«У братьев Кастро и Че Гевары была глубочайшая вера в необходимость социальной справедливости…» — Николай ЛЕОНОВ

Николай ЛЕОНОВ (род. 1928 г.) — известный советский разведчик, бывший начальник (в 1973-1991 гг.) Аналитического управления КГБ СССР, академик РАЕН. Недавно на страницах электронного издания EADaily вышло его обширное интервью, часть которого была посвящена его встречам с лидерами кубинской революции (а первая его встреча с ними состоялась ещё тогда, когда никто понятия ещё не имел, что совершат и кем станут они; Леонов потом вспоминал, что как-то именно тогда заметил: «Эти люди будут либо героями, либо мучениками»). Этот любопытный фрагмент мы предлагаем вниманию наших читателей.

ERNESTO (CHE) GUEVARA Che Guevara holds an impromptu meeting in Havana, Cuba, with Fidel Castro and Castro's brother. Date: 1959 Source: Photograph by Osvaldo Salas in 1959. Salas Collection.

Фидель, Рауль и Че Гевара на митинге в Гаване, 1959 г. Фото: Osvaldo Salas / Salas Collection

«…Попал я в разведку случайно, из-за того, что, находясь в Мексике в 1953-1956 годах, я познакомился с людьми, которые впоследствии стали знаменитыми революционерами —  Фиделем КАСТРО,  Раулем КАСТРО и  Че ГЕВАРОЙ. С Раулем КАСТРО мы случайно оказались соседними пассажирами в купе на одном из кораблей, который нас перевозил из Европы в Америку. Подружились по-человечески. Раулю КАСТРО было на тот момент 22 года, а мне — 24 года.

Когда я находился в Мексике, эти люди уже совершили великий подвиг: штурмовали казармы Монкада, оказавшись в качестве эмигрантов в Мексике, где я служил мелким чиновником в посольстве. Мы случайно встретились в Мехико с Раулем КАСТРО. Однако наша дружба оказалась короткой. Не обладая навыками конспирации, я дал Че ГЕВАРЕ свою визитную карточку, как всякий раздолбай, который не знает ничего, что творится на этом свете. И при первом же визите (во время обыска. — Left.BY) в домах кубинских эмигрантов была обнаружена моя карточка (и три книги на испанском языке, подаренные Леоновым Раулю и Че – «Чапаев», «Как закалялась сталь» и «Повесть о настоящем человеке». — Left.BY). Естественно, это вызвало панику и переполох в прессе. На меня посыпались обвинения и я был выслан из Мексики нашим советским послом как человек, который не заслуживает перспективы работать в дипломатическом корпусе. Было сказано, что я «неразборчив в поддержании связей с иностранцами». То есть меня охарактеризовали так, будто я «лопух», который может вляпаться в грязную кампанию.

Fotograf-Alberto-Korda_4

Кубинский лидер (слева) и Гевара (справа) на рыбалке вскоре после установления коммунистического режима с приходом к власти Кастро. Фото: Alberto Korda

Так я был выслан в Советский Союз, где сидел в каком-то гадюшнике в подвале (в издательстве литературы на иностранных языках, в котором Леонов когда-то начинал свою карьеру. — Left.BY), на жалкой зарплате, редактировал дурацкие тексты. Меня выручила только гражданская война на Кубе, развязанная революционерами против режима Фульхенсио БАТИСТЫ. Никто тогда в Кремле не знал, кто такие братья Кастро и Гевара…

С Кубой у нас не было дипломатических отношений. Товарищи, которые меня высылали из Мексики, вдруг вспомнили обо мне. Тут же разыскала наша советская разведка. Как же так, под рукой ходит человек-самородок, лично знакомый с людьми, которые завтра победят в кубинской революционной войне. Ведь в СССР понятия не имели о них.

Меня привлекла работа в разведке и возможность вернуться в реальную политическую жизнь. Я моментально согласился. Более того, я очень симпатизировал Кубинской революции — Фидель КАСТРО, Рауль КАСТРО и Че ГЕВАРА произвели на меня глубокое впечатление. С ними можно было идти в разведку…»

Фидель, Рауль и Камило Сьенфуэгос (справа) в горах восточной части Кубы в 1957 году

«С кем бы вы ни встретились за рубежом, вы знаете только его внешность и то, что он говорит. Человек оставляет у вас впечатление только по той мировоззренческой позиции, которую представляет. Конечно, если бы вы поговорили с Че ГЕВАРОЙ или Фиделем КАСТРО, то сразу почувствовали, что они абсолютно нестандартного уровня мышления. С другим запасом перспективных действий, идей, с чётко сформированной концепцией поведения. Таких людей немного на свете.

У них была глубочайшая вера в необходимость социальной справедливости, они верили, что их призвание не носит личностного характера, а носит только общенациональный характер. Пожалуй, это краеугольный камень мировоззрения братьев Кастро и Че ГЕВАРЫ. Они стремились изменить свое общество, государство и народ к лучшему. Хотя Рауль и Фидель были людьми обеспеченными, принадлежали к богатому классу, имели в собственности 14 тысяч гектаров земли. Как у нас говорят, «были в шоколаде». Братья Кастро, будучи выходцами из провинции, учились в престижном Гаванском университете.

Их цель была не в том, чтобы устроиться в жизни (она и так была устроена), а в том, чтобы изменить общество. Выбор был между строительством социалистического общества или усовершенствованием капиталистического общества. В условиях Кубы они пришли к необходимости пути социалистических преобразований. Они хорошо знали Маркса и экономистов домарксовского периода. Поэтому все первые документы Кубы, которые остались от революционной деятельности, носили социалистический характер. Их мировоззрение основывалось на необходимости бороться против зависимости Кубы от США. Этот национально-освободительный элемент плюс социально-экономические преобразования в социалистическом духе служили доминантой мировоззрения братьев Кастро и Че ГЕВАРЫ. И это привлекало меня.

Fotograf-Alberto-Korda_16

Фидель, Рауль и Камило Сьенфуэгос (справа) в горах восточной части Кубы в 1957 году.

Впрочем, до сих пор кубинский народ, принявший недавно новую конституцию, объединен двумя базовыми целями — быть независимым не только от США, но и от любого государства, национальный суверенитет в полном объёме. И, во-вторых, это социально-экономическая модель, которая исключает пороки капиталистического общества и социалистической модели в Европе. Поэтому кубинская модель сильно окрашена элементами социалистического характера. Чего стоит только формула «мы не собираемся строить коммунизм», но «мы и не собираемся цементировать капитализм с его пороками». Поэтому кубинцы запрещают в конституции излишнюю концентрацию собственности в руках одного юридического или физического лица.

То есть появление монополий исключается. Есть лимиты. Разрешается всякая собственность — государственная, кооперативная и частная. Куба предлагает нечто похожее на китайский образец. Тенденция устройства социально-экономической модели такова, что распределение национального богатства будет происходить в интересах всего народа…»

Читать дальше >>>>


Add Your Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


8 − один =

Мы в facebook

Мы Вконтакте

Мы в facebook

Мы Вконтакте

«У братьев Кастро и Че Гевары была глубочайшая вера в необходимость социальной справедливости…» — Николай ЛЕОНОВ

ERNESTO (CHE) GUEVARA  Che Guevara holds an impromptu  meeting in Havana, Cuba, with  Fidel Castro and Castro's  brother.      Date: 1959    Source: Photograph by Osvaldo Salas in 1959.  Salas Collection. 15/04/2019

Николай ЛЕОНОВ (род. 1928 г.) — известный советский разведчик, бывший начальник (в 1973-1991 гг.) Аналитического управления КГБ СССР, академик РАЕН. Недавно на страницах электронного издания EADaily вышло его обширное интервью, часть которого была посвящена его встречам с лидерами кубинской революции (а первая его встреча с ними состоялась ещё тогда, когда никто понятия ещё не имел, что совершат и кем станут они; Леонов потом вспоминал, что как-то именно тогда заметил: «Эти люди будут либо героями, либо мучениками»). Этот любопытный фрагмент мы предлагаем вниманию наших читателей.

ERNESTO (CHE) GUEVARA Che Guevara holds an impromptu meeting in Havana, Cuba, with Fidel Castro and Castro's brother. Date: 1959 Source: Photograph by Osvaldo Salas in 1959. Salas Collection.

Фидель, Рауль и Че Гевара на митинге в Гаване, 1959 г. Фото: Osvaldo Salas / Salas Collection

«…Попал я в разведку случайно, из-за того, что, находясь в Мексике в 1953-1956 годах, я познакомился с людьми, которые впоследствии стали знаменитыми революционерами —  Фиделем КАСТРО,  Раулем КАСТРО и  Че ГЕВАРОЙ. С Раулем КАСТРО мы случайно оказались соседними пассажирами в купе на одном из кораблей, который нас перевозил из Европы в Америку. Подружились по-человечески. Раулю КАСТРО было на тот момент 22 года, а мне — 24 года.

Когда я находился в Мексике, эти люди уже совершили великий подвиг: штурмовали казармы Монкада, оказавшись в качестве эмигрантов в Мексике, где я служил мелким чиновником в посольстве. Мы случайно встретились в Мехико с Раулем КАСТРО. Однако наша дружба оказалась короткой. Не обладая навыками конспирации, я дал Че ГЕВАРЕ свою визитную карточку, как всякий раздолбай, который не знает ничего, что творится на этом свете. И при первом же визите (во время обыска. — Left.BY) в домах кубинских эмигрантов была обнаружена моя карточка (и три книги на испанском языке, подаренные Леоновым Раулю и Че – «Чапаев», «Как закалялась сталь» и «Повесть о настоящем человеке». — Left.BY). Естественно, это вызвало панику и переполох в прессе. На меня посыпались обвинения и я был выслан из Мексики нашим советским послом как человек, который не заслуживает перспективы работать в дипломатическом корпусе. Было сказано, что я «неразборчив в поддержании связей с иностранцами». То есть меня охарактеризовали так, будто я «лопух», который может вляпаться в грязную кампанию.

Fotograf-Alberto-Korda_4

Кубинский лидер (слева) и Гевара (справа) на рыбалке вскоре после установления коммунистического режима с приходом к власти Кастро. Фото: Alberto Korda

Так я был выслан в Советский Союз, где сидел в каком-то гадюшнике в подвале (в издательстве литературы на иностранных языках, в котором Леонов когда-то начинал свою карьеру. — Left.BY), на жалкой зарплате, редактировал дурацкие тексты. Меня выручила только гражданская война на Кубе, развязанная революционерами против режима Фульхенсио БАТИСТЫ. Никто тогда в Кремле не знал, кто такие братья Кастро и Гевара…

С Кубой у нас не было дипломатических отношений. Товарищи, которые меня высылали из Мексики, вдруг вспомнили обо мне. Тут же разыскала наша советская разведка. Как же так, под рукой ходит человек-самородок, лично знакомый с людьми, которые завтра победят в кубинской революционной войне. Ведь в СССР понятия не имели о них.

Меня привлекла работа в разведке и возможность вернуться в реальную политическую жизнь. Я моментально согласился. Более того, я очень симпатизировал Кубинской революции — Фидель КАСТРО, Рауль КАСТРО и Че ГЕВАРА произвели на меня глубокое впечатление. С ними можно было идти в разведку…»

Фидель, Рауль и Камило Сьенфуэгос (справа) в горах восточной части Кубы в 1957 году

«С кем бы вы ни встретились за рубежом, вы знаете только его внешность и то, что он говорит. Человек оставляет у вас впечатление только по той мировоззренческой позиции, которую представляет. Конечно, если бы вы поговорили с Че ГЕВАРОЙ или Фиделем КАСТРО, то сразу почувствовали, что они абсолютно нестандартного уровня мышления. С другим запасом перспективных действий, идей, с чётко сформированной концепцией поведения. Таких людей немного на свете.

У них была глубочайшая вера в необходимость социальной справедливости, они верили, что их призвание не носит личностного характера, а носит только общенациональный характер. Пожалуй, это краеугольный камень мировоззрения братьев Кастро и Че ГЕВАРЫ. Они стремились изменить свое общество, государство и народ к лучшему. Хотя Рауль и Фидель были людьми обеспеченными, принадлежали к богатому классу, имели в собственности 14 тысяч гектаров земли. Как у нас говорят, «были в шоколаде». Братья Кастро, будучи выходцами из провинции, учились в престижном Гаванском университете.

Их цель была не в том, чтобы устроиться в жизни (она и так была устроена), а в том, чтобы изменить общество. Выбор был между строительством социалистического общества или усовершенствованием капиталистического общества. В условиях Кубы они пришли к необходимости пути социалистических преобразований. Они хорошо знали Маркса и экономистов домарксовского периода. Поэтому все первые документы Кубы, которые остались от революционной деятельности, носили социалистический характер. Их мировоззрение основывалось на необходимости бороться против зависимости Кубы от США. Этот национально-освободительный элемент плюс социально-экономические преобразования в социалистическом духе служили доминантой мировоззрения братьев Кастро и Че ГЕВАРЫ. И это привлекало меня.

Fotograf-Alberto-Korda_16

Фидель, Рауль и Камило Сьенфуэгос (справа) в горах восточной части Кубы в 1957 году.

Впрочем, до сих пор кубинский народ, принявший недавно новую конституцию, объединен двумя базовыми целями — быть независимым не только от США, но и от любого государства, национальный суверенитет в полном объёме. И, во-вторых, это социально-экономическая модель, которая исключает пороки капиталистического общества и социалистической модели в Европе. Поэтому кубинская модель сильно окрашена элементами социалистического характера. Чего стоит только формула «мы не собираемся строить коммунизм», но «мы и не собираемся цементировать капитализм с его пороками». Поэтому кубинцы запрещают в конституции излишнюю концентрацию собственности в руках одного юридического или физического лица.

То есть появление монополий исключается. Есть лимиты. Разрешается всякая собственность — государственная, кооперативная и частная. Куба предлагает нечто похожее на китайский образец. Тенденция устройства социально-экономической модели такова, что распределение национального богатства будет происходить в интересах всего народа…»

Читать дальше >>>>

By
@
backtotop