВВП – и половина его идет и в ЕС, и в Россию – и в обоих случаях в ближайшее время можно ожидать снижения спроса. В Европе – из-за длительного автоматического экономического спада (из которого она лишь едва-едва выходит). В России – из-за вероятных последствий дальнейших санкций и конфликта с США и их союзниками. Если же Россия решит отомстить при помощи прекращения экспорта газа в Украину (или страны ЕС), то украинская экономика будет сползать еще дальше в рецессию. Уровень инвестиций в Украине в прошлом году был весьма низок (на уровне около 50% от до-кризисного пика), а теперь он, вероятнее всего, и еще больше снизится из-за потенциальной угрозы эскалации гражданского конфликта.

Украинская банковская система тоже весьма уязвима – она ослаблена недавней девальвацией украинской валюты (ведь большая часть займов Украины – в иностранной валюте). Девальвация, в свою очередь, вызовет рост инфляции. Пока что она была на уровне 1,2% в год. Инфляция будет расти, несмотря на экономический спад, поскольку повысятся цены на энергоносители, чего требует МВФ. К сожалению, МВФ хочет, чтобы украинский Центробанк взял курс на усиление инфляции, что может еще больше усилить рецессию.

Однако следует честно признать, что некоторые из мер и реформ, которые желают реализовать МВФ и Европа, могут быть необходимыми и даже полезными. Нынешний уровень (преимущественного торгового) дефицита Украины – 9,2% — и его необходимо снизить. И самый быстрый способ в данном случае – это сокращение импорта, что означает сокращение экономики, которая и без того в рецессии – то есть это слишком жестокий и несправедливый вариант, не говоря уже о том, что – рискованный. МВФ также правильно требовал ввести более гибкий курс валютного обмена (что и было осуществлено в феврале). Кроме того, экономика, требующая высоких энергозатрат и огромных государственных субсидий на топливные ресурсы – тоже требует реформирования.

Однако нельзя ведь уничтожать экономику для того, чтобы ее спасти. Целью европейских кредитов должно быть смягчение последствий реформ. Они должны обеспечить рост украинской экономики и занятости и, тем самым, помочь избежать вхождения в экономический штопор. К сожалению, как следует из слов Вольфганга Шойбле (и самих документов МВФ), руководство МВФ и ЕС слишком уж часто рассматривает кризисы, как возможность перестроить экономику по тому священному образу, который они так боготворят, невзирая ни на какие последствия или на цену, которую придется за это заплатить.

Словно португальские колонисты XVI века в Бразилии (которые желали получить не только земли и рабочую силу, но и души представителей местного населения, которых они хотели обратить в христианскую веру) – здесь тоже свою роль играет неолиберальная теология. Никто ведь не приносил свои извинения за совершенно ненужное уничтожение экономики Украины (как и России) в 1990-х. «Fuck the EU» — сказала помощник госсекретаря США Виктория Нуланд в феврале в ходе обсуждения с послом США планов относительно того, как привести в Украине к власти новое правительство. Однако если новое правительство будет следовать программе МВФ и ЕС, то тогда тоже самое могут сказать и большинство украинцев.

Перевод — Дмитрия Колесника

Источник — ЛІВА інтернет-журнал

Оригинал — Al Jazeera

By
@
backtotop