Павел КАТОРЖЕВСКИЙ. Клерикализация образования недопустима!

Верующие разных конфессий пытаются получить больше прав и сообщают об определенных успехах. Что, в свою очередь, вызывает недовольство атеистов (и прочих «агностиков»), которые даже подписи собирают в защиту своих прав. Так, толчком к созданию петиции «Против клерикализации образования…», появившейся 27 февраля на сайте проекта «Удобный город», стали религиозные занятия в некоторых белорусских школах. Активист Белорусской партии левых «Справедливый мир» Павел КАТОРЖЕВСКИЙ отмечает, что последней каплей стали обязательные классные часы, которые стали проводить в ряде белорусских школ с участием священников. Об этом Павел говорил в своём комментарии для нас сразу после создания петиции, потом писал в материале «Клерикализация образования недопустима!» для интернет-проекта «Политринг», об этом же он рассказывает в очередном выпуске программы «Беседа Калинкиной» на «Белсат». Теперь нам одновременно доступны и текст статьи и видео, которые мы объединили в один материал и сейчас предлагаем нашим читателям.

«У нас есть закон «О свободе совести и религиозных организациях», в котором написано, что образование от церкви отделено. И это вполне естественно. У меня как гражданина есть право подать индивидуальное обращение, но хотелось показать в публичном пространстве, что это не только моя позиция. Есть люди разных политических взглядов, которые с этой ситуацией не согласны», — Павел КАТОРЖЕВСКИЙ в программе «Беседа Калинкиной».

_________

Свобода совести, то есть возможность свободно исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, давно является для граждан Республики Беларусь само собой разумеющимся правом, которое гарантировано Конституцией и другими нормативно-правовыми актами.

Это право было провозглашено советской властью более ста лет назад. 20 января (2 февраля) 1918 года Советом народных комиссаров был издан «Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви»*, который закреплял отделение церкви от государства, запрещал преподавание религиозных вероучений во всех  государственных, общественных и частных учебных заведениях, где преподавались общеобразовательные предметы, а также ликвидировал все праволишения, связанные с вероисповеданием. Советское законодательство, регламентировавшее отношения между религиозными организациями, государством и обществом, было самым прогрессивным для своего времени, сравниться с ним мог разве что французский закон 1905-го года об отделении церкви от государства.

soviet-antireligious-posterКак писал В.И. ЛЕНИН в своей работе «Социализм и религия»:

«всякий должен быть совершенно свободен исповедовать какую угодно религию или не признавать никакой религии, то есть быть атеистом, каковым и бывает обыкновенно всякий социалист. Никакие различия между гражданами в их правах в зависимости от религиозных верований совершенно не допустимы».

*Мало того, что одним из авторов «Декрета…» был священник и известный духовный писатель Михаил Галкин, прогрессивная российская общественность достаточно позитивно встретила этот нормативный документ. Вот, например, что писал в те дни давно разошедшийся по многим вопросам во взглядах с большевиками Василий Десницкий, редактор газеты «Новая жизнь»:

«Декретами Совета народных комиссаров вопрос об отделении церкви от государства со всеми вытекающими из него последствиями решен, и, надо полагать, решен бесповоротно и окончательно. Какая бы революционно-демократическая власть ни пришла на смену СНК, она не сможет и не должна отнестись ко всем мероприятиям большевистской эры в порядке безусловного и решительного их отрицания. И церковная реформа должна будет войти в состав того революционного наследия, которое ушедшая большевистская власть оставит новой России, возрождающейся от ужасов войны и от «социалистической» чехарды Смольного. Может встать вопрос о некоторых исправлениях, о дополнениях, о переработке деталей. Но основные положения реформы останутся незыблемыми…» — Left.BY.

После распада Советского Союза представители практически всех религий стали в позу «униженных и оскорбленных», ссылаясь на те перегибы в борьбе с религией, которые действительно имели место быть в сталинское время. При этом православная церковь, которая считала себя наиболее пострадавшей от советской власти, не упоминала собственные «грехи»: отнюдь не бескровные гонения на «еретиков и иноверцев», борьба с православными ересями, преследования старообрядцев, поддержка самодержавной политики, направленой на дискриминацию верующих-иудеев. О многом говорит хотя бы тот факт, что в начале 90-х годов ХIХ столетия доля осужденных за религиозные преступления колебалась между 1 и 2 % от общего числа осуждённых, и, если, в 1894 — 1903 годах за них были осуждены 4671 человек, то в последующие годы это число начало расти, и в 1904 – 1913 составляло уже более 8000.

34002_originalВ развязывании Гражданской войны 1917-1921 гг. немалая вина лежала на православном духовенстве, ведь инициаторами столкновений с большевиками было, в том числе, и оно. Когда большевики издали «Декрет о земле» (второй после «Декрета о мире«), против них яростно выступили именно служители Церкви: ещё бы — у них отбирали землю, которая приносила им огромные доходы! А ведь после царя церковь была самым крупнейшим землевладельцем!..

Воспользовавшись историей самых «тёмных сторон» борьбы с религией в Советском Союзе, забыв собственные преступления и пытаясь представить всю историю антирелигиозной пропаганды в СССР как череду лагерей и массовых расстрелов, клерикалы добились некоторых послаблений для религиозной пропаганды в законодательствах стран, образовавшихся на обломках первого в мире государства трудящихся. Теперь же «религиозники» перешли в открытое наступление.

К примеру, в России результатом религиозного лоббизма стало внесение изменений в Уголовный кодекс, где с 2013 года «оскорбление чувств верующих» превратилось из административного в уголовное правонарушение (вплоть до 3 лет лишения свободы)**.

**На самом деле, это случилось уже в новой редакции ст. 143 Уголовного кодекса РСФСР 1960 года, введённой Законом РФ от 27.08.93 №5668-1 и опубликованной «Российской газетой» 09.09.93 г. Этот Уголовный кодекс утратил силу 1 января 1997 года из-за введения УК РФ 1996 года; в этом УК есть статья 148 «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий», ч. 2 которой также предполагает, в т.ч., и лишение свободы до 3-х лет. — Left.BY.

К слову, в Уголовном кодексе РСФСР (1960) также присутствовала статья 143, в соответствии с которой «воспрепятствование религиозным обрядам, не нарушающим общественный порядок и не посягающим на права граждан», наказывалось исправительными работами на срок до шести месяцев или общественным порицанием. Тем не менее, эта статья Уголовного кодекса не предусматривала лишения или ограничения свободы и уравновешивалась статьями, предусматривающими ответственность за нарушение законов об отделении церкви от государства и церкви от школы (ст. 142 УК РСФСР), а также главой 11-ой «Преступления, составляющие пережитки местных обычаев». Под «пережитками местных обычаев» понимались варварские традиции, которые в ряде случаев имели религиозное обоснование.

Права же атеистов и граждан, не определивших своё отношение к религии в современном российском законодательстве, остались неучтёнными, а за «оскорбление чувств верующих» многие люди уже были приговорены к общественным работам, штрафам и условным срокам лишения свободы.

s1200Апофеозом наступления клерикалов стало введение в 2012 году в российских школах курса для 4-ых классов «Основы религиозных культур и светской этики — ОРКСЭ» (на выбор — основ православной, исламской, буддистской, иудейской культур, мировых религиозных культур или светской этики). Казалось бы, что подобная вариативность преподавания курса вполне демократична и учитывает особенности мировоззрения каждого ученика, но высказывания некоторых православных иерархов сами по себе намекают, в какую сторону существует крен и кто хочет сделать его ещё сильнее.

Пресс-секретарь Патриарха Московского Кирилла ГУНДЯЕВА священник Александр ВОЛКОВ заявил, что ежегодно модуль «Основы православной культуры» выбирают около 40% школьников и их родителей. Разумеется, что православная церковь в данном случае радеет явно не за религиозный плюрализм в рамках преподавания ОРКСЭ, а за возможность продвигать в массы свои мировоззренческие установки. Тем более, в РПЦ неоднократно предлагали расширить предмет и на другие года обучения, с пятого по девятый классы.

Подобное нарушение принципов светского государства у наших восточных соседей, пример которых весьма иллюстративен, казалось каким-то безумием и временным перегибом. Представить что-либо похожее в Беларуси на протяжении долгого времени было достаточно сложно. Представители различных религий значительно реже позволяли себе высказывания, касающиеся важных вопросов общественно-политической жизни, и не требовали внесений изменений в законодательство, которые могли бы стать основой для применения репрессивных мер. Но первые «звоночки» клерикализации начались и в нашей стране.

22 февраля 2018 года на веб-сайте Новогрудской епархии появилась информация о том, что 18-22 февраля занятия со школьниками провели клирики православного храма святых страстотерпцев Бориса и Глеба и их супруги. В частности отмечено, что Новогрудском сельскохозяйственном лицее и 10 классе СШ № 3 «настоятель храма протоиерей Николай Косяк и матушка Наталия» на классном часе беседовали в преддверии Дня защитника Отечества со студентами и старшеклассниками о мужестве и патриотизме, а также о духовных причинах столбцовской трагедии. Помимо этого, в публикациях указано, что подобные «занятия» состоялись во всех классах Городечненской средней школы Новогрудского района.

s12002Напомню, что под «столбцовской трагедией» подразумевается трагический инцидент, произошедший 11 февраля 2019 года в городе Столбцы Минской области, когда подросток ворвался с ножом на урок в городской средней школе №2 утром 11 февраля. В результате случившегося погибла учительница и один из учеников, ещё два школьника попали в больницу с ножевыми ранениями.

Возникает закономерный вопрос: неужели работники сферы образования не могли самостоятельно провести с учащимися беседы о патриотизме и причинах трагедии, произошедшей в г. Столбцы? Разве в учреждениях образования отсутствуют заместители по воспитательной работе, социальные педагоги или психологи? В конце концов, какое право имели проводить занятия в учреждении образования «жёны священников» и имеют ли эти граждане соответствующее педагогическое образование?

Отдельно отмечу, что глава Римско-католической церкви в Беларуси архиепископ Минско-могилёвский Тадеуш КОНДРУСЕВИЧ в одной из своих проповедей не преминул обвинить в столбцовской трагедии «три поколения атеизации», очевидно подразумевая атеистическую пропаганду в Советском Союзе. Правда, не учёл Кондрусевич того, что в атеистическом СССР такие трагические инциденты были чем-то из ряда вон выходящим, а в Соединённых штатах Америки, где пышно расцветает христианский фундаментализм, такие случаи уже давно стали обыденным явлением. Для большей наглядности приведу слова профессора, врача-психиатра Сергея ИГУМНОВА, с которым у автора нет оснований не соглашаться:

«В мало-религиозных Нидерландах уровень преступности невысок, в отличие от католических стран Южной Америки. Там уровень преступности зашкаливает даже по сравнению с Россией и Беларусью».

Сразу после появления этой новости, 27 февраля 2019 года, группой левых активистов была составлена петиция «Против клерикализации образования», направленная в Новогрудский районный исполнительный комитет и Гродненский областной исполнительный комитет. Несмотря на то, что петиция была составлена людьми с левыми политическими убеждениями, для которых атеизм всегда являлся своеобразным идеологическим «маркером», авторы подчеркнули, что обращение не является инициативой какой-либо политической партии или общественного объединения. и призвано охватить максимально широкий круг неравнодушных граждан. Помимо этого, было заявлено, что только укрепление светского (то есть нерелигиозного) характера образования является условием сохранения межконфессионального мира и равенства всех религий перед законом, в том числе, условием защиты прав и законных интересов граждан с атеистическим мировоззрением.

В петиции, в частности, отмечалось, что подобного рода «занятия» грубейшим образом нарушают Закон Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» от 17 декабря 1992 г. № 2054-XІІ . В частности, в статье 9 данного Закона указано:

«Национальная система образования в Республике Беларусь носит светский характер и не преследует цели формирования того или иного отношения к религии».

Проведение подобного рода мероприятий, по мнению составителей петиции, также нарушает статью 31 Конституции Республики Беларусь, в соответствии с которой каждый имеет право самостоятельно определять своё отношение к религии.

В петиции также содержались следующие требования:

  1. Проверить законность проведения описанных занятий в вышеуказанных учреждениях образования церковными служителями.
  2. Выяснить, кто являлся инициатором проведения подобного рода мероприятий.
  3. В случае, если будет установлена вина ряда должностных лиц, работников сферы образования, привлечь указанных лиц к ответственности за нарушение Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» от 17 декабря 1992 г. № 2054-XІІ и Конституции Республики Беларусь.

По итогу, было собрано 177 подписей, что не так уж и мало для первой за долгое время атеистической кампании в Беларуси, где атеистами себя считают только около 4% населения.

Реакция не заставила себя долго ждать…

Один из крупнейших новостных порталов опубликовал информацию о сборе подписей под петицией против клерикализации образования и обратился за комментариями к непосредственным участникам действа в Новогрудских учебных заведениях, в частности, к гр-ну Николаю КОСЯКУ и гр-ке Наталье (фамилия не указана), которая была представлена в материале в качестве супруги отца Николая.

Закономерно, что ответить клерикалам было практически нечего.

«Современных детей ничего не пугает, это такое поколение, — только и посетовала “матушка Наталья”». — 10 лет назад с детьми можно было серьезно говорить на такие темы, они адекватно все воспринимали. Теперь дети пассивные. Могут задавать вопросы, но по поводу всякой грязи в интернете: «А, там Россия…». Почему-то о политике любят рассуждать, хотя мы эту тему никогда не затрагиваем…”

Обвиняя школьников в пассивности и политизированности одновременно, они противоречат сами себе. Хотя, казалось бы, при чём тут вообще политизированность?

Можно только порадоваться, что молодое поколение растёт с ответственностью за сегодняшний день и своим видением развития страны, а не с надеждой на мифическую «загробную жизнь». Очень показательно, что религиозных пропагандистов это возмущает. Всё та же гражданка Наталья утверждала, что «православие они не навязывают», а цель, якобы – «научить добру». Но нюанс состоит в том, что у христианина (или представителя любой другой религии) и атеиста (или агностика) понятие о добре и зле могут несколько различаться. Ведь если для человека верующего такие истины как «всякая власть от бога» и «подставление щеки» являются вполне естественными, то для сознательного наёмного работника необходимость борьбы за социальные гарантии и демократические права всегда будет выше любых религиозных догм. Да и патриотизм в представлении всех религий всегда означал только одно: защиту прибылей тех, кто владеет средствами производства.

56542908_2854854184556305_6852715248135176192_n

2 апреля на петицию был получен ответ из Новогрудского райисполкома за подписью С.А. Федченко, Гродненский облисполком от ответа решил уклониться. В ответе заявлено, что в рамках сотрудничества для учащихся 1-9 классов по заявлениям законных представителей проводятся факультативные курсы «Основы православной нравственности», «Основы православной культуры». Упомянут и тот факт, что 13 февраля 2015 г. Была подписана Программа сотрудничества между Министерством образования Республики Беларусь и Белорусской Православной Церковью на 2015-2020 г.г., на основании которой подписана Программа сотрудничества между отделом образования, спорта и туризма Новогрудского райисполкома (с 01.06.2018 г. – управление образования) и Новогрудским благочинием на 2015-2020 г.г. Соответствующие соглашения, предусматривающие сотрудничество, подписаны также между Министерством образования и Белорусской православной церковью.

К большому сожалению всех тех, кому дорого действительное, а не только декларативное право на свободу вероисповедания, при определённых условиях религиозное воспитание действительно может осуществляться в школах. Очевидно, что всем сторонникам научного материалистического мировоззрения сегодня необходимо бороться за закрепление в первой статье Конституции светского характера государства и за внесение изменений в Закон «О свободе совести и религиозных организациях», которые обеспечат наличие механизмов, обеспечивающих реализацию принципов свободы совести.

К тому же, в соответствии с всё тем же Законом «О свободе совести и религиозных организациях» (статья 5) родители или лица, их заменяющие, по взаимному согласию вправе воспитывать своих детей в соответствии со своим собственным отношением к религии. И если родители или лица их заменяющие считают, что их ребёнку действительно необходимо соответствующее религиозное образование, то они вполне могут направить его в специализированную воскресную школу или её аналог. Этого вполне достаточно для реализации данной статьи Закона и нет никакой необходимости проводить религиозное воспитание в общеобразовательных учреждениях.

Всем общественным объединениям и политическим партиям, для которых секуляризм является безусловной ценностью, необходимо искать точки соприкосновения в борьбе против клерикализации наиболее значимых сфер жизни общества. Религия уже протянула свои щупальца туда, где ей явно не место – в медицину. Вышеупомянутый главкатолик Тадеуш КОНДРУСЕВИЧ в феврале этого года публично выступил против того, чтобы финансировать первую попытку экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) за счет бюджета, аргументировав это «святостью зачатия». Что нас ждёт дальше? Законопроект о запрете на переливание крови по рекомендации адептов секты «Свидетелей Иеговы»?

Особенно опасно выглядит рост религиозного лоббизма на фоне заявлений главы государства, который ещё недавно называл себя атеистом (хотя и «православным»), однако совсем недавно, в 2014 году, митрополит БПЦ Павел засвидетельствовал слова Лукашенко о том, что он «нормальный православный человек», а ещё ранее Александр Григорьевич заявлял, что «не совсем понимает как можно отделить церковь от государства».

В условиях, когда государство бежит от своих социальных обязательств, всегда существует вероятность реализации сценария, где религия становится «политическим костылём» для власти, а недовольных граждан попросту завалят религиозным опиумом из государственных средств массовой информации. А как говаривал Альберт КАМЮ: «Когда религия соединяется с политикой, рождается инквизиция». И у меня нет причин с ним не соглашаться.

Источник — «Политринг»

_______

Читать по теме:

Павел КАТОРЖЕВСКИЙ («Справедливый мир»): «В защите нуждаются не только права верующих, но и права атеистов…»

Павлюк КОНОВАЛЬЧИК («Зелёные»): Свобода слова и секуляризм — базовые ценности!


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


один + 9 =

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Павел КАТОРЖЕВСКИЙ. Клерикализация образования недопустима!

MIN_RAZMOVA_KATARZHEUSKI_KAL_INTERNET_21-287x192 13/05/2019

Верующие разных конфессий пытаются получить больше прав и сообщают об определенных успехах. Что, в свою очередь, вызывает недовольство атеистов (и прочих «агностиков»), которые даже подписи собирают в защиту своих прав. Так, толчком к созданию петиции «Против клерикализации образования…», появившейся 27 февраля на сайте проекта «Удобный город», стали религиозные занятия в некоторых белорусских школах. Активист Белорусской партии левых «Справедливый мир» Павел КАТОРЖЕВСКИЙ отмечает, что последней каплей стали обязательные классные часы, которые стали проводить в ряде белорусских школ с участием священников. Об этом Павел говорил в своём комментарии для нас сразу после создания петиции, потом писал в материале «Клерикализация образования недопустима!» для интернет-проекта «Политринг», об этом же он рассказывает в очередном выпуске программы «Беседа Калинкиной» на «Белсат». Теперь нам одновременно доступны и текст статьи и видео, которые мы объединили в один материал и сейчас предлагаем нашим читателям.

«У нас есть закон «О свободе совести и религиозных организациях», в котором написано, что образование от церкви отделено. И это вполне естественно. У меня как гражданина есть право подать индивидуальное обращение, но хотелось показать в публичном пространстве, что это не только моя позиция. Есть люди разных политических взглядов, которые с этой ситуацией не согласны», — Павел КАТОРЖЕВСКИЙ в программе «Беседа Калинкиной».

_________

Свобода совести, то есть возможность свободно исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, давно является для граждан Республики Беларусь само собой разумеющимся правом, которое гарантировано Конституцией и другими нормативно-правовыми актами.

Это право было провозглашено советской властью более ста лет назад. 20 января (2 февраля) 1918 года Советом народных комиссаров был издан «Декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви»*, который закреплял отделение церкви от государства, запрещал преподавание религиозных вероучений во всех  государственных, общественных и частных учебных заведениях, где преподавались общеобразовательные предметы, а также ликвидировал все праволишения, связанные с вероисповеданием. Советское законодательство, регламентировавшее отношения между религиозными организациями, государством и обществом, было самым прогрессивным для своего времени, сравниться с ним мог разве что французский закон 1905-го года об отделении церкви от государства.

soviet-antireligious-posterКак писал В.И. ЛЕНИН в своей работе «Социализм и религия»:

«всякий должен быть совершенно свободен исповедовать какую угодно религию или не признавать никакой религии, то есть быть атеистом, каковым и бывает обыкновенно всякий социалист. Никакие различия между гражданами в их правах в зависимости от религиозных верований совершенно не допустимы».

*Мало того, что одним из авторов «Декрета…» был священник и известный духовный писатель Михаил Галкин, прогрессивная российская общественность достаточно позитивно встретила этот нормативный документ. Вот, например, что писал в те дни давно разошедшийся по многим вопросам во взглядах с большевиками Василий Десницкий, редактор газеты «Новая жизнь»:

«Декретами Совета народных комиссаров вопрос об отделении церкви от государства со всеми вытекающими из него последствиями решен, и, надо полагать, решен бесповоротно и окончательно. Какая бы революционно-демократическая власть ни пришла на смену СНК, она не сможет и не должна отнестись ко всем мероприятиям большевистской эры в порядке безусловного и решительного их отрицания. И церковная реформа должна будет войти в состав того революционного наследия, которое ушедшая большевистская власть оставит новой России, возрождающейся от ужасов войны и от «социалистической» чехарды Смольного. Может встать вопрос о некоторых исправлениях, о дополнениях, о переработке деталей. Но основные положения реформы останутся незыблемыми…» — Left.BY.

После распада Советского Союза представители практически всех религий стали в позу «униженных и оскорбленных», ссылаясь на те перегибы в борьбе с религией, которые действительно имели место быть в сталинское время. При этом православная церковь, которая считала себя наиболее пострадавшей от советской власти, не упоминала собственные «грехи»: отнюдь не бескровные гонения на «еретиков и иноверцев», борьба с православными ересями, преследования старообрядцев, поддержка самодержавной политики, направленой на дискриминацию верующих-иудеев. О многом говорит хотя бы тот факт, что в начале 90-х годов ХIХ столетия доля осужденных за религиозные преступления колебалась между 1 и 2 % от общего числа осуждённых, и, если, в 1894 — 1903 годах за них были осуждены 4671 человек, то в последующие годы это число начало расти, и в 1904 – 1913 составляло уже более 8000.

34002_originalВ развязывании Гражданской войны 1917-1921 гг. немалая вина лежала на православном духовенстве, ведь инициаторами столкновений с большевиками было, в том числе, и оно. Когда большевики издали «Декрет о земле» (второй после «Декрета о мире«), против них яростно выступили именно служители Церкви: ещё бы — у них отбирали землю, которая приносила им огромные доходы! А ведь после царя церковь была самым крупнейшим землевладельцем!..

Воспользовавшись историей самых «тёмных сторон» борьбы с религией в Советском Союзе, забыв собственные преступления и пытаясь представить всю историю антирелигиозной пропаганды в СССР как череду лагерей и массовых расстрелов, клерикалы добились некоторых послаблений для религиозной пропаганды в законодательствах стран, образовавшихся на обломках первого в мире государства трудящихся. Теперь же «религиозники» перешли в открытое наступление.

К примеру, в России результатом религиозного лоббизма стало внесение изменений в Уголовный кодекс, где с 2013 года «оскорбление чувств верующих» превратилось из административного в уголовное правонарушение (вплоть до 3 лет лишения свободы)**.

**На самом деле, это случилось уже в новой редакции ст. 143 Уголовного кодекса РСФСР 1960 года, введённой Законом РФ от 27.08.93 №5668-1 и опубликованной «Российской газетой» 09.09.93 г. Этот Уголовный кодекс утратил силу 1 января 1997 года из-за введения УК РФ 1996 года; в этом УК есть статья 148 «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий», ч. 2 которой также предполагает, в т.ч., и лишение свободы до 3-х лет. — Left.BY.

К слову, в Уголовном кодексе РСФСР (1960) также присутствовала статья 143, в соответствии с которой «воспрепятствование религиозным обрядам, не нарушающим общественный порядок и не посягающим на права граждан», наказывалось исправительными работами на срок до шести месяцев или общественным порицанием. Тем не менее, эта статья Уголовного кодекса не предусматривала лишения или ограничения свободы и уравновешивалась статьями, предусматривающими ответственность за нарушение законов об отделении церкви от государства и церкви от школы (ст. 142 УК РСФСР), а также главой 11-ой «Преступления, составляющие пережитки местных обычаев». Под «пережитками местных обычаев» понимались варварские традиции, которые в ряде случаев имели религиозное обоснование.

Права же атеистов и граждан, не определивших своё отношение к религии в современном российском законодательстве, остались неучтёнными, а за «оскорбление чувств верующих» многие люди уже были приговорены к общественным работам, штрафам и условным срокам лишения свободы.

s1200Апофеозом наступления клерикалов стало введение в 2012 году в российских школах курса для 4-ых классов «Основы религиозных культур и светской этики — ОРКСЭ» (на выбор — основ православной, исламской, буддистской, иудейской культур, мировых религиозных культур или светской этики). Казалось бы, что подобная вариативность преподавания курса вполне демократична и учитывает особенности мировоззрения каждого ученика, но высказывания некоторых православных иерархов сами по себе намекают, в какую сторону существует крен и кто хочет сделать его ещё сильнее.

Пресс-секретарь Патриарха Московского Кирилла ГУНДЯЕВА священник Александр ВОЛКОВ заявил, что ежегодно модуль «Основы православной культуры» выбирают около 40% школьников и их родителей. Разумеется, что православная церковь в данном случае радеет явно не за религиозный плюрализм в рамках преподавания ОРКСЭ, а за возможность продвигать в массы свои мировоззренческие установки. Тем более, в РПЦ неоднократно предлагали расширить предмет и на другие года обучения, с пятого по девятый классы.

Подобное нарушение принципов светского государства у наших восточных соседей, пример которых весьма иллюстративен, казалось каким-то безумием и временным перегибом. Представить что-либо похожее в Беларуси на протяжении долгого времени было достаточно сложно. Представители различных религий значительно реже позволяли себе высказывания, касающиеся важных вопросов общественно-политической жизни, и не требовали внесений изменений в законодательство, которые могли бы стать основой для применения репрессивных мер. Но первые «звоночки» клерикализации начались и в нашей стране.

22 февраля 2018 года на веб-сайте Новогрудской епархии появилась информация о том, что 18-22 февраля занятия со школьниками провели клирики православного храма святых страстотерпцев Бориса и Глеба и их супруги. В частности отмечено, что Новогрудском сельскохозяйственном лицее и 10 классе СШ № 3 «настоятель храма протоиерей Николай Косяк и матушка Наталия» на классном часе беседовали в преддверии Дня защитника Отечества со студентами и старшеклассниками о мужестве и патриотизме, а также о духовных причинах столбцовской трагедии. Помимо этого, в публикациях указано, что подобные «занятия» состоялись во всех классах Городечненской средней школы Новогрудского района.

s12002Напомню, что под «столбцовской трагедией» подразумевается трагический инцидент, произошедший 11 февраля 2019 года в городе Столбцы Минской области, когда подросток ворвался с ножом на урок в городской средней школе №2 утром 11 февраля. В результате случившегося погибла учительница и один из учеников, ещё два школьника попали в больницу с ножевыми ранениями.

Возникает закономерный вопрос: неужели работники сферы образования не могли самостоятельно провести с учащимися беседы о патриотизме и причинах трагедии, произошедшей в г. Столбцы? Разве в учреждениях образования отсутствуют заместители по воспитательной работе, социальные педагоги или психологи? В конце концов, какое право имели проводить занятия в учреждении образования «жёны священников» и имеют ли эти граждане соответствующее педагогическое образование?

Отдельно отмечу, что глава Римско-католической церкви в Беларуси архиепископ Минско-могилёвский Тадеуш КОНДРУСЕВИЧ в одной из своих проповедей не преминул обвинить в столбцовской трагедии «три поколения атеизации», очевидно подразумевая атеистическую пропаганду в Советском Союзе. Правда, не учёл Кондрусевич того, что в атеистическом СССР такие трагические инциденты были чем-то из ряда вон выходящим, а в Соединённых штатах Америки, где пышно расцветает христианский фундаментализм, такие случаи уже давно стали обыденным явлением. Для большей наглядности приведу слова профессора, врача-психиатра Сергея ИГУМНОВА, с которым у автора нет оснований не соглашаться:

«В мало-религиозных Нидерландах уровень преступности невысок, в отличие от католических стран Южной Америки. Там уровень преступности зашкаливает даже по сравнению с Россией и Беларусью».

Сразу после появления этой новости, 27 февраля 2019 года, группой левых активистов была составлена петиция «Против клерикализации образования», направленная в Новогрудский районный исполнительный комитет и Гродненский областной исполнительный комитет. Несмотря на то, что петиция была составлена людьми с левыми политическими убеждениями, для которых атеизм всегда являлся своеобразным идеологическим «маркером», авторы подчеркнули, что обращение не является инициативой какой-либо политической партии или общественного объединения. и призвано охватить максимально широкий круг неравнодушных граждан. Помимо этого, было заявлено, что только укрепление светского (то есть нерелигиозного) характера образования является условием сохранения межконфессионального мира и равенства всех религий перед законом, в том числе, условием защиты прав и законных интересов граждан с атеистическим мировоззрением.

В петиции, в частности, отмечалось, что подобного рода «занятия» грубейшим образом нарушают Закон Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» от 17 декабря 1992 г. № 2054-XІІ . В частности, в статье 9 данного Закона указано:

«Национальная система образования в Республике Беларусь носит светский характер и не преследует цели формирования того или иного отношения к религии».

Проведение подобного рода мероприятий, по мнению составителей петиции, также нарушает статью 31 Конституции Республики Беларусь, в соответствии с которой каждый имеет право самостоятельно определять своё отношение к религии.

В петиции также содержались следующие требования:

  1. Проверить законность проведения описанных занятий в вышеуказанных учреждениях образования церковными служителями.
  2. Выяснить, кто являлся инициатором проведения подобного рода мероприятий.
  3. В случае, если будет установлена вина ряда должностных лиц, работников сферы образования, привлечь указанных лиц к ответственности за нарушение Закона Республики Беларусь «О свободе совести и религиозных организациях» от 17 декабря 1992 г. № 2054-XІІ и Конституции Республики Беларусь.

По итогу, было собрано 177 подписей, что не так уж и мало для первой за долгое время атеистической кампании в Беларуси, где атеистами себя считают только около 4% населения.

Реакция не заставила себя долго ждать…

Один из крупнейших новостных порталов опубликовал информацию о сборе подписей под петицией против клерикализации образования и обратился за комментариями к непосредственным участникам действа в Новогрудских учебных заведениях, в частности, к гр-ну Николаю КОСЯКУ и гр-ке Наталье (фамилия не указана), которая была представлена в материале в качестве супруги отца Николая.

Закономерно, что ответить клерикалам было практически нечего.

«Современных детей ничего не пугает, это такое поколение, — только и посетовала “матушка Наталья”». — 10 лет назад с детьми можно было серьезно говорить на такие темы, они адекватно все воспринимали. Теперь дети пассивные. Могут задавать вопросы, но по поводу всякой грязи в интернете: «А, там Россия…». Почему-то о политике любят рассуждать, хотя мы эту тему никогда не затрагиваем…”

Обвиняя школьников в пассивности и политизированности одновременно, они противоречат сами себе. Хотя, казалось бы, при чём тут вообще политизированность?

Можно только порадоваться, что молодое поколение растёт с ответственностью за сегодняшний день и своим видением развития страны, а не с надеждой на мифическую «загробную жизнь». Очень показательно, что религиозных пропагандистов это возмущает. Всё та же гражданка Наталья утверждала, что «православие они не навязывают», а цель, якобы – «научить добру». Но нюанс состоит в том, что у христианина (или представителя любой другой религии) и атеиста (или агностика) понятие о добре и зле могут несколько различаться. Ведь если для человека верующего такие истины как «всякая власть от бога» и «подставление щеки» являются вполне естественными, то для сознательного наёмного работника необходимость борьбы за социальные гарантии и демократические права всегда будет выше любых религиозных догм. Да и патриотизм в представлении всех религий всегда означал только одно: защиту прибылей тех, кто владеет средствами производства.

56542908_2854854184556305_6852715248135176192_n

2 апреля на петицию был получен ответ из Новогрудского райисполкома за подписью С.А. Федченко, Гродненский облисполком от ответа решил уклониться. В ответе заявлено, что в рамках сотрудничества для учащихся 1-9 классов по заявлениям законных представителей проводятся факультативные курсы «Основы православной нравственности», «Основы православной культуры». Упомянут и тот факт, что 13 февраля 2015 г. Была подписана Программа сотрудничества между Министерством образования Республики Беларусь и Белорусской Православной Церковью на 2015-2020 г.г., на основании которой подписана Программа сотрудничества между отделом образования, спорта и туризма Новогрудского райисполкома (с 01.06.2018 г. – управление образования) и Новогрудским благочинием на 2015-2020 г.г. Соответствующие соглашения, предусматривающие сотрудничество, подписаны также между Министерством образования и Белорусской православной церковью.

К большому сожалению всех тех, кому дорого действительное, а не только декларативное право на свободу вероисповедания, при определённых условиях религиозное воспитание действительно может осуществляться в школах. Очевидно, что всем сторонникам научного материалистического мировоззрения сегодня необходимо бороться за закрепление в первой статье Конституции светского характера государства и за внесение изменений в Закон «О свободе совести и религиозных организациях», которые обеспечат наличие механизмов, обеспечивающих реализацию принципов свободы совести.

К тому же, в соответствии с всё тем же Законом «О свободе совести и религиозных организациях» (статья 5) родители или лица, их заменяющие, по взаимному согласию вправе воспитывать своих детей в соответствии со своим собственным отношением к религии. И если родители или лица их заменяющие считают, что их ребёнку действительно необходимо соответствующее религиозное образование, то они вполне могут направить его в специализированную воскресную школу или её аналог. Этого вполне достаточно для реализации данной статьи Закона и нет никакой необходимости проводить религиозное воспитание в общеобразовательных учреждениях.

Всем общественным объединениям и политическим партиям, для которых секуляризм является безусловной ценностью, необходимо искать точки соприкосновения в борьбе против клерикализации наиболее значимых сфер жизни общества. Религия уже протянула свои щупальца туда, где ей явно не место – в медицину. Вышеупомянутый главкатолик Тадеуш КОНДРУСЕВИЧ в феврале этого года публично выступил против того, чтобы финансировать первую попытку экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) за счет бюджета, аргументировав это «святостью зачатия». Что нас ждёт дальше? Законопроект о запрете на переливание крови по рекомендации адептов секты «Свидетелей Иеговы»?

Особенно опасно выглядит рост религиозного лоббизма на фоне заявлений главы государства, который ещё недавно называл себя атеистом (хотя и «православным»), однако совсем недавно, в 2014 году, митрополит БПЦ Павел засвидетельствовал слова Лукашенко о том, что он «нормальный православный человек», а ещё ранее Александр Григорьевич заявлял, что «не совсем понимает как можно отделить церковь от государства».

В условиях, когда государство бежит от своих социальных обязательств, всегда существует вероятность реализации сценария, где религия становится «политическим костылём» для власти, а недовольных граждан попросту завалят религиозным опиумом из государственных средств массовой информации. А как говаривал Альберт КАМЮ: «Когда религия соединяется с политикой, рождается инквизиция». И у меня нет причин с ним не соглашаться.

Источник — «Политринг»

_______

Читать по теме:

Павел КАТОРЖЕВСКИЙ («Справедливый мир»): «В защите нуждаются не только права верующих, но и права атеистов…»

Павлюк КОНОВАЛЬЧИК («Зелёные»): Свобода слова и секуляризм — базовые ценности!

By
@
backtotop